Лента новостей Выбор региона Поиск
AR
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

«Джемаа Исламия»: террористы, которые превратили курорты Юго-Восточной Азии в ад

0 Оставить комментарий

«Джемаа Исламия»: террористы, которые превратили курорты Юго-Восточной Азии в ад

Федеральное агентство новостей негативно относится к идеологии экстремистских организаций. Данный текст не является пропагандой экстремизма и носит исключительно информационный характер.

Telegram-канал «ДипломатЪ» рассказывает об опаснейшей террористической группировке Юго-Восточной Азии, которая отметилась десятками терактов в самом населенном регионе мира.

История индонезийского терроризма берет свое начало в XVI веке, когда мусульмане, проживавшие в княжестве Ачех на острове Суматра, вели партизанские войны сначала против португальских колонистов, а после 1859 года — против голландцев, так как в том году две трети индонезийской территории отошли Нидерландам. Идеология сопротивления местных мусульман была описана в религиозных сборниках «История священной войны», где содержатся упоминания о зверствах колонистов и призывы к джихаду против европейцев.

Колониальный период

В 1904 году голландцы сломили организованное сопротивление местных мусульман, тем самым завершив идущую с 1873 года Ачехскую войну. После этого ачехские духовные лидеры не смогли реорганизовать сопротивление, и с начала XX века их борьба была основана на идее «aceh moorden» — убийства европейцев на индонезийской территории. Именно это стоит рассматривать в качестве первого проявления индонезийского мусульманского терроризма.

К началу Второй мировой войны идеологом радикального ислама в Индонезии был Секармаджи Мариджан Картосевирджо, который в 1935 году изложил идею о создании исламского государства1, а в 1942 году для этой цели создал радикальную группировку «Даруль Ислам» (Darul Islam, DI).

Основатель исламистского движения в Юго-Восточной Азии.

Изначально боевики DI с республиканскими силами президента Сукарно, который в 1945 году объявил о создании республики Индонезия, вместе сражались против голландцев, которые в 1946 году прибыли, чтобы восстановить свое колониальное правление после окончания японской оккупации Индонезии.

К 1949 году республиканцы перестали поддерживать Картосевирджо, который провозгласил создание «Исламского государства Индонезия» (Negara Islam Indonesia) и объявил войну республиканскому правительству.

После этого мусульманские восстания вспыхнули в Ачехе и Южном Сулавеси, а боевиками DI было предпринято несколько неудачных попыток ликвидации Сукарно. Республиканская армия перешла в контрнаступление, в ходе которого Картосевирджо был казнен, а «Даруль Ислам» прекратила свое существование.

Возрождение исламского движения

Однако после того, как в 1967 году новым президентом Республики Индонезия стал генерал Сухарто, в 1969 году два бывших члена DI Абдулла Сунгкар и Абу Бакар Баашир попытались возродить движение. Они создали подпольную радиостанцию и развернули пропагандистскую работу среди бедного мусульманского населения. Девизом их движения стала фраза: «Смерть на пути Аллаха — наше самое высокое стремление».

Лидеры «Джемаа Исламия».

В 1984 году между мусульманами Индонезии и полицией начались уличные столкновения, из-за которых Баашир и Сунгкар сбежали в Малайзию. Там они стали готовиться к вооруженной борьбе против Сухарто. Помимо этого, Сунгкар организовал группировку Komando Jihad, известную захватом самолета авиакомпании Garuda Indonesia в 1981 году и нападением на полицейский участок в Бандунге.

Теракты, осуществляемые Komando Jihad, и активная пропагандистская работа дали возможность Сунгкару и Бааширу заручиться поддержкой малазийских радикальных мусульман, что в 1993 году привело к созданию террористической организации «Джемаа Исламия» (ДжИ, буквальный перевод «Исламское общество»; группировка запрещена в России). Его основной целью является создание исламского государства «Даула Исламия Нусантара», в состав которого войдут Индонезия, Малайзия, Сингапур, Бруней, Таиланд и Южные Филиппины.

Скрещенные мечи ислама — символ «Джемаа Исламия».

С 1994 по 2000 годы «Джемаа Исламия» находилась в стадии подготовки, вместе с «Аль-Каидой»1 (запрещена в РФ) разрабатывая планы терактов в Юго-Восточной Азии. Члены ДжИ проходили обучение в филиппинских лагерях «Исламского освободительного фронта моро» (ИОФМ) и «Аль-Каиды».

Террористическая группировка новейшего времени

К началу XXI века ДжИ создала две группы боевиков — «Ласкар Муджахидин» и «Ласкар Джундуллах», которые были отправлены для участия в межконфессиональных конфликтах в индонезийских регионах Сулавеси и Малуку.

В 2000 году «Джемаа Исламия» осуществила свои первые теракты, в числе которых покушение на посла Филиппин в Индонезии, серия взрывов в церквях, взрывы в Маниле и убийства кандидатов на выборах в муниципалитеты Малайзии.

Завершив подготовительный период, «Джемаа Исламия» начала серию кровавых терактов по всей Юго-Восточный Азии.

Из-за массовых арестов полевых командиров ДжИ с конца 2001 года по начало 2002 года военный лидер группировки Ридуан Исамуддин (Хамбали) собрал оставшихся командиров в Бангкоке, где приказал им начать атаки на места наибольшего скопления «западных граждан». Так была организована серия взрывов в ночном клубе на Бали в 2002 году, когда погибли более 200 человек.

Структура группировки

В момент расцвета своей активности «Джемаа Исламия» представляла собой группировку с многоуровневой организационной структурой, описанной в идеологическом и тактическом руководстве группы «Общие руководящие принципы борьбы Аль-Джемаа Аль-Исламия» (PUPJI).

«Джемаа Исламия» создала четкую организованную структуру с территориальным делением.

Во главе организации стоял эмир, который формировал и председательствовал в дисциплинарном, правящем и теологическом советах, а также в совете по исламскому праву.

Правящий совет включал в себя центральное командование, которое утверждало планы будущих наступлений и контролировало региональные отделения, так называемые mantiqi.

В свою очередь mantiqi были разделены на бригады, роты, батальоны, взводы, отряды и ячейки, и обладали конкретным географическим и функциональным направлением:

  • Mantiqi I: Сингапур, Малайзия (кроме Сабаха) и южный Таиланд; финансовое обеспечение ДжИ;
  • Mantiqi II: Индонезия (кроме Сулавеси и Калимантана); вербовка новых членов;
  • Mantiqi III: Сабах, Сулавеси, Калимантан и южные Филиппины; обучение боевиков и закупки оружия;
  • Mantiqi IV: Австралия и Папуа-Новая Гвинея; сбор пожертвований;

Помимо этого в состав «Джемаа Исламия» также входили функциональные отделы, называемые «шура» («совет»):

  • «Оперативная шура», в ведении которой находится связь с ИОФМ, вербовка и обучение боевиков, которых отправляли в Афганистан или на Минданао;
  • «Шура связи», ответственная за установление электронных каналов связи между группировками и ведение пропагандистских веб-сайтов;
  • «Шура безопасности», занимающаяся вопросами внутреннего контроля, дисциплины членов группировок и контрразведки;
  • «Финансовая шура», контролирующая сбор средств, отмывание денег, связь с подставными благотворительными организациями и банковскими счетами;
  • «Миссионерская шура», регулирующая действия проповедников и сбор средств;

Несмотря на иерархию, изложенную в «Общих руководящих принципах борьбы…», на практике «Джемаа Исламия» более децентрализована — ее полевые командиры развили определенную степень автономии, что позволяет группировке функционировать даже после ликвидации ее лидеров.

Идеологическая доктрина Джемаа Исламия основана на пяти основополагающих принципах: иман (вера), хиджра (эмиграция), и'дад (подготовка к джихаду), джихад и аль-вала валь-бара — разделение человечества на истинных мусульман (которых следует любить — «вала») и остальных людей (к которым следует испытывать ненависть — «бара»).

Восточные братья «Аль-Каиды»

Одним из ключевых факторов развития «Джемаа Исламия» стало упомянутое выше сотрудничество индонезийских террористов с «Аль-Каидой». Связи между организациями были впервые установлены в Афганистане, где высшее руководство ДжИ вступило в контакт с Усамой бен Ладеном и Халидом Шейхом Мохаммедом. В последующие годы «Аль-Каида» помогала «Джемаа Исламия» с финансированием и оказывала материально-техническую помощь.

Усама бен Ладен лично координировал взаимодействие с исламистами из Юго-Восточной Азии.

Наиболее тесное сотрудничество лидеры «Аль-Каиды» поддерживали с бывшим военным лидером ДжИ Ридуаном Исамуддином, который также был членом «Аль-Каиды». Это неоднократно на допросах ФБР подтверждал полевой командир «Аль-Каиды» Омар аль-Фарук, который рассказал, что планировал теракты вместе с членами ДжИ.

Согласно протоколу допросов боевика обеих группировок Мохаммеда Мансура Джабараха, члены «Аль-Каиды» и ДжИ проводили общие совещания. Подобные собрания проводились перед терактом 11 сентября и подрывом эсминца ВМФ США USS Cole в январе 2000 года в Куала-Лумпуре. Также на общей встрече был утвержден план теракта на Бали (2002 год, Бангкок).

Теракт на Бали стал одним из самых страшных терактов начала 2000-х годов.

В ходе допросов Омара аль-Фарука и Ридуана Исамуддина были получены многочисленные свидетельства финансирования «Аль-Каидой» индонезийских террористов.

Так, по словам Омара аль-Фарука, личным распоряжением Усамы бен Ладена курьерами ему было доставлено 74 тысячи долларов, на которые он должен был купить три тонны взрывчатки для «Джемаа Исламия». Ридуан Исамуддин также подтвердил информацию о существовании развитой курьерской сети, сообщив, что летом 2003 года ему от Халида Шейха Мохаммеда доставили около 130 тысяч долларов, 30 тысяч из которых он потратил на организацию терактов на Бали, после чего ему прислали еще 100 тысяч долларов, 27 тысяч из них были переведены на счета полевых командиров филиппинского ИОФМ.

Высокопоставленные главари «Аль-Каиды» тесно взаимодействовали с «Джемаа Исламия».

«Мирная проповедь» исламистов

После терактов на Бали в 2005 году активность «Джемаа Исламия» стала снижаться. В первую очередь это произошло благодаря эффективным контртеррористическим мерам спецподразделения индонезийской полиции Densus 88, которое с 2001 по 2009 год ликвидировало и задержало более 10 ключевых лидеров ДжИ. Кроме того, из-за большого количества мусульман среди жертв терактов, организованных «Джемаа Исламия», поддержка группировки среди радикально настроенных индонезийцев стала стремительно падать.

Серьезным ударом по активности ДжИ стал выход из организации ее основателя Абу Бакра Баашира, который в 2008 году заявил, что все индонезийские исламистские группировки являются «еврейскими организациями» и объявил о создании новой экстремисткой организации «Джамаах Аншарут Таухид» («Сторонники единства Бога»).

«Джемаа Исламия» лишилась одного из своих предводителей, который создал новую организацию.

Несмотря на все потери, «Джемаа Исламия» не была полностью уничтожена и уже в 2009 году совершила теракты в отелях JW Marriott и Ritz Carlton, расположенных в Джакарте.

Несмотря на сокращение активности, «Джемаа Исламия» отметилась терактами в конце 2000-х годов.

Считается, что с этого времени ДжИ занимается восстановлением своих военных и технических возможностей, расширяя свои связи. Доказательством реорганизации является тот факт, что в 2016 году численность группировки составила более 2000 человек — ровно столько, сколько было на момент зарождения организации в 1999 году.

По данным комитета ООН по санкциям против «Аль-Каиды», на сегодняшний день самым активным отделом ДжИ является «индонезийский» mantiqi, так как несмотря на то, что Densus 88 удалось ликвидировать нескольких лидеров ДжИ, в Индонезии организация все еще существует, в отличие от сингапурского и малазийского филиалов, которые были полностью уничтожены в 2003 году.

Более того, индонезийские тюрьмы являются отличным полем для вербовки новых боевиков, — этому способствует цветущая там коррупция, отсутствие квалифицированных надзирателей и необходимой инфраструктуры, — террористы часто содержатся в камерах с обычными заключенными, которых сразу же подвергают «идеологической обработке».

Бывший эмир «Джемаа Исламия» Абу Русдан, отсидевший срок за участие в терактах на Бали, сейчас живет в индонезийской провинции Центральная Ява и проповедует в местной мечети.

Именно его многие считают нынешним лидером группировки. В 2016 году он по телефону дал интервью корреспонденту Reuters, в котором заявил, что «Джемаа Исламия» до сих пор привержена цели создания субрегионального халифата, однако планирует достичь ее «через да'ват», — то есть путем проповедей. Русдан является довольно известной медийной персоной и часто появляется на телевидении, где отрицает существование подконтрольной ДжИ группировки неких «молодых боевиков», называя эту информацию «попытками негативно заклеймить «Джемаа Исламия».

На сегодняшний день под руководством Русдана «Джемаа Исламия» распространяет свои идеи через мечети, индонезийские исламские школы-интернаты (pesantrens), публичные лекции и мусульманские просветительские организации, такие, как Majelis Dakwah Umat Islam. ДжИ также поддерживает различные благотворительные организации — например, Hilal Ahmar Society, созданную после землетрясения в Джокьякарте в 2006 году для помощи жертвам конфликтов и стихийных бедствий.

Интересным представляется то, что проповеди «Джемаа Исламия» в первую очередь направлены на привлечение в организацию людей, обладающих определенными специальностями.

Согласно отчету «Института политического анализа конфликтов» (Institute for Policy Analysis of Conflict), в 2014 году основными целями вербовки «Джемаа Исламия» были врачи, медсестры, акушеры, специалисты по ядерной энергетике, химики, агрономы и механики.

Помимо Русдана, идеологами «Джемаа Исламия» сегодня являются недавно освободившиеся террористы Насир Аббас и Абу Джибрил, которые, также как и Русдан, утверждают, что избрали путь ненасильственной борьбы за создание исламского государства, которая займет не менее 25 лет.

Действующие идеологи «Джемаа Исламия» утверждают, что выбрали мирный путь создания исламского государства.

Готовит ли «Джемаа Исламия» новую волну террора?

Стремление ДжИ к борьбе путем да'ват вызывает сомнения, так как не совсем понятно, сможет ли «старая гвардия» во главе с Русданом в течение столь долгого времени держать в узде молодых новобранцев-радикалов. Более того, основным источником идеологического курса «Джемаа Исламия» до сих пор являются «Общие руководящие принципы борьбы…», согласно которым единственным путем к созданию «Даула Исламия Нусантара» является тотальный террор.

Есть основания полагать, что «Джемаа Исламия» никогда не отказывалась от насилия и террора, а просто «залегла на дно», чтобы компенсировать потери, понесенные в конце 2000-х годов. Это отражает концепцию и'дад, означающую «укрепление мощи перед осуществлением джихада».

В 2011 году в рамках ДжИ была создана вооруженная группировка, которая структурно напоминает бандформирования, которые «Джемаа Исламия» использовала в разгар своей террористической кампании с 2000 по 2005 год. Единственное отличие состоит в том, что уровень группировки сейчас является национальным (bithonah), а не региональным (mantiqi).

Каждый участник группировки должен пройти физическую подготовку, обучиться основам боевых искусств, уметь собирать и разбирать винтовку М-16, стрелять и владеть ножом или мечом. Оружие для нового подразделения было приобретено на индонезийском черном рынке, часть его была самостоятельно изготовлена боевиками кустарными способами в цехах, расположенных в Центральной Яве. Основное финансирование боевого крыла «Джемаа Исламия» происходит за счет членских взносов, которые составляют 5% от дохода боевиков, и пожертвований.

По словам Русдана, данная группировка была создана «исключительно в целях самообороны». Тем не менее тот факт, что «Джемаа Исламия» отправила в Сирию около дюжины боевиков сражаться в рядах запрещенных в РФ группировок «Хайят Тахрир аш-Шам»1 и «Джебхат Фатх аш-Шам»1, говорит о том, что боевая группа ДжИ, скорее всего, нуждается в опытных полевых командирах, — и отнюдь не для оборонительных целей (сам Русдан назвал отправку боевиков в Сирию «гуманитарной помощью»).

«Джемаа Исламия» отправила своих боевиков набираться опыта в Сирии в рядах «Хайят Тахрир аш-Шам».

Таким образом, хотя на данный момент «Джемаа Исламия» не в состоянии продолжать свою преступную деятельность во имя создания «халифата», есть вполне определенные перспективы полномасштабного возвращения боевиков ДжИ, чему могут поспособствовать перечисленные ниже факторы.

Нестабильная ситуация на юге Филиппин

Остров Минданао уже несколько десятков лет является одним из ключевых пристанищ террористов в Юго-Восточной Азии, а географическое расположение архипелага Сулу создает благоприятные условия для перемещения боевиков, оружия и средств между малазийским Сабахом и Сулавеси.

Остров Минданао и архипелаг Сулу остаются важнейшими центрами ислама в Юго-Восточной Азии.

Поражение «эмиссаров ИГИЛ» в Марави

Несмотря на то, что такие филиппинские террористические группировки, как «Ансар Халифа Филиппины», «Абу Сайяф», «Исламское государство Ланао» и группа Абу Дара с 2014 года присягнули на верность «Исламскому государству» (ИГ1, ИГИЛ1; запрещена в РФ), организация не смогла превратить филиппинский город Марави в центр будущей «Провинции ИГ в Восточной Азии», в 2017 году проиграв знаменитую «битву за Марави».

Теоретически это предоставляет «Джемаа Исламия» возможность продемонстрировать себя в качестве более эффективной «альтернативы» для создания субрегионального халифата.

Террористы, присягнувшие ИГ, не смогли превратить филиппинский город Марави в центр своего «вилаята».

Важно, что в 2015 и 2016 годы подавляющее большинство возвращающихся в Юго-Восточную Азию боевиков тяготело к индонезийским группировкам, связанным с ИГИЛ через «Джамаа Аншарут Даула» (ДАД) — созданное в 2015 году объединение примерно 20 индонезийских экстремистских групп, которые принесли присягу на верность «халифу» ИГ Абу Бакру аль-Багдади. Однако уже с 2017 года наблюдается рост участников группировки «Джемаа Ансарул Сириях» (JAS), которая откололась от «Джемаа Исламия», когда в 2014 году находящийся в тюрьме Абу Бакр Баашир принес клятву верности ИГИЛ.

Многие джихадисты Юго-Восточной Азии присягнули на верность главарю ИГ Абу Бакру аль-Багдади.

Тот факт, что большинство членов JAS раньше были полевыми командирами ДжИ, а также тот факт, что они не одобряли неизбирательное насилие, которое творили террористы ИГИЛ, может привести к тому, что движение Русдана может включить JAS в возрождающуюся «Джемаа Исламия».

Для продвижения своей идеологии в регионе ИГИЛ использовала сеть каналов, созданную «Джемаа Исламия» и «Аль-Каидой», что, учитывая любовь филиппинских террористов к наживе («Абу Сайяф» последние несколько лет занимаются бандитизмом и похищениями), может сыграть на руку «Джемаа Исламия». Организовав финансирование региональных группировок, ДжИ вполне может попытаться объединить их под своим командованием.

Раскол в филиппинском «Исламском освободительном фронте моро»

Несмотря на нынешнее сотрудничество лидеров ИОФМ и филиппинского правительства, в организации до сих пор остаются сторонники «силовых мер» и «войны до победы». В теории, «Джемаа Исламия» может попробовать наладить с ними сотрудничество, чтобы превратить Автономный регион Бангсаморо на мусульманском острове Минданао в тайный центр подготовки боевиков. Такое сотрудничество уже существовало в начале XXI века, когда ИОФМ руководил Хашим Саламат.

Нынешний руководящий состав Джемаа Исламия

После потерь, понесенных ДжИ в конце нулевых, сотрудничество с «Аль-Каидой» сошло на нет. Однако в связи с началом реорганизации ДжИ представляется возможным возобновление прошлых контактов.

На данный момент в руководстве «Джемаа Исламия» остаются люди, которые 30 лет назад запустили сотрудничество с «Аль-Каидой», а именно: нынешний эмир Абу Русдан, Абдулла Аншори (ранее руководил операциями ДжИ в Индонезии), Насир Аббас (бывший глава mantiqi III), Абу Ирсяд (он же эмир Заркаси, религиозный лидер ДжИ с 2004 по 2007 год). Абу Джибрил (бывший командир малазийской ячейки ДжИ) и Абу Дуджан (заместитель лидера mantiqi II).

Важная особенность «Джемаа Исламия» как террористической организации — ее умение терпеливо выжидать. После создания ДжИ в 1993 году террористам потребовалось шесть лет, чтобы перейти к осуществлению своих преступных намерений. В конце 2000-х «Джемаа Исламия» была вынуждена уйти в тень, чтобы начать тотальную перегруппировку после понесенных потерь.

На это может потребоваться гораздо больше, чем шесть лет, так как на сегодняшний день ДжИ уже зарекомендовала себя как одна из самых опасных террористических организаций в Юго-Восточной Азии.

Во многом «Джемаа Исламия» остается в тени, поскольку страны Юго-Восточной Азии проявляют повышенное внимание к деятельности ИГИЛ и распространению ее «эмиссаров». Из-за этого на перегруппировку ДжИ обращают не очень много внимания региональные правоохранительные органов.

Как кратко описать нынешнее состояние ДжИ?

«Джемаа Исламия находится в стадии подготовки. Да, не было проведено новых операций, но она набирает людей, укрепляет их потенциал, транспортную сеть и финансы, — рассказал Reuters в 2016 году бывший глава третьей mantiqi Насир Аббас. — Я бы не стал ее недооценивать».

Организации «Аль-Каида», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, «Исламское государство Ирака и Леванта»), «Джебхат ан-Нусра»1 («Фронт ан-Нусра», «Джебхат Фатх аш-Шам»), «Хайят Тахрир аш-Шам», «Джемаа Исламия», признаны Верховным судом Российской Федерации террористическими, экстремистскими организациями, их деятельность запрещена на территории России.

1 Организация запрещена на территории РФ.

Новости партнеров