Лента новостей Выбор региона Поиск
AR
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

Почему Эрдоган не смог взять Сирт. Колонка Бориса Рожина

0 Оставить комментарий

Почему Эрдоган не смог взять Сирт. Колонка Бориса Рожина

Почти два месяца назад дела у Турции в Ливии шли в гору. Эффектное наступление в западной Триполитании с взятием авиабазы Аль-Ватыя, тактическое отступление Ливийской Национальной Армии из южных районов Триполи, взятие Каср бен Гашира и международного аэропорта Триполи, овладение районом Тархуны, который являлся одним из основных опорных пунктов Хафтара в северо-западной Ливии, переход части местных племен на сторону ПНС Ливии. Казалось, инерция этого наката будет достаточной, чтобы распространиться не только к югу от Триполи, но и овладеть прибрежными городами и нефтяными терминалами вплоть до Аджабии и Бенгази.

Войска ПНС Ливии при поддержке турецких военных, сирийских боевиков и ЧВК «Садат» в конце мая — начале июня начали наступление на Сирт с целью овладения городом, что должно было распахнуть для ПНС Ливии и Турции ворота к нефтяным полям Восточной Ливии. И инерция предшествующего успеха сквозила в заявлениях оперативной комнаты войск ПНС действовавших в районе Абу-Грейна, а также представителей правительства Сарраджа и спикеров турецкого руководства.

Поэтому на волне успеха, очевидно, ставилась задача на плечах отступающей ЛНА ворваться и закрепиться в Сирте, который можно в дальнейшем использовать как плацдарм для наступления вдоль побережья к Рас-Лануфу и Эль-Бреге, а также к нефтяным полям восточной Ливии. Попутно предполагалось накатом взять и авиабазу Аль-Джуфра, где ЛНА нарастила авиагруппу, которая могла внести свои коррективы в планы Турции и ПНС Ливии.

Почему Эрдоган не смог взять Сирт. Колонка Бориса Рожина

После того, как ЛНА была оттеснена от Абу-Грейна, легкая пехота ПНС Ливии при поддержке сирийских боевиков и турецких ударных БПЛА начала продвигаться вдоль побережья к Сирту. Наибольшие усилия были приложены 5–6 июня, когда авангард наступающих войск подошел на 3–4 километра к окраинам Сирта, а также к авиабазе Гарадабия, откуда войска ЛНА уже начали отходить. Но после этого у Турции и ПНС Ливии начались проблемы.

За счет наращивания авиаударов ВВС ЛНА по войскам ПНС Ливии и сирийским боевикам к западу от Сирта, а также китайских ударных БПЛА, закупленных для нужд ЛНА ОАЭ, подкрепления, переброшенные Хафтаром из Бенгази, смогли отодвинуть линию фронта от города и взять под прочный контроль авиабазу Гарадабия. После этого, в последующую неделю, используя воздушный зонтик, войска ПНС Ливии и сирийские боевики были отброшены на 40–50 километров от Сирта. Наращиванию группировки в районе Абу-Грейна начали мешать систематические авиаудары по дороге из Мисураты, по которой шла переброска подкреплений на побережье к Сирту.

Удары турецких дронов наносили определенный ущерб ЛНА, но не смогли обеспечить необходимые условия для продвижения наземных сил к Сирту. К середине июня ввиду больших потерь в людях и материальной части, а также недостатка сил для штурма города наступательная активность Турции и ПНС Ливии в районе Сирта практически сошла на нет, ограничившись продолжением действий ударных БПЛА, вступивших в очередное противоборство с новыми ЗРПК «Панцирь С-1», переброшенных из ОАЭ.

Попытки наступления на авиабазу Аль-Джуфра закончились идентично — после нескольких авиаударов по двигавшимся на юго-восток колоннам, наступление также остановилось, ограничившись занятием нескольких малозначимых поселков. В таком состоянии фронт пребывает вот уже два месяца.

Почему Эрдоган не смог взять Сирт. Колонка Бориса Рожина

Осознав, что наличных сил недостаточно для преодоления спешно созданной обороны Сирта, Турция начала наращивать свой военный контингент в Ливии, перебрасывая туда танки, САУ, РСЗО, ЗРК, системы РЭБ, а также подготавливая использование захваченной авиабазы Аль-Ватыя для действий своих истребителей F-16.

Но не сумев захватить Сирт наскоком, Турция столкнулась с более долгосрочным противодействием со стороны крупных игроков, которые, с одной стороны, усилили военную поддержку Хафтара, а с другой стороны, начали борьбу за реализацию необходимой ЛНА оперативной паузы, которую попытались реализовать через Каирскую декларацию, которую поддержали часть стран НАТО, Египет, Россия, США, монархии Персидского залива, Хафтар и парламент в Тобруке. Против выступали лишь Турция, Катар и ПНС Ливии, оставшись в явном меньшинстве. Турция, конечно, понимала, что время играет в пользу Хафтара, который получал как военную, так и дипломатическую поддержку (несмотря на сомнения части спонсоров на его счет), которая в значительной степени угрожала турецким амбициям, связанным с закреплением привилегированного положения в Ливии. Ясным сигналом к тому, что игра изменилась, стал удар «неопознанных самолетов» по авиабазе Аль-Ватыя, где были уничтожены турецкие ЗРК и пострадал турецкий персонал. Помимо этого, племена заблокировали часть месторождений нефти в западной Ливии и помешали планам ПНС Ливии и Турции по использованию этих ресурсов в своих целях.

Турция показала, что ее позиции в Ливии уязвимы, и если она не будет учитывать интересы других игроков, цена этого игнорирования будет чрезмерной. Особенно активно это старалась донести Франция, которую подозревали в причастности к ударам по турецким военным на авиабазе Аль-Ватыя. Вкупе с инцидентом в Средиземном море, когда турецкие корабли отгоняли от судов с оружием греческие и французские патрульные судна, налицо был рост напряженности внутри НАТО, что привело к тому, что Франция вышла из морской миссии НАТО в Средиземном море, а также обвинила Турцию в агрессии против Ливии, поставив крест на попытках Турции привлечь НАТО на своей стороне. США всячески пытались потушить этот конфликт, поэтому и пытались заставить Турцию и ПНС Ливии принять Каирскую декларацию, но пока что это к успеху не привело.

Почему Эрдоган не смог взять Сирт. Колонка Бориса Рожина

И как вишенка на торте — пока Эрдоган пытался спешно морем и воздухом нарастить армейскую группировку для штурма Сирта и авиабазы Аль-Джуфра, в ситуацию активно втянулся Египет, который прямо заявил, что наступление на Сирт угрожает безопасности Египта, и это будет та «красная линия», пересечение которой вовлечет Египет в войну. Позднее эта позиция была юридически закреплена приглашением Египту ввести войска Ливию со стороны парламента в Тобруке, а также решением парламента Египта, который разрешил Ас-Сиси задействовать египетскую армию в Ливии.

В итоге первоначальная тактическая неудача с броском на Сирт обернулась роковой для Турции потерей времени, так как наращивание турецких группировок в Ливии уравновешивалось наращиванием группировки Хафтара в районе Сирта. ЛНА по-прежнему удерживает превосходство в воздухе и наносит достаточно болезненные потери ПНС Ливии и сирийским боевикам. Кроме того, международная обстановка для Турции стала менее благоприятной, в том числе и в силу обострения конфликта с союзниками по НАТО, а также позиции большинства заинтересованных участников ливийской войны, которые ясно показали, что не примут «Турецкую Ливию». В текущих условиях у Турции есть чисто военные возможности начать наступление на Сирт (прикрываясь действиями ПНС Ливии и сирийских боевиков), но нет гарантии военного успеха, в том числе и в силу возможного вовлечения в эти бои других игроков — в первую очередь, Египта и Франции, которые ясно дали понять, что не допустят перехода Сирта под контроль Турции и угрозы нефтяным полям Восточной Ливии (что в случае с Францией связано с соглашениями Хафтара с нефтяной компанией Total).

Поэтому, несмотря на бравурные речи начала июня, спустя два месяца Сирт до сих пор под контролем Хафтара. А значит, первоначальный успех Эрдогана не получил желаемого развития. Турция до сих пор не согласилась с Каирской декларацией и до сих пор сохраняет возможность выбирать между миром и войной, но цена продолжения войны за два месяца несоизмеримо выросла и в дальнейшем будет лишь возрастать, так как стабилизировав положение Хафтара, его спонсоры и союзники будут заинтересованы в том, чтобы перейти к активным действиям, которые начнут прощупывать новые турецкие позиции в Ливии. И тогда Турции станет уже совсем не до Сирта, который был так близок, но остался недостижим, во всяком случае пока.

Новости партнеров