Выбор региона Поиск
AR
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

Возвращение Средневековья. Роман Носиков про союзников мора, открывших охоту на ведьм

Возвращение Средневековья. Роман Носиков про союзников мора, открывших охоту на ведьм

Помните строчку из Высоцкого?


Если путь прорубая отцовским мечом, 
Ты соленые слезы на ус намотал, 
Если в жарком бою испытал, что почем, — 
Значит нужные книги ты в детстве читал! 


Мы были детьми самой читающей страны мира. Мы прочитали много книг. И среди них, конечно же, были и «Айвенго», и «Легенда об Уленшпигеле» и «Трудно быть богом». 

И да — 


Липли волосы нам на вспотевшие лбы, 
И сосало под ложечкой сладко от фраз, 
И кружил наши головы запах борьбы, 
Со страниц пожелтевших слетая на нас. 


Так и было.

Нам было безумно интересно, каково это — жить в сказке? В Средневековье или Средиземье? Быть разведчиком-прогрессором в Арканаре? Беззаветно любить прекрасную даму и спасать ее из рук злодея? 

Возвращение Средневековья. Роман Носиков про союзников мора, открывших охоту на ведьм

Нам было досадно, что для нашей жизни не припасено этого чудесного Средневековья, где все такое простое и настоящее, где человек вынужден сразу же принимать сторону Добра или Зла, проявляя себя. 

Нам казалось, что уж мы-то — советские дети, читавшие самые нужные книги, — точно не подведем. Сумеем повести себя так, как надо. Обязательно выберем нужную сторону. Нам хотелось себя испытать. Хотелось кем-то стать. Быть. Хотелось быть Руматой и Робин Гудом, Айвенго и Черным Рыцарем. 

Но мир вокруг совсем не был похож на Арканар или замок Реджинальда Фрон де Бефа. И приходилось назначать ими теплый летний двор московской пятиэтажки, а сами мы из взаимовыручки и любви к друзьям, чтобы дать им возможность побыть героями, по очереди, со вздохом соглашались побыть Гисборнами, и Брианами де Буагильберами. 

Кое-кто жульничал. Этот кто-то, может быть, сейчас читает мой текст, и ему стыдно. 

Мы не знали тогда, что Средневековье никуда не ушло. Оно отошло в сторонку, скрылось за углом, затаилось. Наблюдало. И ждало своего часа. 

Оно вернулось при первой же возможности — с этническими чистками, религиозными войнами, голодом, социальным расслоением и даже с правом первой ночи. И наверное, нет ничего более средневекового, чем мор. 

Чем больше этого Средневековья вокруг, тем тоньше на наших душах делается тот слой культуры, которым мы обзавелись, читая книги. Средневековье разъедает его, просачивается внутрь. 

Пару дней назад патриарх Кирилл призвал людей молиться дома, а не в храмах. Об этом я узнал из блога председателя Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Владимира Легойды. Первым же комментарием к сообщению было обвинение патриарха в предательстве:

Возвращение Средневековья. Роман Носиков про союзников мора, открывших охоту на ведьм

Если вы читали нужные книги, то можете припомнить, что был такой архиепископ Амвросий Зертис-Каменский. Во время чумы в Москве в 1771 году он повелел убрать икону Боголюбской Божьей Матери, чтобы люди не заражали друг друга, и был за это растерзан толпой. 

В комментариях у Легойды бушевало оно, Средневековье. С факелами и вилами. Оно выискивало виновных, отступников, предателей, еретиков и ведьм. 


Как у вас там с мерзавцами? Бьют? Поделом!
Ведьмы вас не пугают шабашем?
Но не правда ли, зло называется злом
Даже там — в добром будущем вашем?


Это «Баллада о времени» все того же Высоцкого. 

А вы думаете, ведьм и колдунов не бывает? Думаете, что на ваше время их не припасено? Вымерли? Или кто-то верит, что никто из нас — из тех, кто в детстве читал нужные книги, — не может встать на сторону мора и начать использовать его, чтобы подчинить себе людей, обратить их друг против друга? 

Ну вот, посмотрите. Или вот:

Возвращение Средневековья. Роман Носиков про союзников мора, открывших охоту на ведьм

«На днях правительство выделило 7,5 млрд руб на закупку аппаратов искусственной вентиляции легких. Они — главный инструмент борьбы с коронавирусной смертностью. Но этих аппаратов на рынке нет. Их уже раскупили. И не простые граждане (что запасают гречку и макароны), а миллиардеры евтушенковы. Персонально для себя. На всякий случай»? — сообщает автор вброса.

Хочу, чтобы вы знали кое-что об ужасном Владимире Евтушенкове. Принадлежащая ему сеть частных клиник «Медси» (это 650 коек) на данный момент переоборудована для лечения больных коронавирусом по обычной ОМС, которая есть у каждого из нас. А «Система-Биотех», дочерняя компания АФК «Система» того же Евтушенкова, разработала экспресс-тест на коронавирус себестоимостью 1000 рублей. Проект «Системой» не рассматривается как коммерческий. 

Сам же Евтушенков на вопрос про слухи о скупке аппаратов ИВЛ сказал, что это «идиотизм и так можно заработать ожог легких». 

Впрочем, дело не только в Евтушенкове. Оказывается, и Сергей Собянин, по мнению некоторых, уничтожает аппараты ИВЛ:

Возвращение Средневековья. Роман Носиков про союзников мора, открывших охоту на ведьм

Те из нас, кто читали нужные книги, например «Повесть временных лет», легко узнают эпизод с волхвами 1071 года: 

«Однажды во время неурожая в Ростовской области явились два волхва из Ярославля, говоря, что «мы знаем, кто запасы держит». И отправились они по Волге и куда ни придут в погост, тут и называли знатных жен, говоря, что та жито прячет, а та — мед, а та — рыбу, а та — меха. И приводили к ним сестер своих, матерей и жен своих. Волхвы же, мороча людей, прорезали за плечами и вынимали оттуда либо жито, либо рыбу и убивали многих жен, а имущество их забирали себе».

Тогда все кончилось так, как и должно было: волхвов повесили на дубу. Средневековье излечивалось средневековыми мерами. 

Вероятно, именно отсутствие виселиц и плах на улицах вселяет в носителей Средневековья невероятную храбрость:

Возвращение Средневековья. Роман Носиков про союзников мора, открывших охоту на ведьм

Эти бунтари, эти смельчаки полны решимости бороться за свои права против карантина и разъяснять согражданам, почему и они должны это делать. Избегая, правда, цитирования именно того закона, на который сослался в своем указе столичный мэр. 

Такое тоже было в истории и окончилось благополучно: 

«Волхв объявился и при Глебе в Новгороде… И была смута в городе, и все поверили ему и хотели погубить епископа. Епископ же взял крест в руки и надел облачение, встал и сказал: «Кто хочет верить волхву, пусть идет за ним, кто же верует Богу, пусть ко кресту идет». И разделились люди надвое: князь Глеб и дружина его пошли и стали около епископа, а люди все пошли к волхву. И началась смута великая между ними. Глеб же взял топор под плащ, подошел к волхву и спросил: «Знаешь ли, что завтра случится и что сегодня до вечера?» Тот ответил: «Знаю все». И сказал Глеб: «А знаешь ли, что будет с тобою сегодня?» — «Чудеса великие сотворю», — сказал. Глеб же, вынув топор, разрубил волхва, и пал он мертв, и люди разошлись».

Так вот, возвращаясь к книгам. 

Удивительно, что книги про Айвенго, жившего почти тысячу лет назад, или Румату, который еще не родился, актуальны для нас и нашего времени. Как так получилось? Ведь все вокруг — другое. Совершенно различны все обстоятельства жизни. Мы не пользуемся мечами и не ходим в доспехах. Мы не пашем землю волами и не летаем на звездолетах. Что мы ищем в произведениях, не имеющих никакого отношения ко всем тем обстоятельствам, в которых мы живем?

Себя. 

Возвращение Средневековья. Роман Носиков про союзников мора, открывших охоту на ведьм

Мы — люди. Вот то, что не меняется никогда. Наши отношения, наши связи и поступки, этические задачи, которые мы решаем, испытания, которые мы проходим, изменения, которые мы претерпеваем в ходе этих испытаний, — все те же, что и всегда. 

Мы — все те же герои и негодяи, предатели и спасители. Колдуны, ведьмы и инквизиторы. Палачи и врачи. Мы меняем одежды и декорации — но не можем изменить свою природу и смысл. 

Мы — отражение вечности в осколках разбитого зеркала. Мы, ежедневно выбирая между Добром и Злом, показываем вечности ее подобие. 

Человек продолжает быть мерилом времен и вещей. Он все тот же камень, который всемогущий, всесильный и всеведущий Бог создал и с тех пор не в силах поднять. Человек должен поднимать себя сам. Поднимать себя и волочить, периодически роняя, надрываясь — не зная точно, есть ли в этом труде смысл, но изо всех сил в это веря.

В этом вся суть. И каждый начинает работу заново. Иногда — много раз. И бывает, в последний момент. 


Потому, что Добро остается Добром —
В прошлом, будущем и настоящем!


Но чтобы понять, что эту работу все же придется делать, иногда нужно напоминать нам, кто мы, — показывая, откуда мы вышли. Показывая нам наши вечные отражения в прошлом. 

Например, в Средневековье, раз мы так его любим. 

Новости партнеров