Лента новостей Выбор региона Поиск
AR
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

«Хайят Тахрир аш-Шам»: как была создана «Ан-Нусра» и кто такой Абу Мухаммад аль-Джуляни

0 Оставить комментарий

«Хайят Тахрир аш-Шам»: как была создана «Ан-Нусра» и кто такой Абу Мухаммад аль-Джуляни

В рамках проекта «Антитеррор» и первой части цикла про «Хайят Тахрир аш-Шам»1 Telegram-канал «Рыбарь» рассказывает историю Абу Мухаммада аль-Джуляни, сирийского террориста №1, создавшего «Джебхат ан-Нусру»1*.

Федеральное агентство новостей негативно относится к идеологии экстремистских организаций. Данный текст не является пропагандой экстремизма и носит исключительно информационный характер.

Созданная в январе 2012 года в Сирии «Джебхат ан-Нусра» («Фронт победы») прошла тернистый путь от филиала «Исламского государства1 Ирака»* до самой крупной и наиболее опасной террористической организации во всей Сирии, которая обладает собственными квазигосударственными институтами, источниками финансирования, организационно-штатной структурой и позицией, с которой стали считаться.

Первая версия «Джебхат ан-Нусры» начала свое существование еще в 2012 году.

При этом называть «Джебхат ан-Нусру» полностью чьей-то креатурой не совсем корректно — террористическая организация пользовалась и продолжает пользоваться поддержкой извне, но едва ли смогла бы приобрести такое мощное влияние, если бы не организаторские способности ее лидера, Абу Мухаммада аль-Джуляни.

Именно в таком образе аль-Джулани старается появляться с 2016 года.

До 2016 года и первого появления аль-Джуляни на публике многие его считали несуществующей фигурой, за которой стоит Совет шуры «Джебхат ан-Нусра»: в лицо его никто не видел, кроме узкого круга сторонников. Его называли человеком, близким к Абу Мусабу аз-Заркави и Абу Бакру аль-Багдади, а также верным сподвижником Аймана аз-Завахири. Его считали ставленником спецслужб США, Катара, Саудовской Аравии и Турции, а версии об его происхождении ходили одна краше другой.

В первой части цикла статей про преемницу «Джебхат ан-Нусры» — группировку «Хайят Тахрир аш-Шам» («Организация освобождения Леванта») — рассказывается история Абу Мухаммада аль-Джуляни, затрагиваются мотивы создания «Ан-Нусры» и причины успеха организации среди сирийских мятежников, «революционеров» и террористов.

Юные годы

Существует несколько версий о настоящем имени и происхождении нынешнего главы «Хайят Тахрир аш-Шам» Абу Мухаммада аль-Джуляни.

Существуют по крайней мере четыре различные версии жизненного пути сирийского террориста №1.

По версии катарского канала Al Jazeera, настоящее имя Абу Мухаммада аль-Джуляни — Усама аль-Абси аль-Вахди (по крайней мере, под таким именем он был известен американцам во время заключения в тюрьме Кэмп Букка в Ираке).

Он родился в деревне Аш-Шухейль в провинции Дейр эз-Зор в семье уроженцев провинции Идлиб, а потом перебрался в город Дейр эз-Зор. Отец его был госслужащим и работал водителем в военно-строительном комплексе.

В Дамасском университете аль-Джуляни поступил на медицинский факультет, где два года учился на терапевта, а потом отправился в Ирак, где вступил в ряды «Аль-Каиды1 в Ираке»* незадолго до начала войны с США.

Аналитики предполагают, что опубликованная «Аль-Джазирой» версия биографии была согласована с Абу Мухаммадом аль-Джуляни и укладывается в общую политику «гласности» и попытки перейти в стан «умеренной оппозиции» после внесения «Джебхат ан-Нусры» в списки террористических организаций.

Вторая версия принадлежит британскому исследователю джихада Чарльзу Листеру: он утверждает, что Абу Мухаммада аль-Джуляни на самом деле зовут Ахмад Хусейн аш-Шараа. Родился он в 1981 году в деревне Ар-Рафид, расположенной в самой западной провинции Сирии Эль-Кунейтра. Отсюда и произошла кличка «Аль-Джуляни», которая означает «с Голанских высот». По еще одной версии Абу Мухаммад аль-Джуляни родился в провинции Даръа, в долине Хауран, где до сих пор живет родня аль-Джуляни. Отец у него был сотрудником нефтяной отрасли, написал несколько книг по разработке и добыче нефти. Мать была учителем географии.

В студенчестве Ахмад аш-Шараа изучал медиалогию и работу со СМИ в Дамасском университете. Когда в Ираке разразилась война, он был студентом второго курса, бросил учебу и отправился в соседнюю страну.

Согласно третьей версии, Ахмад Хуссейн аш-Шараа родом из столичного квартала Меззе, где он и провел свое детство. Отец — экономист, долгое время работавший консультантом за границей. После возвращения он стал трудиться на сирийское правительство и перешел в аппарат премьер-министра страны. Впоследствии аш-Шараа-старший ушел с госслужбы и открыл возле мечети Аль-Акрам магазин «Минимаркет аш-Шараа», где трудился вместе с сыновьями.

Катарский телеканал «Аль-Джазира» утверждает, что Абу Мухаммад аль-Джуляни якобы является родственником Фарука аш-Шараа, вице-президента Сирии.

Ахмад Хуссейн аш-Шараа ничем не отличался от сверстников, большие женские глаза интересовали его гораздо сильнее, чем вопросы религии. В школе и университете был «крепким середнячком», звезд с неба не хватал. Каких-либо симпатий в сторону джихада не испытывал, учебу в определённый момент забросил и стал с друзьями ездить в Алеппо, где слушал радикальные проповеди.

Там же он предположительно вступил в ряды группировки «Джунд аш-Шам»*, связанной с «Аль-Каидой». «Джунд аш-Шам» была основана в 1991 году в Иордании и прошла обкатку в 1999 году в Афганистане при финансовой поддержке от Усамы бен Ладена. В группировку входили сирийцы, палестинцы и иорданцы, связанные с лидером «Аль-Каиды в Ираке» Абу Мусабом аз-Заркави. После 2001 года «Джунд аш-Шам» покинули Афганистан и направились в лагерь палестинских беженцев Айн аль-Хилва под ливанской Сайдой (Сидоном), создав «ячейки» и «филиалы» в том числе и в Сирии.

1 июня 2020 года появилась четвертая версия происхождения Абу Мухаммада аль-Джуляни, которая представляет собой немного скорректированную прежнюю историю. Во время встречи с местными старейшинами в регионе Джебель аз-Завия к югу от трассы М-4 глава «Хайят Тахрир аш-Шам» Абу Мухаммад аль-Джуляни рассказал свою биографию.

Аль-Джулани «честно и откровенно» поведал свою историю старейшинам в Идлибе.

Джуляни заявил, что он родом из семьи Аш-Шараа, которая до Шестидневной войны жила в ныне разрушенной деревне Фик на оккупированной части Голанских высот.

Зовут его Ахмад Хуссейн аш-Шараа, родился он в 1980-1981 году — судя по тому, что его семья бежала из деревни Фик еще в 1967 году, на исторической родине он никогда не бывал. Однако прозвище «Аль-Джуляни» у него было с детства.

Отец Абу Мухаммада аль-Джуляни строил карьеру в госсекторе и дошел до должности в офисе премьер-министра Сирии, где занимался консалтингом в сфере нефтяных месторождений. Когда между Сирией и Египтом испортились отношения, отец Абу Мухаммада аль-Джуляни запросил политическое убежище в Ираке, а оттуда перебрался в Саудовскую Аравию. Примерно в то же время родился Ахмад Хуссейн аш-Шараа. У Абу Мухаммада аль-Джуляни — три брата и две сестры. В Дамаске он учился информационному обеспечению и медиатехнологиям.

Джулани обладает богатым террористическим прошлым и успел «засветиться» в многочисленных группировках по всему Ближнему Востоку.

23 марта 2003 года Абу Мухаммад аль-Джуляни присутствовал на пятничной проповеди знаменитого идеолога джихада Махмуда Кауля Агаси, также известного как Абу аль-Каакаа. Аль-Каакаа только вернулся из Саудовской Аравии, а до этого успел установить тесные связи с «Аль-Каидой», присягнуть на верность Усаме бен Ладену и даже стать агентом сирийских спецслужб — одна версия поразительнее другой.

Считается, что именно после той самой проповеди в мечети Аляа бин аль-Хадрами в Алеппо сирийские джихадисты отправились в Ирак. Среди них был и Абу Мухаммад аль-Джуляни, который тогда был студентом то ли второго, то ли третьего курса: группа из 60 человек, оставив свои документы, поехала в сирийский пограничный город Абу-Кемаль — оплот контрабандистов и наркоторговцев. За стандартную плату пограничники, не заинтересовавшись отсутствием документов, пустили юных джихадистов в Ирак.

Иракский период

В Ираке Абу Мухаммад аль-Джуляни вступил в отряд иорданца Абу Мусаба аз-Заркави и присягнул на верность главе «Аль-Каиды» Усаме бен Ладену. Он достаточно быстро вошел в ближний круг прародителя «Исламского государства» аз-Заркави и сделал карьеру в группировке.

Аль-Заркави создал организацию-прародитель ИГИЛ.

При этом аль-Джуляни всегда подчеркивал, что является верным и преданным сторонником Аймана аз-Завахири, который возглавил «Аль-Каиду» после ликвидации Усамы бен Ладена.

Аль-Джуляни всегда подчеркивал, что является сторонником второго лидера «Аль-Каиды».

В интервью сетевому изданию Al-Monitor один из сподвижников Абу Мухаммада аль-Джуляни утверждает, что в те годы Джуляни был известен как Абу Мухаммад ад-Дерави («родом из Деръа»): собеседник издания якобы трижды встречался с ним в квартале Ас-Сабина в сирийском Дамаске в 2005 году. Абу Мухаммад ад-Дерави был координатором боевиков, которые приехали в Сирию, — через провинции Хасака и Дейр эз-Зор он направлял их в Ирак, обеспечивая всем необходимым.

В тот год в Сирии были арестованы сторонники группировки «Джунд аш-Шам»*, связанной с «Аль-Каидой». Абу Мухаммад аль-Джуляни считается их координатором в Сирии. После арестов боевиков «Джунд аш-Шам» в Сирии в 2005 году, он снова вернулся в Ирак, где оставался вплоть до ликвидации Абу Мусаба аз-Заркави в результате авиаудара в 2006 году. Впоследствии аль-Джуляни покинул Ирак и направился в Ливан, где опять занялся обучением боевиков группировки «Джунд аш-Шам».

В лагере Кэмп Букка содержались многие известные главари террористических группировок.

Абу Мухаммад аль-Джуляни вернулся в Ирак, где попал в плен к американцам и был заточен в тюрьме Кэмп Букка — в той самой тюрьме и рассаднике радикального джихада, где успели отсидеть Абу Бакр аль-Багдади, Хаджи Бакр и многие другие видные деятели иракского и мирового джихада.

Тогда же впервые появилось фото Абу Мухаммада аль-Джуляни и всплыло имя «Усама аль-Абси аль-Вахди». Из тюрьмы его выпустили в 2008 году. Согласно версии, рассказанной Абу Мухаммадом аль-Джуляни 1 июня 2020 года, в тюрьме в Ираке он находился вплоть до 11 марта 2011 года.

В 2011 году появилась первая известная фотография Аль-Джуляни.

Сподвижники Абу Мухаммада аль-Джуляни утверждают, что будущий основатель «Джебхат ан-Нусры» вышел на свободу в 2008 году, после чего вступил в ряды «Исламского государства в Ираке» Абу Бакра аль-Багдади и достаточно быстро возглавил операции в Мосуле и провинции Найнава.

Тогда стало известно еще одно прозвище — Аус аль-Мосули. Более того, по одной из версий, Абу Мухаммад аль-Джуляни смог стать губернатором («вали») «вилаята Найнава». Именно поэтому аль-Джуляни была доверена задача создать филиал «Аль-Каиды» / «Исламского государства в Ираке» (ИГИ было тогда частью единой «франшизы») в Сирии.

Дорога домой

После начала гражданской войны в Сирии Абу Мухаммад аль-Джуляни вместе с группой сторонников вернулся на родину из Ирака. В августе 2011 года ему было поручено сформировать «филиал» «Аль-Каиды» в Сирии для борьбы с властью Башара Асада — это была часть плана одного из идеологов «Исламского государства в Ираке», иракского полковника-баасиста Самира Абд Мухаммада аль-Хлифави, также известного как Хаджи Бакр. С создания «Ан-Нусры» началось воплощение плана по «переносу «Исламского государства Ирака» с бумаги в реальность».

Хаджи Бакр был членом партии «Баас» до того, как присоединиться к джихадистам.

По словам одного из сподвижников аль-Джуляни, из Ирака тогда прибыло всего лишь шесть человек: четверо сирийцев, в том числе аль-Джуляни (который тогда называл себя Абу Абдулла) и Абу Ахмад аш-Шами, а также два иракца Абу Марья аль-Кахтани и Абу Салех аль-Ираки. По версии Al Jazeera, в числе пересекших границу были иракцы Абу Джалибиб аль-Урдуни и Абу Анас ас-Сахаба.

По версии Чарльза Листера, группа состояла из семи человек — там был аль-Джуляни, один палестинец (Абу Омар аль-Филастыни), один иракец (Абу Марья аль-Кахтани), два палестинца иорданского происхождения (Абу Анас ас-Сахаба и Абу Джалибиб) и два сирийца (Анас Хассан Хаттаб и Салех аль-Хамави).

Основатели террористической группировки «Джебхат ан-Нусра»* — Абу Мухаммед аль-Джуляни, палестинец Абу Омар аль-Филастыни, Абу Марья аль-Кахтани, иорданцы Абу Анас ас-Сахаба и Абу Джалибиб и сирийцы Анас Хассан Хаттаб и Салех аль-Хамави.

За полгода «инициативной группе» удалось, используя наработанные связи, сформировать сеть «ячеек» организации, найти сторонников, а также завербовать полевых командиров и членов других группировок в провинциях Хомс, Риф Дамаск и Алеппо.

Благодаря проведенной в тот год сирийскими властями амнистии и массовому выходу заключенных из тюрем, это оказалось не так уж и сложно. Тогда безымянная еще группировка проводила террористические операции и устраивала нападения на позиции правительственных войск и их объекты, а Абу Мухаммад аль-Джуляни в сентябре-октябре 2011 года проводил встречи и переговоры, вербуя сторонников и подготавливая почву для формирования группировки. Благодаря организованной по всей стране сети террористических ячеек и групп был сформирован тот самый «фронт джихада».

24 января 2012 года Абу Мухаммад аль-Джуляни — или же, как его тогда называли, Аль-Фатих Абу Мухаммад аль-Джуляни — объявил о создании группировки «Джебхат ан-Нусра». Полное название группировки тогда звучало как «Джебхат ан-Нусра ли-Ахль аш-Шам мин Муджахиди аш-Шам фи Сахат аль-Джихад» («Фронт победы народа Леванта из моджахедов Леванта на полях джихада»).

В рядах «Ан-Нусры» Абу Мухаммад аль-Джуляни считали человеком-призраком, искусственно созданной фигурой, за которой стоит несколько членов «Совета шуры», высшего руководящего органа группировки.

Долгое время Аль-Джуляни считали подставной фигурой в «Джебхат ан-Нусре».

На тему личности Абу Мухаммада аль-Джуляни спекулировали многие. Долгое время считалось, что Абу Мухаммад аль-Джуляни выглядит вот так — версия появилась на просторах сирийских соцсетей и быстро стала истиной в последней инстанции. Многие до сих пор утверждают, что это и есть Абу Мухаммад аль-Джуляни.

Начало группировке было положено в деревне Аш-Шухейль, откуда, согласно одной из версий, родом сам аль-Джуляни. В заявлении Абу Мухаммад аль-Джуляни призвал сирийцев «взять в руки оружие, выйти на джихад и свергнуть режим».

Кровавый джихад «Аль-Каиды 3.0»

В том же заявлении Абу Мухаммад аль-Джуляни взял ответственность за мощный двойной теракт, произошедший в сирийской столице, городе Дамаск, 6 декабря 2011 года. Во время пятничной молитвы в Кяфр Сусе заминированный автомобиль со смертником подорвался у здания штаб-квартиры службы сирийской разведки — мухабарата. Взрывом были выбиты окна в домах в радиусе 200 метров. Второй автомобиль взорвался у ворот здания отдела безопасности в районе Аль-Барамка. Погибли 44 человека, пострадали 166 — большая часть из них была мирными жителями.

Следующий взрыв прогремел 6 января 2012 года. В столичном квартале Аль-Мидан смертник подорвался возле автобуса с подразделениями по разгону митингов и демонстраций — 26 человек погибли, свыше 60 было ранено.

Взрывы в Дамаске преследовали цель посеять страх и панику среди местного населения и показать, что столица, считавшаяся оплотом безопасности и стабильности посреди охваченной «сирийской весной» страны, бессильна против террористической угрозы. В интервью Al Jazeera в декабре 2013 года аль-Джуляни назвал теракты «молниями», бьющими по штабам и «сердцу» силовых структур Сирии.

За четыре последующих месяца масштабы террористической деятельности «Джебхат ан-Нусры» росли. 10 февраля взрыв сотряс город Алеппо: два заминированных автомобиля унесли жизни 28 человек и ранили 235.

К апрелю смертники группировки совершали уже по четыре теракта в месяц, а к концу года «темп» террористической активности вырос до пяти-шести взрывов ежемесячно.

Растущая популярность «Джебхат ан-Нусры», массовый приток сторонников в ряды организации и эффективная тактика нагнетания атмосферы паники и страха дали повод раскритиковать Запад и местные силовые структуры, успевшие объявить о победе над «Аль-Каидой»: «Ан-Нусру» в западных СМИ прозвали «Аль-Каидой v.3.0».

Новая группировка всего за год стала «самой смертоносной фракцией оппозиции»: новый глава «Аль-Каиды» Айман аз-Завахири призывал вступать в ее ряды джихадистов со всего мира, в Штатах и Евросоюзе признавали, что из-за растущего влияния «Ан-Нусры» оказались под угрозой планы по вооружению и снабжению сирийской оппозиции. При этом, как бы ни старался на словах Абу Мухаммад аль-Джуляни делать упор на борьбу с Башаром Асадом и следование идеалам «сирийской весны», «Джебхат ан-Нусра» все больше приобретала очертания террористической исламистской группировки. Поддержка Аймана аз-Завахири, который в феврале 2012 года призвал «всех мусульман, сохранивших честь и свободу людей ехать помогать своим братьям в Сирии», массовые теракты, уносящие жизни мирных граждан в «лучших» традициях ИГИ, одобрение деятельности группировки такими идеологами джихада как Абу Мундир аш-Шинкити, Абу Захра аз-Зубейди, Абу Саад аль-Амили и Абу Мухаммад ат-Тахави — все это отчетливо указывало на истинную суть «Джебхат ан-Нусры».

К лету 2012 года, когда «сирийская весна» переросла в открытую гражданскую войну, «Джебхат ан-Нусра» сменила тактику: руководство группировки начало поиск союзников — в лице, например, «Катаиб аль-Мухаджирин» во главе с Тарханом Батирашвили, более известным как Омар аш-Шишани, а также «Катаиб Ахрар аш-Шам».

«Мы — «Ан-Нусра»

Без включения в процесс «вооруженной борьбы» против официального Дамаска «Джебхат ан-Нусра» рисковала остаться среди террористических организаций, сеющих лишь страх и ужас среди местного населения. Проект по увеличению влияния «Аль-Каиды» в Сирии перешел во вторую фазу.

На охваченных гражданской войной территориях «Джебхат ан-Нусра» начала принимать в свои ряды мелкие отряды, которым оказывала материальную поддержку и снабжала оружием. К концу зимы 2012-2013 годов группировка сумела стать неотъемлемым компонентом «сирийской весны» и одним из «флагманов» в борьбе с правительством Башара Асада.

Проведенные опросы местных полевых командиров и рядовых боевиков показали, что проект «Сирийской свободной армии» — тогда еще самой многочисленной и сильной фракции «сирийской весны», поддерживаемой финансово, политически и материально соседними странами и Западом — себя дискредитировал. Руководство группировки в открытую называли «изгоями, которые не идут в бой», тогда как «Ан-Нусра» — «воюющая, гораздо более дисциплинированная группировка», которая «делится трофеями и чтит религию».

Примерно в тот же период «Ан-Нусра» начала работу с местным населением на «освобожденных территориях». В восточных кварталах Алеппо был создан «Департамент религии», который раздавал местным жителям гуманитарную помощь, проводил проповеди и распространял идеологию организации. Постепенно «Джебхат ан-Нусра» взяла под контроль пекарни, стала распределять газовые баллоны, продавать печки и обогреватели. Сформированный тогда же «Департамент продовольствия» «Джебхат ан-Нусры» быстро завоевал симпатии местных жителей.

В то же время организация создала первый «экспериментальный» орган самоуправления в Алеппо — «Хайят шариа» («Шариатский комитет»). Это был своего рода тест на готовность населения воспринимать «Джебхат ан-Нусру» не только как силовую структуру, но и доверить ей административный функционал. Чуть позже подобная модель была апробирована и на востоке провинции Дейр эз-Зор, где во взаимодействии с племенами аш-Шайтат и угейдат были сформированы подобные органы местного самоуправления.

США признали «Ан-Нусру» террористической группировкой, однако сосредоточились на борьбе с ИГИЛ.

Когда в декабре 2012 года США внесли «Джебхат ан-Нусру» в список международных террористических организаций, население, проживающие на подконтрольных группировке территориях, отреагировало на эту новость волной гнева и недовольства — в Сети появились видеоролики, на которых местные жители скандировали «Мы — «Ан-Нусра». Подобные митинги продемонстрировали, что избранный организацией путь эффективен и усилия стоит удвоить.

Разрозненные ряды революции

На фоне «Джебхат ан-Нусры» так называемый «единый фронт сирийской революции» — «Сирийская свободная армия» — начала сдавать позиции. Все больше мелких отрядов и фракций в рядах ССА объявляли либо о своей «автономии» в составе организации, либо выходили из ее рядов, что подрывало иллюзию «объединенной борьбы».

Росту популярности джихадистских настроений и симпатий в адрес исламистов из «Джебхат ан-Нусры» способствовало усиление роли Ирана в Сирии и помощь ливанской «Хизбаллы» правительственных войскам.

К началу 2013 года «Джебхат ан-Нусра» сохраняла достаточно сильную связь с Ираком — по мнению американских спецслужб, около 50% общего финансового потока группировки были завязаны на «Исламское государство Ирака». Тем не менее растущая популярность «Ан-Нусры» стала угрозой для ИГИ.

Британский аналитик Чарльз Листер утверждает, что еще в ноябре-декабре 2012 года аль-Багдади призывал Абу Мухаммада аль-Джуляни публично признать связи с ИГИ, но на заседании Совета шуры группировки от этого шага отказались, заявив, что это создаст угрозу «подрыва процесса интеграции в сирийскую революцию».

Из одной из последних видеозаписей с главой ИГИЛ Абу Бакром аль-Багдади.

После этого по приказу Абу Бакра аль-Багдади в Сирию отправился Хаджи Бакр — тот самый идеолог расширения ИГИ на Сирию, по чьей задумке Абу Мухаммад аль-Джуляни вместе со сторонниками отправился в Сирию в августе 2011 года. Хаджи Бакр обосновался в Телль Рифъате на севере провинции Алеппо и начал проводить встречи и «консультации» с полевыми командирами «Ан-Нусры». Переманив на свою сторону нескольких союзников аль-Джуляни — например, Амра аль-Абси и Омара аш-Шишани — Хаджи Бакр начал подрывать «Джебхат ан-Нусру» изнутри.

Как утверждает Листер, примерно тогда же «Ан-Нусра» сорвала планы ИГИ по ликвидации неугодных — с точки зрения ИГИ — командиров ССА и помешала взорвать штаб политической оппозиции в южной Турции. Аль-Джуляни заработал очки и популярность, сумев завоевать доверие «умеренных» союзников, но «перешел черту» — по мнению ИГИ. Последовавшее после этого письмо аль-Багдади с очередным призывом признать связь с ИГИ — в противном случае Абу Бакр аль-Багдади угрожал распустить «Джебхат ан-Нусру» — эффекта не возымело.

Смысл появления Хаджи Бакра на севере Алеппо стал ясен спустя два месяца.

8 апреля 2013 года Абу Бакр аль-Багдади заявил об объединении «Джебхат ан-Нусры» и «Исламского государства Ирака» и формировании ИГИЛ1, «Исламского государства Ирака и Леванта». По его словам, «Ан-Нусра» — «не более, чем продолжение и часть ИГИ». После формирования новой группировки в рядах «Ан-Нусры» случился раскол: из рядов организации в провинции Идлиб ушло в ИГИЛ свыше 70% личного состава, а в восточных провинциях Сирии объемы «дезертирства» были ещё выше. Массовые присяги верности Абу Бакру аль-Багдади привели к междоусобицам и ухудшению обстановки на подконтрольных «повстанцам» территориях. Ряды «Джебхат ан-Нусры» покинула большая часть боевиков-иностранцев.

Спустя 36 часов Абу Мухаммад аль-Джуляни выпустил аудиообращение, в котором заявил, что узнал об объединении «Ан-Нусры» и ИГИ из СМИ — с ним аль-Багдади это не обсуждал. Он призывал всех сторонников продолжить борьбу под знаменем «Ан-Нусры». Сам он публично присягнул Айману аз-Завахири, лидеру «Аль-Каиды».

Главарь «Аль-Каиды» призвал Джуляни не совершать враждебных действий против Запада.

Спустя два месяца, 23 мая 2013 года лидер «Аль-Каиды» Айман аз-Завахири положил начало разнотолкам между «Джебхат ан-Нусрой» и «Исламским государством Ирака и Леванта»: в его послании говорится о том, что аль-Багдади был «не вправе заявлять об объединении без консультаций или хотя бы уведомления руководства «Аль-Каиды». Сирия, по словам аз-Завахири, — «вотчина «Ан-Нусры» во главе с Абу Мухаммадом аль-Джуляни, тогда как власть аль-Багдади будет ограничена Ираком.

Что Абу Бакр аль-Багдади, что его ближний круг — в том числе официальный представитель ИГ1 Абу Мухаммад аль-Аднани — подчиниться приказам аз-Завахири отказались. С конца лета 2013 года все чаще стали происходить стычки и бои между ИГИЛ и фракциями сирийской оппозиции, еще больше расширяя раскол между «радикальными исламистами» и «умеренными вооруженными борцами».

Что касается «Джебхат ан-Нусры» — лишившись финансовой поддержки со стороны ИГИЛ и потеряв в численности, она не прекратила свое существование. Группировка адаптировалась.

«Око за око»

В пику ИГИЛ «Джебхат ан-Нусра» совместно с другими фракциями «сирийской весны» воевала с правительственными войсками, взяв на вооружение тактику «око за око» — так боевики назвали похищение 5 августа 2013 года алавитского проповедника Бадра аль-Газали в деревне Баруда в провинции Латакия, которого в дальнейшем пытали и казнили.

«Ан-Нусра» убила алавитского проповедника, объявив это «справедливой местью».

Помимо этого, в политику «око за око» включают несколько терактов на подконтрольных Дамаску территориях в ответ на химические атаки в Восточной Гуте 21 августа 2013 года — до сих пор не установлено доподлинно, кто именно обстрелял жилые кварталы, контролируемые оппозицией. В результате удара погибло, по различным оценкам, до 1729 человек.

«Джебхат ан-Нусра» сделала обстрел поводом для осуществления терактов против правительственных сил, завоевав еще больше симпатий у фракций «сирийской революции».

На этой волне ряды «Ан-Нусры» пополнили свыше двух десятков полевых командиров «Аль-Каиды» из Афганистана, Пакистана, Ирана, Йемена, Саудовской Аравии и даже Европы. Прибытие «старой гвардии» ознаменовало окончательное размежевание между «Аль-Каидой» и ИГИЛ.

В 2013 году главарь «Ан-Нусры» дал интервью телеканалу Al Jazeera.

18 декабря 2013 года Абу Мухаммад аль-Джуляни впервые появился на публике — не показывая лица на камеру, он дал интервью катарскому телеканалу Al Jazeera. Аль-Джуляни заявил, что получил соответствующие инструкции от лидера «Аль-Каиды» Аймана аз-Завахири по формированию группировки в Сирии, а миссия «Джебхат ан-Нусры» — это «свержение сирийского режима, его союзников в лице «Хезболлы», а также достижение консенсуса с партнерами для провозглашения верховенства ислама». По его словам, группировка «не использует Сирию как базу для атак на Америку или Европу, поэтому не стоит ошибочно судить о нынешних битвах. Что же касается Ирана, то ему обрубят руки в регионе, а если этого будет недостаточно — развяжут битву на его территории».

Это заявление ознаменовало переход к вооруженному противостоянию и войне между фракциями «сирийской революции», с которыми себя уже плотно ассоциировали и «Джебхат ан-Нусра», и ИГИЛ.

Значит, война

К концу 2013 года между ИГИЛ и «Ахрар аш-Шам», союзниками «Джебхат ан-Нусры», начались боестолкновения, которые в начале 2014 года переросли в полноценное наступление на позиции ИГИЛ на севере Сирии. «Исламское государство» было вынуждено оставить четвертую часть своих позиций к середине 2014 года.

«Ан-Нусра» поддержала «Ахрар аш-Шам» против террористов ИГИЛ.

3 февраля 2014 года Айман аз-Завахири официально оборвал все связи между «Аль-Каидой» и «Исламским государством Ирака и Леванта». Что касается «Джебхат ан-Нусры» — пытаясь изначально дистанцироваться от конфликта и выступить посредником, весной 2014 года «Ан-Нусра» официально вступила в войну с ИГИЛ в восточной Сирии. «Последним гвоздем в крышке гроба» возможного примирения с ИГИЛ стала ликвидация ветерана «Аль-Каиды» Абу Халеда ас-Сури.

Абу Халед ас-Сури играл важную роль в «Джебхат ан-Нусре».

Сириец Мухаммад Баная, известный как Абу Халед ас-Сури, входил в ближний круг Усамы бен Ладена, принимал участие в боевых действиях в Афганистане и Ираке. 23 мая 2013 года Айман аз-Завахири в своем письме назначил Абу Халеда ас-Сури официальным представителем «Аль-Каиды» для разрешения противоречий между «Джебхат ан-Нусрой» и ИГИЛ. Все вопросы и претензии сторон должны были решаться через него, а если Абу Халед ас-Сури видел нарушения действующего «статус-кво», он должен был передать дело в шариатский суд. В январе 2014 года Абу Халед ас-Сури прибыл в Сирию и занял высокий пост в составе «Ахрар аш-Шам».

23 февраля 2014 года Абу Халед ас-Сури вместе с шестью сторонниками из числа «Ахрар аш-Шам» был убит в результате атаки боевиков ИГИЛ в Алеппо: три человека вошли в штаб-квартиру «Ахрар аш-Шам» и открыли огонь из автоматов, а один из них потом подорвал себя. Убийство Абу Халеда ас-Сури окончательно свело на нет возможность примирения между ИГИЛ и «Джебхат ан-Нусрой».

Начавшаяся среди фракций война расставила акценты: если ИГИЛ последовательно расширяло территорию «исламского халифата», то «Джебхат ан-Нусра» боролась за пальму первенства всемирного джихада и одновременно противостояла «Хезболле» в Ливане, участвуя в масштабном наступлении на позиции Сирийской Арабской Армии в горной Латакии и воюя с ИГИЛ в восточной Сирии.

2 мая 2014 года Айман аз-Завахири выпустил 26-минутное аудиообращение, в котором призывал «Джебхат ан-Нусру» остановить войну против «братьев и всех мусульман (имеется в виду ИГИЛ) и сосредоточиться на борьбе против «врагов ислама» — баасистах, алавитах и их союзниках-шиитах».

После стремительного наступления ИГИЛ в Ираке и переключения основных сил «черного халифата» на Сирию, «Джебхат ан-Нусра» сдала позиции в восточной Сирии, лишившись финансового потока из Дейр эз-Зора, и сосредоточилась на выстраивании подобия «гражданских структур» на подконтрольных территориях в Идлибе, Алеппо и Даръа. В Даръа, в частности, был вынужден бежать Абу Марья аль-Кахтани, который был правой рукой аль-Джуляни в восточной Сирии.

Однако вскоре всплыло «истинное лицо» «Джебхат ан-Нусры» — которое, на поверку, немногим отличалось от облика ИГИЛ.

Да воцарится шариат

12 июля 2014 года в Сеть попала аудиозапись выступления Абу Мухаммада аль-Джуляни — на одном из заседаний в провинции Алеппо он призывал к установлению нескольких «исламских эмиратов» на территории Сирии, где должны править нормы шариата. «Джебхат ан-Нусра» при этом должна была быть реструктурирована, необходимо было дать дорогу молодым полевым командирам.

ИГИЛ, по словам аль-Джуляни, «уничтожает проект джихада, о котором арабская нация мечтает 1400 лет».

«Халифат, построенный теми, кто помогал режиму сражаться против вас, — недействительный халифат, даже если о нем объявили тысячу раз», — заявил он.

Хорасан стал одним из важнейших источников новых рекрутов ряды джихадистов в Сирии.

Примерно в это же время в «Джебхат ан-Нусре» начало расти влияние «Хорасанской базы» («Каидат Хорасан») — «дочерней» группировки «Аль-Каиды», действовавшей в Хорасане — регионе, включающем территории Афганистана, Ирана, Туркменистана, Узбекистана и Таджикистана.

Полевые командиры «Каидат Хорасан» получили высокие должности в «Джебхат ан-Нусре».

Так, в провинции Даръа вместо Абу Марья аль-Кахтани на пост «южного эмира» был назначен Сами аль-Урейди, «из тени» вышли ветераны джихада «Аль-Каиды» Абу Фирас ас-Сури и Абу Хаммам ас-Сури — первый стал официальным представителем «Джебхат ан-Нусры», а второй — полевым командиром. Оба поддерживали связи с «ядром» «Аль-Каиды» в Пакистане и стали «маяком» для привлечения в группировку ветеранов «Аль-Каиды» из Афганистана, Пакистана, Ирана, Йемена и Саудовской Аравии. Именно их США и назвали «Хорасанской базой».

Постепенно «Ан-Нусра» начала вытеснять и истреблять другие «умеренные» фракции, воюющие с Асадом.

Под предлогом «борьбы с коррупцией» «Джебхат ан-Нусра» развязала войну с поддерживаемой США и Саудовской Аравией фракцией «сирийской весны» «Джебхат Сувар Сурия» («Фронт революционеров Сирии»). Воспользовавшись благовидной причиной, «Ан-Нусра» начала теснить соперников в Идлибе, Хомсе, Хаме, Алеппо, Дамаске и Деръа.

На подконтрольных территориях в Идлибе «Джебхат ан-Нусра» начала насаждать законы шариата. Ликвидацию всей верхушки «Ахрар аш-Шам» 9 сентября 2014 в Алеппо тоже связывают с деятельностью «Джебхат ан-Нусры» — по слухам, «Ахрар аш-Шам» собирались перейти в стан «умеренной оппозиции», что борцам за верховенство джихада в лице «Ан-Нусры» было невыгодно.

Некоторые группировки объявили о самороспуске, поскольку не могли самостоятельно бороться с «Ан-Нусрой».

В феврале 2015 года «Джебхат ан-Нусра» полностью разделалась с группировкой «Харакят Хаззм», первой фракцией «сирийской весны», которую поддержали в свое время США. Захватив американские ПТРК TOW и другое вооружение, поставленное американцами группировке, «Джебхат ан-Нусра» настроила против себя многие другие фракции «Сирийской свободной армии» и, несмотря на очевидное военное превосходство, была окружена врагами и недоброжелателями.

Настал черед нового витка развития.

Что есть «умеренность»?

В попытках что-то противопоставить растущей угрозе со стороны «Джебхат ан-Нусры», другие группировки начали объединяться.

22 марта «Сукур аш-Шам» вошла в состав «Ахрар аш-Шам», а общее число боевиков в составе организации достигло 15 тысяч человек. В руководстве «Ахрар аш-Шам» прямо говорили, что «Джебхат ан-Нусра» идет «по неправильному пути» и больше «не хочет того, чего хотят другие [фракции сирийской революции], претворяя политику «Аль-Каиды».

На словах объясняя объединение «естественным долгом», на деле группировки просто пытались выжить, справедливо опасаясь поглощения со стороны «Джебхат ан-Нусры», которая на тот момент была самым эффективным и сильным военным соперником для Сирийской Арабской Армии. Однако «Ан-Нусра» снова изменила тактику.

В начале 2015 года Айман аз-Завахири направил Абу Мухаммаду аль-Джуляни очередное письмо с инструкциями. Лидер «Аль-Каиды» сделал особый упор на необходимости укрепления связи «Джебхат ан-Нусры» с фракциями сирийской революции и поддержание ее принципов, что, впрочем, не исключало повсеместного насаждения законов шариата на подконтрольных территориях и создания «кормовой» и «идеологической» баз для «Аль-Каиды». При этом любая деятельность, которая могла быть воспринята как угроза Западу, должна была быть прекращена.

Именно это письмо аз-Завахири привело к расколу в рядах «Джебхат ан-Нусры», сформировав два основных течения внутри организации. «Консерваторы» выступали за поддержание связей и идеалов международной «Аль-Каиды», тогда как «либералы» и «прагматики» поддерживали ставку на «сирийскую территориальность».

Группировки сирийской «умеренной оппозиции» спешно объединялись, чтобы противостоять угрозе со стороны «Аль-Каиды».

24 марта «Ахрар аш-Шам» вместе с «Сукур аш-Шам» и шестью другими группировками — «Фатх аш-Шам», «Джунд аль-Акса», «Фейлак аш-Шам», «Лива аль-Хакк», «Джейш ас-Сунна» и «Аджнад аш-Шам» — создала коалицию группировок «Джейш аль-Фатх» («Армия завоевания»).

«Джебхат ан-Нусра» присоединилась к коалиции «Джейш аль-Фатх». Альянс за четыре дня захватил Идлиб, а в апреле начал наступление в провинциях Идлиб и Хама — к лету были заняты город Ариха и долина Аль-Габ.

Некоторые члены «Хорасанской базы» приняли новый курс «Ан-Нусры». Другие затаились и продолжили строить планы против Запада — как, например, группировка «Джунд аль-Акса».

Постепенно связанные с «Аль-Каидой» группировки были вынуждены сворачивать свою деятельность против Запада.

20 мая 2015 года в результате авиаудара США был ликвидирован ветеран «Аль-Каиды» и полевой командир «Джунд аль-Акса» алжирец Саид Ариф. Это доказало обоснованность точки зрения Аймана аз-Завахири и заставило «консерваторов» пересмотреть взгляды на борьбу с Западом — например, тот же Абу Марья аль-Кахтани, лишившийся должности «эмира юга» в Деръа годом ранее, прекратил свою антиджулянистскую риторику. Новый курс аль-Джуляни поддержал и другой ветеран «Аль-Каиды» — австралиец египетского происхождения Абу Сулейман аль-Мухаджир.

«Ан-Нусра» привлекала в свои ряды сторонников джихада со всех краев света.

После того, как «Джебхат ан-Нусра» сконцентрировалась на «освобождении Сирии», она стала постепенно завоевывать симпатии местного населения и привлекать в свои ряды новых членов.

Примерно тогда же появились первые слухи о том, что «Братья-мусульмане»1* через катарские спецслужбы пытаются добиться отмежевания «Джебхат ан-Нусры» от «Аль-Каиды», обещая группировке поддержку и финансирование.

Возможное отмежевание «Ан-Нусры» не повлияло бы на ход «сирийской революции», но спровоцировало бы отток в ряды ИГИЛ как боевиков-иностранцев, так и закоренелых исламистов-радикалов, живших идеей «национального исламского проекта».

Но тогда — весной-летом 2015 года — «Ан-Нусра» переживала новый рассвет благодаря захвату Идлиба и успехам на поле боя, поэтому переживания по поводу возможного выхода группировки из-под крыла «Аль-Каиды» отошли на второй план. По словам лиц, близких к аль-Джуляни, лидера «Ан-Нусры» тогда разрывали противоречивые чувства: он буквально жил на два мира, пытаясь одновременно идти в ногу с прогрессом и ходом «сирийской революции» и сохранить лояльность принципам идеологии той самой «Аль-Каиды», которым следовал 10 лет.

Влияние российской операции в Сирии

Когда 30 сентября 2015 года началась российская военная операция в Сирии, никто еще не знал, чем это обернется для «Джебхат ан-Нусры». Удары российских Воздушно-космических сил наносились больше в интересах наступления Сирийской Арабской Армии и проправительственных отрядов ополчения по всей линии фронта, тогда как удары Международной коалиции были больше направлены на ликвидацию полевых командиров и отдельные группировки, и «Ан-Нусра» начала нести потери.

Потеря «оппозицией» горной Латакии, военное поражение в северной Хаме, а также активизация Битвы за Алеппо вынудили руководство «Ан-Нусры» пересмотреть политику. Абу Мухаммад аль-Джуляни и члены Совета шуры группировки начали проводить консультации с другими участниками коалиции «Джейш аль-Фатх» и призывать к дальнейшему объединению — если потребуется, под новым именем и знаменем. В «Ахрар аш-Шам» настаивали на необходимости окончательного разрыва связей «Ан-Нусры» с «Аль-Каидой».

В феврале 2016 года появились первые слухи о том, что аль-Джуляни раздумывает над отречением от клятвы верности Айману аз-Завахири в обмен на полномасштабное объединение и гарантии, что боевики-иностранцы в составе «Ан-Нусры» получат защиту.

Однако начавшийся политический процесс в Женеве сорвал сделку — из-за заключенного соглашения между странами-гарантами интенсивность боевых действий существенно снизилась, и критики авантюризма и экспансии «Джебхат ан-Нусры» вновь подняли голову. Как ни парадоксально, но именно перемирие ряда вооруженных группировок с Дамаском дало понять, что «Ан-Нусра» может ужиться с другими фракциями «сирийской революции» только во время активных боевых действий.

Несмотря на общее недовольство политикой «Ан-Нусры» в Идлибе, руководство группировки продолжало переговоры с другими союзниками в Латакии, Алеппо и Хаме. В ряды группировки с февраля по июнь 2016 года вошло 3000 человек, «Ан-Нусра» провела четыре контрнаступления против правительственных войск — это стало ясным свидетельством нежизнеспособности Женевского процесса.

В конце весны протурецкие фракции возобновили давление на «Ан-Нусру», подталкивая аль-Джуляни к необходимости отречься от «Аль-Каиды». В начале июня в Идлибе и Алеппо прошло несколько совещаний, на которых было предложено сформировать новую группировку — «Аль-Харакят аль-Исламия ас-Сурия» («Сирийское исламское движение»). Со стороны «Джебхат ан-Нусры» в переговорах участвовали «отцы-основатели» Салех аль-Хамави и Абу Марья аль-Кахтани. Идею «отмежевания» «Ан-Нусры» от «Аль-Каиды» поддержал и эмир организации в Алеппо Абдулла ас-Санади.

Учитывая проводившиеся на тот момент консультации российской и американской сторон по проведению совместных воздушных операций против руководства «Джебхат ан-Нусры», начавшуюся операцию по освобождению Алеппо от террористов и усилившееся давление внутри организации, «ребрендинг» состоялся.

«Джебхат ан-Нусра» постепенно осуществила ребрендинг, стараясь приблизиться к группировкам «умеренной оппозиции».

28 июля 2016 года Абу Мухаммад аль-Джуляни впервые появился на публике, где объявил об отделении от «Аль-Каиды» и преобразовании «Джебхат ан-Нусры» в «Джебхат Фатх аш-Шам»1 («Фронт завоевания Леванта»).

Абу Мухаммад аль-Джуляни заявил, что у группировки «нет никаких связей с внешними сторонами», назвав целью «Джебхат Фатх аш-Шам» «объединение всей джихадистских группировок для сохранения сирийской революции».

Бытует мнение, что отделение «Джебхат ан-Нусры» от «Аль-Каиды» согласовал сам Айман аз-Завахири, чтобы группировка смогла сосредоточиться на «борьбе с сирийским правительством». Это не противоречило инструкциям, отданным Абу Мухаммаду аль-Джуляни в начале 2015 года: группировка официально заявила, что ограничится только Сирией, и это, потенциально, должно было «устроить» Запад. При этом «Джебхат Фатх аш-Шам» получила потенциальную возможность перейти из стана террористических организаций в ряды «умеренной оппозиции».

Как покажет время, отмежевание «Ан-Нусры» от «Аль-Каиды» привело к гораздо более серьезным последствиям, чем казалось в начале.

Ducunt volentem fata, nolentem trahunt (лат. Желающего судьба ведет, не желающего — тащит).

Продолжение следует…

*Организации «Джебхат ан-Нусра» («Джебхат ан-Нусра ли-Ахль аш-Шам мин Муджахиди аш-Шам фи Сахат аль-Джихад»), «Исламское государство» («Исламское государство Ирака», «Исламское государство Ирака и Леванта», ИГ, ИГИ, ИГИЛ), «Аль-Каида» («Аль-Каида в Ираке»), «Джунд аш-Шам», «Джамаат Таухид валь-Джихад», «Братья-мусульмане» — признаны Верховным судом Российской Федерации террористическими, экстремистскими организациями, их деятельность запрещена на территории России.

1 Организация запрещена на территории РФ.

Новости партнеров