Лента новостей Выбор региона Поиск
AR
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

Ветеран Кужильный вспоминает, как фашистский крест жег ему карман на Параде Победы

0 Оставить комментарий

Ветеран Кужильный вспоминает, как фашистский крест жег ему карман на Параде Победы

Федеральное агентство новостей продолжает знакомить своих читателей с историей героя спецпроекта «Дед Победы» ветерана Алексея Кужильного. В 1945 году он принял участие в первом Параде Победы на Красной площади – ему досталась почетная миссия бросить фашистское знамя к Мавзолею. В разговоре с корреспондентом ФАН он вспомнил разрушенный Киев, громовое «Ура!» на всю Москву в честь разгрома врага и курьезы на Параде Победы.

Алексей Кужильный в 1941 году из маленького села в Днепропетровской области УССР добровольцем в 16 лет ушел на фронт. Всю войну прошел военным сапером. Участвовал в минировании подступов к Ростову-на-Дону, в боях на Кавказе и Западной Украине. После зачистки бандеровцев бойца вызвали в Москву.

«Приехала делегация с Москвы для отбора солдат для пополнения 1-й мотострелковой дивизии в Москву. И меня вызвали. Отобрали. 18 человек отобрали и повезли в Москву», — вспоминает герой ФАН.

По дороге его поразил едва освобожденный от фашистов Киев.

«В Киеве у нас была остановка, там пришлось ходить по Крещатику (главная улица в столице УССР. — Прим. ФАН). Все было разрушено, кирпич на кирпиче», — с горечью говорит он.

В Москве Кужильный месяц провел на карантине, работал в подсобном хозяйстве, а потом приступил непосредственно к несению службы.

«На постах стоял — в ЦК партии, в министерстве внутренних дел, потом было МВД Москвы и Московской области, уже там караульная служба была», — рассказывает Алексей Николаевич.

О капитуляции фашистской Германии по радио объявили ночью.

«По радио все время объявляли: мол, ждите, скоро будет очень важное правительственное сообщение, повторяли через каждые 10-15 минут», — вспоминает ветеран.

Ветеран Кужильный вспоминает, как фашистский крест жег ему карман на Параде Победы

Разумеется, никто не спал, и когда голос легендарного советского диктора Юрия Левитана объявил, что акт о безоговорочной капитуляции Германии подписан в Берлине, казарму потрясло громовое «Ура!».

«Мы были в Покровских казармах, там, я помню, трамвай «тройка» ходил. Сейчас не знаю, а тогда тройка ходила... И нам с третьего этажа было видать, что делается на улице. Люди выбегали из домов, с подъездов — кто в чем, кто пальто накинул, на ком одеяло наброшено! Шум, гам, обнимаются, целуются — люди были переполнены радостью. Многие плакали, потому что потеряли своих близких, родных», — говорит Кужильный.

Сталин принял решение провести Парад Победы 24 июня 1945 года. Кужильный (он к тому времени оказался в войсках НКВД) был зачислен в число его участников — в особый батальон, который должен был бросить к подножью Мавзолея 200 фашистских знамен. Около месяца заняла подготовка к Параду — построение, строевой шаг, выдерживание интервала, дистанции и сами броски. Генеральная репетиция прошла 19 июня 1945 года на аэродроме, где для этого специально соорудили трибуну.

«Мне генерал Синилов, смотревший за нашей подготовкой, говорил, что я хорошо грудь выпячиваю. Он, когда я проходил, говорил: «Ты здорово выпячиваешь грудь!». А ночью 21 числа нас на машине привезли на Красную площадь. Мы прошли строем от лобного места так, как должны были идти на параде. У нас бриджи диагоналевые были, темно-синие, как сейчас помню. Потренировали нас, и по домам, как говорят — в часть», — вспоминает ветеран. А еще Алексей Николаевич когда маршировал, выше всех поднимал ногу — все это замечали.

Ветеран Кужильный вспоминает, как фашистский крест жег ему карман на Параде Победы

24 июня 1945 года военнослужащих построили — это хорошо видно на исторических фотографиях — возле Лобного места. С одной стороны оказался Кремль, с другой — ГУМ, позади храм Василия Блаженного, а лицом — Исторический музей.

Не обошлось и без своего рода курьезов.

«Когда нас построили, старший лейтенант, обходивший ряды, обратил внимание, что у меня на конце древка был привязан на ленте железный крест с маленькой черно-желтой кисточкой. Значит, эта часть была награждена железным крестом, — рассуждает Кужильный. — И старший лейтенант говорит: «Будешь идти, и бахрома этой кисти будет волочиться по земле, а ты же под ноги смотреть не будешь, прямо будешь смотреть. Нечаянно наступишь, и древко в мостовую упрется. Строй поломается, остановится. Завязать бантом — нехорошо. Давай, сними ее». Я говорю: «Куда?» — «Сверни и в карман, будет для памяти».

Кисточку он потом отдал в музей, который после войны организовали в Ясиноватой. К сожалению, музей бы разграблен и прекратил свое существование задолго до начала конфликта в Новороссии. В тот же музей Кужильный отдал большинство своих фотографий. Где теперь все это — неизвестно. Ушло ли целиком в частную коллекцию или же было распродано по частям…

Крест на древке, похоже, был даже не железный, а серебряный. Алексей Николаевич оторвал его и сначала положил в карман вместе с кисточкой. Но ненависть к фашизму была настолько сильной, что крест в буквальном смысле «жег карман».

«Я бросил этот крест на Красной площади. И надо же такому быть! Крест по мостовой метра три или четыре не долетел до людей. Но я заметил, что один паренек проскочил под цепью, схватил крест, и мать, наверное, ему начала говорить: «Что ж ты нарушаешь». А он показывает ей, она его поцеловала и стоит», — вспоминает ветеран.

«В 10 часов из Спасских ворот выехал на белом коне Георгий Константинович Жуков, а встречал его Константин Константинович Рокоссовский, который командовал Парадом, — рассказывает Алексей Николаевич. — Жуков принимал Парад. Рокоссовский доложил Жукову, что, мол, войска к Параду приготовлены, построены. Они проехали мимо нас, но не поздравили с Победой, потому что мы стояли с фашистскими знаменами. Поехали дальше с поздравлениями, поздравляли каждую «коробку». До нас только доносилось громогласное «Ура!». Больше мы уже не видели ничего».

Ветеран Кужильный вспоминает, как фашистский крест жег ему карман на Параде Победы

Когда все части прошли, настала гробовая тишина и в ней — барабанный бой.

«Под этот барабанный бой наш командир батальона скомандовал, и мы пошли, – делится ценными воспоминаниями Кужильный. — Каждое движение было отработано! Мы прошли в сторону Исторического музея, поворот налево, в сторону Кремлевской стены, обратно, поворот налево. Поравнялись с Мавзолеем, и шеренга за шеренгой, медленным шагом подходили и бросали фашистские знамена и штандарты к подножию Мавзолея. Я был где-то в седьмой шеренге, когда подошел, бросил знамя, оно аж подпрыгнуло. И на этом все закончилось».

Когда военнослужащие начали бросать знамена, Сталин поднял руку, чтобы отдать честь — поприветствовать участников Парада. Но стоявший рядом Буденный опустил его руку, чтобы не получилось так, будто советский лидер приветствует фашистские знамена. Этот факт остался в истории «странностей» Парада Победы.

После Парада Кужильный и другие участники торжественной церемонии отправились в свои части. Всем дали увольнительные на сутки. Знакомых в городе у юного Алексея и его сослуживцев не было, и они отправились гулять на Красную площадь.

«Был салют! Ой, какая была красота! Вокруг Москвы стояли двумя кольцами прожектора, светившие в одну точку вверх. В эти прожектора вставили разноцветные лампочки или стекла. А прожектора были те, что во время войны фашистские самолеты ночью искали в небе! И вся Москва была под этим шатром! И салют был! Это запомнилось надолго!», — вспоминает ветеран.

Ветеран Кужильный вспоминает, как фашистский крест жег ему карман на Параде Победы

Тогда на Параде, по словам Кужильного, из Ясиноватой и ее окрестностей помимо него было несколько человек, в том числе — Иван Рачок и Островерхов. Сейчас из них в живых остался только Кужильный. Всего в Параде участвовало 25 донбассовцев.

Спустя много лет, в 2015 году, Алексей Николаевич праздновал 9 мая на трибуне в Донецке рядом с главой Донецкой Народной Республики Александром Захарченко. Лидер ДНР незадолго до этого был ранен в Дебальцево в ногу и не мог нормально стоять. Ему пришлось встать коленом на специально поставленный на трибуне табурет, но и это было нелегко. Украинские СМИ в те дни соревновались в плоских шутках относительно здоровья Захарченко.

ФАН поинтересовался у Алексея Николаевича, хотел бы он встретить 75-летие Великой Победы уже не в Донецке, а на Красной площади, в самом сердце Большой России. Было заметно, как волнуется и даже стесняется ветеран, отвечая на наш вопрос.

«Да... Что скажешь… Это как здоровье позволит», — сказал он.

Как потом рассказали нам родственники Кужильного, снова оказаться на Красной площади — его многолетняя мечта. Федеральное агентство новостей работает над тем, чтобы эта мечта исполнилась. Наше обращение в адрес президента России Владимира Путина уже находится в работе в администрации президента. К нашему проекту подключились также общественные организации России — вслед за ФАН они направляют свои обращения в администрацию президента и Минобороны РФ.

Новости партнеров

Новости партнеров