Лента новостей Выбор региона Поиск
AR
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное
Русские своих не бросают
На НТВ показали мировую премьеру фильма «Шугалей». Это кино, основанное на реальных событиях. Трое социологов из России отправляются в Ливию, чтобы провести исследования – пообщаться с местными жителями, узнать, чем живет одна из некогда богатейших стран мира после свержения Каддафи.
Максим Шугалей, Александр Прокофьев и их переводчик Самер Суэйфан узнают, что государство поделено на несколько частей, в обществе царит вражда, в домах, на улицах и в душах – полная разруха. Об этом говорят все. Власть в Триполи – в руках террористов, которых прикрывают западные марионетки. «В стране идет эксперимент. Он заключается в том, что террористы встраиваются во власть», - говорит один из героев фильма. Понимая, что нельзя отпускать русских домой с уникальной информацией о реальной ситуации в Ливии, руководство ПНС решает арестовать их.
Максим Шугалей и Самер Суэйфан
С ночи ареста прошел год. О судьбе Максима Шугалея и Самера Суэйфана почти ничего неизвестно. Нет ни суда, ни следствия. Государство-террорист, официально признанное ООН, держит российских ученых в жутких условиях в тюрьме «Митига».
Александр Прокофьев – единственный, кто успел вернуться в Россию незадолго до роковых событий. В последний раз он общался с Шугалеем за несколько часов до похищения оставшихся в Ливии социологов. «В 3.30 утра Максим последний раз был онлайн», - вспоминает Александр. В интервью ФАН Прокофьев восстановил цепь событий и рассказал о том, что осталось за кадром фильма «Шугалей».
Похищение
16 мая к дому, где остановились социологи, подъехали несколько машин с вооруженными людьми. Это были боевики 166-й бригады «Ополчения Мисураты», подконтрольной так называемому Правительству национального согласия. Ночью произошел захват дома, где жили социологи. Позже похищенных россиян передадут бойцам группировки RADA. Это бандформирование, которое в том числе контролирует тюрьму «Митига». Туда бросили Шугалея и Суэйфана. Чтобы узнать местонахождение ребят, Прокофьеву и его коллегам понадобилась неделя.
«О похищении первым узнал наш друг, который пришел на следующее утро. Он нам помогал с продуктами, с техническими вопросами. Некоторые подробности узнали от соседей. Вообще ливийцы очень внимательны к тому, что происходит вокруг. Там невозможно пригласить человека в гости так, чтобы об этом не знала вся улица. Эта внимательность – их национальная черта», - рассказывает Прокофьев.
«Многие ливийцы с которыми общались россияне пострадали, в том числе соседи. Как и представители любого другого народа, ливийцы очень разные. Есть хорошие люди, есть негодяи. Хороших людей как всегда больше».
А плохие, которых по логике социолога меньше, похитили наших граждан, обнесли жилище, угнали машину, вытащили всю технику вплоть до мебели. «Впервые в истории террористы стали официальной властью. И только мы знаем, кто они на самом деле и как этим управлять», - говорит американский куратор в конце фильма. В точку.
Социология
Поездка социологов в Ливию была согласована с властями Триполи. Все, кому нужно, были в курсе, знали о передвижениях россиян. Прокофьев, Шугалей и их переводчик Суэйфан встречались с лидерами общественного мнения – руководителями племен, шейхами, чиновниками, представителями служб безопасности, простыми гражданами.
«В первую очередь это были люди, максимально хорошо владеющие информацией о ситуации в Ливии. Разговоры велись на различные политические, общественные, экономические, социальные темы», - рассказывает Прокофьев.
Он признается – за пределами Триполи риск быть убитыми просто потому, что ты иностранец, кратно возрастал. В столице чувствовали себя более-менее в безопасности – а зря.
«В фильме есть фрагмент, где мы едем из Триполи в окрестности Злитена. Это территория, которая находится под контролем мисуратовских ополчений. Сейчас «Мисурата» воюет на стороне ПНС. На тот момент они были в достаточно сложных отношениях. Мисурата – регион, захваченный наиболее радикальными террористическими группировками», - говорит наш собеседник.
Ополчение – крайне политкорректное слово для этих парней. Фактически это формирования, напрямую связанные с «Аль-Каидой» (запрещена в РФ).
«Они достаточно жестокие, агрессивные. Их отношение к иностранцам в целом и русским в частности очень опасное», - поясняет Прокофьев.
«Мы ехали на встречу с местными шейхами, - продолжает он. - И да, мы действительно туда ехали в сопровождении муниципального офицера полиции. Своим присутствием в автомобиле он гарантировал то, что нас не будут проверять на блокпостах, которые держат ополченцы. Если бы они нашли там двух русских, это бы плохо кончилось – и для нас, и для тех, кто обеспечивал нашу безопасность».
Встреча
За время работы в Ливии российские социологи записали несколько десятков интервью с местными жителями. Наверное, главный вопрос Прокофьеву – в какой именно момент террористы ПНС решили, что русскую лавочку пора закрывать.
«Думаю, это была совокупность событий, - рассуждает социолог. - Первое – стал вырисовываться результат наших исследований, они стали четко понимать результаты, к которым мы пришли. Второе – встреча с Сейфом Каддафи, в том числе последняя. Вообще они были в курсе всех встреч с Сейфом Каддафи, мы не делали из них секрета. В фильме показана третья. Максима и Самера взяли сразу по возвращении, это было уже без меня… Понятно, что третья встреча стала ключевым поводом. Они дожидались ее».
If a building becomes architecture, then it is art
Тюрьма
Тюрьма «Митига» - точно среди самых страшных мест на земле. Шугалея долгое время держали в камере 4 на 5 метров с 50 другими заключенными. Повезло ли больше Суэйфану? У него была камера 3 на 4 – и «всего» 30 сокамерников. Пытки, издевательства, бесконечное насилие над заключенными – об этом хорошо знает Сергей Самойлов. В 2016 году боевики задержали судно «Теметерон». Старпом Самойлов и его коллеги попали в лапы террористов. В «Митиге» они провели три года.
«Мы сидели даже в камере, в которой одновременно находились 32 человека на 12 квадратных метров. Ночами обязательно стояли 6-8 человек, на одной, кто-то на двух ногах. Остальные спят, у кого есть возможность, все очень жестко», - рассказывал он в интервью Аббасу Джуме.
Самойлов пересекался с Шугалеем и Суэйфаном. Переводчику короткий разговор с Самойловым дорого обошелся – его вернули в общую камеру за нарушение режима, хотя незадолго до этого Самеру облегчили режим содержания.
«Ему сделали облегченный режим, перевели во двор. Сидеть во дворе прикованным считается легкой версией заключения, там воздух. А Максима из общей камеры перевели в одиночку, будто только пыток, избиений и других издевательств недостаточно. Она представляет из себя пространство 90 на 120 сантиметров с дыркой для отправления естественных душ, прямо в бетонном полу… Никаких матрасов, ничего такого там нет. В «одиночке» даже нет возможности вытянуться. Можете представить, что это такое, когда человек несколько месяцев находится в скрюченном положении и не имеет возможности вытянуть ни руки, ни ноги?» - говорит Прокофьев.
Контакт
Единственная встреча Шугалея с адвокатом состоялась в сентябре 2019 года. После того как прокуратура дала разрешение, адвокат добивался ее еще полтора месяца. Разрешение дала прокуратура, а руководство тюрьмы – нет. Наконец, когда они увиделись, адвокат передал Максиму и Самеру письма от их жен и получил от них ответные.
Новая информация о россиянах в «Митиге» поступает крайне скудная.
«Мы получаем информацию о том, что он жив. Еще Максиму удалось передать как минимум две записки на волю. Они были размещены в ливийских соцсетях. Судя по содержанию первой записки, он является их автором. Это его почерк, и там указываются факты, которые мог знать только Максим», - рассказывает Прокофьев.
Чего хотят террористы
В The New York Times вышла статья, в которой прямо говорится: захват Шугалея и Суэйфана произошел при содействии американской разведки. Курировавший вопрос дипломат (а по факту – офицер разведки США) через пару недель после похищения получил полковника.
«По сути американцы дали приказ. Кто принимал решение? Министр МВД ПНС Фатхи Башага. Это человек, который на протяжении нескольких месяцев активно лоббирует участие американцев в ливийской политике. Более того он заявляет, что американцы должны в Ливии обосновать свою военную базу, выступить военной силой на стороне ПНС», - поясняет Прокофьев.
Для местных политиков, в первую очередь – для главы МВД Фатхи Башаги история с похищением – возможность выслужиться перед американцами и получить индульгенцию за предыдущие свои грехи. Башага – человек с черным прошлым, террорист со стажем. Он причастен в том числе к нападению на посольство США в 2014 году.
«Один из непосредственных участников этого нападения, после того как сбежал в Мисурату, находился под покровительством Башаги в течение нескольких лет вплоть до своей смерти в этом году», - напоминает Прокофьев.
Сами американцы свою галочку тоже поставили – за очередной эпизод какого-то вмешательства в какой-то африканской стране.
«Для таких политиков как Файез Сарадж и Халед аль-Мишри это была возможность давления на Россию. Фильм в том числе это показывает, так и есть на самом деле. Мишри пытался и получить оружие от России, и передавал политические требования нашему правительству», - добавляет собеседник ФАН.
Предатели
Официально дело против Шугалея и Суэйфана не возбуждено, нет ни суда, ни следствия. Государство, пусть и террористическое по сути, должно держать лицо. Именно поэтому спустя несколько недель после похищения историю с похищением начали отмывать в СМИ. Не ливийских – их ведь никто не читает, а в американских. И самое ужасное – в российских.
«В июле 2019-го вышла целая серия статей в американской прессе, - рассказывает Прокофьев. – В них говорилось, что граждане России встретились с Сейфом Каддафи и якобы хотели организовать еще встречи. Тема развивалась. Писали, что это была попытка вмешаться в выборы в Ливии. Далее говорили, что это попытка создания некоего союза между Каддафи и Хафтаром.!»
Абсурдность обвинений обсудим ниже, а пока поговорим о предателях среди своих. Пока американские СМИ набрасывали этот «хайли лайкли» для своей публики и всех в мире, кто понимает по-английски, в России за американскую правду сражались издания Михаила Ходорковского. Беглому олигарху почему-то очень важно было доказать, что россияне в Ливии вмешивались в выборы.
«Взяли ряд наших реальных социологических исследований, которые остались у Максима. Я узнал некоторые фразы из этих текстов. Но они были сфальсифицированы и поданы таким образом, чтобы легализовать историю о неких россиянах, которые пытаются вмешаться во внутриполитическую ситуацию в Ливии. На основании этих документов сейчас и пишутся материалы в американских СМИ, нагнетается истерия в российских», - рассказывает Прокофьев.
США
Вернемся к вопросу о том, почему обвинение во вмешательстве в выборы – чушь. В Ливии не принят даже проект конституции. О референдуме по конституции никто даже не заикается – до него годы как минимум. Выборы без конституции невозможны – ни парламентские, ни президентские.
«Идея выборов в Ливии на тот момент – это был полный, абсолютный бред. В Ливии даже нет закона, который бы регламентировал эти выборы. Ну какое может быть вмешательство в то, чего нет и что не регламентируется никакими законами?!» - говорит Прокофьев.
После свержения Каддафи США и западные страны продолжают манипулировать ситуацией в Ливии. Простые ливийцы не любят Штаты, скорее даже ненавидят.
«НАТО разрушило Ливию, и это понимают все ливийцы. Их жизнь после 2011 года изменилась кардинально. США привели Ливию к разрушению и хаосу», - рассказывает социолог.
Лидеры ПНС к народу имеют приблизительно такое же отношение, как США к демократии. Большинство живет за пределами страны, в Британии, в Турции. Как говорит Прокофьев, в Ливию они ездят на работу и за деньгами.
Башага и Саррадж
Внутри ПНС тоже далеко не все спокойно. Глава МВД Фатхи Башага явно претендует на большую роль в ливийской политике. Он ездит с официальными визитами в другие страны, выступает с официальными заявлениями от ПНС. Он фактически взял на себя целый ряд функций руководителя правительства – хотя у них есть премьер-министр Файез Саррадж.
«Очень многие эксперты считают, что скорее всего в ближайшее время Башага попытается изменить политическую картину в ПНС и занять место Сарраджа. Тем более что конфликты между его группировками и охраной Сараджа уже были. В декабре прошлого года была попытка переворота», - рассказывает Прокофьев.
Саррадж – лицо ПНС, а за Башагой реальная сила. Он контролирует большинство группировок, в том числе из «Ополчения Мисураты», и RADA.
Россия

«Есть официальный документ от МИД, ответ на депутатский запрос. В документе министр Сергей Лавров отвечает, что идут переговоры с ПНС о возвращении наших граждан. В том числе поступают предложения о встрече с Сарраджем. Переговоры идут в закрытом режиме и за закрытыми дверями», - рассказывает Прокофьев.
Выход фильма «Шугалей», по его мнению, должен дать необходимый импульс. Весь мир должен увидеть, что терроризм вышел на новый, государственный уровень. Простой русский, простой американец или простой европеец должны узнать, что на земле есть свой ад – и потребовать от политиков и дипломатов, чтобы они призвали к ответу виновных.
«Я надеюсь, что этот фильм выйдет не только в России, но и в зарубежных странах, - говорит Прокофьев. - Файез Саррадж – это крыша для группировок, которые находятся в Триполи. Его принимают в других державах, он обеспечивает легальность и легитимность террористов. И чем чаще он будет сталкиваться с ситуацией, когда ему будут задавать вопросы о пытках, о похищениях, о преступлениях, которые совершают боевики, тем тяжелее ему будет все это прикрывать. То, что он рассказывал до сих пор в СМИ, это чушь собачья. Он говорит о том, что идет следствие и он не может в это вмешиваться – но никакого следствия нет, нет никакого суда и никакого дела в ливийской прокуратуре. Эти объяснения не выдерживают никакой критики. Чем чаще руководство ПНС будет сталкиваться на различных форумах и переговорах с вопросами о судьбе российских граждан, тем больше будет шансов на их возвращение», - уверен Прокофьев.
Кто и когда должен задавать эти вопросы? Могут ли журналисты в Триполи открыть рот и произнести «Шугалей»?
«В самом Триполи – понятно, что нет. Но эти вопросы журналисты могут задавать ему во всех странах, где Саррадж бывает. Это человек, который большую часть времени проводит в своем доме в Лондоне. В свою страну он ездит на работу. Большинство лидеров ПНС проживает за рубежом, Триполи – то место, куда они возвращаются за деньгами», - заключает Прокофьев.
Над хорошей и честной поговоркой «Русские своих не бросают», кажется, скоро будут смеяться. Этого нельзя допустить. Это будет конец.
Читайте далее