Лента новостей Выбор региона Поиск
AR
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

Автономная зона в Сиэтле: что привело к краху виртуального государства

0 Оставить комментарий

Автономная зона в Сиэтле: что привело к краху виртуального государства

Автономная зона Кэпитол-Хилл в одноименном районе Сиэтла была упразднена 1 июля, просуществовав всего 24 дня. Ее упразднение повсеместно рассматривается как неизбежный результат предполагаемого анархизма этого сообщества. Но в реальности все несколько сложнее: автономия потерпела неудачу, потому что не смогла обеспечить выполнение одной из основных функций государства — безопасности своих граждан.

Редакция Telegram-канала «ЧВК Медиа» разбирается, какие события привели к краху Автономной зоны в Сиэтле.

Пределы автономии

Нет ничего нового в том, что негосударственные субъекты участвуют в проектах в области государственного управления и строительства. Суверенное государство осуществляет монополию власти и контроля над территорией и населением. Но иногда, когда действующее государство не в состоянии удовлетворить требования части своих граждан, образовавшийся запрос удовлетворяют негосударственные субъекты. Иногда они представлены повстанческими или сепаратистскими движениями, но чаще — негосударственные субъекты представляют собой международные неправительственные организации, такие как «Врачи без границ» или «Гринпис».

В настоящее время в мире насчитывается семь т.н. постоянных автономных зон: Рожава в Сирии, Автономные муниципалитеты повстанцев-сапатистов (MAREZ) в Мексике, Вольный город Христиания в Дании, Дримтайм Вилладж в американском Висконсине, коммуна задистов (ZAD NDDL) в Нотр-Дам-де-Ланд около французского Нанта, ранчо «Блэк Бэр» в Калифорнии и Ауровиль на юге Индии.

По мнению основательницы Ауровиля Мирры Альфассы город должен стать экспериментом по созданию интернационального общества людей, живущих вне политики и религиозных предпочтений.

Все эти зоны в той или иной степени обладают суверенитетом над территориями, которые они занимают, но ни одна из них не обладает полной автономией и, конечно же, не имеет монополии на насилие в границах своей территории. Действующее государство во всех этих зонах осуществляет свои права на проведение, в случае необходимости, полицейских рейдов и, если потребуется, тюремное заключение виновных в совершении преступлений согласно законодательству государств, на чьей территории расположены эти автономные зоны. Например, Вольный город Христиания в Копенгагене функционирует как полунезависимая коммуна, управляемая фондом. Христиания была построена на основе эгалитарной и некапиталистической общественной структуры.

Несмотря на то, что эти постоянные автономные зоны практикуют различные способы защиты населения, они не имеют полной монополии на насилие и опираются на государства в вопросах обеспечения безопасности.

Жители Христиании провозглашают своей целью «создать самоуправляемое общество, в котором каждый индивид ответственен за благополучие всей общины.

От CHAZ к CHOP

Социальные движения, в частности движения Occupy («Захвати»), являются еще одним феноменом, более близким к Автономной зоне Кэпитол-Хилл (Capitol Hill Autonomous Zone или CHAZ). Движение «Захвати Уолл-Стрит» и его идейные соратники в других странах сформировались как реакция на экономическое неравенство, особенно в отношении доходов и государственной политики, отдающей предпочтение крупным корпорациям перед частными гражданами. Occupy — это буквально социальное движение, занимающее пространство, связанное с недовольством (именно поэтому первым из них стало «Захвати Уолл-Стрит»). В настоящее время движение Occupy тиражируется по всему миру как форма мирного социального протеста, поскольку граждане реализуют свои права на проживание в публичном пространстве. Таким образом, несмотря на то, что изначально «жители» CHAZ называли эту территорию автономной зоной, она все же ближе к движению «Захвати», с тем отличием, что причиной недовольства послужило не социальное, а расовое неравенство, а также действия полиции и реакция политической системы на происходящее. На близость этих двух форм протеста указывает также смена названия зоны с CHAZ на CHOP (Capitol Hill Occupy/Organized Protest — «Организованный протест Кэпитол-Хилл» или «Захвати Кэпитол-Хилл»).

Протесты в Нью-Йорке, получившие название «Захвати Уолл-Стрит», начались 17 декабря 2011 года

Когда в товарищах согласья нет

Формирование CHAZ началось 7 июня 2020 года, когда Департамент полиции Сиэтла покинул свой Восточный участок. Протестующие быстро установили границы зоны между 12-й авеню и Пайн-стрит. Захват территории Восточного участка воплотил в жизнь основной принцип идеологии участников протестов, вспыхнувших в США в конце мая: полиция в нынешнем ее виде должна быть упразднена.

Но молодую автономию сложно было назвать сплоченной и организованной. Движение страдало от отсутствия четкого руководства. Даже его различные проявления легитимности в онлайн-формате, судя по «официальному» сайту и собственному подсайту на платформе Reddit, вызывали споры среди членов зоны и не выражали единого послания. Это, пожалуй, наиболее ярко проявилось в дебатах по поводу официального названия зоны; некоторые мнимые лидеры заявляли, что зона не пытается отделиться от Соединенных Штатов или стать автономией (отсюда и смена названия), в то время как на главной странице «официального» сайта красуется надпись «Вы покидаете США», а размещенный ниже текст гласит, что «попытка смены названия является операцией, направленной на отвлечение и дезориентацию», однако «CHAZ — это захват района Кэпитол-Хилл, а не официальная декларация независимости».

Скриншот главной страницы «официального» сайта Автономной зоны Кэпитол-Хилл

Это отнюдь не означает, что члены автономной зоны не стремились установить определенный уровень организации или структуры. Уже на следующий день после захвата района, на своей странице на Reddit они предприняли попытку разработать своего рода конституцию, согласно которой был создан «Консультативный совет по урегулированию конфликтов», хотя в скором времени конституция была упразднен из-за споров касательно ее основных постулатов. Структура CHAZ в действительности была децентрализована и гипердемократична. Она опиралась на заседания больших групп и секционные заседания для «дальнейшего определения правил, политики и законов зоны» и обсуждения стратегии ведения переговоров с городскими властями. В то время как одни обосновывали эту децентрализованную, лишенную руководства структуру как попытку избежать угроз, возникающих при централизованном руководстве (в особенности если эти лидеры будут убиты или арестованы), другие рассматривали отсутствие четкой организации как большую опасность.

Яблоко раздора для властей

Но не только активистам в автономной зоне не хватало явной сплоченности. Само государство сложно было назвать более сплоченным в отношении CHAZ. С одной стороны, на протяжении большей части существования автономной зоны мэр Сиэтла Дженни Дуркан демонстрировала открытость по отношению к ней и ее жителям. Так, когда президент США Дональд Трамп в одном из твитов назвал обитателей автономной зоны «внутренними террористами», мэр города встала на защиту протестующих, заявив, что создание такой зоны является актом патриотизма. В поддержку своих слов Дуркан посетила CHAZ и вступила в переговоры с ее представителями. На этих переговорах она согласилась инвестировать не менее 100 млн долларов в общины меньшинств Сиэтла и создать из представителей чернокожего населения комиссию по делам афроамериканцев. Однако позже она вновь высказывала отдельные замечания относительно потенциальной опасности, которую порождает существование такой зоны, и утверждала, что полиция продолжит заниматься своей обычной работой на территории CHAZ. Однако большую часть времени доступ полицейских на территорию зоны был запрещен. Учитывая, что протестующие, по сути, узурпировали власть мэра Дуркан над шестью городскими кварталами, ее реакция на зону противоречит типичным ожиданиям реакции государственной власти на подобные действия негосударственных субъектов.

Мэр Сиэтла Дженни Дуркан

С другой стороны, Дуркан и начальник полиции Сиэтла Кармен Бест публично выразили несогласие с «политикой» CHAZ, а Бест (кстати, афроамериканка) открыто заявила, что не она «приняла решение о выходе [полиции с территории] участка. Это похоже на оскорбление [Департамента полиции Сиэтла] и нашего общества... Я злюсь из-за того, как все это произошло». Однако разногласия между представителями власти не ограничивались местным уровнем; президент Дональд Трамп публично обменялся колкостями с губернатором штата Вашингтон Джеем Инсли и мэром Дуркан, угрожая отдать приказ вернуть участок под контроль полиции в случае, если должностные откажутся сделать это сами.

Эти разногласия как на местном, так и на федеральном уровне демонстрируют, что американское государство не имеет консолидированной точки зрения на происходящее в стране. Возможно, в свете противоречий внутри государства, отсутствие четкой организационной структуры внутри Автономной зоны Кэпитол-Хилл не было столь удивительным.

Несмотря на явное отсутствие организованного руководства, CHAZ выполняла ряд функций государственного строительства и управления, хотя не всегда было понятно, кто организовывал и координировал эти усилия. Такие функции подразделялись на две крупные категории: предоставление общественных благ и обеспечение безопасности.

Расцвет CHAZ

Автономная зона Кэпитол-Хилл предоставляла некоторые общественные блага, включая продукты питания, одежду, жилье, образование и услуги здравоохранения. Продовольственные товары предоставлялись «населению» бесплатно несколькими способами. Основная потребность в продовольствии в зоне обеспечивалась за счет пожертвований, направляемых через «Разговорное кафе по вопросам деколонизации» (Decolonization Conversation Cafe), фуд-трак «Мятежная кухня» (Riot Kitchen) и кооператив «Без копов» (No Cop Co-Op). Некоторые местные и национальные предприятия также внесли свой вклад, бесплатно раздавая продукты питания. Огороды «для чернокожих и коренных народов и их растительных союзников» представляли собой еще один потенциальный будущий источник пищи для общины, но это будущее, очевидно, так и не материализовалось.

Огород в Автономной зоне Кэпитол-Хилл

В зоне также располагались палатка для передачи в дар и получения одежды, стол для журналов и канцелярских принадлежностей и «народная библиотека». Регулярные беседы, концерты, показы документальных фильмов и т.п. служили формой образования для жителей зоны.

Медицинские услуги являются важнейшим компонентом любого человеческого сообщества, и CHAZ не стала исключением. В этой зоне имелась своя общинная клиника и палатка психологической помощи. Кроме того, жители зоны в значительной степени были осведомлены о продолжающейся пандемии коронавируса, которая не обошла стороной протестующих на всей территории США. Об этом свидетельствуют знаки, утверждающие, что «Социальное дистанцирование — это антирасизм», а также станция для мытья рук на территории зоны. Другие усилия в области санитарии включали организованный сбор мусора и его сортировку для переработки, а также уборку мобильных биотуалетов.

Безопасность и криминал

Обеспечение безопасности жителей — еще одна важная функция государства, и неудивительно, что в автономной зоне предпринимались попытки обеспечить выполнение этой функции, несмотря на отсутствие централизованного руководства. Несмотря на то, что обитатели CHAZ пытались воплотить знаменитую формулу Макса Вебера, согласно которой «государство есть человеческое сообщество, которое внутри определённой области претендует (и с успехом) на монополию легитимного физического насилия», они так и не смогли прочно закрепить такую монополию.

15 июня один из жителей зоны — 21-летний афроамериканец Ричард Хэнкс — проник в автомобильную мастерскую, расположенную на границе с CHAZ, украл деньги, жесткие диски и ключи от нескольких машин, а потом устроил поджог. Поскольку полицейские отказались приезжать на вызовы с территории зоны, «кроме случаев с большим количеством пострадавших», владельцы мастерской (белые американцы) были вынуждены тушить пожар самостоятельно.

Им также удалось задержать преступника, но к месту происшествия стянулась группа жителей CHAZ численностью от 100 до 200 человек, некоторые из которых, согласно полицейским отчетам, били вооружены. Они требовали отпустить Хэнкса и угрожали разгромить или поджечь мастерскую. По словам сына владельца автомастерской, кое-кто из толпы даже угрожал ему убийством. В конечном счете толпа снесла ворота и освободила преступника. «Охранники» автономной зоны обыскали рюкзак и карманы Хэнкса и вернули украденное хозяевам. Согласно отчету полиции, в ходе импровизированного допроса «кто-то из толпы несколько раз ударил подозреваемого по лицу», завязалась драка и преступник успел скрыться.

Тем же вечером Хэнкс был задержан сотрудниками частной охранной фирмы при попытке угона автомобиля за пределами автономной зоны. В кустах рядом с машиной был обнаружен АК-47 с пятью магазинами. Прибывшие на место происшествия инцидента полицейские арестовали Хэнкса.

Таким образом, хотя «силы безопасности» CHAZ и предпринимали попытки обеспечить безопасность предпринимателей и их бизнеса, у них фактически не было возможности делать это на постоянной основе. Отсутствие организованного руководства и безопасности, т.е. неспособность установить монополию на применение силы, привело к тому, что другие негосударственные субъекты воспользовались вакуумом власти.

Например, узнав о проникновении в автомастерскую, частная охранная фирма, задержавшая Хэнкса, вызвалась охранять ее. Кроме того, члены оружейного клуба округа Паджет-Саунд им. Джона Брауна (Puget Sound John Brown Gun Club) помогали «силам безопасности» CHAZ обеспечивать определенную степень безопасности на территории зоны, в первую очередь от угроз из вне.

Но были и другие, несколько более эффективные попытки обитателей автономной зоны претендовать на монополию на применение силы. Запретив полиции Сиэтла доступ на свою территорию, жители CHAZ дали ясно понять, что они отвергают действующее государство. В пользу этого утверждения в том числе свидетельствует тот факт, что они переделали Восточный участок в общественный центр.

Вход в Автономную зону

Кроме того, на въездах в зону были установлены заграждения — в CHAZ опасались повторения инцидентов, когда водитель врезался в толпу демонстрантов. Также были созданы «пограничные» контрольно-пропускные пункты, где «служба безопасности» пыталась контролировать прибывающих в зону и покидающих ее людей. У нескольких сотрудников «службы» имелось при себе огнестрельное оружие.

Охранники на входе в CHAZ

Упадок CHAZ

Несмотря на эти усилия по установлению монополии на насилие, «служба безопасности» CHAZ не была хорошо организована и даже не являлась единой группой. Первым самопровозглашенным «лидером службы безопасности» стал Раз Симон, клаудрэпер из Сиэтла, которого консервативные СМИ окрестили «полевым командиром» и «монархом».

Хотя полиция Сиэтла опровергла первоначальные сообщения о том, что «служба безопасности» автономной зоны действовала как мафия и занималась вымогательством у местных предпринимателей и жителей, сам Симон совершил нападение на журналиста из числа жителей зоны и вандала, проникшего не территорию автономии. Одним словом, неоднозначный послужной список «службы безопасности» говорит о ее низкой эффективности по охране жителей CHAZ и местного бизнеса на территории зоны.

Хотя в теории предполагалось, что «служба безопасности» будет защищать Автономную зону Кэпитол-Хилл от полиции, «безопасники» не вступали в конфронтацию с ней. Скорее, их главной целью было поддержание порядка в зоне, и особенно защита от негосударственных угроз. К ним можно отнести группы ультраправого толка, такие как Proud Boys, которые несколько раз входили в зону и даже нападали на протестующих. Обитатели CHAZ также проводили работу по охране от ультралевых групп «Антифа» и провокаторов, которые могли навредить имиджу автономной зоны при помощи насильственных действий.

Proud Boys — это ультраправая неофашистская организация, которая принимает в свои ряды только мужчин, а также пропагандирует политическое насилие и участвует в нем.

Но неспособность обеспечить безопасность в зоне стала очевидной в последние недели существования CHAZ. В результате серии перестрелок начавшихся на территории автономии рано утром 20 июня, по меньшей мере восемь человек получили ранения и двое погибли. Эти события вызвали недовольство некоторых групп внутри зоны — «Группа поддержки организованных протестов в Сиэтле» (Seattle Organized Protest Support) и «Голоса организованного протеста Кэпитол-Хилл» (Voices of CHOP) опубликовали письма, в которых предлагали внести изменения в деятельности зоны по обеспечению безопасности, включая введение комендантского часа.

Вспышка насилия в CHAZ спровоцировала нечто вроде исхода незадолго до официального закрытия зоны. Но не только кровопролитие способствовало сокращению населения зоны, но и заявление мэра Дуркан о том, что Восточный участок будет возращен под контроль полиции в ближайшее время. Наконец, в среду 1 июля полиция Сиэтла очистила территорию, оккупированную протестующими, прекратив существование Автономной зоны Кэпитол-Хилл спустя 24 дня после ее создания.

Причины краха

Итак, эксперимент CHAZ закончился неудачей. И причин тому две: неспособность установить вертикаль власти и, как следствие, монополию на насилие.

Несмотря на то, что представители автономии предпринимали попытки осуществлять своего рода государственное управление и вели переговоры с местными властями Сиэтла, им не хватало единого правительства или определенной вертикали управления — вместо этого они выбрали горизонтальную организацию. Подобные структуры известны своей уязвимостью и неэффективностью. Гипердемократизация зоны была принята не всеми ее жителями, поскольку некоторые из них настаивали на конкретной структуре управления, но усилия по созданию такой структуры в конечном итоге сошли на нет. А учитывая, что между обитателями CHAZ (она же CHOP) до самого конца существовал раскол по поводу того, как называется их зона, не возникает особых сомнений, что реальной возможности сформировать «правительство» внутри автономии не было.

Неспособность должным образом обеспечить безопасность в зоне в значительной степени объясняется отсутствием в ней централизованного руководства. Более того, сама «службы безопасности» CHAZ не была единой — внутри нее существовало несколько групп, которые не всегда сходились во взглядах. Такая несогласованность способствовала тому, что «силы безопасности» не смогли адекватно патрулировать саму зону, обеспечивая безопасность ее обитателей от внешних и внутренних угроз. Перестрелки, в ходе которых получили ранения или погибли несколько человек окончательно подорвали веру жителей CHAZ в способность «сил безопасности» защитить их. И наконец, если «служба безопасности» не смогла установить монополию на применение силы внутри своей автономии, у них не было шансов помешать полиции Сиэтла вернуть контроль над оккупированной территорией.

Автономная зона в Сиэтле: что привело к краху виртуального государства

Скорее всего, местные власти продолжили бы сквозь пальцы смотреть на эту коммуну в центре города, пока протест не сошел бы на нет сам по себе, но перестрелка, случившаяся 29 июня, которая, по некоторым данным произошла между представителями «сил безопасности» зоны, переполнила чашу терпения городских властей и побудила их силой вернуть контроль над оккупированными районами, поскольку стало ясно, что CHAZ не в состоянии самостоятельно обеспечить защиту своих жителей.

Таким образом, Автономная зона Кэпитол-Хилл скорее была смесью уличного фестиваля и протестов движения Occupy, а не сколько-нибудь жизнеспособной автономией, которая могла предложить альтернативную форму государства без полиции. И конец этому фестивалю положили его участники.

Новости партнеров