Лента новостей Выбор региона Поиск
AR
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

Реально ли французско-германское объединение? Колонка Евгения Беня

0 Оставить комментарий

Реально ли французско-германское объединение? Колонка Евгения Беня

Brexit оказал заметное воздействие на политическую конфигурацию в Европе. Так, Польша, в которой ведущие позиции занимают националисты из партии «Право и справедливость», заявляет о претензиях на прежний британский вес в Евросоюзе. В то же время в Варшаве, где некоторое время назад слышались предложения провести Рolexit, вдохновленный примером Великобритании, теперь уже склоняются к тому, чтобы, усиливая влияние в ЕС, лоббировать такой вариант развития Евросоюза, при котором Брюссель не оказывает существенного влияния на участников.

В этой ситуации Варшава ныне позиционирует себя лидером Восточной Европы, влияющим на Вышеградскую группу (наряду с Польшей в нее входят Чехия, Словакия и Венгрия) и на прибалтийские страны. Польша, в отличие от ведущих западноевропейских стран, не только не демонстрирует разочарования от необходимости выплаты НАТО 2% ВВП, но еще и настойчиво предлагает США вложить 2-3 млрд долларов в строительство военной базы на своей территории.

Такой расклад с учетом имеющих место претензий президента США Дональда Трампа к ведущим западным странам ЕС во многом объясняет резкий подъем интереса Франции и Германии к взаимной интеграции, формированию армии Евросоюза и повышению обороноспособности региональной группы.

Обстоятельства сближения

Во второй половине XX века сотрудничество Франции и Германии лежало в основе евроинтеграции, обеспечивая принятие определенных решений по развитию Старого света. При этом длительное время все-таки ФРГ являлась государством-лидером ЕС, отстаивая принципы жесткой бюджетной дисциплины, влияя на политику развития еврозоны, а идея укрепления политического союза двух стран была прежде всего германской, а не французской. Ныне же в период президентства Эммануэля Макрона стремление к комплексному сближению двух стран отличается очевидной обоюдностью. Впрочем, еще и во времена Франсуа Олланда в 2016 году сразу после Brexit польский телеканал TVP опубликовал секретный документ, согласно которому Франция и Германия как два столпа ЕС – готовили план превращения Европейского союза в единое супер-государство.

В последние годы у этих двух стран сблизились позиции по необходимости реформирования еврозоны и проведения трудовой реформы. У них образовалось в известной мере сходное отношение к выходу Великобритании из ЕС и к политике, проводимой президентом США Дональдом Трампом. И Париж, и Берлин негативно высказываются о евроскептических тенденциях в Италии и ряде стран Центральной и Восточной Европы. Франция и Германия выражали единое мнение по отношению к Климатическому соглашению, к одностороннему выходу США из сделки с Ираном, к прекращению действия ДРСМД.

Намечающееся в последние годы французско-германское единство обретает относительно реальные контуры. В прошлом году после, казалось, начавшегося у Парижа потепления с Вашингтоном вновь на фоне разногласий по торгово-экономическим вопросам омрачились отношения США и Франции. Французский президент Эммануэль Макрон подписал закон, который предусматривает введение налога в размере 3% с прибыли зарубежных высокотехнологичных компаний с годовым оборотом не менее 750 млн евро и объемом продаж в стране не менее 25 млн евро. Законопроект затрагивает интересы прежде всего американских гигантов Google, Amazon, Apple, Facebook. В ответ президент США Дональд Трамп пообещал ввести высокие пошлины на французские товары, в том числе вина.

Реально ли французско-германское объединение? Колонка Евгения Беня

Вновь обнажившиеся противоречия между США и Францией и продолжающееся взаимонепонимание Штатов с Германией в совокупности нивелировали дававшее себя знать соревнование Парижа и Берлина за доминирование в Евросоюзе и Европейском совете.

Макрон, обозначая Европу главной жертвой печального финала российско-американского Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД), продолжает стимулировать создание общеевропейской армии, построенной на французско-германском стержне, возникновение которой намечалось чуть ли не на 2020 год.

Историческая справка

Когда-то нынешние и французский, и немецкий этносы были зачаты в лоне Государства франков – крупнейшего из государств раннего Средневековья, просуществовавшего с V по IX века и включавшего значительную часть Западной и Центральной Европы. Государство франков возникло в условиях кризиса и разложения Западной Римской империи, проникновения на ее территорию и закрепления на ней варварских народов.

Конечно, Евросоюз – вовсе не пост-античная империя, а интегрированное сообщество стран с той или иной современной моделью демократии, и нынешнее переселение афро-азиатских мигрантов в Европу не станет непосредственной основой для нового французско-германского союза, хотя и причудливо является одним из факторов, подталкивающих два ведущих государства Старого света к объединению. Позиции Франции и Германии по миграционному кризису близки и отличны от жестких подходов, например, Италии, Польши, Венгрии, Австрии.

Ахен как точка отсчета

Spiegel Online писал о том, что канцлер Германии Ангела Меркель в какой-то момент выражала сомнение в связи с выдвинутой Макроном концепцией французско-германского «ядра Европы». Однако, это не помешало лидерам Франции и Германии 22 января 2019 года в немецком городе Ахен подписать договор, по сути, в известной мере аналогичный Договору о Союзном государстве России и Белоруссии. Орган управления нового объединения – Французско-германская парламентская ассамблея. Кстати, национальное собрание Франции ратифицировало соглашение o ее создании, а следом примеру французских депутатов последовал Бундестаг.

Реально ли французско-германское объединение? Колонка Евгения Беня

Масштабное соглашение в Ахене развивает известный Елисейский договор, заключенный в 1963 году легендарными Шарлем де Голлем и Конрадом Аденауэром, отменивший противостояние стран последних столетий. В основе Ахенского договора – уплотнение взаимодействия в экономике, внешней политике, обороне и ряде других сфер.

Оба государства нацелены на создание особой «французско-германской экономической зоны с общими правилами» (хотя и в рамках ЕС). Берлин и Париж желают совместно инициировать усиление интеграции и наряду с тем развитие внутри-европейского валютного союза.

В Ахенском договоре подчеркнута обоюдная готовность совместно выступить в случае военной агрессии третьей стороны, что акцентирует внимание на взаимной принципиальной роли Франции и Германии в проекте создания общеевропейских вооруженных сил.

Ахенский договор откровенно назвал «приоритетом германско-французской дипломатии» поддержку Парижем стремления Берлина получить постоянное место в Совете безопасности ООН. Посыл крайне возмутил французских националистов во главе с Марин Ле Пен, заклеймившей Макрона «предателем». По ее мнению, такое лоббирование Германии «выводит Францию из круга великих держав». Как ни парадоксально, параллельно о своем недоумении этим подходом заявили и германские евроскептики: в консервативной партии «Альтернатива для Германии» французского президента заподозрили в лукавых попытках реализовать его непомерные амбиции за немецкий счет.

Реально ли французско-германское объединение? Колонка Евгения Беня

Однако Меркель назвала «особенным днем» для ФРГ и Франции подписание нового масштабного соглашения о сотрудничестве между двумя странами. По ее словам, Ахенский договор «заложит фундамент для взаимодействия» ФРГ и Франции. Макрон в свою очередь произнес: «Brexit, национализм, миграция, климатические изменения, терроризм сотрясают Европу». Париж и Берлин, как он отметил, «сознают свою ответственность и указывают путь».

Не все так безоблачно

Правда, с конца прошлого года отношения Франции и Германии несколько омрачились из-за противоречий между лидерами стран Эммануэлем Макроном и Ангелой Меркель. Разногласия политиков касаются нескольких внешнеполитических аспектов.

Как информировал The New York Times, канцлер Германии высказала свое раздражение французскому лидеру в ходе обеда, посвященного 30-й годовщине падения Берлинской стены. Всего за пару дней до мероприятия Макрон дал интервью The Economist, в котором заявил о «смерти мозга» НАТО. По мнению французского президента, Европе следует перестать рассчитывать на помощь США в рамках альянса, потому что они «повернулись спиной» к союзникам.

«Я понимаю ваше стремление к разрушительной политике, – цитирует NYT слова Меркель. – Но я устала собирать кусочки. Снова и снова мне приходится склеивать разбитые вами чашки, чтобы мы могли потом сесть вместе выпить чая».

Еще одним вопросом, в котором французский лидер выявлял свою особую позицию, стали взаимоотношения с Россией. В своем интервью Эммануэль Макрон высказался, что Европе «пора проснуться» и перестать полагаться на США, в частности, в вопросах построения диалога с Москвой. Риторика Меркель на российском направлении сдержанней и прохладней некоторых заявлений Макрона о развитии партнерства с нашей страной.

Новости партнеров

Новости партнеров