Выбор региона Поиск
AR
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

20 лет со дня гибели подлодки «Курск» — главный урок
__________________________________________________________
Ровно 20 лет назад, 12 августа 2000 года, в Баренцевом море затонул атомный подводный ракетный крейсер К-141 «Курск». Несмотря на то, что водолазы несколько раз пытались проникнуть внутрь и спасти уцелевших, весь экипаж— 118 человек— погиб. Подробности той трагедии читайте в материале Федерального агентства новостей.
__________________________________________________________
Атомный ракетный крейсер
Фото ТАСС, Александр Раубе
К-141 «Курск» — это российский атомный подводный ракетный крейсер проекта 949А «Антей». Субмарина была заложена на предприятии «Севмаш» в 1990 году и принята в эксплуатацию спустя 4 года. С 1995 по 2000 год подлодка находилась в составе Северного флота России, с пунктом базирования в ЗАТО Видяево Мурманской области.

Осенью 1999 года крейсер стал участником автономного похода в Атлантический океан и Средиземное море, выполнив перед этим ракетные стрельбы на приз главкома ВМФ России и получив оценку «отлично».

В разговоре с корреспондентом Федерального агентства новостей военный эксперт, капитан 1 ранга запаса Василий Дандыкин заявил, что гибель АПЛ «Курск» стала огромной трагедией для всего советского и российского флота.
Фото ТАСС, Александр Раубе
«Гибель «Курска» произошла 20 лет назад, но это событие помню так, будто это было вчера. Я соприкасался с теми, кто был там, знал лично некоторых моряков. В 2000 году президентом страны стал Владимир Владимирович Путин, на долю которого выпали сразу два серьезнейших испытания — война в Чечне и гибель крейсера. К-141 на тот момент был, пожалуй, самым современным, молодым кораблем. Этот корабль имел замечательный экипаж, который отличился в 1999 году, когда незаметным прошел через вражеские противолодочные рубежи и вошел в Средиземное море, а надо сказать, что это самая большая однокорпусная субмарина в мире, габаритная очень, с двадцатью ракетами «Гранит». Тогда АПЛ условно атаковала американские авианосные ударные группы, бомбившие Югославию без всяких санкций ООН. А в 2000 году, планировались учения, в которых участвовал «Курск»
капитан 1 ранга запаса Василий Дандыкин.
Последний поход «Курска»
10 августа 2000 года «Курск» вышел на плановые учения в Баренцевом море. Маневры продолжались двое суток, после чего 12 августа экипаж АПЛ готовился провести условную атаку авианесущей группы противника, но внезапно связь с лодкой оборвалась. В 11.30 норвежские сейсмологи зафиксировали два толчка магнитудой 1,5 и 3,5 соответственно. Позже было установлено, что выдвижные антенные мачты и перископ подлодки в момент катастрофы были подняты, а это значит, что в момент первого взрыва корабль двигался на глубине около 30 метров.

На поиск крейсера сразу же отправился отряд кораблей Северного флота. Субмарина была обнаружена только на следующий день, на глубине 108 метров. При детальном осмотре подлодки экипажи спускаемых аппаратов увидели страшную картину «Курск» лежал на дне с уклоном в 40 градусов, нос корабля был разворочен, а передние отсеки полностью затоплены. Уже тогда всем стало понятно, что надежд на спасение выживших в девятом, турбинном зале на корме лодки 23 членов команды АПЛ мало.
Фото ТАСС, Лев Федосеев
Тем не менее в Баренцевом море началась спасательная операция — в район крушения прибыл атомный ракетный крейсер «Петр Великий», подводная лодка и еще около 20 кораблей и спасательных судов. Для спасения применялись подводные автономные аппараты АС-15, АС-32, АС-34 и АС-36. В то же время военное ведомство РФ начало переговоры с командованием НАТО и запросило помощь в спасении уцелевших.

Предполагалось, что они смогут покинуть лодку при помощи спасательных снарядов, но помешало волнение моря в пять баллов. По оценкам специалистов ЦКБ «Рубин» — разработчика подводных лодок этого типа, воздуха у экипажа оставалось на 5-6 дней. Только 20 августа к работам приступило норвежское судно «Seaway Eagle», водолазы которого смогли вскрыть кормовой аварийно-спасательный люк «Курска». В операции по подъему тел подводников атомохода участвовали шесть российских и шесть норвежских водолазов.
«Эта трагедия обнажила плачевное состояние всего Военно-морского флота России, который в 90-е годы пострадал больше остальных видов вооруженных сил. Тогда активно списывались корабли, в том числе спасательные подводные лодки проекта 940 «Ленок», много чего другого. Произошло сокращение экипажей, были серьезнейшие проблемы с вооружением, комплектованием кораблей, подводники не выдерживали задержек зарплат. Я сейчас вспоминаю Камчатку, в 90-е годы жены подводников давали мужьям в поход домашнюю консервацию. Все было очень плохо, и все эти факторы наложились друг на друга, что и привело к трагедии»
капитан 1 ранга запаса Василий Дандыкин.
Версии гибели
Существует официальная и несколько неофициальных версий гибели атомохода. Согласно официальной версии, в 11 часов 28 минут произошел случайный взрыв торпеды 65-76А «Кит» в торпедном аппарате №4. Его причиной, как считается, стала утечка из торпеды пероксида водорода — компонент топлива. Спустя две минуты начавшийся после взрыва пожар привел к детонации остальных боеприпасов, находящихся в первом отсеке «Курска». Второй взрыв уничтожил сразу несколько отсеков субмарины.
Фото ТАСС, Лев Федосеев
Неофициальные версии включают в себя:

Торпедирование «Курска» — 7 января 2005 года французский режиссер Жан-Мишель Карре выпустил документальный фильм, в котором сообщалось, что российская подлодка выполняла показательные стрельбы новыми торпедами «Шквал» и за этими маневрами наблюдали две американские подводные лодки «Мемфис» и «Толедо». Последняя субмарина в какой-то момент столкнулась с К-141, и чтобы предотвратить выстрел «Курска» в «Толедо», экипаж «Мемфиса» торпедировал российскую подлодку при помощи Mk-48. Версия не нашла подтверждения.

Случайный самоподрыв — эту версию высказал технический эксперт Юрий Антипов. По его мнению, «Курск» мог торпедировать сам себя все тем же «Шквалом». То есть после запуска учебной ракеты она срикошетила от неустановленного объекта (возможно, учебной цели) и развернулась по направлению к «Курску». Чтобы избежать трагедии, капитан К-141 отдал команду на экстренное погружение, но подлодка не успела уйти с траектории. После попадания не имеющая боевой части торпеда привела к детонации торпедного отсека за счет высокой кинетической энергии.

Подрыв на мине — в свою очередь вице-премьер Илья Клебанов предположил, что крейсер мог столкнуться с противокорабельной миной времен ВОВ, что также могло привести к детонации торпед и гибели подлодки. Однако эта версия также была отвергнута.

Столкновение с неизвестным объектом — один из членов госкомиссии, проводивший приемку К-141, капитан первого ранга Михаил Волженский предположил, что во время учебных стрельб торпеда «Кит» могла заклинить в торпедном аппарате из-за сильного удара по корпусу подлодки. Волженский допустил, что такое повреждение «Курск» мог получить во время столкновения с иностранной подводной лодкой.

Командующий Северным флотом адмирал Вячеслав Попов также придерживается этой версии. По его словам, неизвестная субмарина могла неумышленно ударить «в самое уязвимое место» «Курска», после чего корабль потерял плавучесть и с большой скоростью и дифферентом ударился о грунт, где и произошёл взрыв боезапаса.
«Было много версий произошедшего, но я все же склоняюсь к официальной версии, которую озвучивал тогдашний прокурор Установ: произошла детонация крупнокалиберной торпеды 65-76А «Кит», с которой, в общем-то, всегда были проблемы. Все подводники, с которыми я разговаривал после трагедии, говорят, что эти торпеды очень капризные, к ним нужны особое отношение и особая подготовка. Так что, действительно, могла произойти утечка топлива. Но вообще, здесь на самом деле много факторов слились в одно целое: поторопились с проведением учений, не самое лучшее состояние подлодки и флота в целом, проблемы с вооружением. Это такая история, информация о которой будет раскрываться десятилетиями. Но что теперь говорить, самый главный вывод всем нам из этого урока написал в своей предсмертной записке капитан-лейтенант Дмитрий Колесников — не надо отчаиваться. Вот мы и не отчаиваемся, все будет хорошо, подводный флот живет, и память о «Курске» останется навсегда»
капитан 1 ранга запаса Василий Дандыкин.
Фото ТАСС, Семен Майстерман
Собеседник ФАН добавил, что за последние 20 лет Российская Федерация сделала все возможное для того, чтобы «исправить сложившуюся ситуацию на флоте». С момента гибели «Курска» ВМФ значительно усилил подготовку экипажей подлодок, нарастил уровень технического обеспечения и начал вводить в строй новые субмарины.
«За последние 20 лет действительно было сделано многое для того, чтобы история «Курска» больше не повторялась. Сейчас отстраивается базирование, тренируются экипажи всех дизельных и атомных подводных лодок, созданы резервные экипажи и т. д. Ну и, конечно, сделаны выводы по необходимости спасательных судов: не так давно в строй было введено спасательное судно «Игорь Белоусов» со всеми необходимыми средствами для спасения экипажей. Проходят учения по подъему экипажей затонувших субмарин и т. д. Но все равно, России нельзя останавливаться на достигнутом, и необходимо наращивать группировку вспомогательных судов, вводить в строй новые корабли, модернизировать старые, увеличивать количество скафандров, необитаемых подводных аппаратов и всего остального. Это страшное событие сподвигло ВМФ к тому, что необходимо ценить каждого человека, профессионала, ценить жизни людей, которые постоянно находятся в зоне риска. И, конечно, нужно делать все для того, чтобы никогда таких событий не происходило. Гибель «Курска» стала отправной точкой для того, чтобы реформировать флот. Сейчас снова идут ребята в подводники, в том числе среди них сыновья тех моряков, которые погибли в той трагедии»
капитан 1 ранга запаса Василий Дандыкин.
Автор: Сергей Чемеков