Выбор региона Поиск
AR
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

Сделка ОПЕК+ сыграла на руку России на фоне проблем США и саудитов

Сделка ОПЕК+ сыграла на руку России на фоне проблем США и саудитов

Темой очередной видеоконференции стран-участниц соглашения ОПЕК+, намеченной на сегодня, должен стать пересмотр квот нефтедобычи. Они были согласованы на предыдущем онлайн-саммите организации 9–12 апреля и поддержаны, без формального присоединения к соглашению США, Канады, Бразилии, Индонезии и Норвегии, на саммите министров энергетики «большой двадцатки» 10 апреля.

Правда, в характеристике предстоящей встречи как «очередной» есть небольшой, но важный нюанс. Первоначально ее проведение было запланировано неделей позже, 11 июня, и перенос даты состоялся по инициативе Саудовской Аравии.

Причины такой «спешки» никакого секрета не составляют: в действующем формате соглашения Эр-Рияду приходится терять до миллиарда долларов своего золотовалютного резерва ежедневно. Только за апрель-май он сократился более чем на 46 млрд долл., поэтому каждый день на счету.

Что же произошло за прошедшие с момента заключения сделки ОПЕК+ неполные два месяца, на которые к тому же пришелся пик коронавирусной пандемии?

Прежде всего, мировая экономика из-за почти повсеместного карантина была переведена в режим «паузы», и в первую очередь это коснулось сферы услуг, включая мировую торговлю. «Встали» все виды транспорта: авиационный, морской, автомобильный, железнодорожный. Соответственно, резко сократился спрос на моторное топливо и другие нефтепродукты, а также упали цены на них.

«На пике» избыток предложения нефти достигал, по разным оценкам, 25–26 млн баррелей в сутки (bpd, б/с), а биржевые цены (на американском рынке «сланцевой» нефти) даже уходили в область отрицательных значений. Стоимость эталонного сорта североморской марки Brent падала до 19,12 долл. за баррель (28 марта), и всерьез делались прогнозы ниже 10 долларов.

Сделка ОПЕК+ сыграла на руку России на фоне проблем США и саудитов

Соглашение ОПЕК+ от 9 апреля должно было остановить такое падение, и в этом отношении оно достигло своей цели. В настоящее время контрактная цена марки Brent приближается к 40 долл. за баррель с прогнозом стабилизации на уровне 42–45 долл., что удивительным образом соответствует уровню бездефицитного российского бюджета-2020.

При этом реальные цифры «экспортной» нефтедобычи в России, которая, по соглашению, не должна была превышать 8,5 млн. б/с, остаются неизвестными, особенно на восточном, «китайском» направлении. Да и на западном, «европейском» — тоже.

Происходит это потому, что до 70% российского черного золота поставляется на внешний рынок по «трубе». То есть в режиме, который принципиально отличается от поставок танкерами, допуская значительные временные лаги по правовой и финансовой фиксации физического транзита нефти, в том числе с использованием стран-реэкспортеров.

Для других ведущих нефтедобывающих государств современного мира, США и Саудовской Аравии, цена сделки ОПЕК+ от 12 апреля оказалась куда более высокой.

Так, в США стали неконкурентными большинство сланцевых компаний, которые начала массово банкротиться и закрываться. В апреле добыча «сланца» сократилась на 0,5 млн б/с, до 8,5 млн б/с, а в мае — еще на 0,5 млн б/с, до 8 млн б/с.

Прогноз американского Минэнерго на июнь — 7,8 млн б/с, но это ведомство в последнее время вообще склонно к неоправданному оптимизму. К примеру, на апрель они давали цифру в 9,075 млн б/с, на май — 8,709 млн б/с. Поэтому «в реале» по итогам июня следует ожидать попадания в диапазон 7–7,5 млн б/с. Тем более — с учетом нынешнего «Черного майдана» в десятках крупных городов США и отсутствия в этой стране свободных объемов нефтехранилищ.

Сделка ОПЕК+ сыграла на руку России на фоне проблем США и саудитов

Для КСА ситуация выглядит еще менее радужной, поскольку его попытки демпинговать на мировом рынке нефти оказались крайне накладными, даже на фоне резкого усиления налоговой нагрузки на экономику. Эр-Рияду пришлось тратить существенные суммы из своих ЗВР, которые, согласно предварительным данным, сократились до 418,7 млрд долл. на 1 июня. При сохранении такой динамики саудиты могут оказаться «с пустыми карманами» уже к началу 2022 года, а для них это смерти подобно.

Кроме того, Пекин демонстративно отказался от закупок «дешевой» саудовской нефти и предпочел ей формально более дорогое российское черное золото — по вполне очевидной, хотя и не афишируемой причине. Дело в том, что КСА является привилегированным союзником Соединенных Штатов, которые вот уже третий год ведут против Китая жесткую торгово-финансовую войну, а потому — «друг моего врага — мой враг» — лишены доступа на китайский рынок.

В результате уже десятки, если не сотни танкеров, загруженных саудовской нефтью, месяцами «болтаются» в открытом море, выступая в качестве не столько транспортных средств, сколько плавучих нефтехранилищ. Кстати, весьма недешевых, поскольку стоимость их фрахта в связи с запредельным спросом выросла в разы…

Стоит добавить, что аналогичные процессы затронули и Норвегию. Осло заявил о своих планах впервые за последние 18 лет сократить нефтедобычу в этом июне на 0,25 млн б/с, а далее — на 0,38 б/с, и начал тратить деньги из своего государственного пенсионного фонда. Испытывает проблемы и Канада, сократившая производство тяжелой нефти из битуминозных песков примерно на 0,35 млн б/с.

Напомним, что на этом фоне состоялся исторический прорыв иранских танкеров с нефтепродуктами и оборудованием для НПЗ в Венесуэлу. Две нефтедобывающие страны «третьего мира», находящиеся под жесточайшими санкциями Вашингтона и расположенные в разных частях света, продемонстрировали «полный игнор» позиции и действий Белого дома на международной арене. Это была акция, по своему значению сравнимая с захватом посольства США в ходе Исламской революции и последующим позорным провалом операции «Орлиный коготь»…

Сделка ОПЕК+ сыграла на руку России на фоне проблем США и саудитов

То есть мировой рынок нефти становится все в меньшей степени управляемым факторами финансово-экономическими и во все большей — факторами военно-политическими: все решает уже не только «нефтедоллар». Хотя и его нельзя пока еще полностью сбрасывать со счетов.

В целом, финансово-экономический пейзаж накануне встречи ОПЕК+ 4 июня выглядит следующим образом:

— саудитам необходима цена выше 65 долларов за баррель нефти;

— американские «сланцевики» готовы работать (при условии сохранения кредитной «накачки» отрасли на текущем уровне) при ценах от 55 долл. за баррель;

— в бюджет России заложена базовая цена в 42,45 долл. за баррель, «но это неточно», поскольку точная цена — 2600 рублей, а ЦБ имеет все возможности корректировки с использованием обменного курса доллара. Последний сегодня торгуется в диапазоне 68–69 рублей и соответствует цене нефти в 37,7–38,3 долл. за баррель при текущей цене марки Urals в 38 долл. за баррель.

Поэтому интересы саудитов и стоящих за ними США плотно завязаны на продление действующих ограничительных квот нефтедобычи и даже на их дальнейшее усиление, в то время как Россию, в принципе, устраивает любой вариант развития событий.

Таким образом, наша страна обладает максимальной степенью свободы рук и, несомненно, использует данное обстоятельство для решения других, более актуальных для нас, финансово-экономических и внешнеполитических задач.

Новости партнеров