Выбор региона Поиск
AR
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

Что не так с международным делом ЮКОСа

Что не так с международным делом ЮКОСа

В феврале Министерство юстиции Российской Федерации выпустило пресс-релиз о вынесенном Апелляционным судом Гааги судебном акте, подтверждающем решение международного судебного органа Постоянной палаты третейского суда о взыскании с России в пользу экс-акционеров ЮКОСа 55 млрд долларов.

Предыстория вопроса

ОАО «Нефтяная компания «ЮКОС» учреждена Совмином России в 1993 году. В 1995-м, когда премьер-министром России был Виктор Черномырдин, компания была приватизирована, а ее акции приобретены на залоговом аукционе по нерыночной заниженной стоимости ЗАО «Лагуна», аффилированным банком «Менатеп» под контролем Михаила Ходорковского. Почти сразу схема владения акциями ЮКОСа была выведена за пределы России — подальше от возможных судебных разбирательств со стороны государства по поводу законности перемены собственника при изменении состава руководства страной.

В докладе Счетной палаты России «Анализ процессов приватизации государственной собственности в Российской Федерации за период 1993-2003 годы» отмечается, что в результате проведения залоговых аукционов отчуждение федеральной собственности было произведено по значительно заниженным ценам, а конкурс фактически носил притворный характер.

Примечательно, что после приобретения ЮКОСа структурами Ходорковского акционерный капитал был в течение пяти лет реструктурирован в несколько компаний и перемещен за рубеж. В итоге он оказался в собственности «Юкос Юниверсал Лимитед», которая была создана в юрисдикции острова Мэн в сентябре 1997 года, «Халли Энтерпрайзес Лимитед» и «Ветеран Петролеум Лимитед», созданные в 1997 и 2001 году соответственно на Кипре. Они стали совладельцами компании «ДжиЭмЭль» (GML) в Гибралтаре, которая в свою очередь осуществляла управление активами ряда компаний в юрисдикции Великобритании.

Конечные получатели прибыли компании были скрыты от возможного внимания общества до ноября 2009 года, когда Постоянная палата третейского арбитража опубликовала в своем промежуточном решении структуру владения ЮКОСа.

Оказалось, что более чем половиной компании в 2003 году, на момент выставления налоговых претензий владельцам ЮКОСа Российской ФНС, владел бывший комсомолец Ходорковский, а остальными долями — подконтрольный ему менеджмент ЮКОСа: Невзлин, Дубов, Лебедев, Шахновский и Брудно. Они участвовали в схеме сокрытия структуры собственников: акции ОАО «НК «ЮКОС» до 2001 года были переданы этими акционерами в собственные компании на территориях одиозных офшоров, отказывающихся сотрудничать с налоговыми органами — в Гибралтаре, на Нормандских островах (о. Гернси). При этом эти офшорные зоны подконтрольны судам, налоговым органам и спецслужбам Великобритании.

Что не так с международным делом ЮКОСа

Эти факты внятно объясняют, почему престарелый миллиардер Ходорковский вынужден сейчас проживать в Соединенном Королевстве и заниматься российской политикой. Если читатель не согласен с таким утверждением, пусть он ответит на такие вопросы: имеют ли спецслужбы Великобритании на своей территории доступ ко всем сведениям об источниках доходов и законности получения активов офшорных компаний? Обладая такой информацией, могут ли такие спецслужбы влиять на собственников активов этих офшорных компаний? Является ли Ходорковский, собственник активов офшорных компаний на британской территории, подконтрольным британским властям? И, перефразируя классика-социалиста, на что готов подконтрольный британской короне Ходорковский ради прибыли от собственных британских офшоров?

Ход судебных разбирательств

2 ноября 2004 три бывших акционера ЮКОСа — «Халли Энтерпрайзез Лимитед», «Юкос Юниверсал Лимититед» и «Ветеран Петролеум Лимитед» — обратились к властям России с требованием о выплате им стоимости утраченных активов в России. Свои требования они мотивировали тем, что являются инвесторами в экономику страны.

3 февраля 2005 акционеры обратились за разрешением спора в Постоянную палату третейского суда.

30 ноября 2009 года международный арбитраж принял решение о том, что дело ЮКОСа ему подсудно. Как указал суд, он считает свой статус выше любых судебных властей Российской Федерации. В этом решении суд не разрешил довод России по вопросу невозможности подачи акционерами иска при незаконном завладении ими ЮКОСом — просто оставил вопрос открытым.

18 июля 2014 года решением по существу дела третейский суд установил обязанность России по выплате 1,846 млрд долларов США в пользу офшорных акционеров ЮКОСа. Истцов представлял лондонский офис юридической фирмы «Шерман и Стерлинг ЛЛП». Российскую Федерацию представляли лондонские компании «Бейкер Боттс ЛЛП» и «Клири, Готтлиб, Стин и Гамильтон ЛЛП».

20 апреля 2016 года окружной суд Гааги отменил решение Постоянной палаты третейского суда. При этом в доказательства суд не вдавался, посчитав достаточным того, что Энергетическая хартия, на которую ссылались акционеры ЮКОСа, не ратифицирована Россией.

Что не так с международным делом ЮКОСа

18 февраля 2020 года Апелляционный суд Гааги постановил законным решение Постоянной палаты международного арбитража, отменив решение Окружного суда Гааги. Суд решил, что Энергетическая хартия, на которую ссылаются экс-акционеры ЮКОСа, не противоречит национальному законодательству России.

Мы предлагаем раскрыть эти сухие факты в аспекте, который не отражался в средствах массовой информации последних лет.

Что делать дальше?

Наверное, стоит продолжать исследование доказательств недобросовестности бывших владельцев ЮКОСа, выносить их результаты силами дипломатов, журналистов, юристов результаты за пределы России, поскольку бездействие повлечет утрату РФ значительной части суверенных активов.

Важнейший момент, который до сих пор не попал в диапазон внимания судов и всех их участников и не озвучивался свидетелями, заключается в том, что, согласно статье 26 договора Энергетической хартии, сторона спора лишается возможности обращения в Постоянную палату международного арбитража в случае, если она уже обращалась за защитой собственных интересов в национальный суд государства-ответчика.

В деле А40–9836/2005, рассмотренном в 2006 году Арбитражным судом города Москвы, разрешен вопрос о взыскании в пользу ОАО «Юганскнефтегаз» 223 млрд рублей упущенной выгоды с компании «Халли Энтерпрайзес Лимитед», ООО «ЮКОС-Москва», ЗАО «ЮКОС ЭП» (конечные владельцы «Юкос Юниверсал Лимитед» и «Ветеран Петролеум Лимитед») и ОАО «НК «ЮКОС». Все эти компании участвовали в деле, признавая юрисдикцию судебных властей России, направляли обращения в апелляционный суд, вели переписку с исполнительной властью, в том числе с налоговыми органами.

Через три года, передумав обращаться в российский суд, компания «Халли Энтерпрайзес Лимитед» пошла в международный арбитраж, не проинформировав никого в новом разбирательстве о своем согласии несколько лет назад на рассмотрение собственных доводов и обращений в России.

При достаточно внимательном поиске фактов взаимодействия «Халли Энтерпрайзес Лимитед», «Юкос Юниверсал Лимитед», «Ветеран Петролеум Лимитед» с деловыми партнерами и судами в России до 2003 года можно найти и другие факты, подтверждающие нарушение норм Энергетической хартии компаниями Ходорковского.

Что не так с международным делом ЮКОСа

Эти факты не приводились нашей стороной против аргументов истца. Ничто не мешает придать им необходимое направление и динамику, особенно с учетом широты толкования норм договора к Энергетической хартии судами.

Вторым моментом, на который стоило бы обратить внимание, — это причины неиспользования всех процессуальных возможностей Россией в международном арбитраже. Не для того, чтобы найти виновника, а для определения дальнейшей стратегии действий.

ООНовские правила ЮНСИТРАЛ, по которым проводилось разбирательство с 2005 по 2014 годы, разрешают сторонам предусмотреть апелляционное обжалование в международном арбитраже. Возможно, нам помогут ответы на вопросы, почему Россия этой возможностью не воспользовалась и как этот факт можно использовать сейчас?

Вместо этого вопрос о принадлежности национальных богатств России, крупнейшего государства Европы, вынесен на рассмотрение национальных судов Нидерландов. Это как, если бы вопрос об активах французского атомного концерна Areva разрешался Мытищинским городским судом или мнение по вопросу о принадлежности Apple в судебном акте посчитал бы возможным выразить Биробиджанский районный суд. А затем эти бы решения власти Франции и США исполнили быстро и без возражений.

Третий момент, лежащий в неправовом поле, заключается в необходимости массированного освещения средствами массовой информации и общественными институтами в России и за рубежом вопроса правосудности гаагских судебных актов. Требуется объединение и координация в этом усилий всех заинтересованных структур государства, поскольку речь идет о 3,5% российского ВВП.

Новости партнеров