Выбор региона Поиск
AR
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

«Хочется увидеть освобождение Стамбула»: Греция заявила, что готова воевать с Турцией

«Хочется увидеть освобождение Стамбула»: Греция заявила, что готова воевать с Турцией

В Минобороны Греции заявили, что страна готова применить силу для защиты собственного суверенитета в войне с Турцией. Насколько готовы Афины к противостоянию с Анкарой — разбиралась автор Telegram-канала «Балканская сплетница».

4 июня министр обороны Греции Никос Панайотопулос в эфире телеканала Star TV прокомментировал возможность вооруженного конфликта между Анкарой и Афинами.

«Греция готова к любому сценарию и готова защищать свой суверенитет любыми средствами», — подчеркнул он.

Заявление греческого министра вскоре после встречи президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана и премьер-министра Правительства национального согласия Ливии Файеза Сарраджа в Анкаре. На пресс-конференции по результатам встречи Эрдоган заявил, что Турция и Ливия продолжат разработку месторождений и бурение в Восточном Средиземноморье в рамках подписанного соглашения о демаркации морских границ.

В Греции это сочли нарушением своей исключительной экономической зоны и сделали громкое заявление — с небольшой оговоркой, которую СМИ предпочли умолчать, чтобы не смазывать эффект.

«Недавнее поведение Турции довольно агрессивно. Полагаю, что единственный способ для Греции разобраться с таким стремлением к агрессии — это до предела использовать дипломатические возможности с намеренным увеличением мощи вооруженных сил.

Мы сказали, что готовимся к любому сценарию. Конечно, военное вмешательство возможно при любом раскладе. Нам этого не хочется, но мы хотим дать ясно понять, что сделаем все необходимое для защиты наших суверенных прав», — заявил Панайотопулос в том же эфире Star TV.

Несмотря на кажущееся желание начать войну, греческое оборонное ведомство скорее держит «хорошую мину при плохой игре», пытаясь идти на поводу чаяний собственного электората хотя бы в публичной сфере.

Военнослужащие греческой армии.

Корни противоречий между греками и турками стоит искать в истории.

Историческая память

История взаимоотношений славян и османов уходит корнями в XIV-XV века, на которые пришелся рассвет Османской империи и начало Эпохи Возрождения. После того как нынешние турки — тогда просто выходцы с Анатолийского плоскогорья — подобно саранче начали экспансию на Запад, началась история восхождения Османской империи, границы которой сегодня пытаются восстановить идеологи турецкого неоосманизма.

Некоторые историки предпочитают считать, что Средневековье закончилось именно с падением Константинополя и крахом Византийской империи — утверждают, что тогда, на рубеже XV и XVI веков сменился мировой порядок и наступила Эпоха Возрождения.

Вступление султана Мехмета в Константинополь в представлении художника.

Для народов Балкан Эпоха Возрождения стала веками репрессий и геноцида — вплоть до Балканских войн в начале XX века. В разное время на помощь Балканам отправлялись воевать славяне, в том числе и из России. Например, в конце XIX века добровольческий корпус отправился воевать на стороне сербов против «османского ига». Основным лейтмотивом добровольцев тогда было желание освободить единоверцев от османов.

Сегодня идеи «неоосманизма» основаны на памяти об ушедшем в прошлое величии Османской империи. Чтобы понять ошибочность этих идей, достаточно открыть список популярных музеев Турции, — так, например, туристам предложат посетить собрания археологических ценностей, где представлены диковинки с территорий бывших африканских и балканских протекторатов Османской империи; можно зайти в дворец Топкапы (бывшая Церковь Святой Ирины, построенная на месте руин древнего храма Афродиты) и музей Айя-София (бывшая Юстинианова базилика и Собор Святой Софии); или же посмотреть на панораму битвы за Константинополь.

Мечеть Айя-София в Константинополе.

Можно пойти дальше и попытаться вспомнить видных турецких ученых, деятелей культуры и просвещения. Имя изобретателя Хезарфена Ахмет-челеби широкой общественности неведомо. Врач Амирдовлат Амасиаци был по национальности армянином. Художник Эфстафиос Алтинис был по происхождению греком. Да и даже эти лица никто с ходу назвать не может.

Зато все сербы, болгары, армяне и, конечно, греки помнят турецкий геноцид и турецкие завоевательные войны.

Поэтому, когда турецкие СМИ озвучивают очередные притязания на территорию других государств, заявляя о «возрождении былого величия», власти Греции вынуждены реагировать именно таким образом — демонстрируя готовность к войне. Иначе они окончательно потеряют доверие со стороны собственного населения.

Президент Эрдоган никогда не скрывал своих неоосманских взглядов.

«Как лягушки вокруг пруда»

Именно в неоосманизме и лежит корень проблемы — в нем черпают вдохновение сторонники территориальных притязаний Турции. Яркий тому пример — острова в Эгейском море.

Древнегреческий философ Платон писал, что греки жили вокруг Эгейского моря «как лягушки вокруг пруда». Вопрос принадлежности островов в Эгейском море и разграничения территориальных вод воспринимается греками достаточно остро: они полагают их своими, а турки этим недовольны.

«Эгейские острова столетиями находились в руках Оттоманской империи, которая благородно уступила территории на материке и большое количество островов в Эгейском море», — такую позицию турецких властей журнал Christian Science Monitor приводил еще в 1974 году.

Важность «Эгейского вопроса» поднимали и на XXV съезде КПСС в 1976 году — его тогда рассматривали в качестве «горячей точки», способной потенциально привести к рецидиву «холодной войны».

Эгейские острова остаются областью противостояния между Грецией и Турцией.

Своими корнями история противоречий восходит к договору от 1923 года, подписанному в Лозанне. Турция тогда отказалась от прав на Додеканезский архипелаг и Эгейские острова при условии их демилитаризации. Острова до 1947 года принадлежали Италии — на них велось масштабное строительство, в том числе и военных объектов. Во время операции на Додеканезских островах у берегов Турции развернулись боевые действия.

Впоследствии, по условиям Парижского договора Додеканезский архипелаг отошел Греции, но в Анкаре утверждали, что рассматривают это как нарушение статуса-кво — и эти обвинения не сходят с передовиц турецких статей вот уже 70 лет.

По мнению Анкары, в Греции пытаются посредством своих островов, расположенных в непосредственной близости от материковой части Турции, контролировать морское и воздушное пространство соседнего государства. В Афинах полагают, что в Турции, призывая к демилитаризации островов в Эгейском море, одновременно вынашивают планы по установлению «мягкого протектората» над греческими территориями: острова останутся греческими эксклавами в турецком воздушном и морском пространстве.

В краткосрочной перспективе у конфликта нет никакой возможности разрешения дипломатическими средствами, что бы там не говорили греческие власти. Хотя о неизбежности конфликта говорят давно, война так и не началась.

Греческий флот стремится контролировать всю акваторию вокруг островов.

Например, 11 апреля 2016 года в греческом Минобороны заявляли: «Эгейское море — греческое море. Мы не хотим воевать, но мы ни на сантиметр не отступим от наших прав». 3 марта 2017 года министр обороны Греции Панос Камменос заявил по телевидению: «Пусть приедут на Кардак, посмотрим, как они уедут отсюда. Вооруженные силы Греции готовы к любым ситуациям».

Такие заявления, по большому счету, звучат из года в год. Однако войны так и нет. Но начиная с 2017 года ситуация резко изменилась

Об исключительности и претензиях

В 2017 году к югу от греческого острова Крит были обнаружены два огромных газовых месторождения — «Риф 1» и «Риф 2», которые, по предварительным данным, содержат от 250 до 300 трлн кубометров газа. Для сравнения — месторождение Zohr, которое разрабатывает итальянская ENI возле побережья Египта, содержит всего лишь 30 трлн кубометров газа.

Карта фактического распределения зон разработки нефтегазовых шельфов в Восточном Средиземноморье по состоянию на 2012 год.

Объемы колоссальные — аналитики считают, что он превышает весь объем израильского EastMed. Находятся оба месторождения в исключительной экономической зоне Ливии рядом с восточным побережьем, которое контролируется Временным правительством Ливии в Тобруке.

28 ноября 2019 года во время визита премьер-министра Правительства национального согласия Ливии Файеза Сарраджа в Турцию был подписан Меморандум о морских границах двух стран.

Морские границы, о которых согласились Саррадж с Эрдоганом, нарушают положения Конвенции ООН по морскому праву от 1982 года и ущемляют греков и киприотов. Соглашение устанавливает военный контроль Турции над территориальными водами в исключительной экономической зоне Греции, Кипра и Египта. Путем обеспечения защиты разработки шельфов и месторождений Турция получила возможность блокировать попытки других стран на разведку и добычу залежи углеводородов почти во всем Восточном Средиземноморье и части Эгейского моря.

«Хочется увидеть освобождение Стамбула»: Греция заявила, что готова воевать с Турцией

Кроме того, Правительство национального согласия Ливии предоставило туркам исключительное права на разработку месторождений, расположенных к югу от острова Крит.

На саммите ЕС по Турции в декабре прошлого года Брюссель прямо заявил, что принятый Турцией и Ливией меморандум не имеет юридической силы для третьих стран.

«Меморандум о взаимопонимании по разграничению морских зон между Турцией и Ливией нарушает суверенные права третьих стран, не соответствует международному морскому праву и не может иметь никакой юридической силы для третьих государств. Европейский совет выразил безоговорочную солидарность с Грецией и Кипром в отношении действий Турции», — объявили представители европейских стран.

Нефтегазовый конфликт двух стран получил развитие в 2020 году и стал формальным поводом для заявлений Афин о готовности к войне.

Очередная эскалация началась 29 мая, когда министр энергетики Турции Фатих Донмез на церемонии отправки бурового судна Fatih («Фатих») сообщил, что в ближайшие три-четыре месяца компания Turkish Petroleum приступит к разведке нефти в районе континентального шельфа Греции, который он назвал «исключительной экономической зоной Турции».

Реакция Афин не заставила себя ждать. 1 июня греческий МИД вызвал турецкого посла Бурака Озугергина на ковер, подчеркнув, что подобные заявления неуместны.

Греция не намерена сдавать суверенитет подконтрольных территорий.

В тот же день министр иностранных дел Греции Никос Дендиас назвал действия Анкары «незаконным посягательством на суверенные права Греции» и пообещал ответить на данную провокацию.

Брюссель высказал намерение поддержать Грецию в этом вопросе. Так, министр иностранных дел Евросоюза Жозеп Боррель призвал Анкару уважать суверенитет Греции и Кипра:

«Мы находимся в тесном контакте с нашими коллегами, министрами иностранных дел Греции и Кипра и призываем Турцию прекратить бурение в районах, где есть ИЭЗ или территориальные воды Кипра и Греции», — заявил европейский дипломат.

Однако Турция, которая уже и так хозяйничает на шельфе Кипра, пользуясь соглашениями с непризнанной Турецкой Республикой Северного Кипра (ТРСК), не собирается останавливаться — это лишь начало, за которым последует попытка освоения Восточного Средиземноморья.

Статуя Ататюрка на берегу Северного Кипра служит напоминанием о притязаниях Турции на все Восточное Средиземноморье.

Живое оружие XXI века

Весной 2020 года в список проблем двусторонних отношений Греции и Турции к нефтегазовому кризису и «эгейскому вопросу» добавились беженцы.

Сделав ставку на нелегальных мигрантов как рычаг политического давления и выбрав тактику «ползучей аннексии», Реджеп Тайип Эрдоган 29 февраля заявил, что открывает границу с Евросоюзом для беженцев из Сирии и больше «не будет препятствовать мигрантам и лицам в поисках убежища при попытках попасть на территорию стран Европейского союза».

Сказано — сделано.

В вожделенный Евросоюз ринулись тысячи беженцев, пограничная территория в районе реки Эврос стала местом столкновений нелегалов с греческими силовиками, которые были вынуждены строить баррикады и натягивать колючую проволоку, чтобы остановить полчища мигрантов.

Греческая полиция находится в постоянной боевой готовности для отражения полчищ мигрантов.

Власти Греции были обеспокоены не только гуманитарными последствиями, но и риском потенциального распространения COVID-19 и были вынуждены признать, что нелегальные мигранты на границе с Турцией угрожают национальной безопасности страны.

Уже в начале весны премьер-министр Греции Кириакос Мицотакис заявил о готовности Греции защищать свои границы и предупредил беженцев с Ближнего Востока, чтобы те «не пытались проникнуть в страну, так как будут выдворены из нее».

Часть беженцев планировалось переселить в лагеря на албано-греческой границе, фактически зажав страну между молотом и наковальней.

Наплыв мигрантов, спровоцированный словами и действиями Эрдогана, предсказуемо повлек за собой массовые волнения и хаос. Так, в середине апреля беженцы устроили беспорядки на границе с Македонией. Несколько сотен приезжих попытались незаконно пересечь границу, забрасывая камнями полицейских.

Греция, столкнувшись с последствиями миграционного кризиса, которые по масштабам напоминают 2015 год, была вынуждена усилить вооруженный контингент на границе с Турцией.

12 апреля это привело к приведению вооруженных сил в высшие степени боеготовности. Доклады греческой разведки указывали на то, что турецкие власти готовят новую волну мигрантов, которых при помощи контрабандистов планируется доставить на греческие острова.

27 мая в Афинах заявили, что Греция усилит пограничные полицейские патрули, поскольку страна готовится к ожидаемому новому притоку мигрантов. Еще 400 полицейских будут отправлены в северо-восточную приграничную область реки Марица «в качестве меры предосторожности», сообщили в МВД.

Турецкие власти подталкивали мигрантов штурмовать греческую границу.

«Хочется увидеть освобождение Стамбула»

Если отвлечься от заявлений официальных лиц и посмотреть, как на происходящее реагируют в российской блогосфере, то получится занятная картина.

Политконсультант и востоковед Игорь Димитриев в своем Telegram-канале пишет, что «греко-турецкая война — это неизбежность. Правда, с каждым годом вероятность греческого успеха снижается». Ему вторят авторы Telegram-канала «Ватфор», заявляя: «Хочется увидеть освобождение Стамбула». Авторы Telegram-канала «Рыбарь» полагают, что в случае начала вооруженного конфликта с Турцией, результат будет не в ее пользу.

«Если кто-то думает, что Турция — это такой уберкомбатант с железобетонной крышей, то он забывает о том, что османы веками настраивали против себя соседей, которые ничего не забыли и, если обстоятельства соблаговолят, с радостью будут рвать турок, — пишет «Рыбарь». — А там и другие союзники по НАТО к дележке турецкого пирога подойдут».

Турецкие гробы уже идут на родину из нескольких стран.

Реакция соцсетей, популярные хэштеги #GreeceUnderAttack, под которым размещают слова в поддержку действий Греции пользователи самых разных стран, отправка добровольцев из Болгарии, Франции, Германии, Италии для патрулирования «юго-восточного рубежа Евросоюза» — все это наглядно демонстрирует, на чьей стороне будут симпатии в случае возможной эскалации конфликта.

Другой вопрос — будет ли?

Пока греческие власти будут продолжать из года в год заявлять о «готовности к защите суверенитета» на фоне вялых попыток других союзников по НАТО разнять враждующие стороны, турки, скорее всего, успеют не только освоить шельф и переделать музей Айя-София в действующую мечеть, но и выкинуть какой-нибудь очередной фортель — например, установить полный суверенитет над Кипром.

И вот тогда, возможно, действительно начнется война.

Новости партнеров