Лента новостей Выбор региона Поиск
AR
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

Фатхи Башага: офицер, агент Запада, друг Турции, министр в Триполи

0 Оставить комментарий

Фатхи Башага: офицер, агент Запада, друг Турции, министр в Триполи

Приказом председателя Президентского совета Правительства национального согласия Файеза Сарраджа от 7 октября 2018 года №1371 Фатхи Башага назначен главой министерства внутренних дел. Факт занятия им столь высокого поста до сих пор порождает досужие слухи о той роли, какую Башага играет в ливийской политике: кто-то называет его «серым кардиналом» и реальным правителем Триполи.

Деятельность Фатхи Башаги расследуют иностранные СМИ, на него устраивают покушения, бывшие соратники рассказывают про его темное прошлое, а подчиненные ему же фракции вскрывают подноготную министра.

В рамках проекта «Антитеррор» редакция Telegram-канала «Рыбарь» рассказывает о той роли, которую играет Фатхи Башага в политике Триполи и судьбе всей Ливии.

Сын Мисураты и «связующее звено с НАТО»

Фатхи Башага: офицер, агент Запада, друг Турции, министр в Триполи

Фатхи Али Абдул Салям Башага родился 20 августа 1962 года в ливийском городе Мисурата. В 1984 году окончил мисуратский колледж ВВС и занял должность инструктора по летной подготовке на истребителях, прослужив в ВВС до 1993 года. Впоследствии ушел в бизнес и основал собственную фирму, но особых успехов не достиг: новых игроков на рынок даже в Джамахирии пускали неохотно.

На почве неудовлетворенных амбиций он и стал объектом интереса западных спецслужб: не глуп, хорошо владеет собой, обладает связями в нужном регионе, в том числе и среди военных, а также достаточно беспринципный, чтобы работать против собственного народа.

Мисурата в 2019 году.

До 2011 года о существовании Фатхи Башаги широкая общественность и не подозревала: восхождение «звезды» будущего главы МВД ПНС началось с вступления в Военный совет Мисураты и координации действий между боевиками и силами НАТО для «свержения режима Муаммара Каддафи». Сперва он возглавил информационный отдел Военного комитета Мисураты, а потом и стал его официальным представителем. В статье британского телеканала ВВС Фатхи Башагу тогда и вовсе назвали «связующим звеном с НАТО».

В последующие годы карьера креатуры Запада пошла вверх: сперва отрабатывая отдельные задачи, Фатхи Башага успешно стал координатором НАТО, потом активно продвигал внешние интересы среди исламистских вооруженных формирований, затем стал парламентарием, умело эксплуатируя свой статус для того, чтобы застопорить политический процесс в Ливии, а потом и вовсе занял пост министра внутренних дел Правительства национального согласия и получил власть над контролирующими Триполи вооруженными группировками.

На протяжении всего пост-каддафиевского периода Фатхи Башага последовательно продвигал интересы родной Мисураты, оправдывая это светлым образом города:

«Мисурата принесла много жертв в ходе февральской революции и войне против ИГИЛ1, преследуя лишь цель создания правового гражданского государства».

Однако кого именно Мисурата и ее «ополчение» принесли в жертву, Башага не уточнил.

Вчерашние смутьяны — сегодняшние революционеры

Фатхи Башага: офицер, агент Запада, друг Турции, министр в Триполи

Когда речь заходит о Мисурате, стороной обходится тема участия боевиков террористической организации «Аль-Каида»1 (запрещена в РФ) в рядах группировок, подчиненных Военному совет Мисураты. Первым подразделением, куда вошел «весь цвет» радикалов и исламистов города, был «Батальон Аль-Фарук», который впоследствии сменил лояльность и присягнул на верность филиалу международной террористической организации «Исламское государство»1 (запрещено в РФ) в Ливии.

Кроме того, весь сегодняшний «цвет» Мисураты — это сторонники другой запрещенной в России террористической организации «Братья-мусульмане»1, чья идеология попала на благодатную почву в разоренной войной стране. «Батальоны Мисураты» наравне с другими группировками, лояльными Военному совету Мисураты, разделяют идеологию «Братьев-мусульман», последовательно претворяют в жизнь идею построения панисламского государства с подачи внешних спонсоров разрухи в Ливии.

8 августа 2012 года спустя почти год после убийства Муаммара Каддафи по приказу Министерства обороны Триполи были сформированы отряды «Щита Ливии» — так назвали альянс разделяющих идеологию «Братьев-мусульман» группировок, принимавших участие в ливийской войне 2011 года.

Тогда же, 8 августа 2012 года, обрел легитимность законодательный орган страны — Всеобщий национальный конгресс. По решению конгресса, «Щит Ливии» получил статус «армии резервистов», группировки стали спонсироваться из государственного бюджета, хотя отношения к вооружённым силам не имели никакого.

«Щит Ливии» делился на зоны ответственности — «Западный щит», «Центральный щит» и «Южный щит» — и организационно состоял из бригад, куда вошли группировки из различных городов.

Фатхи Башага: офицер, агент Запада, друг Турции, министр в Триполи

Большую известность «Щит Ливии» приобрёл в апреле 2012 года в ходе «наведения порядка», когда в городе Аль-Куфра на юго-востоке Ливии произошли столкновения между племенами тубу и Аз-Зави. По факту, вмешательство «Щита Ливии» привело к еще большим жертвам и гибели свыше 100 человек. Действия «Щита Ливии» тогда назвали «этнической чисткой».

Несмотря на это, в августе 2013 года Всеобщий национальный конгресс постановил, что «Центральный щит Ливии», который составляли выходцы из Мисураты, надлежит расквартировать в Триполи «для обеспечения безопасности».

Спустя три месяца произошла бойня на площади Гаргур.

«Черный ноябрь»

15 ноября 2013 года вошло в историю Ливии как «Чёрный ноябрь», унесший жизни свыше 30 человек и покалечивший более 400.

В пятницу на юго-западе Триполи тысячи людей собрались на митинг против наемников из Мисураты («Катаиб Мисурата»). Демонстрацию организовал местный совет Триполи, поддержало духовенство во главе с верховным муфтием Ливии.

Демонстрация шла мирно — об этом свидетельствовал, например, глава местного совета Триполи Саддат аль-Бадри. Протестующие требовали демилитаризации и вывода всех вооружённых формирований их города. Когда митингующие, скандируя «Ливия! Ливия! Ливия!», проходили через район Гаргур, по ним открыли огонь.

Фатхи Башага: офицер, агент Запада, друг Турции, министр в Триполи

Корреспондент Reuters тогда утверждал, что из штаба боевиков был открыт огонь из зенитного орудия. Люди начали бежать — чтобы позже вернуться с оружием и начать штурм штаба мисуратовцев.

«Черный ноябрь» унес жизни 47 человек (по другой версии, погибло 60 человек), 518 было ранено.

Казалось бы, при чем тут Фатхи Башага, кроме того, что он тоже из Мисураты?

В то время Фатхи Башага так и не оставил своего поста в Военном совете Мисураты, продолжая и дальше поддерживать светлый образ «революционеров 17 февраля». Уже 16 ноября 2013 года он заявил, что «Катаиб Мисурата» не выйдут из Триполи и всячески обелял земляков в СМИ, но впоследствии настоял на том, чтобы данное формирование сменили силы «Центрального щита Ливии»: одни мисуратовцы сменили других, объявив Гаргур «военной зоной», а безопасность была обеспечена на словах.

Спустя шесть лет за Фатхи Башагой закрепилась слава «мясника Гаргура», хотя это не совсем корректно: непосредственного участия в событиях «Черного ноября» Башага не принимал, а путаница возникла из-за однофамильца-командира столичного отряда «Батальонов Мисураты» Ат-Тахира Башаги.

Но от оправдания терроризма до участия один шаг, что и доказал «Ливийский рассвет».

Кровавый рассвет и штурм аэропорта

В феврале 2014 года прошли выборы в Конституционную ассамблею Ливии, а 25 июня должны были пройти выборы во Всеобщий национальный конгресс. Это должно было бы положить начало процессу мирного политического урегулирования и наведения порядка в уставшей от войны стране.

Однако после поражения радикальных исламистов на выборах во Всеобщий национальный конгресс и непризнания ими сформированную в Тобруке (на востоке Ливии) Палату представителей, 13 июля стартовала операция «Ливийский рассвет» («Фаджр Либия») при участии группировок, входивших в коалиции «Щит Ливии» и «Операционный штаб революционеров Ливии».

Триполи в 2019 году.

Эти группировки стали той военной силой, которая взяла под контроль запад страны и обеспечила силовую поддержку самопровозглашенного Правительства национального спасения, просуществовавшего с 2014 по 2016 год и в которое входили, в основном, радикалы и исламисты из числа «Братьев-мусульман».

Фатхи Башага тогда избрался в Палату представителей в числе депутатов Мисураты — однако он ни разу не появился на заседаниях в Тобруке, всячески бойкотируя работу Палаты. Но своим статусом парламентария Башага пользовался, подчеркивая ту роль, которую играет «Ливийский рассвет» в «освобождении» Триполи.

Основной операцией «Ливийского рассвета» стало взятие под контроль международного терминала города Триполи — тогда ещё это был полноценный транспортный хаб, через который осуществлялась значительная часть международных рейсов. Сколько бы мисуратцы не прикрывались идеей «освобождения» столицы, аэропорт контролировали группировки из Зинтана — те же самые революционеры, которые подняли знамя «Революции 17 февраля» и ополчились против Муаммара Каддафи.

Граффити в Триполи.

Международный терминал Триполи бригады Зинтана контролировали с 2011 года, а под предлогом «исправления курса революции», как позже Фатхи Башага окрестит цель «Ливийского рассвета», мисуратовские банды решили отобрать источник дохода.

Когда же первые попытки штурма успехом не увенчались, началась полноценная война между группировками «Рассвета» с одной стороны, и Зинтаном и триполитанами — с другой.

Сторонники ЛНА называют Фатхи Башагу полевым командиром «Катибат Хатын», одной из группировок альянса «Ливийский рассвет». Само по себе это заявление звучит странно, поскольку обладавший тогда статусом депутата Башага едва ли стал бы брать в руки автомат и идти штурмовать аэропорт.

Фатхи Башага: офицер, агент Запада, друг Турции, министр в Триполи

Боевики пресловутого «Катибат Хатын» наравне с другими «освобождали» международный терминал Триполи — сторонники ЛНА называют группировку одной из сильнейших в Мисурате.

 

 

Сам же Башага в интервью BBC утверждал, что отношения к «Катибат Хатын» не имеет, но «защищает их, поскольку это часть истории его борьбы».

23 августа 2014 года взяли фактически уничтоженный аэропорт — «победа» пришла в виде палящих в воздух из автоматов и пляшущих на фоне уничтоженных самолетов боевиков. Согласно данным Amnesty International, в ходе штурма аэропорта 214 мирных жителей погибло, 981 был ранен.

После событий 2014 года вплоть до 2018 года Фатхи Башага успел номинироваться на пост главы Минобороны (от которого впоследствии отказался), принять участие в платформе политического диалога и активно критиковать Палату представителей в Тобруке и Халифу Хафтара.

О Башаге снова заговорили в 2018 году.

Бунтарь и комбинатор

В августе 2018 года одним из отрядов Президентской гвардии ПНС в Тархуне — «Седьмая бригада» или же «Аль-Каният» по названию племени — была предпринята попытка переворота, которую участники назвали «операцией по очистке Триполи от капиталистического ИГ»1.

Когда «Аль-Каният» выступили на Триполи, СМИ и социальные сети терялись в догадках, кто же стоял за внезапным «ударом в спину»: грешили на Халифу Хафтара, поскольку «Седьмая бригада» состояла из кадровых офицеров и военнослужащих. Другие считали, что «Седьмая бригада» подчиняется «Народному фронту освобождения Ливии» («Аль-Джабхат Аш-Шаабия ли-Тахрир Либия»), который превозносит Сейфа аль-Ислама аль-Каддафи, поскольку большая часть племени Аль-Каният сохранила лояльность Муаммару аль-Каддафи вплоть до его смерти.

Триполи, Зеленая площадь.

Однако истинная причина лежит в том, что «зачистка Триполи» явилась следствием заключенного в сенегальском Дакаре соглашения между «каддафистами» и представителями ПНС. Прямым следствием этих договорённостей явилось назначение генерала Али Канны, убеждённого каддафиста, командующим военным округом Сабха ВС ПНС. В рамках этой сделки Аль-Каният вступили в сговор с группировками, за которыми стоял Фатхи Башага.

Наступление «Седьмой бригады» поддержала салафитско-мадхалитская группировка RADA («Специальные силы сдерживания»), а также другие лояльные Фатхи Башаге и Мисурате силы. Первоначальной целью было свержение ПНС и контроль над западной частью страны. Но наступление «Седьмой бригады» как началось, так и закончилось.

Фатхи Башага использовал Аль-Каният и нападение на Триполи для того, чтобы укрепить собственный рейтинг и показать, кому принадлежит власть над бандгруппами в Триполи. 7 октября 2018 года он стал во главе МВД, сколотив альянс «Силы обороны Триполи».

Впоследствии, когда смертник ИГ устроил теракт в здании Министерства иностранных дел Правительства национального согласия в Триполи в декабре 2018 года, Фатхи Башага использовал подрыв для своей выгоды. Он обвинил другие силовые структуры и не подчинённые ему группировки в «несоблюдении договоренностей», а ситуацию в столице назвал «хаосом»,

Все это было сделано лишь с целью еще раз показать, кто реально контролирует бандгруппы в столице, и перетянуть на себя финансовое одеяло.

«Реальный министр»

14 января 2019 года Фатхи Башага заявил, что МВД станет «реальным министерством» в течение шести месяцев и будет в состоянии обеспечить безопасность во всей стране.

16 января 2019 года глава ПНС Фаиз Саррадж в интервью турецкому телеканалу TRT заявил, что поддержал Башагу из-за его «позитивных результатов работы».

Сложившийся в столице хаос и тотальную разруху в сфере безопасности Фатхи Башага объяснял тем, что у «высококвалифицированных ливийских офицеров и солдат» нет оружия. Он обвинил во всех бедах ООН, которое наложило оружейное эмбарго. Став во главе МВД, он заявил, что в министерстве нет оружия, нет техники, нет возможностей обеспечить безопасность.

Однако это не так.

Расходы на содержание МВД в 2019 году достигли 300 миллионов ливийских динар (217 миллионов долларов США), в ведомстве удалось побороть коррупцию — по крайней мере, так заявил Фатхи Башага.

Фатхи Башага: офицер, агент Запада, друг Турции, министр в Триполи

Благодаря Башаге были созданы «Силы обороны Триполи», куда вошли сильнейшие группировки столицы: «Батальон революционеров Триполи», «Центральные силы безопасности Абу Салим», «Батальон Наваси» и «Специальные силы сдерживания» RADA. Этот шаг был призван на словах нормализовать обстановку в ливийской столице и способствовать деэскалации.

Одновременно Фатхи Башага озаботился тем, чтобы обойти оружейное эмбарго и сосредоточить в руках лояльных группировок технику и оружие для поддержания контроля над столицей.

Министр участвовал в переговорах о военной помощи со стороны Турции еще в конце апреля 2019 года: тогда он вместе с командующим Западным военным округом Усамой Джувейли отправился в Анкару для обсуждения вопросов безопасности и военного сотрудничества между двумя государствами.

В декабре 2019 года министр летал в Катар, открыто заявив, что целью визита было сотрудничество в сфере безопасности, в том числе подготовка сотрудников правоохранительных структур, а также их обучение в учебных заведениях Катара. Катарский принц Тамим бин Хамад тогда заявил, что готов помочь создать армию и вооруженные силы Ливии, усилив возможности Правительства национального согласия.

Через счета МВД ПНС по приказу Фатхи Башаги прошло в 2019 году не менее 530 миллионов евро, которые были потрачены на закупки вооружения и военной техники у турецкой компании SSTEK в нарушение введённого СБ ООН ещё в 2011 году эмбарго на поставки оружия и техники.

Фатхи Башага: офицер, агент Запада, друг Турции, министр в Триполи

Однако к безопасности в столице это не привело — и страдали от этого как местные граждане, потому что убийства, разбои и грабежи продолжались, так и «коллеги» Фатхи Башаги по Правительству национального согласия.

С момента назначения Фатхи Башаги на должность прошло чуть больше года, прежде чем лояльные ему силы предприняли попытку переворота — и это после того, как Анкара и Триполи подписали соглашение о военном сотрудничестве.

4 декабря 2019 года «Центральные силы безопасности Абу Салим» блокировали дороги, ведущие к штаб-квартире ПНС. Вместе с «Батальоном революционеров Триполи» и группировкой из Аз-Завии была предпринята попытка ареста Файеза ас-Сарраджа и министра финансов ПНС Фарадж Бумтари.

Фатхи Башага: офицер, агент Запада, друг Турции, министр в Триполи

Министр внутренних дел, естественно, постановил найти и наказать виновных, но Фатхи Башагу обвинили в утрате контроля над якобы лояльными ему группировками. Это не совсем верно: целью этой акции было показать, кому же в столице принадлежит власть и запугать руководство ПНС.

При этом, министр внутренних дел преследует как личные интересы, так и выполняет указы своих покровителей, умело играющих на царящих в Триполи противоречиях.

«Связующее звено» с НАТО и США

Помимо подкупа и шантажа, пост Министра внутренних дел Фатхи Башага получил, используя связи с послом США в Ливии Стефани Уильямс, которая в 2018 году была временно поверенной в делах Ливии. Американские дипломаты «намекнули» Президентскому совету, что с безопасностью в столице что-то нужно делать и необходимы кадровые перестановки.

Спустя всего лишь месяц эффективный министр подписал меморандум о сотрудничестве в области безопасности с послом Великобритании.

23 февраля 2020 года в комментарии Bloomberg Фатхи Башага заявил, что поддерживает идею развертывания американской военной базы в Ливии для борьбы с Россией. Заявление было сделано аккурат после объявленного Пентагоном намерения реструктурировать военное присутствие в Африке.

Фатхи Башага — единственный представитель Правительства национального согласия, который выступил с подобной инициативой. Это заявление прозвучало после нескольких встреч и консультаций с представителями США.

Так, 10 февраля посол США в Ливии Ричард Норланд призвал власти Ливии к расформированию отрядов ополчения и вооруженных группировок по всей стране, поскольку они «представляют интерес созданию сильного, демократического и единого государства в Ливии».

Фатхи Башага пошёл дальше и подверг критике разведывательные и контрразведывательные структуры ПНС, после чего произошёл конфликт с группировкой «Ан-Наваси», входящей в сформированные Башагой «Силы обороны Триполи»: для сторонников Фатхи Башаги стала откровением его беспринципность и готовность идти по головам, чтобы угодить Западу. Командир «Ан-Наваси» Али ар-Рамли заявил, что Башаге «больше не нужны «Ан-Наваси», поскольку у него теперь есть сирийские наёмники». Кроме того, именно «Ан-Наваси» отвечает за разведку в Триполи — причина критики в адрес министра объяснима.

2 марта Башага вновь встретился с представителями США: временный поверенный в делах Ливии Джошуа Харрис пообещал наложить санкции на любого, кто «угрожает миру, безопасности и стабильности в Ливии».

21 марта 2020 года те самые «Силы обороны Триполи», которые сколотил Фатхи Башага, выложили расследование о деятельности министра внутренних дел, обвинив его в лоббировании интересов внешних сил, связях с терроризмом и коррупции

Запах французской булки

Для того, чтобы понять, какую силу имеет министр и что от его мнения зависит, с кем Триполи дружить можно, а с кем — нельзя, достаточно посмотреть на развитие отношений ПНС и Франции.

После начала апрельского наступления 2019 года Халифы Хафтара на Триполи в ПНС обвинили Францию в блокировании любых попыток ЕС осудить Халифу Хафтара как агрессора. ПНС тогда даже пригрозило блокировать работу французских компаний в Триполитании.

22 мая 2019 года посол Франции в Ливии Беатрис ле Фрапе дю Елен встретилась с Фатхи Башагой в Тунисе: стороны подписали договор о сотрудничестве между правительствами Макрона и Сарраджа. Шаткое равновесие установилось до августа 2019 года, когда Башага вновь обвинил Париж в поддержке Хафтара.

Налаживанию отношений с французской стороной способствовала активизация диалога с американцами. 11 февраля 2020 года, на следующий день после переговоров с послами США и Великобритании, у Башаги была встреча с французской делегацией, в которую вошел Кристоф Фарно, глава департамента Ближнего Востока и Северной Африки французского МИД, а также посол Франции в Ливии госпожа лю Елен.

В марте 2020 года Фатхи Башага в интервью тунисскому радио Mosaique FM заявил, что «Франция изменила подход и политику в Ливии», поскольку теперь «поддерживает Хафтара лишь в политическом плане, и это приемлемо». Спустя две недели, 17 марта, Фатхи Башага посетил Париж — аккурат на следующий день после переговоров в Лондоне.

Друг Турции

Другая страна, с которой тесно сотрудничает Фатхи Башага, — это Турция. При этом, нужно отдавать себе отчёт, что министру удаётся пока соблюдать интересы всех сторон — и обеспечивающих ему силовую поддержку исламистов в Мисурате, и покровителей в США, и благоволящим туркам — с выгодой для себя. Но едва ли человек, занимавший отнюдь не титульную должность «координатора НАТО», будет терзаться муками выбора, если ему предложат выбрать между родной Мисуратой, Ливией, Турцией и США.

9 апреля в Военном училище ВВС в Мисурате прошла встреча между турецкими кураторами и командирами из Мисураты. Председательствовал на встрече Фатхи Башага — более никого из Правительства национального согласия на встречу не позвали. Обсуждали собравшиеся начало второй фазы наступления на Ливийскую национальную армию.

Одновременно турецкое информационное агентство Anadolu в своём арабском Twitter’e превознесло роль отрядов из Мисураты — «мисуратовских турок». Агентство назвало их «Щитом Триполи», которые смогли отбросить войска Халифы Хафтара на юге столице, не дали занять Абу Грейн под Мисуратой и вернули контроль над Гарьяном.

Фатхи Башага: офицер, агент Запада, друг Турции, министр в Триполи

Тему защиты ливийских турок Реджеп Тайип Эрдоган затрагивал ещё в январе 2020 года, когда военная операция Турции в Ливии ещё только начиналась. Параллельно с Эрдоганом тему необходимости защиты «турецких сынов Мисураты» поддержал глава ливийских «Братьев мусульман» Али ас-Саляби, призвавший «не бросать Мисрату» и сделать Турцию страной-спасительницей Мисураты подобно тому, как Франция в 2011 году спасла Бенгази.

Тогда, в январе, совет старейшин племени Аль-Кулугли — так во времена Османской империи называли потомков османов от смешанных браков с местными жителями Магриба — обозвал Эрдогана «глупцом» и обвинил в использовании этнического фактора для поддержки Сарраджа, ПНС, ИГ и прочих боевиков.

Твит был впоследствии удален, однако затронутая тема достаточно важна для понимания политики Турции в отношении Мисураты и роли, которую играет фигура Фатхи Башаги.

Мисурата

Сам Башага, как полагают многие аналитики и наблюдатели, готовится сменить на посту главы Правительства национального согласия Файеза Сарраджа — и это укладывается в общую политику Турции, сделавшей ставку на кулугли. Файез Саррадж тоже является ливийским турком, только не пользуется таким авторитетом, как Фатхи Башага среди мисуратовцев.

При этом, общее число кулугли — ливийских турок — по всей Ливии не превышает 300 тысяч человек, 160 тысяч из которых проживают в Мисурате (согласно официальным высказываниям Эрдогана, в Ливии проживает миллион турок — то есть, никак не меньше 18%). Турция в этой связи выступает защитником угнетённых «родственников», а Фатхи Башага в соответствие с турецкой политикой всячески возвеличивает роль национальных меньшинств — все идет ровно по тому же сценарию, что и с турками-киприотами на Северном Кипре, и туркменами в Сирии и Ираке. Но помимо турецких ливийцев делается ставка ещё и на другие меньшинства.

Так 21 апреля 2020 года в Twitter Фатхи Башаги появилось обращение к ливийским амазигам, которых министр назвал частью ливийской нации. Как заметил востоковед Кирилл Семенов, эти заявления подчеркивают контраст между продвигаемой через Халифу Хафтара Египтом и странами Персидского залива идеей панарабизма и присущей Турции политикой использования фактора национальных меньшинств.

Ливия 2020

Учитывая наметившийся «разлад» в отношениях Фатхи Башаги с «Силами обороны Триполи», триполитане полагают, что следующим шагом будет полное дезавуирование той роли, которую играют отряды в системе безопасности столицы с обвинением и выливанием грязи в адрес вчерашних «подопечных» министра внутренних дел.

А в столицу — точнее, жизненно важные с точки зрения доходов от теневых дел районы столицы — для «обеспечения порядка» вернутся те самые группировки, которые и «Чёрный ноябрь» устроили, и международный терминал Триполи «освободили». И они станут силовой поддержкой для Фатхи Башаги, о котором всё чаще и чаще поговаривают как человеке, которому пора бы уже и возглавить Правительство национального согласия.

Если же Фатхи Башага встанет во главе Президентского совета, то как скоро Ливия станет по-настоящему демократической и развернёт на Митиге не только турецкую базу, но и американскую?

Это станет отличной насмешкой над наследием Муаммара Каддафи, который в 1969 году с этой самой базы (тогда она носила название Wheelus) и выдворял американцев. Да и само название Митига получила в честь ливийской девочки, которая погибла при крушении американского самолёта.

Ещё в 2014 году Фатхи Башага заявлял, что операция «Ливийский рассвет» призвана «исправить курс революции 17 февраля». По прошествии шести лет можно констатировать, что революция привела именно туда, куда и нужно.

Вот только нужно это не ливийскому народу, а таким, как Фатхи Башага, — умным, циничным и беспринципным сынам обители «Братьев-мусульман» Мисураты.

Scopae recentiores semper meliores (лат. Новые метлы всегда лучше).

1 Организация запрещена на территории РФ.

Новости партнеров