Лента новостей Выбор региона Поиск
AR
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

Фашизм в Хорватии: как лозунги движения усташей вернулись на Балканы

0 Оставить комментарий

Фашизм в Хорватии: как лозунги движения усташей вернулись на Балканы

Федеральное агентство новостей не пропагандирует культ насилия и жестокости, а также не оправдывает нацизм и фашизм. Данный текст подготовлен исключительно в ознакомительных целях.

В ночь на 19 июня на окраине Вуковара фанаты футбольного клуба «Динамо» из Загреба и белградского «Партизана» в очередной раз устроили драку. Как минимум шесть человек получили травмы, 16 участников беспорядков арестованы местной полицией. Местные жители сообщают, что драке в Вуковаре предшествовала акция хорватских ультрас: они прошли по Загребу с антисербскими транспарантами.

Подобные столкновения между болельщиками сербской и хорватской команд – не редкость. Автор Telegram-канала «Балканская сплетница» разбиралась, почему фанаты двух стран пылают ненавистью друг к другу, и что скрывается за лозунгами хорватских околофутбольных организаций.

Начало конца

В конце 80-х годов сборная Югославии была одной из самых сильных в мире, но внутренние чемпионаты уже тогда были зоной постоянных конфликтов. Насилие набирало обороты на фоне растущей дезинтеграции страны. К началу 90-х годов националистические идеи настолько укоренились в сознании фанатов, что потасовки до и после матчей происходили каждую неделю и нередко заканчивались арестами.

Болельщики «Динамо» организовывали своеобразные «выезды» в югославскую столицу, где под национальными флагами Хорватии вступали в столкновения с сербами и полицией. Наиболее радикальной группой загребского клуба стала Bad blue boys. Фанаты назвали себя в честь американского фильма «Плохие парни» про тюрьму для подростков, а синий — это традиционный цвет хорватского «Динамо». Через некоторое время аналогичное объединение ультрас появилось и у сербской команды. Оно получило название Delije, что переводится как «Герои».

Впрочем, тогда это ещё были безобидные стычки, которые не выходили из-под контроля силовиков. Все изменилось на поле стадиона «Максимир», где 13 мая 1990 года должна была состояться игра Сербии с Хорватией. Она вошла в историю как «матч ненависти».

«Матч ненависти»

Фактически именно «Максимир» стал спусковым крючком: подобно убийству эрцгерцога Франца Фердинанда, он разделил историю Югославии на «до» и «после». Несколько тысяч хорватских и сербских болельщиков прямо в ходе игры устроили на стадионе настоящее побоище. С этого дня насилие в стране росло по нарастающей и, в итоге, вылилось в кровопролитную войну на Балканах.

К маю 1990 года обстановка уже была весьма накалённой из-за прошедших накануне выборов в Хорватии, на которых победили радикальные сторонники независимости страны. Столкновения на улицах Загреба начались ещё до начала игры, но это было в порядке вещей и не вызывало особых опасений у правоохранительных органов. Однако едва команды вышли на поле, фанаты вступили в агрессивную перекличку. Сербы скандировали Zagreb je Srbija! («Загреб — сербский»), а хорваты в какой-то момент начали кричать Srbi – na vrbi («Сербов на вербу»).

Лозунг сработал как красная тряпка на быка во время корриды. «Герои» снесли рекламные щиты, которыми был огорожен их сектор. Завязалась драка, в ход пошли оторванные стулья. Футболисты с изумлением наблюдали за происходящим, а полиция попыталась оттеснить фанатов, встав между ними, но это только усугубило ситуацию. Футбольное поле стало «полем боя», где началось настоящее месиво. Остановить беспредел на «Максимире» удалось лишь после прибытия водометов и бронетехники, а беспорядки в Загребе продолжались еще несколько дней. В результате столкновений тяжёлые травмы получили более ста человек.

Именно в том печально известном матче отличился кумир хорватских фанатов Звонимир Бобан. Он ударил ногой полицейского, который пытался помешать хулиганам атаковать трибуну «Црвены Звезды».

«Я был там, публичный человек, готовый рисковать всем: жизнью, карьерой и всеми благами, которые может принести слава футболиста, ради одной цели и одного идеала: свободная Хорватия», – рассказывал он потом из Милана. За прыжок его дисквалифицировали на шесть месяцев.

Через две недели после матча хорватский парламент проголосовал за новую Конституцию, которую сербское меньшинство открыто бойкотировало, так как оно желало не независимой Хорватии, а единой Югославии.

Позже вратарь сербской команды Стеван Стоянович скажет: «Во время драки я думал о том, чтобы просто уйти в раздевалку живым. Но вскоре я понял, что именно там начался распад Югославии».

В 1992 году из-за острой политической ситуации Югославию не допустили на Чемпионат Европы по футболу, а вскоре началась война, и карта некогда великого балканского государства стала напоминать лоскутное одеяло.

«Фабрики смерти» и независимая Хорватия

Так откуда взялось скандальное «Сербов на вербу» и почему оно вызвало такую реакцию у сербских болельщиков? Хорваты скандировали с трибун не просто лозунг. Это был фашистский призыв к уничтожению сербов через повешение. Его автор, Миле Будак, — главный идеолог хорватских усташей, во время Второй мировой войны сжигавших дотла сербские села и деревни.

Усташи (от хорватского Ustaše – «повстанцы») — националистическая организация, зародившаяся на Балканском полуострове при поддержке Бенито Муссолини и Адольфа Гитлера на рубеже 1920-1930х годов. Опираясь на идеологию стран «Оси», они пропагандировали сербофобию и антисемитизм. Это оставило большой след в отношениях между сербским и хорватским народами.

Миле Будак, теоретик этнических чисток и ближайший соратник возглавившего движение Анте Павелича, писал:

«Треть сербов необходимо уничтожить, треть изгнать, остальных — окатоличить. Cкоро затеряются их следы, а то, что останется, будет лишь дурным воспоминанием о них. Для сербов, цыган и евреев у нас найдется три миллиона пуль».

Его послание было воспринято хорватскими националистами буквально, и в течение четырех лет они старательно истребляли православных сербов, которых на их территории было около двух миллионов. Причем истребляли самыми изощренными способами, которым позавидовали бы сами гитлеровцы.

Идеологи хорватского фашизма

Крупными лагерями смерти были «Даница», «Керестинец», «Лобоград», «Лепоглава» и «Ястребарско», в котором держали в заключении детей до 14 лет. Но больше всех печально известен стал «Ясеновац» (от хорватского Jasenovac) — по масштабам зверских преступлений он занял «почетное» третье место после «Аушвица» и «Треблинки». Он представлял собой целую систему концлагерей, созданную хорватскими фашистами в августе 1941 года. Располагалась она на территории Независимого хорватского государства, в 60 км от Загреба. Общая площадь «фабрики смерти» составляла 240 квадратных километров — целое маленькое европейское государство. Структурно «Ясеновац» был представлен пятью лагерями: «Крапье», «Брочице» («Версаев»), «Циглана», «Кожара» и «Стара Градишка», которая предназначалась для женщин и детей.

Женщины и дети в хорватском концлагере Ясеновац

По жестокости и извращенным способам убийств хорваты превзошли даже палачей немецких концлагерей. Заключенных (в основном, этнических сербов, евреев и цыган) не только травили Циклоном Б и кремировали, как это было принято у фашистов. В попытках продлить мучения, их забивали кувалдами, молотками и дубинами, затаптывали солдатскими башмаками. Надрезали кожу и посыпали солью, прижигали раны раскаленным железом. Выдирали ногти, выкалывали глаза особыми крюками, отрезали нос, уши и язык, прокалывали шилом сердце. Насиловали детей на глазах у родителей. Особенно любили хорватские фашисты такое развлечение: сажали крысу на живот, затем накрывали ее крышкой и грели лампой, пока животное не прогрызало кожу и не проникало в живот узника.

Ясеновац - хорватская фабрика смерти

Также в ходу у них была игра «Остаться в живых»: пленных морили голодом и проводили «соревнования», наблюдая кто из них дольше продержится без еды и начнет есть мясо товарищей, уже умерших в страшных мучениях.

Cреди надзирателей устраивались поединки по количеству убитых специальным ножом «cербосеком» (по названию не трудно догадаться, для кого он предназначался). Так, один из них за день перерезал горло 1360 заключенным.

Точное число жертв лагеря «Ясеновац» до сих пор не установлено, на данный момент существует поименный список 88 тысяч человек, но он всё ещё пополняется.

Геноцид сербов

Наследие фашистов в хорватском футболе и песнях

С победой советских войск многие усташи последовали примеру немецких соратников и бежали в Латинскую Америку. Так, Анте Павелич уехал в Аргентину и устроился советником президента по безопасности. Несмотря на то, что югославские власти постоянно передавали Союзникам списки военных преступников, только десятая часть хорватских фашистов предстала перед судом. Среди эмигрантов-усташей сформировались террористические подпольные группировки в Германии, США, Канаде, Австралии и Аргентине. Под непосредственным руководством Павелича было создано «Хорватское освободительное движение», которое с 1967 года вело террористическую деятельность. В 1991 году президент Хорватии Франьо Туджман позволил вернуться в страну находившимся в бегах фашистам, а после провозглашения Хорватией независимости в начале 1990-х годов некоторые политические силы пытались сделать из них «национальных героев». В частности, ряд улиц был переименован в честь усташских лидеров. Памятники антифашистам были массово уничтожены, а ветераны вооруженных формирований стали получать пенсии.

Подобная политика государства не могла не отразиться на искажении восприятия истории молодым поколением. Скандалы на почве использования хорватами фашистской символики и националистических лозунгов возникали неоднократно. Так, в 2006 году на матче Италия — Хорватия болельщики образовали на трибунах своими телами свастику.

А в 2013 году отличились и сами футболисты. Защитник сборной Хорватии Йосип Шимунич был дисквалифицирован за то, что после матча взял микрофон и бросил трибунам клич: «За родину..» (Za dom..) Болельщики завершили фразу: «Готовы!» (Spremni!). Это — не что иное, как усташевское приветствие, хорватский аналог немецкому Sieg Heil!

Подобные выходки были с восторгом восприняты украинскими ультрас. 10 октября 2017 года накануне футбольного матча хорватской и украинской сборных в Киеве прошло массовое шествие неонацистов под антисербскими и антироссийскими лозунгами. Его участники скандировали «Русска курва!» и расклеивали на улицах листовки с надписями: «Сербов на вербы! Москалей на ножи!»

Листовки хорватских неонацистов

Наиболее широкую огласку получил инцидент на Чемпионате Мира в 2018 году. Защитник сборной Хорватии Домагой Вида вместе с бывшим игроком команды Огненом Вукоевичем, запивая пивом победу над Россией, записали видео с выкриками «Слава Украине!» и «Белград, гори!» Впоследствии Вида оправдывался, что фашистсикий лозунг он использовал случайно, а «cгореть» желал ресторану, а не сербской столице.

Международная федерация футбола (FIFA) за «неспортивное поведение» вынесла Виде предупреждение, хотя согласно дисциплинарному кодексу, за политические лозунги FIFA наказывает футболистов дисквалификацией.

Чуть ранее на этапе группового отбора защитник сборной Деян Ловрен отпраздновал победу над командой Аргентины песней Bojna Čavoglave, в которой также используется приветствие усташей. Ее автор и исполнитель — скандально известный певец Марко Перкович Томпсон, которого Белград объявил персоной нон-грата из-за антисербской риторики. А фанаты хорватской сборной во время ЧМ-2018 были замечены с флагами и баннерами с нацистской символикой, причем не только в России, но и в Европе. Так, профашистские болельщики собрались в квартале Оттакринг в Вене, скандируя приветствие усташей. Полиции даже пришлось перекрыть улицу для сохранения общественного порядка.

В Хорватии и по сей день осталась «Насыпь смерти», которую строили узники лагеря «Ясеновац». Потеряв силы, они оступались и падали — 10 000 заключенных остались под ней навсегда. На месте лагеря, где усташи уничтожали сербов и варили из их частей тела мыло, хорваты сделали мемориальный комплекс «Донья Градина». Однако сайт организации не раз блокировали за «распространение ненавистнических высказываний и религиозную нетерпимость».

Президент Хорватии Зоран Миланович

В канун 75-летия со дня победы над фашизмом Зоран Миланович открыто выступил против проявлений неонацизма и попыток реабилитации в стране усташевской идеологии. Так, 1 мая 2020 года он демонстративно покинул мероприятие в селе Окучани в связи с наличием у присутствовавших символики усташей. После этого лидер Хорватии заявил, что и табличка с надписью «За Родину — готовы!», установленная в районе мемориального комплекса «Ясеновац», — это надругательство над жертвами, и ее необходимо демонтировать.

Однако, несмотря на громкие заявления политиков, хорватский фашизм все еще жив в умах молодежи, и с каждым годом он обретает все новые уродливые формы.

Да и сам Миланович решил все же не приезжать на торжественный парад в Москве, посвященный 75-летию Победы над гитлеровской коалицией. Увидев, что большинство европейских лидеров отказались присутствовать на мероприятии под предлогом пандемии, он в последний момент сослался на «сломанный самолет» и вместо российской столицы отправился в черногорский порт Тиват.

Новости партнеров

Новости партнеров