Выбор региона Поиск
AR
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

Фантаст Вадим Панов: Я не пишу политические памфлеты

0 Оставить комментарий

Фантаст Вадим Панов: Я не пишу политические памфлетыЛюбой писатель, тем более фантаст, хочет он того или нет, является лидером общественного мнения. Это человек, к словам которого прислушиваются не только потому, что его произведения — это интересно, красиво, а потому, что у него есть свои жизненные позиции. Ведь жить в «башне из слоновой кости» — непозволительная роскошь для того, чьи книги читают тысячи человек.

Известный российский писатель Вадим Панов, автор популярного цикла «Тайный город», в разговоре с Федеральным агентством новостей рассказал о своих политических взглядах, о фантастах-пророках и науке, а также назвал главную ценность книги.

Фантаст Вадим Панов: Я не пишу политические памфлеты

За сильное государство

— Наблюдая вас на различных телеэфирах, можно определить вас как человека правых, консервативных убеждений. Каковы же на самом деле ваши политические взгляды?

— Ну, не так чтобы совсем уж правых и консервативных. Я не говорю: «Давайте все закроем, вспомним Домострой и вернемся к «скрепам»... Я скорее за разумное обновление, потому что когда общество застывает, мы не движемся вперед и начинаем проигрывать. Но при этом я прекрасно понимаю, что для того, чтобы идти вперед, нужно отталкиваться от прошлого.

Развитие не происходит само собой: дали пинка, и все полетело. Развитие происходит шаг за шагом, постепенно. Если мы хотим идти вверх, у нас должны быть ступеньки. И каждая ступенька, пройденная нашим обществом, это большая ценность. Иногда это — отличный опыт, иногда — плохой. Иногда — отличный, который считают плохим, ведь история не черно-белая. История разная. И, двигаясь вперед, мы должны ценить то, что было пройдено и сделано.

Возможно, в наш век, когда все хотят побыстрее запрыгнуть в будущее, эта разумная позиция кому-то кажется консервативной.

— В политике вы, скорее, «правый» или «левый»? Если правые убеждения понимать как приверженность, скажем, традиционным семейным ценностям, а левые — как отстаивание прав ЛГБТ и тому подобные вещи.

— Мне трудно ответить на ваш вопрос, потому что в политике правый и левый — это не гендерная тема. Политика — это немного о другом. Когда правых и левых начинают делить в зависимости от того, одобряют они гомосексуальные браки или нет, это разговор о чем угодно, только не о политике. Это, сознательная или нет, но смена политического дискурса, который, безусловно, не может вестись вокруг постели.

То, что на западе обществу навязывают: «Давайте бороться за права педерастов, трансов, педофилов, зоофилов и т.д.», — это не политика. Этим подменяется реальный политический процесс. Политика — в другом.

— Вы за сильную роль государства?

— Безусловно. Я сторонник того, чтобы наше государство оказывало на экономику такое же сильное влияние, как и в США. Я за сильную роль государства в бизнесе и политике, я считаю, что это правильно.

— И за плановую экономику?

— Не путайте: сильная роль государства и плановая экономика — это разные вещи. В США, как и, в общем-то, в Китае, роль государства в экономике достаточно велика. Но это роль арбитра! Государство определяет глобальное стратегическое направление развития и, если требуется, поддерживает некие отрасли, отдельные предприятия финансово или посредством определенных преференций. Все остальное отдано на волю рынка.

Но при этом мы же все прекрасно понимаем, что если все отдать на волю рынка, то это закончится тотальной распродажей.

Фантаст Вадим Панов: Я не пишу политические памфлеты

— Значит вы за некий вариант многоукладной или, как сейчас говорят, смешанной экономики?

— Понимаете, экономика всегда многоукладная. Скажем, есть независимые компании Apple и Facebook. Но, если нужно, государство вызывает к себе их глав — Тима Кука или Марка Цукерберга — на сенатские слушания, внимательно их расспрашивает, чем они занимаются. У нас тоже есть крупнейшие корпорации, которые по какой-то причине платят мало налогов государству, которое их оберегает, поэтому государство вызывает их руководство и расспрашивает, почему так получается. И после этого они начинают платить больше налогов. Это и есть роль государства.

Как вы себе представляете плановую экономику в такой ситуации? Что государство рассказывает Apple, сколько они должны выпустить «айфонов»? Это же дурь и дичь, придуманная в последние годы советского проекта!

При этом государство путем неких тендеров и заказов развивает коммуникационные сети нового поколения. Либо оно говорит: «Мы заинтересованы в том, чтобы вы нам создали проект ракеты будущего, нового самолета или сети 5G и аппаратуру под нее. Мы готовы вам заплатить». Люди берутся и делают. Это плановая экономика? Нет. Это роль государства? Да. И это логично!

— В 1990-х идеи о сильной роли государства не всегда находили поддержку в обществе. Как формировались ваши убеждения?

— Так и формировались: по мере того, как начал понимать, что наше государство разрушается. Ведь в 90-х годах оно не просто не поднималось, а шло целенаправленное разрушение целых секторов экономики, промышленных цепочек. И, соответственно, роль государства сознательно сводили к минимуму. Потому что мы проиграли. Нас заставили капитулировать в геополитическом противостоянии.

Если кто-то думает, что мы вместе с американцами победили коммунистов, то это не так. Американцы победили русских и стали из этого исходить. А дальше начало происходить разграбление и уничтожение побежденных победителями.

— Как ваши убеждения повлияли на то, что вы пишете? Читая вас, сложились довольно противоречивые впечатления…

— Мы ведь говорим о художественной литературе. Я не пишу политические памфлеты, поэтому рассматривать мои книги с этой точки зрения совершенно неправильно. Грубо говоря, в одной книге у меня торжество демократии, в другой — монархии, потому что мне интересно рассказывать об этих людях.

Я стараюсь вникнуть в их мировоззрение: понять, чем дышат; почему верят в те или иные идеи и к чему их это ведет; что в этом хорошо, а что — плохо. Это и есть — задача писателя. А я именно писатель, а не публицист или пропагандист.

В моих книгах, как вы правильно заметили, можно встретить совершенно разные истории, потому что эти истории стали мне интересны.

— К вопросу об идеях, о книгах, о том, как устроен мир… Кто из философов и идеологов, античных или, возможно, более поздних, вам близок?

— Мне нравится Николай Бердяев, если его вообще можно рассматривать как философа, потому что это спорно, все-таки. Еще Фридрих Ницше и, в принципе, Карл Юнг.

Фантаст Вадим Панов: Я не пишу политические памфлеты

Фантасты как пророки

— Фантастов долгое время воспринимали как своего рода пророков. Скажем, Жюль Верн рассказал о приключениях капитана Немо, была описана подводная лодка. И вот уже много лет подводные лодки плавают — в этом нет ничего необычного...

— Да, Жюль Верн ее описал… Поскольку тогда как раз произошел скачок научно-технического прогресса. В то время он и другие авторы старались разобраться в том, что происходило с наукой и техникой и пытались понять, как далеко это может зайти. Поэтому получились очень интересные, прогностические книги. На короткой дистанции явления, предсказанные Верном, начали сбываться. Это же здорово! Он — большая умница.

В дальнейшем пик прогресса был пройден. И сейчас мы живем, по сути, достижениями конца XIX – начала XX века. Поэтому предсказывать что-то сложнее, но, тем не менее, можно.

— В 2020 году мир оказался в довольно странной реальности. Кто-то из фантастов предсказывал, что мы столкнемся с коронавирусом? 

— Весной 2019 года вышел, например, мой роман «Аркада. Эпизод первый. kamataYan», в котором как раз и описывается управляемая пандемия, рассказывается, кто ее затеял, для чего и чем это может закончиться.

Вообще, когда все это началось, люди стали вспоминать всех подряд авторов и режиссеров, которые снимали и писали об эпидемиях. Будем откровенны: пандемии описывались авторами, среди которых не только фантасты, сотни раз. Поэтому говорить о том, что кто-то конкретный все это предсказал, нельзя. Я описал, почему это произошло, и какую задачу это может сейчас выполнять. Посмотрим, что будет дальше…

В моем романе в ситуации роста населения и ограниченности ресурсов некоторым людям приходит в голову идея радикально уменьшить количество потребителей этих ресурсов путем пандемии.

— Как вам кажется, вы описали эту пандемию, или некую, которая нас неизбежно ждет в будущем?

— Учитывая обстоятельства, пока рано это обсуждать. Ничего еще не закончилось. Мы в самом начале пути, и что будет дальше — даже спрогнозировать трудно. Но все уже поняли, что с помощью нехитрых манипуляций можно посадить на карантин практически все население земного шара, которое нескоро забудет, что был такой вирус, когда все боялись, сидели по домам, защищались. И эту память можно легко использовать в следующий раз!

Чем хорош этот вирус? Тем, что нет виноватых! Все вирусы приходят откуда-то из юго-восточной Азии… Вирус просто пришел и начал убивать.

Нам уже объяснили, что может быть смертоносный вирус, от которого человек начнет умирать. Мы уже это знаем. И осенью, возможно, нам снова скажут, что пришел еще один вирус, от которого будут умирать намного больше людей.

Фантаст Вадим Панов: Я не пишу политические памфлеты

— На ваш взгляд, кто же заказчик этой пандемии?

— Пока сложно сказать. Посмотрим, кто будет получать дивиденды. Со времен римского права ничего не изменилось: ищи, кому выгодно. Сейчас сложно сказать, кому было выгодно обрушить часть мировой экономики.

Но не будем забывать, что в мире есть крупные должники. Есть, скажем, США, долг которых превысил 20 трлн долларов. Есть Евросоюз, долг которого приближается к 20 трлн долларов. И понятно, что никто долги возвращать не будет. Возникает вопрос — как же они поступят с этими долгами.

Раньше, в XIX и XX веках, долги списывали войной. Сейчас у людей есть ядерное оружие, и войной можно превратить Землю в кругленький, аккуратненький радиоактивный астероид. Поэтому, возможно, сейчас мы наблюдаем чисто финансовый процесс списания долгов путем обрушения экономики мягким способом.

— Возвращаясь к фантастике… Есть ли роль пророков-футурологов у фантастов? Или же они в первую очередь люди творчества и значимой социальной роли не играют?

— Это зависит от того, что человек хочет описать и насколько у него хватает интеллекта. 100% описать будущее маловероятно. Но описать, к чему приведут те или иные тенденции, возможно. У меня во втором романе серии «Аркада» — «Эпизод второй. suMpa» — описывается, что будет, если технологию дополненной реальности доведут до совершенства. Мы окажемся в мире, где нельзя верить своим глазам. Осенью выйдет третий роман этой серии… Я думаю, что и каждое будущее по отдельности может сработать, но может получиться комплекс из возможных вариантов развития.         

— Сейчас выходит много прогнозов развития человечества до конца века. Лично в вашем восприятии, каково будущее нашего мира?

Скорее всего, будет либо большая пандемия, либо война. У нас уже нет будущего, которое должно было состояться. Наша последняя крупная научная теория — квантовая. Это 1920-1930-е годы прошлого столетия. У человечества, по большому счету, в настоящий момент нет науки. При этом нам уже тесно на Земле! Но мы на ней сидим и не видим никаких вариантов развития, потому что у нас для этого нет знаний. 

Последние 30 лет мы проедали придуманное величайшими умами человечества в XIX веке и начале XX-го. Все это использовали для того, чтобы фронтальная камера фотографировала не хуже основной. Если твое открытие не приносит прибыли, значит оно никому не нужно. И мы продолжаем двигаться в этом направлении. Фундаментальная наука, которая несколько столетий помогала людям идти вперед, сейчас очень сильно тормозит. Это — ключевой момент.

А каков будет следующий рывок? Думаю, это будет открытие нового источника энергии.

— Что-то типа ветряков…

— Нет, не ветряков! Электричество уже открыто! Вопрос стоит — как его добывать!

Открытие следующего вида энергии, который потянет за собой рывок научно-технического прогресса. Без этого мы или переубиваем друг друга… Впрочем — без всякого «или».

Фантаст Вадим Панов: Я не пишу политические памфлеты

Мир без чтения. Будет ли новый рывок?

— Есть мнение, что современные гаджеты способствуют стремительной деградации не только молодого поколения, но и людей старшего возраста. Идет падение ментального уровня. Как вам кажется, это связано с тем, что фундаментальная наука почти не развивается, либо дело в экономикоцентричности?

— Люди, безусловно, упрощаются благодаря развитию сетей. Потому что раньше человек, чтобы как-то провести время, читал книги, то теперь он может побегать по виртуальной площадке с виртуальным автоматом, поиграть в стрелялку или бродилку. В вашем вопросе, конечно, есть определенный смысл…

Давайте посмотрим, когда произошел всплеск прогресса. В XIX веке. Это время, когда людей внезапно «понесло» в хорошем смысле слова. Тогда открытия шли одно за другим. Развивалась фундаментальная наука, открытиям тут же находилось применение, развивалась промышленность, появлялись новые технологии. В XIX веке работала просто карусель научно-технического прогресса! Это потрясает, если задуматься, что было тогда придумано!

Но! Имеет смысл обратить внимание на то, что всплеск научной мысли XIX века совпал с расцветом книгопечатанья. Возможно, это совпадение… Но именно тогда люди массово начали читать. Если до этого чтение как способ провести время было уделом либо монахов, либо богатых бездельников, то именно в XIX веке чтение как способ провести время стало стремительно распространяться. Люди читали газеты, книги. Причем серьезные книги! Посмотрите на романы того времени — это очень сложно написанные вещи. А люди их читали.

— Романы — тоже, по сути развлечение…

— Не будем забывать, что чтение — лучшая разминка для ума! Чтение для мозга — лучшая зарядка. И где-то рядом с расцветом издательского бизнеса мы имеем расцвет прогресса, научно-техническую революцию, плодами которой мы пользуемся до сих пор. 

Сейчас расцвет игр на смартфонах, этих «убийц времени», а также достаточно глупое пребывание в соцсетях, бесконечные скандалы и чтение, в лучшем случае, очень коротких вещей. И все большую популярность приобретают комиксы, аниме и прочая «наскальная живопись».

Будет ли следующий научно-технический рывок с таким бэкграундом? Не знаю.

Новости партнеров