Лента новостей Выбор региона Поиск
AR
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

Загрязняющий Одессу танкер доказал всю беспомощность Украины в сравнении с Россией

0 Оставить комментарий

Танкер Delfi

Власти Одесской области Украины признали чрезвычайной ситуацию с затонувшим танкером Delfi. Это судно, лежащее с ноября прошлого года на борту и загрязняющее окрестности Одессы, превратилось в подлинный символ беспомощности современной Украины.

К такому выводу пришел обозреватель Федерального агентства новостей, проанализировавший историю злополучного танкера.

Пока Россия отмечала День ВМФ, на Украине разыгрывался очередной акт то ли театра абсурда, то ли цирка на водах под интригующим названием «Подъем танкера». В эпопее с Delfi, как в капле воды, отразилось множество характерных признаков «незалежной». Особенно ярко проявились коррупция, безалаберность и безответственность современной украинской власти.

По хорошему, изображение этой беспомощно лежащей на борту посудины Киеву давно пора сделать государственным гербом. Ну или поместить картинку с благоутопшим танкером на банкноты украинской гривны.

В Одесском порту

«Черный бункеровщик»

Delfi — это рейдово-портовый нефтеналивной плавбункеровщик (то есть танкер и заправщик судов) проекта 585, построенный в 1974 году на болгарской верфи для Черноморского морского пароходства УССР и при рождении получивший название «Пялица». Его длина составляла 60,5 метров, ширина — 10,5 метров, водоизмещение в грузу — 2287 тонн, грузоподъемность — 1565 тонн (мазут — 1458 тонн, масло — 77 тонн, сухой груз — 30 тонн), ход — до 9 узлов, экипаж — 7 человек.

После развала Советского Союза и коррупционного распила флота ЧМП УССР судно было передано на баланс Ильичевского порта Украины. Затем по весьма мутной схеме маленький танкер приватизировала «Одесская танкерная компания» и присвоила ему имя Ekologia. Через пару лет судно приписали к порту Батуми и вывесили на танкере грузинский флаг. Прошли еще пара-тройка лет, и Ekologia вернулась под флаг Украины — при этом судно было перерегистрировано уже под именем «Екологiя».

Столь активная «миграция» танкера объяснялось просто: экс-«Пялица» была задействована в нелегальном бизнесе «черных бункеровщиков», расцветшем на просторах Черного моря после распада СССР.

Суть этого бизнеса предусматривала два варианта действий. По первому из них, танкер осуществлял контрабандный ввоз на территорию Украины или Грузии нефтепродуктов, которые оформлялись как транзитный груз или даже как продукция местных НПЗ. Это позволяло уклоняться от уплаты налогов, сборов и платежей. По второму варианту, на подходах к черноморским портам вне двенадцатимильной зоны госвод танкер заправлял другие суда топливом без акцизных пошлин и налогов. Частенько «Ekologia» — «Екологiя» успешно совмещала оба незаконных варианта извлечения прибыли из транспортировки мазута.

Время от времени правоохранительные органы начинали прощупывать серые схемы, в которых фигурировал танкер. Тогда владельцы судна немедленно начинали «рубить хвосты» — оформляли для своей собственности новые флаг и порт приписки…

Пока маленький танкер с контрабандным мазутом на борту скитался «Летучим голландцем» по Черному морю, в 133,8 км от последнего, на левом берегу реки Прут, появился первый и единственный порт Молдавии. Возник он после дико скандальной коррупционной сделки, по условиям которой Киев отдал Кишиневу 400-метровую береговую линию в районе села Джурджулешты с правом построить там порт, а в ответ молдаване пообещали отдать украинцам несколько километров автодороги Одесса—Рени и земли около села Паланка.

Свою долю соглашения украинцы выполнили, а вот молдаване свою — нет. При этом строительство Кишиневым порта Джурджулешты принесло серьезные убытки Киеву, лишив существенной части грузопотока украинский порт Рени.

Мало того, заполучив порт, Молдавия приобрела еще и право продавать к нему приписку судам других государств. Кишинев мигом этим воспользовался, превратил Джурджулешты в свободную экономическую зону, а молдавский флаг для приписанных к нему судов — в пресловутый «удобный флаг». Естественно, все это сделало Джурджулешты негласной столицей всего черноморского теневого бизнеса.

Тем временем на известном нам танкере в 2018 году случилась поломка в машинном отделении. Вкладываться в ремонт владельцы судна не захотели. «Екологiя» превратилась в несамоходное судно. Транспортировать контрабандный мазут танкер уже не мог, но продолжать работать вне госвод стационарной нелегальной «бензоколонкой» — вполне.

В среднем, прибыль от нелегальной бункеровки, по мнению экспертов, приносила владельцам танкера от миллиона до трех миллионов долларов в месяц…

Delfi подает SOS

В 2019 году «обезноженная» «Екологiя» была перепродана британской фирме Atenia Holding Ltd, поменявшей название танкера на Delfi — и тут же «толкнувшей» танкер дальше. По информации украинских СМИ, в конце концов танкер стал собственностью зарегистрированной в Харькове компании «Фактор групп лимитед», принадлежащей некоему Джавадову Шамсаддину Али Оглы.

Новый владелец оплатил приписку Delfi к уже знакомому нам молдавскому порту Джурджулешты и отбуксировал судно на одесский рейд, заякорив танкер вне двенадцатимильной зоны госвод. Чем там судно продолжало заниматься, думаем, пояснять не надо.

О незаконной деятельности Delfi в Одессе знала, как говорится, последняя собака. Однако люди, «крышующие» бизнес «черных бункеровщиков», входили в окружение президента Украины Петра Порошенко. Поэтому ни украинские таможенники, ни пограничники, ни силовики поделать с маячившим неподалеку от Одессы танкером ничего не могли. Да и не хотели, потому что получали свою долю от пирога «черных бункеровщиков».

Delfi оставался неприкасаемым даже тогда, когда у него истек срок приписки к молдавскому порту, а владелец судна не стал из жадности оплачивать его продление. То есть минимум пару месяцев прямо возле Одессы на виду у всех торчало никакому государству официально не принадлежащее судно, для отвода глаз помахивающее молдавским флагом, а все ответственные лица в администрации украинской «жемчужины у моря» активно делали вид, что в упор не замечают шестидесятиметровый танкер.

Поскольку Delfi был уже несамоходным, в полном составе экипаж танкеру не требовался. Для бункеровки судов вполне хватало трех человек: капитана, старшего механика и матроса. Эта троица до поры до времени вполне управлялась с топливными танками, помпами, насосами, дизель-генератором, радиостанцией, маленьким камбузом, швартовыми концами и парой якорей.

Ну, а дальше произошло то, что рано или поздно должно было случиться: 14 ноября 2019 года из-за сильного волнения лопнула правая якорная цепь, и танкер остался болтаться на одном лишь левом якоре.

15 ноября с проходивших мимо судов кто-то заметил, как Delfi «колбасит» на одном якоре. Далее сообщение о том, что с танкером творится что-то не то, ушло украинским пограничникам. Те выдвинулись к судну. Но капитан танкера по вполне понятным причинам хотел любым способом избежать близкого общения с украинскими правоохранителями. Поэтому он сообщил «прикордонникам», что на судне все нормально. Пограничники пожали плечами и вернулись в Одессу.

Волнение чуть улеглось, но днем 20 ноября грянул уже настоящий шторм. На танкере «сдох» дизель-генератор — судно обесточилось. Но самым неприятным было то, что один якорь не мог удержать танкер — под ударами волн Delfi начал дрейфовать в сторону берега.

В 18:47 украинский порт «Южный» принял с танкера сигнал бедствия. Правда, это был весьма странный SOS. Танкер не взывал «Спасите кто может!», а в весьма обтекаемых выражениях просил довести до сведения судовладельца, что на Delfi произошла некая нештатная ситуация.

Видимо, судовладелец сообразил, что происходит на танкере, и 21 ноября в 01:15 из Очакова отправил к Delfi буксир GEA. В 5:00 буксир был уже у танкера и начал заводить на Delfi буксирный конец. Через десять минут после этого из-за внезапного порыва ветра и сильной качки команда танкера упустила поданный с буксира трос. Тот плюхнулся в воду и мигом намотался на винт «GEA».

Теперь в направлении берега, а точнее в сторону якорной стоянки «Южного», где отстаивались суда-газовозы, дрейфовали без возможности дать ход не только танкер, но и его спасатель. Спустя 30 минут из «Южного» на помощь терпящим бедствие отправился буксир «Владимир Иванов». На запрос о возможной эвакуации экипажа капитан Delfi ответил решительным отказом.

Вскоре GEA сумел избавиться от троса и во второй раз — теперь уже успешно — подать буксирный конец на танкер. «Иванова» отпустили. Delfi поднял уцелевший левый якорь, и в 18:27 GEA потащил его в сторону Очакова.

Однако в 18:35 трос лопнул, и продолжающийся шторм повлек Delfi в направлении Одессы. В 18:41 он отдал левый якорь, но тот не держал — танкер продолжало сносить к берегу. В 23:39 на помощь к бестолково мечущемуся вокруг танкера GEA из Одессы выбежал буксир «Австралия». Капитан Delfi в очередной раз отказался от эвакуации команды.

В 09:32 22 ноября танкер сел на мель у одесского пляжа «Дельфин» в 55 метрах от береговой линии. Продолжающийся шторм в любой момент грозил перевернуть Delfi, но капитан танкера дал согласие на эвакуацию себя и своих подчиненных только 10 часов спустя, когда положение судна окончательно стало безнадежным.

Всех троих с танкера успешно спасли. Спасателям капитан танкера объявил, что в танках Delfi пусто. Через час волны уложили танкер на правый борт, немедленно украсившись радужными разводами мазута, вытекающего из опрокинувшегося судна.

23 ноября Государственная экоинспекция Крымско-Черноморского округа сообщила, что загрязнение воды нефтепродуктами в районе пляжа «Дельфин» превышает норму в 160 раз. К этому моменту капитан Delfi успел отказаться от госпитализации и раствориться в никуда. Судовладелец же перестал выходить на связь — его «никак не могли найти».

Полиция открыла уголовное производство по ст. 276 УК Украины «Нарушение правил безопасности движения водного транспорта». Статья предусматривала наказание в виде двух лет исправительных работ или до трех лет ограничения свободы.

Капитан Одесского морского порта Кирилл Цюпко заявил, что одесский филиал государственного предприятия «Администрация морских портов Украины» начнет снимать танкер Delfi с мели примерно через неделю, если судовладелец не сделает это сам.

«Это позор для страны!..»

Прошла неделя. Судовладелец так и не объявился. Валяющийся на мели аварийный танкер исправно насыщал окрестности мазутом. Цюпко приказал окружить Delfi боновыми заграждениями, но те не смогли надежно локализовать разлив мазута.

Загрязнение моря и пляжа продолжалось. Одесситы устраивали экскурсии к лежащему на правом борту судну, фотографировались на его фоне и ждали, когда же танкер поднимут. Местные власти постоянно обещали «вплотную заняться этим вопросом», но пока у власти в стране оставался Порошенко, никто ничего не делал.

Едва пан Порошенко оставил свой президентский «трон» и на оный взгромоздился Владимир Зеленский, как судовладелец самым волшебным образом нашелся. Забавно, но им внезапно для всех оказалась не «Фактор групп лимитед», а какая-то английская фирма Mister Drak… Похоже, что за прошедшее с момента кораблекрушения время танкер успели перепродать еще раз!

Согласно украинскому закону, опасное для окружающей среды судно должно утилизироваться государством, в нашем случае — техническими службами Одесского порта (вспомним заявление Цюпко). Позже стоимость аварийно-спасательных работ можно было бы взыскать с судовладельца путем судебного иска.

Проблема же была в том, что работы по подъему Delfi оценивались примерно в 24 миллиона гривен, а таких денег у Цюпко не было. При этом Киев помочь Одессе с финансированием подъема танкера отнюдь не торопился, хотя без проблем «отстегивал» куда более крупные суммы на, скажем, мероприятия так называемой патриотической (читай — антироссийской) направленности.

В свою очередь, Одесский порт постарался переложить финансирование подъема танкера на судовладельца, но у Mister Drak 24 миллиона гривен тоже не нашлось. В общем, время шло, а Delfi продолжал лежать там, где лежал, грозя разливом мазута сорвать курортный сезон в самом крупном приморском городе Украины.

В начале июля 2020 года, когда ситуация стала совсем уж угрожающей и панические сигналы дошли до самого президента, Зеленский лично прибыл на закрытый из-за загрязнения пляж «Дельфин».

«Это позор для страны и для Одессы. Я очень прошу, до 20 июля уберите это судно. Здесь у людей пляжный период, отпуск, а мы с ноября показываем, что импотентная власть. Неважно, каким способом, но эту махину надо убрать. Главное, чтобы экология не пострадала», — по-молодецки объявил новый президент Украины и умчался назад в Киев.

После этого, видимо, в Одессу какие-то деньги из столицы все же пришли. Технические службы Одесского порта тяжело вздохнули и 18 июля приступили к подъему Delfi.

И вот тут всплыла новая проблема — за время «незалежности» современная Украина умудрилась раздербанить и сдать в металлолом почти все судоподъемное оборудование Одесского порта! Профессионалов, способных рассчитать действенную схему подъема маленького танкера, на Украине тоже не осталось. Посему дальше украинские спасатели действовали больше не по расчету, а «методом тыка».

Операцию по избавлению Одессы от Delfi разбили на два этапа. В ходе первого танкер следовало поставить на ровный киль, в ходе второго — откачать из танкера воду и отбуксировать на утилизацию. Угадайте, на каком этапе начатая 18 июля спасательная операция находится сегодня, во вторник 28-го?

Все правильно — на первом! Потому что ставить на ровный киль маленький, но увесистый танкер решили посредством тросов и пары буксиров. Попрать законы физики не получилось. Тросы рвались, буксирное оборудование выходило из строя, а из потревоженного танкера с новой силой хлестал мазут. В результате на поверхности моря образовалось пятно площадью около 7,5 тысячи квадратных метров. Иных результатов стране с «сильнейшей армией Европы» добиться пока не удалось.

Еще раз подчеркнем: за десять дней судоподъемных работ Украина так и не смогла победить лежащий почти у самого берега 60-метровый танкер. Хотя, например, российские спасатели легко и непринужденно подняли затопленный в ночь на 6 марта 2014 года у входа в озеро Донузлав списанный БПК «Очаков» (длина 162 метра, полное водоизмещение 8533 тонн) практически сразу после окончания событий, связанных с возвращением Крыма в родную гавань. На Украине же эпопея с Delfi продолжается с конца ноября 2019-го!

И вот так у них все

Как говорится, и вот так у них все. Ситуация вокруг Delfi сложилась настолько абсурдная, что вызывает едкие комментарии даже у самих украинцев.

«Министр инфраструктуры Владислав Криклий рассказал о намерении объявить злосчастный танкер техногенной катастрофой. Ржавая лохань водоизмещением всего 1600 тонн для этого разгромленного государства уже является катастрофой. Еще созовите международную операцию ликвидаторов, саркофаг постройте, как над Чернобылем, за 10–15 лет и миллиарды долларов», — предложил одесский активист Вячеслав Азаров.

А известный украинский телеведущий Андрей Шабанов в шутку посоветовал «поставить громадные вентиляторы на пляже «Дельфин» и попытаться сдуть танкер в море».

В общем, и смех и грех — как и сама «незалежная». Словом, лежащий на борту и загрязняющий все вокруг Delfi — это подлинный символ беспомощности современной Украины. Страшно представить, что случится, когда дело дойдет до необходимости утилизации этого абсурдного государства. А ведь дойдет…

Новости партнеров