Выбор региона Поиск
AR
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

Вилаят ИГ «Западная Африка»: от «Боко Харам» до региональной угрозы

Вилаят ИГ «Западная Африка»: от «Боко Харам» до региональной угрозы

Федеральное агентство новостей негативно относится к идеологии экстремистских организаций. Данный текст не является пропагандой экстремизма и носит исключительно информационный характер.

В 2020 году вилаят «Западная Африка» считается одной из наиболее опасных составных частей «Исламского государства»1 (ИГ1; ИГИЛ1), которая не просто существует как один из фрагментов сетевой инфраструктуры международной террористической группировки, но и проводит агрессивную экспансию, пытаясь расширять границы своего территориального контроля, угрожая сразу нескольким африканским государствам. Растет территория влияния группировки, количество активных членов, экономические и финансовые возможности.

Автор Telegram-канала Colonelcassad Борис Рожин рассказывает, откуда появился этот гнойник и в каком направлении он развивается.

Происхождение

Появление вилаята ИГ «Западная Африка» (сокращенно ИГЗА или ISWA или ISWAP — Islamic State West Africa Province) уходит корнями в 2014 год. Стремительный рост возможностей ИГ в Сирии и Ираке, а также провозглашение Абу-Бакром аль-Багдади исламского «халифата» привели к взрывному росту группировок, которые приобщились к наиболее популярной тогда террористической франшизе. Речь шла не только о слиянии ячеек прямых последователей идеологии ИГИЛ в квазиструктуры, которые претендовали на то, чтобы называться вилаятом.

Вилаят ИГ «Западная Африка»: от «Боко Харам» до региональной угрозы

Важным моментом является то, что некоторые уже существовавшие террористические группировки видели в идеологии ИГИЛ катализатор собственного роста, поэтому они фактически или формально вливались во «всемирное движение», заявляя о своей преданности или лояльности режиму в Ракке, объявляя себя частью ИГ или же вилаятом (провинцией) «Исламского государства». По сути, это была работа «по франшизе», так как на практике руководство ИГИЛ, действующее на территории Сирии и Ирака, могло оказывать лишь частичное влияние на то, как действуют множащиеся вилаяты в разных регионах мира.

Разумеется, эмиссары могли доносить доктринальные идеи, сетевая пропаганда популяризировать военные и террористические успехи региональных вилаятов, а в некоторых случаях были возможности направлять на усиление деятельности того или иного вилаята деньги, оружие и наемников в ограниченном масштабе (как это было с ливийским вилаятом или вилаятом «Хорасан» в Афганистане). Но в случае с уже существовавшими террористическими группировками, которые признали первенство режима в Ракке, речь всегда в первую очередь шла об автономных действиях, в основном, за счет местных ресурсов. В случае с вилаятом «Западная Африка», началось все с «Боко Харам»*.

Вилаят ИГ «Западная Африка»: от «Боко Харам» до региональной угрозы

Данная группировка имеет длинную историю и существует еще с 2002 года, когда ее возглавил Мохаммед Юсуф проповедовавший идеи «чистого ислама» и борьбу с «западным образом жизни и западными идеологическими доктринами». Еще за много лет до создания ИГИЛ, «Боко Харам» использовала многие приемы, которые позднее стали визитной карточкой «Исламского государства».

Например, мечети использовались не только для идеологической обработки, но и для прямой вербовки боевиков, выступая элементами пре-территориального контроля, подготавливая почву для ликвидации власти государства над определенной территорией, на которой устанавливалась власть террористической группировки.

В случае с Нигерией и «Боко Харам», на исламский фактор наслаиваются межплеменные противоречия. Действуя на территории северной и северо-восточной Нигерии, «Боко Харам» опиралась на местную народность канури, что добавляло группировке не только религиозную, но и этническую спайку, что затрудняло ее экспансию в другие этнические районы, где межплеменные распри затрудняли распространение радикального исламизма. Поэтому, когда появилось «Исламское государство», которое в значительной степени игнорировало этнические различия и продвигало универсальную идеологию всемирного джихада, которая могла быть актуальной и Африке, и на Ближнем Востоке, и в США, и в Европе, лидеры «Боко Харам» увидели возможность использовать этот универсализм для расширения своей экспансии. Для этого и был осуществлен ребрендинг «Боко Харам», которая в 2014 году установила прямые контакты с Мосулом и Раккой, а несколько позже признала Абу-Бакра аль-Багдади «Великим Халифом Всемирного Халифата».

Вилаят ИГ «Западная Африка»: от «Боко Харам» до региональной угрозы

На базе «Боко Харам» был образован вилаят «Западная Африка», который формально являлся частью этого квазигосударства, и на картах, выпускаемых «министерством информации» «Халифата» в тот период, часть Нигерии и район озера Чад, уверенно закрашивался в черный цвет, как часть единой структуры. Но фактически контроль над вилаятом сохраняли руководители «Боко Харам», которая организационно не исчезла, хотя до сих пор периодически можно встретить ошибочные представления о том, что «Боко Харам» трансформировалась в ISWAP и пропала.

В 2014-2015 годах это была по сути одна и та же группировка, но объективные факторы привели к тому, что она начала распадаться на две отдельные организации. Причины этого были вполне тривиальны — если часть лидеров «Боко Харам» видели в ISWAP возможность действовать под брендом ИГ и решать свои задачи в Нигерии и за ее пределами, то среди лидеров среднего звена, а также прибывших в Нигерию эмиссаров ИГИЛ из Сирии или же беглецов из разгромленного ливийского вилаята, господствовали совсем другие настроения, связанные с необходимостью продолжения экспансии без жесткой привязки к этничности, которая сковывала возможности группировки к расширению.

Вилаят ИГ «Западная Африка»: от «Боко Харам» до региональной угрозы

Они упирались в том числе и на указания лидеров ИГ, которые, осознав неизбежность военного поражения в Сирии, начали все чаще рассуждать о переходе к сетевой войне, чтобы, рассредоточив усилия на развитии вилаятов по всему миру, затруднить концентрацию сил противников ИГ определенной целью, которой в Ираке и Сирии стали Мосул и Ракка.

В результате внутренний структурный раскол оформился в 2016 году и привел к ситуации, когда ISWAP начал контролировать ряд районов северной Нигерии и территории, прилегающие к озеру Чад, а «Боко Харам» сохранила контроль над северо-восточными территориями Нигерии. После этого наступил период «партнерства», когда группировки совместно могли осуществлять операции против нигерийской армии, что позволяло им заявлять как об успехах ISWAP, так и об успехах «Боко Харам», что порождало дополнительную путаницу.

Но вместе с тем множились и конфликты между группировками, так как идеологические различия все чаще проявлялись в вопросах методологии. В качестве яркого примера можно привести убийство боевиками «Боко Харам» трех лидеров ISWAP в феврале 2020 года, включая лидера ISWAP в Нигерии Идриса Аль-Барнави.

Вилаят ИГ «Западная Африка»: от «Боко Харам» до региональной угрозы

Причинами убийства были попытки лидеров ISWAP пересмотреть тактику действий группировки, например, прекратить убийства пленных нигерийских солдат и преследования выживших после нападений. В итоге, это вызвало брожение среди боевиков ISWAP, а после того как пропаганда «Боко Харам» обвинила «умеренных» лидеров ISWAP в измене делу джихада, было организовано их убийство, в том числе руками их подчиненных, которые отвергли «пересмотр стратегии джихада».

Вилаят ИГ «Западная Африка»: от «Боко Харам» до региональной угрозы

Вместе с тем правительство Нигерии ведет кулуарные консультации с главой «Боко Харам» Абубакаром Шекау по поводу возможности прекращения группировкой вооруженной борьбы, пытаясь использовать конфликты между «Боко Харам» и ISWAP, чтобы расколоть лагерь джихадистов. В начале весны 2020 года африканская пресса обсуждала информацию о том, что Шекау готов пойти на перемирие при определенных условиях, но дальше разговоров дело не пошло.

Все это показывает, что расхождения существуют как между «Боко Харам» и ISWAP, так и внутри отколовшейся от «Боко Харам» группировки. Поэтому образ монолитной террористической структуры, действующей в этом регионе, очевидно, преувеличен и можно говорить скорее о крупном террористическом конгломерате, внутри которого существуют идеологические, политические и методологические противоречия.

После поражений ИГ в Сирии и Ираке, а также разгрома ливийского вилаята, ISWAP оказалась в ситуации, когда глобальная экспансия «Исламского государства» была остановлена, и надежды на быстрый рост новых вилаятов не оправдались. ISWAP осталась по сути крупнейшим вилаятом ИГИЛ на территории Африки как по контролируемой территории, так и по своим военным возможностям, опережая в том числе вилаят «Синай». В этой ситуации ISWAP существует по сегодняшний день.

Деятельность

Операционная деятельность ISWAP направлена прежде всего на укрепление контроля над занятой территорией и обеспечением ее расширения, в основном за счет территории Нигерии.

Попытки экспансии связаны с рейдами на гражданские поселения и лагеря нигерийской армии. В работе с населением ISWAP комбинирует пропаганду джихада (в основном, среди молодежи) и тактику запугивания и террора. Насаждение шариатских судов, публичные сожжения сигарет, уничтожение телевизоров, могут дополняться убийствами чиновников, тесно связанных с нигерийской армией и спецслужбами, общественных активистов, выступающих против радикального ислама, священников других конфессий и иностранцев, которым не посчастливилось оказаться в зоне деятельности ISWAP. Также широко практикуется формирование подпольных ячеек на контролируемой территории северной Нигерии и юго-западном Чаде.

Вилаят ИГ «Западная Африка»: от «Боко Харам» до региональной угрозы

Пиар группировки идет в основном за счет успешных нападений на военные лагеря к югу от озера Чад, когда кадры убитых военных и трофейной техники дают возможность показывать растущие возможности ISWAP. Кроме того, уже традиционно для ИГ, с целью запугивания своих врагов, ISWAP организует массовые показательные казни пленных нигерийских солдат или просто нелояльного населения. С одной стороны, эта пропаганда нацелена на подрыв морального духа в рядах нигерийской армии, а с другой — направлена на население контролируемых территорий, которому показывают, что будет, если оспаривать власть ISWAP. Попытки «умеренных» полевых командиров ИГ отказаться от этой практики, закончились для них плачевно.

Среди прочих методов практикуются массовые похищения детей и женщин, в том числе и с целью перепродажи. От «Боко Харам» к ISWAP досталась и практика массовых изнасилований, которая изначально применялась в межплеменных распрях, но позднее переросла в более широкую практику на враждебных «Боко Харам» территориях.

Вилаят ИГ «Западная Африка»: от «Боко Харам» до региональной угрозы

Обеспечив первичный территориальный контроль и взяв под контроль территорию с населением, ISWAP занимается не только ее использованием как плацдарма для нападения на военных Нигерии и Чада, но и пытается наладить там подобие управляемой и организованной экономической деятельности. Поскольку контролируемые районы не богаты энергоносителями, то в качестве основного ресурса используется продовольствие, контроль над которым позволяет держать в покорности населения. Местное сельское хозяйство и рыболовство обложено налогами (как в виде финансовых выплат, так и в виде товаров), которые перепродаются на внутреннем рынке, а поступающие деньги идут на финансирование деятельности группировки. Основные продукты — мясо и рыба.

«Образовательная система» построена на классических для ИГ приемах — в школах и мечетях, агитаторы ISWAP внушают детям, что только путь джихада и чистого ислама является единственно верным, а со всеми «искажениями», в том числе и внутри ислама, надо беспощадно бороться вооруженным путем. Таким образом, не только ведется работа по индоктринированию молодежи на подконтрольных территориях, но и обеспечивается подготовка базы для рекрутинга молодых боевиков в среднесрочной и долгосрочной перспективе. Традиционная для Африки тема «детей-солдат», которых столь часто можно было увидеть в конфликтах в Либерии, Конго, Буркина-Фасо и т.д., в случае с ISWAP встроена в традиционные для ИГ методы вербовки молодых неофитов. Разумеется, это касается и вербовки молодых смертников, которым обещают, что они после теракта попадут в рай, а их семьи получат почет и уважение, а также поддержку со стороны ISWAP. Здесь опять же можно увидеть своеобразную кальку с практики деятельности ИГИЛ в Сирии и Ираке.

Как и любой вилаят, пытающийся имитировать государственные структуры и постулирующий трансформацию террористической группировки в квазигосударственное образование, ISWAP стремится создавать бюрократические структуры с местными управленцами, сборщиками налогов, вертикально интегрированными шариатскими судами и другими структурами, которые должны демонстрировать населению, что вокруг них существует некое подобие государства, которое пришло всерьез и надолго.Вилаят ИГ «Западная Африка»: от «Боко Харам» до региональной угрозы

В этом состоит важное отличие идеологической практики ИГИЛ от большинства других исламистских террористических группировок. Идеологи ИГИЛ не зацикливаются только на методологии террористической деятельности и джихаде, но предлагают универсальные управленческие решения, которые позволяют успешным террористическим группировкам, действующим «по франшизе», трансформироваться в квазигосударства, которые в долгосрочной перспективе должны трансформироваться в единый «Исламский Халифат». ISWAP достаточно успешно освоила эти решения и во многих аспектах копирует тот опыт, который был применен не только в Сирии и Ираке, но и, скажем, недолгий опыт существования вилаята в Ливии, когда было создано квазиобразование со столицей в Сирте.

Поэтому лидеры ISWAP ясно понимают, что для контроля и управления над захваченными территориями нужны не полевые командиры, самовольно осуществляющие «государственную власть», а государственные структуры, которые необходимо формировать с нуля в условиях отсутствия квалифицированных кадров. Поэтому можно наблюдать процесс, когда попытки создавать аналоги государственных структур террористическими группировками наталкиваются на крайне низкую эффективность получаемого на выходе «государственного аппарата», который где-то замещает, а где-то имитирует работу полноценных органов власти.

Возможностей же для привлечение квалифицированных специалистов со стороны у ISWAP неизмеримо меньше, чем было у того же режима в Ракке и Мосуле, который на пике своего влияния мог позволить себе привлекать высокой оплатой профильных специалистов в различных областях, которые в отдельных аспектах, могли повысить качество управления или иных действий.

Наряду со строительством «гражданского управления» и налогообложения, ISWAP пытается создать и кустарную военную промышленность, которая необходима при систематических боях против регулярных армий атакуемых государств. Так как на контролируемых территориях нет крупных промышленных предприятий, то и организовать производство тяжелых вооружений возможностей нет. Поэтому основу парка бронетехники ISWAP составляют различные трофеи, захваченные в боях с армейскими частями.

Для обслуживания этой техники, а также многочисленных тачанок, создаются полноценные мастерские по ремонту и кустарной модернизации бронетехники и используемых автомобилей.

Вилаят ИГ «Западная Африка»: от «Боко Харам» до региональной угрозы

Форму для боевиков шьют в кустарных цехах мелкими партиями, что дополняет трофейную экипировку и амуницию. Работы в таких цехах идут с привлечением подневольного труда. Сырье для пошива завозят как с территории Нигерии, так и Чада.

Также можно отметить кустарные мастерские по изготовлению взрывчатки, самодельных минометов, шахид-мобилей, фугасных мин на основе артиллерийских снарядов, 100-мм и 120-мм минометных мин

Разумеется, подобные формы и объемы производства недостаточны для масштабных боевых действий, так как при более-менее длительном столкновении с регулярной армией, ресурсы группировки исчерпываются куда быстрее. Проводимые армиями Нигерии и Чада контртеррористические операции против ISWAP с задействованием серьезных ресурсов, как правило, влекут за собой существенные потери для группировки, которой тяжело сражаться с регулярными частями. Это обуславливает применяемую тактику «ударил — отошел» и линию на изматывание военных, у которых недостаточно ресурсов для ведения длительной системной кампании. Поэтому в СМИ все это и выглядит периодически как обмен ударами и отчеты сторон о количестве убитых, при этом стратегическая обстановка принципиально не меняется.

На более масштабное наступление с увеличением размеров контролируемой территории у ISWAP банально не хватает материальных ресурсов, а Нигерия и Чад ведут плохо скоординированную и бессистемную войну без привлечения необходимых ресурсов.

Вилаят ИГ «Западная Африка»: от «Боко Харам» до региональной угрозы

Обойти ресурсные ограничения ISWAP пытается в том числе путем закупки оружия на африканских оружейных рынках, но трудности с завозом бронетехники на территорию ISWAP приводят к тому, что основу закупок на черном рынке (в основном из французской Африки), составляют партии старого стрелкового оружия (советского или НАТОвского образца 60-90х годов), а также боеприпасы для стрелкового оружия, выстрелы для РПГ, минометные мины. Поэтому, даже несмотря на трофеи, основу «армии» ISWAP составляют отряды легкой пехоты на тачанках с редкими вкраплениями бронетехники и артиллерии.

Личный состав группировки в основном местный — это выходцы из «Боко Харам» и племенных групп северной Нигерии, а также некоторое количество боевиков из «Аль-Каиды1 в странах Исламского Магриба»* (отсюда и существенное количество граждан Нигера) и бывших участников ливийского вилаята, бежавших в Нигерию и Чад после падения Сирта. Приток иностранных наемников в ISWAP ограничен удаленностью данного ТВД (боевики, едущие через Турцию, Сирию или Египет в Африку, с большой долей вероятности скорее осядут в Ливии или на Синае или же могут примкнуть к «Аль-Каиде в странах Исламского Магриба»* или «Аш-Шабаб»* в Сомали), низкой оплатой (от 100 до 200 долларов в месяц) и недостатками в снабжении.

Для «ветерана» международного терроризма район озера Чад далеко не самый близкий и привлекательный вариант. Поэтому ISWAP структурно более целостна этнически, нежели большинство других вилаятов, где роль иностранцев в развитии вилаята, как правило, более существенна.

Вилаят ИГ «Западная Африка»: от «Боко Харам» до региональной угрозы

Поэтому нет ничего удивительного в том, что в руководстве ISWAP мы видим прежде всего чернокожих лидеров, фамилии которых мало что говорят, потому что они за пределами данного ТВД фактически не раскручиваются даже официальной пропагандой ИГИЛ. Тем не менее, если смотреть на результаты их деятельности, то они добиваются немалых успехов и, конечно, их нельзя недооценивать, хотя если смотреть на частые неудачи нигерийской армии, эта недооценка существует на практике, напоминая проблемы сирийских и иракских военных с ИГИЛ в 2014-2015 годах.

В целом, можно говорить о том, что ISWAP ведет достаточно типичную деятельность для вилаята ИГ, имеющего под контролем территорию с населением и стремящегося к территориальной экспансии за счет окружающих государств.

Потенциал и перспективы

На 2020 год террористическая группировка ISWAP является весьма опасной и динамически развивающейся группой, которая уже давно в своем развитии перешла к стадии территориального контроля и фактической экспансии, атакуя территорию и вооруженные силы местных государств.

Она располагает существенным силовым ресурсом — по разным оценкам, от 10 до 15 тыс. человек, легкой и тяжелой бронетехникой, артиллерией, логистической инфраструктурой и определенной экономической базой.

Вилаят ИГ «Западная Африка»: от «Боко Харам» до региональной угрозы

Группировка имеет достаточно крепкую этническую и религиозную спайку, ориентируясь прежде всего на классический универсальный джихад, проповедуемый лидерами ИГ, но учитывающий некоторые местные этнические и племенные особенности, унаследованные от «Боко Харам».

Ее среднесрочными целями является установление контроля над северной и северо-восточной Нигерией, подчинение «Боко Харам», перенос боевых действий на территорию Чада и Нигера, с переходом от пре-территориального контроля к полноценному контролю над территорией и населением.

Перспективы существования данной группировки зависят от того, смогут ли африканские страны, сталкивающиеся с ISWAP, организовать эффективную координацию для наступления на позиции группировки и ликвидации ее территориального контроля, дабы загнать ее в подполье. Спорадические разрозненные усилия Нигерии или Чада не способны привести к достижению этих целей, группировка несет потери, но за счет ресурсов контролируемых территорий она эти потери компенсирует.

Вилаят ИГ «Западная Африка»: от «Боко Харам» до региональной угрозы

Надежды на то, что Африканское командование США сможет эффективно помогать борьбе с ISWAP в практическом отношении, не оправдались. США направляют на борьбу с ISWAP ограниченные ресурсы, а запросы в Вашингтон об увеличении финансирования деятельности в Африке рассматриваются скорее через призму противостояния нарастающему влиянию России и Китая на континенте, нежели через призму подавления очередного вилаята ИГ. Поэтому в краткосрочной и среднесрочной перспективе, Нигерии, Чаду, Нигеру и Камеруну придется решать эту проблему самостоятельно. Проблема уже носит запущенный характер, и при дальнейшем укреплении группировки и ее операционных возможностей, она может представлять не просто местную, а региональную угрозу, как это произошло в Сирии и Ираке.

* Организации «Аль-Каида», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, «Исламское государство в Большой Сахаре», «Боко Харам», ISWAP) признаны Верховным судом Российской Федерации террористическими, их деятельность запрещена на территории страны.

1 Организация запрещена на территории РФ.

Новости партнеров