Лента
07 декабря 05:59
Все новости

Лагерь мигрантов на острове Лесбос стал источником криминала и заразы, угрожающей жизни и здоровью всей Европы, сообщает корреспондент Федерального агентства новостей.

В лагере возле поселка Мориа разместилось свыше 30 тысяч человек из Азии и Африки. При этом там нет канализации, а водопроводных колонок — одна на 1,5 тысячи человек. Корреспондент ФАН с камерой в руках прошел этот лагерь насквозь по главной тропе, которая аборигенами именуется, разумеется, бродвеем.

Бродвей как сточная канава

Поскольку ранее в этом же лагере корреспондент ФАН был атакован бандой пуштунов, для последующих съемок были наняты несколько местных негров в качестве охраны. Они же рассказали ФАН подробности о проживании в лагере, который местные жители прямо называют «концентрационным».

«Концлагерь» в Мориа стал европейским инкубатором коронавируса, кори и холеры
Федеральное агентство новостей / Игорь Петрашевич

«Здесь нет закона и нет правил — здесь выживает самый сильный. ЕС платит всем деньги — 90 евро взрослому, 50 евро на ребенка в месяц. Но даже эти скромные деньги отбирают местные банды, которых в лагере очень много. Афганцы, пакистанцы, сомалийцы, нигерийцы, арабы — тут всех хватает и все хотят хорошо жить. Но сами видите, в каких условиях мы тут живем — это настоящий концентрационный лагерь», — рассказал корреспонденту ФАН сомалиец Амир.

Действительно, на всем протяжении «бродвея» в канавах слева и справа видны кучи мусора, который никто не убирает. Из канавы исходит жуткая вонь — очевидно, что она используется и как туалет. При этом вдоль тропы выставлены лотки с овощами, фруктами, готовой едой, а также одеждой. Лотки перемежаются с переполненными мусорными баками и такими же туалетными кабинками.

«Концлагерь» в Мориа стал европейским инкубатором коронавируса, кори и холеры
Федеральное агентство новостей / Игорь Петрашевич

Возле единственной водопроводной колонки очередь с канистрами и тазами — тут одновременно пьют, стирают одежду и моются.

«Тут болеют самыми страшными болезнями, но врачей в лагере нет. Если есть силы, нужно ехать в Митилини, в городскую больницу. Но там всегда огромные очереди, а местные ненавидят нас. Некоторые умирают прямо в лагере, тут же их и хоронят. И никто не знает, от чего умирают люди — от холеры или от коронавируса. В целом на нас всем плевать, но, когда отсюда пойдет эпидемия, что-то делать будет уже поздно», — рассказал Амир.

Местные жители Лесбоса устали от мигрантов

Панайотис Папаризвус, председатель Союза предпринимателей Лесбоса, владелец магазина строительных товаров в Митилини, рассказал ФАН об истории лагеря и отношении местных жителей к мигрантам.

«Концлагерь» в Мориа стал европейским инкубатором коронавируса, кори и холеры
Федеральное агентство новостей / Игорь Петрашевич

 — Проблема началась в 2015 году, когда через наш остров направились в Европу орды мигрантов из Турции. Сейчас на острове собралось 30 тысяч беженцев. Причем в столице острова, городе Митилини, тоже проживает 30 тысяч жителей. А поскольку количество мигрантов все увеличивается, то правительство страны решило построить у нас еще один лагерь. Но мы возмутились, местное население. Тогда власти прислали полицию из Афин, специальные части. Это очень возмутило людей. И, конечно, мы обеспокоены гораздо больше, чем вся Греция, а сейчас еще и в связи с проблемой коронавируса. Потому что мы не знаем, что в связи с этим будет в Мориа, где распложен лагерь мигрантов. Хорошо, что сейчас закрыли границы с Турцией для мигрантов, но проблема все равно остается. Предпринимательство и торговля у нас стагнируют. Только что звонил знакомый таксист и сказал, что у него впечатление будто сегодня выходной день. Работы нет, все бродят по улицам неприкаянные.

 — Какой выход вы видите? Что бы вы предложили для решения проблемы мигрантов?

 — Я думаю, правильным и справедливым будет, если ЕС разместит наших мигрантов по всей Европе. И в Элладе могли бы тоже еще принять, а не держать их всех здесь, на островах. Всех мигрантов, которые находятся на Лесбосе, Хиосе и Самосе, нужно справедливо распределить по всей Греции. Тогда у нас на острове осталась бы всего только тысяча, но не 30 тысяч как сейчас.

 — Когда начиналась эта миграционная волна, жители Европы с энтузиазмом поначалу ее восприняли. Как изменилась отношение сейчас?

 — Мигранты взяли столько, сколько хотели, сколько им было нужно. Они открыли кран, набрали стакан воды, выпили. Теперь у них нет жажды, но кран они не закрыли. А мы уже тонем.

«Концлагерь» в Мориа стал европейским инкубатором коронавируса, кори и холеры
Федеральное агентство новостей / Игорь Петрашевич

 — В бытовом отношении чем не нравится соседство с лагерем в Мориа? Как это отражается на жизни горожан?

 — Здесь есть больница, которая строилась для 30 тысяч местного населения. Сейчас она обслуживает 60 тысяч. И эти люди очень больные, они больны разными опасными болезнями, и они действительно страдают от заболеваний, которых раньше здесь не было.

Вторая проблема — это воровство и грабежи. Теперь во всем районе Мориа воруют. Мигранты обворовывают дома, воруют животных, овец и много чего другого. Потому что они не хотят жить здесь. Они хотят в Европу. Нас они рассматривают как временное пристанище, и у них нет никакого интереса влиться в это общество. И они не могут влиться в это общество — столько много людей в такое маленькое общество. Нас теперь поровну.

Есть еще проблема. Эти люди хотят уехать и рассматривают нас как тех, кто препятствует их отъезду. Проблема в банках. Когда они получают деньги, которые им выделяет Европейский союз, мы даже не можем подойти к банкоматам — там огромнейшие очереди. Теперь здесь много людей с совершенно другой религией и культурой. Когда они видят девушку в европейской одежде, может случиться плохое и, кстати, случается.

Проблема с поведением — как они разговаривают и ведут себя. Здесь некоторые семьи сдают им квартиры в городе. Точнее, квартиры сдаются благотворительным организациям, которые помогают мигрантам. И там, где они живут, они громко кричат, дерутся, живут так, как они привыкли у себя дома. Это совершенно не похоже на то, как мы здесь живем.

80% мигрантов здесь — это афганцы. Им трудно и непривычно жить рядом с нами, по нашим законам. И это постоянно порождает проблемы. Но никто в правительстве Греции не хочет, чтобы они переехали с островов на материковую часть Греции, потому что здесь замешана политика, все думают о выборах. Мы все это видим и понимаем, но не можем этого принять.

Вернуться назад
Комментировать
Какой вопрос вы задали бы Владимиру Путину?
Написать