Выбор региона Поиск
AR
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

Иск дома Лихтенштейнов о реституции в Чехии напомнил, кто есть кто в Европе

Замок Гутенберг в Лихтенштейне

История с иском, поданным в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) к Чешской Республике относительно возврата в собственность правящей династии Княжества Лихтенштейн двух объектов недвижимости, конфискованных без суда в 1945 году властями тогдашней Чехословакии, оказалась медийно заметной и значимой даже на фоне волнений в Белоруссии и «отравления» блогера.

Правда, абсолютное большинство публикаций на эту тему до сих пор выдержано в духе «Карликовое государство хочет пересмотреть итоги Второй мировой войны». Хотя и к карликовому государству, и к итогам Второй мировой поданный иск имеет лишь самое отдаленное отношение. В противном случае в качестве судебной инстанции юристы династии Лихтенштейн избрали бы не ЕСПЧ, а, скажем, Европейский суд в Люксембурге, в компетенцию которого как раз входит решение межгосударственных конфликтов.

В данном же случае речь идет об иске группы лиц к государству, которое незаконно конфисковало принадлежащую им собственность. На межгосударственном уровне, то есть в отношениях Княжества Лихтенштейн и Чешской Республики, эта давняя проблема была решена еще в 2002 году, и с тех пор здесь ничего не изменилось. А вот на уровне отношений между разными системами общественного и государственного устройства изменилось очень многое.

Без этих изменений иск о фактической реституции земель, на которых расположены резиденции династии Лихтенштейн Фельдсберг (чешское название — Вальтице) и Айсбург (чешск. Леднице), не имел бы смысла. А потому он и не подавался в течение целых 75 лет. Но теперь, видимо, «время пришло».

Панорама Вадуца, столицы Лихтенштейна

Почему именно сейчас?

Потому что тезис о народе как источнике власти, с конца XVIII – начала XIX века постепенно записанный в основные законы и конституции практически всех государств современного мира, благодаря теперь уже повсеместной практике цветных революций практически полностью «обнулен» — вместе с тезисом о демократии как власти большинства этого самого народа. Тем более что последний тезис уже прямо противоречит растущему неравенству в распределении собственности, повсеместному исчезновению среднего класса и уничтожению знака равенства между понятием «народ» и понятием «демос» как сообщества людей, привязанных к определенной точке пространства, будь то надел пахотной земли или станок на фабрике.

Отсюда — стремительное ослабление государств представительной демократии, включая США, и параллельное усиление государств, в разной форме исповедующих принципы авторитарной меритократии: «власти лучших», «власти меньшинства». В Старом Свете это меньшинство традиционно носит не этнический (национальный, националистический, нацистский), конфессиональный или денежный, а наследственный, аристократический характер. И уже нет особых сомнений в том, что не за горами — идейно-политический реванш этой континентальной европейской аристократии после двух с лишним веков господства демократических структур, начатого еще Венским конгрессом 1815 года (процесс «медиатизации») и полностью победившего по итогам Первой мировой войны (Версальская система).

Еще раз нужно подчеркнуть, что речь идет о реванше идейно-политическом, поскольку с правами владения у аристократии «старой Европы» все более-менее в порядке, к «власти большинства» они приспособились, мягко говоря, вполне удачно, а говоря более жестко — научились использовать ее в своих интересах. Только один пример: умершая не так давно 18-я герцогиня Альба (Мария дель Росарио Каэтана Альфонса Виктория Евгения Франциска Фитц-Джеймс-Стюарт-и-Сильва, 1926–2014), согласно расхожей фразе, могла пересечь всю Испанию, не выходя за пределы собственных владений.

Визит князя Лихтенштейна Ханса-Адама II в Вену

Династия Лихтенштейнов, родственно связанная с правящей в Люксембурге династией пармских Бурбонов, как раз является видимой «верхушкой айсберга» прежнего европейского аристократического политического уклада. Княжеский дом Гримальди в Монако, не говоря уже о королевских династиях скандинавских стран, Великобритании и Испании, в этом отношении куда менее «чисты» и последовательны. Кстати, нынешний князь Лихтенштейна Ханс-Адам II (Йоханнес Адам Фердинанд Алоиз Йозеф Мария Марко д’Авиано Пий фон унд цу Лихтенштейн) не только пользуется в своих владениях с 2012 года подтвержденными на референдуме правами практически абсолютного монарха, но и является теоретиком «аристократического государства III тысячелетия» (его книга на эту тему есть в русском переводе).

Так что иск дома Лихтенштейнов к Чешской Республике — не только и даже не столько про недвижимость. Он, прежде всего, — про восстановление правового первенства и верховенства суверенитета владетельного человека над суверенитетом любого демократического государства. И если этот иск будет удовлетворен, то нынешняя Европа может измениться очень быстро. Причем до неузнаваемости.

Новости партнеров