Лента новостей Выбор региона Поиск
AR
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

«Гибридная война Ирана»: как эскалация между Израилем и Ливаном оживила старейший конфликт

0 Оставить комментарий

«Гибридная война Ирана»: как эскалация между Израилем и Ливаном оживила старейший конфликт

Очередная эскалация на границе Израиля и Ливана вновь оживила тему одного из самых старых конфликтов в регионе. Автор Telegram-канала Colonelcassad Борис Рожин рассказывает, что стоит за очередным инцидентом между «Хезболлой» и израильскими военными.

В ответ на убийство члена «Хезболлы» в ходе израильского налета на Дамаск, «Хезболла» используя силы своего спецназа Аль-Радван провела операцию на границе Израиля и Ливана, в районе ферм Шебаа. По заявлениям представителей «Хезболлы», в рамках операции возмездия была поражена израильская бронетехника (предположительно, танк «Меркава», который по заявлению проиранских медиа был уничтожен — обстрел велся из ПТРК «Корнет»).

«Гибридная война Ирана»: как эскалация между Израилем и Ливаном оживила старейший конфликт

По заявлению же Израиля, потерь в живой силе и материальной части у ЦАХАЛ не было. В ответ на действия «Хезболлы», артиллерия (в том числе САУ) и беспилотники Израиля в течении более получаса наносили удары по ливанской территории, пытаясь поразить позиции «Хезболлы» в гористой местности. Кроме того, заявлено, что при попытке перейти границу и вторгнуться на территорию Израиля в районе горы Дов убиты 3 или 4 бойца Аль-Радван. «Хезболла» свои потери на границе отрицает.

На текущий момент официального комментария от пресс-службы «Хезболлы» о структуре операции Аль-Радван и ее результатах не публиковалось. В Тель-Авиве заявили, что готовы использовать силу для противодействия деятельности «Хезболлы», угрожающей Израилю.

«Гибридная война Ирана»: как эскалация между Израилем и Ливаном оживила старейший конфликт

Это уже далеко не первый инцидент такого рода. Почти год назад, на границе произошел идентичный инцидент, когда обе стороны имели санитарные и материальные потери, а Израиль был вынужден временно оставить одну из своих военных баз, которая находилась в опасной зоне и была заснята корреспондентами российского телевидения. Как и сейчас, во время тех событий, Израиль отвечал на активность «Хезболлы» обстрелами приграничных районов Ливана (где имели место повреждения гражданских объектов), которые прекращались в день инцидента. По итогам событий, стороны заявили о своих успехах, при этом арабские СМИ отмечали, что и Израиль и «Хезболла» замалчивали или пытались приуменьшить данные о потерях.

«Гибридная война Ирана»: как эскалация между Израилем и Ливаном оживила старейший конфликт

Сами события такого рода проистекают из продолжающейся в регионе гибридной войны и противостояния Израиля и Ирана, которое затрагивает сразу несколько стран, в том числе и Ливан. «Хезболла», будучи тесно интегрирована в шиитскую «Ось Сопротивления» и являясь по сути составной частью ливанского государства, де-факто является одним из инструментов Ирана, который может быть задействован не только в этой стране, но и в Сирии. Там «Хезболла» в 2015-2018-х годах принимала активное участие в боевых действиях против «Сирийской свободной армии» и «Исламского государства»1 (ИГ1, запрещено в РФ), внеся существенный вклад в победу над противниками Башара Асада (можно например отметить стойкость пехоты «Хезболлы» при обороне цементного завода во время битвы за квартал Рамусех в августе-сентябре 2016-го года).

В сирийской кампании «Хезболла» с одной стороны понесла существенные потери, но с другой стороны она укрепила свою репутацию как весомой военной силы и самой сильной организации из числа многочисленных иранских клиентов. Кроме того, благодаря сухопутному шиитскому мосту Тегеран-Бейрут, «Хезболла» получила более свободный доступ к иранским ресурсам, в том числе и к современным ракетам, которые по суше начали поступать в Ливан. На начало 2020-го года «Хезболла» и союзные ей медийные источники заявляли о десятках тысячах ракет, которые накоплены на подземных складах в Южном Ливане. Эти ракеты «Хезболла» угрожает применить при нападении Израиля на Ливан, акцентируя внимание не только на очевидных обстрелах приграничных районов Израиля, но и на ракетных ударах по Эйлату.

Как показывает практика, несмотря на сильные стороны израильской системы ПВО «Железный купол», даже она не может перехватить все примитивные ракеты типа «Кассам», которые палестинцы из «ХАМАС» запускают из Сектора Газа по южным городам Израиля. Более современные иранские ракеты и их возможные ливанские клоны безусловно представляют куда как большую опасность, что прекрасно показывает война в Йемене, где лишь ЗРК «Пэтриот» PAC-3 показывают относительно неплохие результаты в борьбе с ними. Поэтому ракетные запасы «Хезболлы» являются своеобразным инструментом сдерживания, который делает любую потенциальную военную кампанию Израиля в Южном Ливане чрезвычайно рискованной и затратной. Отсюда и относительная стабильность на ливано-израильской границе, так как обе стороны понимают серьезные последствия прямого столкновения, хотя прошлую кампанию по очкам и выиграла «Хезболла», не дав Израилю реализовать его цели в Южном Ливане.

«Гибридная война Ирана»: как эскалация между Израилем и Ливаном оживила старейший конфликт

Столкновения последних лет проистекают в основном из-за столкновения Израиля и «Хезболлы» в Сирии, где «Хезболла» хоть и менее интенсивно чем ранее, но вовлечена в операции проводимыми Корпусом Стражей Исламской революции (КСИР) и «Силами Кудс» на территории Сирии. Периодические удары Израиля по иранской военной инфраструктуре нередко затрагивают и деятельность «Хезболлы», после чего, как правило, и следует ответ той или иной жесткости — начиная от обстрела Голанских высот и заканчивая обстрелами на границе с Израилем.

«Хезболла» придерживается принципа, что на удар нужно отвечать ударом, чтобы у противника не возникло иллюзии в слабости организации, поэтому «Хезболла» даже уступая в силах Израилю периодически отвечает силой. Израиль, как правило, тоже реагирует силой, но эскалацию быстро сворачивает, так как долговременная эскалация не несет прямых выгод, а вот издержки такой перестрелки на границе и тем более интервенции в Южный Ливан очевидно будут на руку Ирану, который сможет активизировать антиизраильскую политику на границах Израиля, куда помимо шиитских организаций, он еще со времен Касема Сулеймани активно вовлекает такие организации как «ХАМАС» и «Исламский джихад», представители которых в последние годы начали бывать в Тегеране, демонстрируя, что антиизраильский фронт важнее разногласий шиитов и суннитов.

Собственно, в этом и состоит одна из главных опасностей «Оси сопротивления» для Израиля, так как она культивирует тезис о том, что все мусульмане должны сплотиться против общего врага, отбросив идеологические и религиозные противоречия. Смычка «Хезболлы» и «ХАМАС», которая после начала Сирийской войны (где «ХАМАС» поддержала противников Асада) казалась маловероятной, но ныне выглядит вполне реальной (в середине июля последовали заявления о необходимости единства «ХАМАС» и «Хезболлы» против Израиля), а значит при определенных сценариях Израиль может столкнуться с необходимостью ведения одновременной войны как в Секторе Газа, так и на границе с Ливаном, не говоря уже о военной инфраструктуре Ирана, которая постепенно наращивается на территории Сирии.

Все это является последствиями провала планов по «переустройству Ближнего Востока», которые пытались реализовать в ходе Арабской весны. Но на смену свергнутым или ослабевшим Ближневосточным автократам пришла не «генерация демократических лидеров». На смену им пришли либо радикальные джихадисты, либо иранские прокси, вместе с которыми шло иранское влияние, занимавшее образовавшиеся геополитические пустоты.

«Гибридная война Ирана»: как эскалация между Израилем и Ливаном оживила старейший конфликт

И в этом отношении Израиль пожинает последствия своей поддержки политики США на Ближнем Востоке и Арабской весны. Находившийся далеко главный региональный противник за последние несколько лет решительно приблизился к границам Израиля, имея потенциальную возможность прямой атаки с трех направлений. Попытки принудить «ХАМАС» к покорности ни к чему не привели — ракеты из Сектора Газа периодически продолжают запускать по израильским городам. «Хезболла» продолжает отвечать на угрозы ее интересам в Сирии, а иранская военная инфраструктура, несмотря на удары Израиля, не только не сокращается, а наоборот, укрепляется.

Текущая эскалация отлично показывает, что Иран готов и далее играть в игру, где его противники втягиваются в гибридную войну с его многочисленными прокси. Это дает возможность Ирану уклоняться от прямой войны с США, Израилем и Саудовской Аравией, но в то же время держать их в напряжении, используя «Хезболлу» против Израиля, «Ансар Аллах» против Саудовской Аравии, а также «Катаиб Хезболла» и «Асаиб Ахль Аль-Хак» против США.

Периодические столкновения в Ливане, Ираке, Сирии и Йемене не наносят критического ущерба иранскому военному потенциалу и дают Ирану возможность играть в долгую, рассчитывая, что общий рост иранского влияния рано или поздно принесет те же плоды, которые уже созрели в Ираке, Сирии и Ливане. Поэтому сами по себе удары по Ирану или позициям «Хезболлы» в Южном Ливане не решают для Израиля стратегические вопросы, а лишь подчеркивают их перманентное наличие, где удары — это борьба с симптомами, но не решение проблемы, которая не просто сохраняется, но и усугубляется. Это и будет обуславливать дальнейший рост общей напряженности в отношениях Израиля и Ирана, в том числе и периодические стычки на границе Ливана с Израилем.

1 Организация запрещена на территории РФ.

Новости партнеров