Лента новостей Выбор региона Поиск
AR
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное
14 февраля 2020
В России необходимо ужесточить нормы законодательства о пропаганде и оправдании терроризма
Последовательная поддержка террористической деятельности, распространение дезинформации, искажение информации о борьбе России с «Исламским государством» (ИГ, ИГИЛ – террористы, запрещены в РФ) «Новой Газетой» актуализировали проблему отсутствия в России инструментов по информационному противодействию терроризму и экстремизму. На дискуссию политологам, депутатам, политикам и общественникам также стоит вынести тему необходимости ужесточения ответственности СМИ за распространение «вражеских» нарративов и оправдание терроризма.
Ретранслятор деструктивных смыслов
«Новая Газета» Дмитрия Муратова – маленький элемент в большой системе оппозиционных СМИ, разбросанных по всей России для дискредитации внешней и внутренней политики Москвы, а также распространения пропаганды. Фактически издание работает в интересах зарубежных политтехнологов, помогая геополитическим конкурентам РФ продвигать прозападные и террористические нарративы (интерпретации событий и образов) в рамках идущей информационной войны.
Это видно по материалам «Новой Газеты», в которых целенаправленно и последовательно продвигается антироссийская риторика, искажаются смыслы и суть происходящих событий, а также может оправдываться терроризм. Подобный курс взят практически с момента учреждения издания. Еще в начале 2000-х было установлено, что финансист Джордж Сорос спонсировал «Новую Газету» в рамках проекта «Горячие точки». Журналисты и корреспонденты отрабатывали предоставленные средства сполна – публиковали дезинформацию о том, как «русские» якобы убивают, насилуют и терзают мирных граждан. Весомый вклад в некорректное освещение чеченских кампаний и подрыв доверия россиян к власти внесли Дмитрий Муратов и Анна Политковская. Спустя более чем 20 лет «Новая Газета» продолжает тиражировать ложь, вбрасывая в информационное поле перепечатки собственных материалов.
Анна
Политковская
Дмитрий
Муратов
Джордж
Сорос
Вот уже 5 лет издание Муратова по аналогичной схеме и на деньги иностранных заказчиков формирует сирийскую повестку. Любые действия ВКС РФ и российских военных в целом выставляются в негативном свете. В свою очередь США и Западной коалиции отдается первостепенное значение, а их заслуги превозносятся. В материалах «Новой» Россия – «убийца мирных жителей», Соединенные Штаты – якобы «спасители угнетенных». При этом публикация новостей сопровождается большим количеством фейков. Пример ретрансляции западной пропаганды – статья сотрудника «Новой» Елены Милашиной под названием «Война без гуманитарных коридоров». В материале мало того, что актуализируются старые вбросы западных политтехнологов, террористы выставляются как миряне и «борцы за свободу», так еще и в качестве эксперта привлечена Хунада аль–Харири – проамериканский активист, связанный с политиками, заинтересованными в «арабской весне» и НКО IWPR, находящейся на финансировании западных спецслужб и занимающейся дискредитацией операций России в Сирии.
Вот уже 5 лет издание Муратова по аналогичной схеме и на деньги иностранных заказчиков формирует сирийскую повестку. Любые действия ВКС РФ и российских военных в целом выставляются в негативном свете. В свою очередь США и Западной коалиции отдается первостепенное значение, а их заслуги превозносятся. В материалах «Новой» Россия – «убийца мирных жителей», Соединенные Штаты – якобы «спасители угнетенных». При этом публикация новостей сопровождается большим количеством фейков. Пример ретрансляции западной пропаганды – статья сотрудника «Новой» Елены Милашиной под названием «Война без гуманитарных коридоров». В материале мало того, что актуализируются старые вбросы западных политтехнологов, террористы выставляются как миряне и «борцы за свободу», так еще и в качестве эксперта привлечена Хунада аль–Харири – проамериканский активист, связанный с политиками, заинтересованными в «арабской весне» и НКО IWPR, находящейся на финансировании западных спецслужб и занимающейся дискредитацией операций России в Сирии.
Institute for War and Peace Reporting
В контексте разговора о Сирии невозможно обойти стороной личность спецкорреспондента Дениса Короткова, уличенного в сотрудничестве с террористами «Исламского государства». Он не только распространял фейки, пытаясь дискредитировать Кремль, но и участвовал в информационном обмене с боевиками ИГ, предоставляя противнику сведения о российских войсках, а также раскрывал личные данные летчиков ВКС РФ. Деятельность Короткова на данный момент проверяют правоохранительные органы.
Денис Коротков
«Новая Газета» не остановилась на пособничестве «зарубежным бенефициарам» в информационной войне при освещении военных конфликтов. Журналисты издания начали оправдывать терроризм внутри России, вставая на защиту убийц, радикалов, анархистов и экстремистов. Принцип простой – не важно, в чем обвиняют, важно что все подсудимые в той или иной степени выступали против действующей власти или критически к ней относились.
Издание публиковало интервью сотрудника «Новой» Ольги Бобровой с калужанином Сергеем Трофимовым (он же «Иса»), который поехал воевать против РФ в Сирию. Явно не без удовольствия журналистка в «эксклюзивном материале» рассказала, что недовольство политическим курсом страны подвигло россиянина выехать в САР вступить в ряды террористов «Джебхат ан–Нусры», и как славно шла воинская служба. Журналисты выгораживали осужденных за теракт в петербургском метрополитене в 2017 году, представляя террористов просто случайными людьми. С таким же рвением «Новая» оправдывает террористов «Сети», экстремистов «Нового величия» и рассказывает жалобные истории о Илье Романове – «анархисте–бомбисте», просидевшем в тюрьме более 20 лет за подготовку терактов, изготовление взрывчатых веществ и сепаратизм. Романов подвергался уголовному преследованию как в России, так и на Украине.
«Информационный терроризм»
«Новая Газета» преподносит свои материалы как «интересный контент», «непредвзятый взгляд», «альтернативное мнение», считая, что имеет на это право, так как в России провозглашена свобода слова. Но политологи, социологи, философы, эксперты ОДКБ и «Национального антитеррористического комитета» (НАК), занимающиеся изучением терроризма во всех его видах и формах, смотрят на подобные вещи иначе.
По мнению экспертов, терроризм и террористическая деятельность превращены в политический инструмент, а их виды и формы в научном понимании намного шире по сравнению с тем, как их трактует действующее российское законодательство. Эти явления теперь не ограничиваются просто актами насилия и устрашения, организацией терактов. В связи с развитием информационных технологий, гаджетов и телекоммуникационных сетей, терроризм проник в информпространство. Радикалы используют СМИ, блоги, социальные сети, мессенджеры для пропаганды своих идей, формирования нарративов, диверсий, а также для проведения информационно–психологических операций. Таким образом возникла необходимость не только в выявлении, арестах и физической ликвидации ячеек террористов, но и в информационном противодействии террористической деятельности.
Подробно проблему борьбы с террористами в СМИ и информпространстве осветил политолог, член Экспертно–консультативного совета при Совете Парламентской Ассамблеи ОДКБ, Геннадий Сидненко при участии доктора философских наук, профессора Александра Позднякова, доктора политических наук Андрея Кондратова и доктора философских наук Натальи Просандеевой.
В монографии, основанной на анализе трудов специалистов из других научных сфер, эксперт отметил, что Россия столкнулась с новой угрозой – целенаправленной информационной войной, ведущейся террористическими организациями в том числе при поддержке ряда государств.
Война нацелена на изменение политической системы российского общества путем оказания негативного воздействия на морально–психологическое состояние населения страны
Геннадий Сидненко , политолог
Одним из выгодоприобретателей от террористической деятельности эксперты считают США. У Америки имеются развитые механизмы получения, распространения и манипуляции информацией. Соединенные Штаты – своего рода «информационная метрополия», использующая имеющиеся ресурсы в своих целях.
Информационно–психологические кампании террористического и экстремистского характера зачастую инспирируются внешним противником Российской Федерации и направлены, прежде всего, на формирование предпосылок радикализации российского общества и нагнетание социальной напряженности в целях подрыва политической и социальной стабильности. При этом подобные подрывные действия имеют характер долгосрочных политических операций
Геннадий Сидненко , политолог
Заинтересованные структуры ведут деструктивную деятельность по оказанию давления на сознание населения и отдельных социальных групп, сопряженную с формированием негативных представлений об органах власти и мнения, что государство неспособно победить террористов. Определенную опасность журналисты, завербованные террористами или сотрудничающие с ними. Посредством СМИ такие активисты могут оправдывать терроризм, распространять нужные тезисы и идеи, подменять понятия, обелять преступников. Это подталкивает к необходимости проведения тщательного анализа работы представителей прессы.
«Национальный антитеррористический комитет» тоже заявлял о существовании проблемы, связанной с освещением терроризма в СМИ в рамках идущей информационной войны. В специализированном руководстве для журналистов эксперты отмечали, что сегодня нельзя списывать со счетов «силу слова» и нарративы как спецприем донесения информации. При помощи нарративов (интерпретации событий, смыслов, образов) создается альтернативная картина происходящего. Заинтересованные структуры целенаправленно формируют информационную повестку и, подтасовывая факты и искажая суть явлений, доказывают свою правоту и строят версии. Это особенно заметно при освещении военных конфликтов. Основной недостаток нарративов – отсутствие нейтральности и объективности, пишут специалисты НАК.
Эксперты по терроризму обращают внимание, что термин «нарратив» в 2006 году был официально включен в военную доктрину США, а в 2011 году Агентство по перспективным оборонным научно–исследовательским разработкам (DARPA) объявило об открытии программы «Нарративные сети» по исследованию нарративов и оценке их влияния на психику человека. Американские специалисты отметили, что «нарративы способны усиливать функцию памяти, формировать эмоции, обнаруживать предвзятость в суждениях, а также влиять на общество».
В этом контексте статьи «Новой Газеты», ретранслирующие тезисы западных технологов и пропагандистов террористических группировок, обеляющие радикалов и экстремистов, а также доказывающие невиновность преступников «Сети» и разных анархистов, уже не кажутся просто публикацией «независимого мнения редакции». Имеются признаки террористической деятельности в том понимании, какое имеют ученые и специалисты, занимающиеся данной проблематикой.
Сегодня СМИ и журналистов привлечь к ответственности сложно, если в их действиях нет состава правонарушения или преступления, предусмотренного какой–нибудь статьей КоАП или УК РФ. Все остальные рассуждения действительно можно считать, как вполне законную позицию, мнение журналистов и редакции. Все дело в законодательных проблемах.
Законодательная проблема РФ
В России действует достаточно большое количество международных актов, конвенций, законов, указов и постановлений, регулирующих деятельность государства по борьбе с терроризмом, экстремизмом и финансированием радикалов. Но в целом национальное законодательство не конкретизированное, слабое и не отвечает современным угрозам. Действующие НПА не отвечают требованиям «Стратегии национальной безопасности Российской Федерации» (Указ президента РФ № 683 от 31.12.2015) и не соответствуют «Концепции противодействия терроризму в Российской Федерации» (Указ президента РФ от 05.10.2009). В законах не урегулировано информационное противодействие терроризму и создана благоприятная обстановка для работы пропагандистов и спецслужб иностранных государств.
Редакция ФАН считает проблему актуальной, а положение дел критическим. В России СМИ вроде «Новой Газеты», «Радио Свобода» (СМИ признано иноагентом), «Голос Америки» (СМИ признано иноагентом), «Медуза», BBC, Deutsche Welle безнаказанно используют информационное пространство для тиражирования фейков, оправдания терроризма, иностранной пропаганды и диверсий. Указанные издания играют на недоверии людей федеральным СМИ и чиновникам, закрепляя в умах людей, что государственная пресса «всегда врет», а западная и либеральная говорит «только правду». Происходит последовательное формирование «необъективной реальности». В некоторых случаях СМИ и вовсе прямо дают положительную оценку насильственным методам решения политических проблем. Например, DW открыто призывает оппозицию митинговать и использовать силу против правоохранительных органов. Есть признаки подготовки общества к массовым беспорядкам.
«Федеральное агентство новостей» считает, что работа «Национального антитеррористического комитета» незаслуженно игнорируется общественностью, не освещается в СМИ, рекомендации специалистов не исполняются, а научная база не используется в полном объеме. Эксперты обозначили серьезные законодательные проблемы, которые необходимо решать. Госдума и профильные федеральные ведомства должны прислушаться к ученым и политологам. Законодательство России по противодействию терроризму нужно модернизировать и ужесточать. В российские НПА надо внести поправки.
  • Нужно разработать точный понятийный аппарат, определить и классифицировать террористические угрозы в информационной среде;
  • Необходимо расширение понятий «террористическая деятельность», «оправдание терроризма» с учетом имеющихся информационных угроз с последующим законодательным закреплением нововведений. Возможно, стоит ввести новые понятия, которые бы отразили суть информационного пособничества террористам и «информационного терроризма»;
  • Ввести нормы, регулирующие ответственность СМИ за умышленную дезинформацию при освещении военных конфликтов. Особое внимание должно быть уделено иностранным средствам массовой информации как потенциальным агентам влияния. При выявлении признаков ведения деструктивной деятельности, угрожающей национальной безопасности и основам конституционного строя, такие СМИ должны ликвидироваться.
Роль НАК в противодействии терроризму необходимо усилить. ФАН считает, что «консультативный» государственный орган можно было бы наделить властными полномочиями в сфере информационного противодействия террористической деятельности. Например, профильные специалисты могли бы наладить сотрудничество с Роскомнадзором и учредить специализированный мониторинговый центр для отслеживания террористического контента в СМИ. После анализа и выявления нарушений, НАК и РКН могли бы привлекать к ответственности журналистов, издания или граждан, пропагандирующим насилие в политике.

В целом тема противодействия терроризму в информационном пространстве – обширная и дискуссионная. Имеется множество вариантов решения проблем, в том числе с использованием иностранного опыта. Для достижения результатов к обсуждению необходимо привлечь политологов, депутатов, политиков и общественность.
Читайте далее