Выбор региона Поиск
AR
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

Рожин: США сражаются с тенью Кассема Сулеймани на Ближнем Востоке

Рожин: США сражаются с тенью Кассема Сулеймани на Ближнем Востоке

Ливанский кризис, начавшийся в конце 2019 года после отставки премьер-министра Саада Харири, и достигнувший немыслимого размаха к середине 2020 года, завершился отставкой уже нового правительства Хасана Диаба и роспуском парламента.

Кульминацией проблем Ливана стал взрыв в порту Бейрута, разделивший страну на «до» и «после». Данное событие моментально стало причиной информационных атак на военизированную группировку страны «Хезболла», обвиняемую оппонентами Ливана в причастности к происшествию в Бейруте, а также постановке вопроса о ее позиции в ливанском обществе и государстве. За этим стоят попытки подорвать позиции Ирана и иранских клиентов в Ливане.

Автор Telegram-канала Colonel Cassad, военный эксперт Борис Рожин рассказывает о развернувшемся противостоянии США и Ирана на Ближнем Востоке, а также его последствиях для стран региона.

Рожин: США сражаются с тенью Кассема Сулеймани на Ближнем Востоке

В помощь населению Бейрута, пострадавшему от взрыва в порту 4 августа 2020 года, Иран направляет большие объемы гуманитарной помощи и активно работает с пострадавшими. Таким образом он хочет продемонстрировать гуманность и защитить свои военно-политические «инвестиции». «Хезболла» же, несмотря на обвинения в её сторону, получает возможность распределять часть иранской гуманитарной помощи и показывать, что способна поддержать население в наиболее трудное для страны время.

Так, за ширмой гуманитарных забот, ведется многозначительная борьба за умы и предпочтения ливанского общества, в которой главной задачей Ирана является возможность и в дальнейшем продолжать оказывать влияние на Ливан, а для «Хезболлы» сохранить статус-кво при любом новом правительстве. Но, в то же время, оппоненты Ирана стремятся дискредитировать и его самого и «Хезболлу», обвинив их во взрыве в Бейруте и общем кризисе, в котором находится Ливан.

Одновременно с этим обостряется борьба в Восточной Сирии.

С одной стороны, Сирийская Арабская Армия (САА), поддерживаемая шиитскими прокси, продолжает вести операции против ИГ1 («Исламское государство»1; запрещено в РФ) на границе с Ираком и к югу от Дейр-эз-Зора, Маядина и Маадана. Периодически там происходят нападения на автомобильный транспорт САА и иранских прокси, создающие дополнительное напряжение на сухопутный путь из Ирака в Сирию, проходящий через Абу-Кемаль.

Рожин: США сражаются с тенью Кассема Сулеймани на Ближнем Востоке

С другой стороны, обострилась ситуация на территории восточного берега Евфрата, оккупированного США и «Сирийскими демократическими силами» (SDF). Ряд арабских племен выступает решительно против мобилизации арабов в курдские отряды ополчения, присвоения курдами и американцами сирийской нефти и силового подавления арабского населения. Таким образом, рано или поздно северо-восточная Рожава должна вернуться под полный контроль Дамаска, тем более, что Башар Асад не устает напоминать об этой цели.

Ослабление контроля со стороны США и конгломерата курдских организаций над северо-восточной Сирией может привести к снижению давления на сирийскую часть шиитского моста. В этом случае США и Израиль смогут угрожать лишь авиаударами, не влияющими на условную пропускную способность сухопутного маршрута. Поэтому Иран постоянно поддерживает как декларации, осуждающие захват сирийской территории иностранными войсками, так и трансграничные операции на границе Сирии и Ирака, что не только укрепляет власть Асада, но и повышает безопасность главного иранского стратегического актива.

Рожин: США сражаются с тенью Кассема Сулеймани на Ближнем Востоке

В то же время, после убийства иранского военного деятеля, генерала Касема Сулеймани, на территории Ирака наблюдается нарастание гибридной американо–иранской войны. Поддерживаемые Ираном шиитские формирования усиливают давление на правительство Мустафы Аль-Каземи и проамериканских чиновников из министерства обороны и Аппарата Противодействия Терроризму. Особенно это касается недавно созданных шиитских группировок, узко профилированных на силовое воздействие на американскую военную инфраструктуру на территории Ирака. Бойцы же таких группировок как «Хашд Шааби», «Катаиб Хезболла» и «Асаиб Ахль Аль-Хак» действуют относительно легально. Добившись политического решения о выводе американских войск с территории Ирака, Иран сосредоточил свои силы на нанесении ущерба американской военной инфраструктуре, тем самым повышая издержки США от их нахождения в Ираке. Одновременно усиливается давление на правительство, чему способствуют любые ответные меры США, затрагивающие не только иранских прокси, но и иракских силовиков.

На текущий момент эта деятельность заключается в следующем:

  • обстрелы из неуправляемых ракет, оставшихся в Ираке американских военных баз (кроме баз на территории Иракского Курдистана);

  • систематичные обстрелы «зеленой зоны» в Багдаде и американского посольства (ущерб там практически минимален, но систематичность обстрелов создает постоянный медийный эффект);

  • нападения на логистические конвои американской армии в центральном и западном Ираке, уничтожение машин, инженерно-строительной техники и различного имущества;

  • закладка фугасов, обстрелы американских машин из реактивных противотанковых гранатометов (РПГ) в центральном или южном Ираке с целью вынудить США сократить передвижения между своими объектами и перейти к сугубо оборонительной тактике;

  • ведение пропаганды, направленной на укоренение в шиитской и нешиитской частях иракского общества идеи необходимости скорейшего изгнания американских войск с территории государства, в том числе и путем отбрасывания религиозных и политических разногласий, как например разногласий со сторонниками Муктады Ас-Садра.

Это самый удобный для Ирана способ ведения борьбы против США, не ввязываясь с ним в полноценный военный конфликт, ввиду явно несопоставимых ресурсов для боевых действий. А вот длительные изматывающие противостояния — это очень удобный формат для Ирана, чтобы с одной стороны руками местного населения и правительства защищать свои позиции в Ливане, Сирии, Ираке и Йемене, а с другой стороны — добиваться ослабления позиций США, Саудовской Аравии и Израиля в оспариваемых сферах влияния.

События последних недель в Ливане, Сирии и Ираке показывают, что вокруг шиитского моста будет развиваться серьезная борьба. Она затронет не только американо-иранские отношения, но и местные правительства, сильно зависимые от эпизодов этого столкновения. В Ливане оппоненты Ирана открытым текстом требуют от правительства послаблений, затрагивающих ливанские интересы, а в Ираке иранские прокси ведут открытую агитацию против недавно назначенного премьер-министра Аль-Каземи, потому что он не проводит антиамериканскую политику.

Рожин: США сражаются с тенью Кассема Сулеймани на Ближнем Востоке

Слабость правительств указанных стран сделала возможной эту гибридную войну. До свержения Саддама Хуссейна в Ираке и «арабской весны» в Сирии, у Ирана не было возможности так активно продвинуть свое влияние в регионе. Но, ни уничтожение Саддама Хусейна, ни уничтожение Ирака как субъекта международного права, ни серьезное ослабление Сирии из-за войны, не позволило США и Израилю просчитать всех последствий своей политики.  В результате чего образовавшийся вакуум силы постепенно заполнил собой Иран. Это сильно изменило планы переустройства «Большого Ближнего Востока», прожекты «Суннитского королевства» и «Большого Курдистана», а также лишило США роли арбитра в ближневосточных делах. Поэтому, не разрушив шиитский мост, Соединенным Штатам сложно рассчитывать даже на частичное восстановление своих позиций в регионе. Главная цель США — подрыв нежданного иранского влияния, которое помимо усиления самого Ирана, создает дополнительные предпосылки, облегчающие действия России в регионе, а также прокладывающие дорогу китайской экономической экспансии. С этим Вашингтон никогда не сможет смириться.

Иронично, что, убив в начале 2020-го года Касема Сулеймани, который был одним из главных архитекторов шиитского моста, США вынуждены сражаться с его тенью, встречая его ушедшее в вечность лицо во всех странах, где стоят опоры главного иранского внешнеполитического проекта. Легко убить человека, но куда сложнее уничтожить идею, которая в данном случае овладела массами, чем и пользуется иранское военно-политическое руководство.

1 Организация запрещена на территории РФ.

Новости партнеров