Лента новостей Выбор региона Поиск
AR
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное
4 февраля 2020
На пути к урану:
за убийством российских журналистов в ЦАР может стоять Франция
Летом 2018 года в ЦАР погибли три российских журналиста. Александра Расторгуева, Кирилла Радченко и Орхана Джемаля убили ночью на захваченной боевиками дороге при странных обстоятельствах. На них напали говорящие по-арабски люди. Недалеко от места трагедии находится поворот к французским урановым рудникам. Официально они уже не принадлежат Парижу, однако тот продолжает добывать тяжелый металл. Естественно, нелегально.

Как французы связаны с трагедией — в расследовании Ф
едерального агентства новостей.
ПОЧЕМУ ВСЕ МОЛЧАТ
Прошло больше полутора лет. Сегодня мало кто вспоминает о погибшей в республике группе россиян. Личности их убийц до сих пор не установлены. Шума было много лишь в первые дни после трагедии, когда ряд иностранных СМИ и слепо копирующие их отечественные оппозиционные ресурсы развернули медиакампанию против России и обвинили в происшествии сотрудников ЧВК «Вагнер». Однако они так и не представили доказательства причастности российской частной военной компании к убийству и ее присутствия в ЦАР.

В январе 2020 года Следственный Комитет России, который, в отличие от демонстративно обещающих «добиться правды и справедливости» журналистов и их спонсоров, до сих пор расследует это дело, назвал мотивом преступления грабеж. Никто из напрямую причастных к инциденту лиц на это не отреагировал: ни работодатель россиян осужденный олигарх Михаил Ходорковский, ни их непосредственный руководитель Андрей Коняхин, ни кураторы, которые, к слову, оказались французами. Как выяснилось, неслучайно.
После трагедии Ходорковский всячески уходил от ответственности за случившееся: он искал виноватых, разумеется, в России, где был осужден и откуда сбежал в Европу. Он кричал о необходимости провести независимое расследование, полные результаты которого до сих пор не представил. При этом олигарх вероятно перепутал понятия «независимое» и «ангажированное», поскольку то, что он называл расследованием, оказалось прозападной пропагандой и банальной кампанией демонизации Москвы. Он выступал с громкими заявлениями, что позаботится о семьях погибших, но компенсации родственники убитых так и не дождались.

Когда следователи озвучили мотив убийства, Ходорковский вновь ушел от ответа на острые вопросы: почему у журналистов не было необходимых для осуществления рабочей деятельности за рубежом документов, почему они приехали по туристической визе, почему их маршрут лежал через захваченные боевиками территории, почему они передвигались с поддельными удостоверениями сотрудников ООН, почему их вынудили ехать без охраны и переводчиков на встречу с неустановленной личностью ночью и почему организация поездки в целом оставляет желать лучшего.

Сегодня бизнесмен о смерти нанятых им журналистов похоже не вспоминает, а может и вовсе забыл. По крайней мере, возвращаться к происшествию он не намерен, и хоть каких-то объяснений инцидента по-прежнему нет. Вместо этого он активно занимается ведением социальных сетей: критикует интервью Артемия Лебедева и репостит статьи о снижении уровня продаж одежды и обуви.
КОМУ ВЫГОДНА СМЕРТЬ ЖУРНАЛИСТОВ
Франция же до сих пор ностальгирует по бывшим колониям в ЦАР и недовольна сотрудничеством республики с Россией. Центральноафриканская республика, как нетрудно догадаться из названия, находится в самом центре Африки. Контроль над ней позволяет влиять практически на все процессы континента, не говоря уже о богатых недрах страны. Париж, пытаясь удержаться в республике, продолжает развивать подконтрольные организации исключительно в собственных и зачастую убийственных для ЦАР интересах.

Такие преференции Франции необходимы, она не обладает ни богатой природными ресурсами землей, ни стратегически выгодным положением. Добиваться их получения французы готовы любыми путями, даже незаконными. Например, сотрудничеством с бандформированиями ЦАР и чадскими боевиками. Французское правительство отвлекает внимание от собственных нарушений критикой в адрес России и нападками на якобы присутствующих в ЦАР сотрудников ЧВК «Вагнер».

В частности, с помощью Ходорковского, проживающего за рубежом, обладающего влиятельными спонсорами на Западе и связями в Европе. Сеть подконтрольных ему организаций зарегистрированы именно в Евросоюзе. Курируемые им антироссийские мероприятия и съезды, на которых присутствуют и американцы, и немцы, и французы, и представители других, заинтересованных в Африканском континенте государств, проходят исключительно на территории европейских стран. Помимо прочего правящая элита Франции открыто поддерживает Ходорковского. Особенно, когда в РФ его обвиняют в правонарушениях.
В 2005 году российский суд признал Ходорковского виновным сразу по нескольким статьям УК РФ. Париж отреагировал на это созданием комитета в защиту экс-главы ЮКОСа. В его состав вошли лучшие представители журналистских, юридических и культурных кругов страны, которые до сих пор сравнивают олигарха с репрессированным в СССР академиком Андреем Сахаровым. В 2010-м Ходорковский отблагодарил Париж: проспонсировал открытие антироссийской организации «Коллектив OFF», которая занимается дискредитацией Москвы на территории Франции. Правительство Франции продолжило поддерживать олигарха и дальше.

Это лишний раз свидетельствует, что Франции, прикрывающей грязные дела в ЦАР нападками на Россию, и осужденному в РФ Ходорковскому, скрывающемуся за границей и, соответственно, потакающему интересам Запада и Европы, было выгодно использовать российских журналистов для политической провокации против Кремля. Ведь только российское правительство помогает нынешнему президенту ЦАР Фостен-Арканжу Туадера стабилизировать ситуацию в республике. Сотрудничество России с ЦАР, направленное на урегулирование ситуации и развитие страны мешает Франции, которая до сих пор использует африканские страны как собственные колонии. Внутри этой ситуации Расторгуев, Радченко и Джемаль оказались расходным материалом: их принесли в жертву, заранее вели по пути смерти.
ПРИСУТСТВИЕ
И ИНТЕРЕСЫ ФРАНЦИИ В ЦАР

Франция присутствует в ЦАР давно. Впервые проникла в республику в конце 19-го века. И колонизировала. С тех пор, невзирая на обретение независимости в 1960 году, африканское государство остается в глазах французского правительства площадкой для удовлетворения собственных потребностей. Причем безвозмездно. С этого момента и вплоть до 2017 года во главе страны стабильно оказывались французские ставленники, которые потакали любым прихотям Парижа. Удивительным образом срок правления того или иного центральноафриканского лидера напрямую зависел от успешности работ по добыче урана и других природных ресурсов в пользу Франции.
Полную ретроспективу взаимоотношений Франции и ЦАР читайте здесь:
Центральноафриканская республика – страна богатая природными ресурсами, алмазными, золотыми, урановыми и не только месторождениями. Но именно уран интересует активно развивающую ядерную промышленность Францию. Она всегда осознавала стратегическую важность присутствия в Африке, особенно в центре континента. Например, на территории нынешней Центральноафриканской республики раньше находилась французская колония Убанги-Шари, которая входила в состав Французской Экваториальной Африки. Впервые французы проникли туда в 1889 году, когда был основан военный пост Банги. Название Убанги-Шари пришло вместе с ними в 1894 году.

Впоследствии французскую колонию объединили с Чадом и переименовали в «Убанги-Шари-Чад», которая в 1910 году вместе с колониями Среднее Конго и Габон вошли в состав Федерации Французской Экваториальной Африки. С тех пор утекло много воды, Центральноафриканская республика уже давно существует на правах суверенного государства. Вот только Франция не поменяла отношения к африканским странам, в первую очередь к ЦАР.

И нашла выход – неоколониализм. Республика получила независимость сравнительно недавно, в 1960 году. Планировала активно развиваться и имела на то все шансы: богатые природными ресурсами земли и идею о развитии нового, прогрессивного государства. Однако уже к 2013 году ЦАР признали самой опасной точкой мира, которая стабильно занимает первенство в списке самых бедных стран. За последние десятилетия республика претерпела несколько гражданских войн. Не без помощи Франции.

Даже после обретения независимости ЦАР оставалась под мощным влиянием Парижа, который навязывал республике тесное сотрудничество. Фактически во главе африканской страны находились исключительно ставленники Франции. Они слепо потакали интересам французов, не смотрели по сторонам и не искали других партнеров. Все это продолжалось вплоть до последних президентских выборов, на которых победил Фостен-Арканж Туадера. Если же рассмотреть периоды правления его предшественников, искать «французский след» не придется, он очевиден.

Наглядным примером можно назвать эксцентричного диктатора 20 века, экс-президента Жана Беделя Бокассу, который руководил ЦАР с 1966 по 1979 года, последние годы в качестве императора. К власти его привели французы, но со временем Бокасса, подавляющий школьные митинги против формы оружием, стал для них репутационной проблемой. Бокассу подозревали в каннибализме, известны случаи, когда он скармливал идеологических врагов крокодилам.

Париж не мог себе позволить официально поддерживать дружеские отношения с кровавым диктатором, но и отказываться от бывшей колонии – тоже. В 1979 году Франция развернула вооруженную операцию «Барракуда», в результате которой ЦАР претерпела госпереворот: французы упразднили монархию и восстановили видимость республиканского правления. Это позволило им продолжать эксплуатировать ЦАР без осуждения со стороны.

Не оправдал ожиданий Франции и Анж-Феликс Патассе, которого также привели к власти, а потом свергли. Он продержался в президентском кресле с 1993 по 2003 год. В результате восстания на перефирии ЦАР, 15 марта 2003 республику потряс очередной переворот: к власти пришел новый французский ставленник Франсуа Бозизе. Повстанцы захватили столицу страны – Банги. И началась гражданская война.

ООН ввела в ЦАР войска, в рядах которых преобладали солдаты французского происхождения. В 2005 году в ЦАР прошли президентские выборы, Бозизе, невзирая на обещание уйти в отставку после перехода к гражданскому правлению, выдвинулся на них. И победил. Но конкурентов у него не было, Патассе запретили участвовать в голосовании, при этом выборы якобы прошли без нарушений. Позже представители уже правящей партии Бозизе «Национальная Конвергенция Ква На Ква» без труда заняли большинство мест в парламенте.

Гражданская война завершилась только в 2007 году заключением соглашения с повстанцами. И все как будто успокоилось. Но и Бозизе надолго в президентском кресле не удержался. Его подвела то ли жадность, то ли ответственность: экс-президент выразил недовольство по поводу нелегального вывоза урана из республики. И перекрыл воздух присутствующим не территории страны организациям. Они оказались французскими. Париж не простил – в 2013 году Бозизе свергли. Камнем преткновения стала, казалось бы, обычная французская компания AREVA, номинально даже не госкорпорация, а фактически – структура власти и кормилица Франции.

Елисейский дворец в этот период провел массу реформ в ядерно-энергетической программе, важнейшей для экономики страны. Французская электроэнергия стабильно превышает объем потребности государства на 20 процентов, хотя метрополия не обладает необходимым для того сырьем. Излишки экспортируют, доход от их продажи приносит французам порядка трех миллиардов евро ежегодно.
АТОМНЫЙ МАГНАТ
Оператором французских реакторов является энергогенерирующая компания Électricité de France (EDF), правительству Франции принадлежит 85 процентов ее акций. EDF самая крупная в мире компания-оператор атомных электростанций. До 2001 года она напрямую работала с обслуживающими реакторы компаниями CEA, Framatome и Cogema. Позже они объединились в один холдинг – AREVA, а Framatome и Cogema переименовали в Areva NP и Areva NC. Французская AREVA полностью зависит от французского государственного Комиссариата атомной энергетики, который является ее главным акционером. В мире нет аналогов AREVA, которая занимается всеми направлениями в производстве ядерной энергии. И именно она работает на месторождениях урана в ЦАР.

Дальше — больше. Почему-то успехи «дочек» AREVA в ЦАР напрямую влияют на назначения и свержения центральноафриканских президентов. Например, после назначения Бозизе, Франция получила возможность пользоваться урановыми месторождениями как хотела. Бозизе подписывал абсолютно противоречащие национальным интересам ЦАР документы и соглашения с Парижем, проводил закрытые встречи с представителями французской власти, курирующими AREVA. Он же передал канадской компании Uramin права на разработку урановых месторождений практически безвозмездно. Меньше чем через год компанию выкупила Франция. Она вошла в холдинг AREVA, которым на тот момент управляла Анн Левержон. Независимые журналисты называют ее атомной Анной.
И здесь хочется вернуться к участи последнего ставленника Франции в ЦАР – Бозизе, который понял, что стремительно сокращается. Бозизе попытался воспрепятствовать захвату рудников Елисейским дворцом. Он сократил Uramin права на разработку месторождений. Ловержон это не понравилось.

Глава AREVA провела несколько встреч с французскими политиками и советниками Бозизе по безопасности, к слову, они были французского происхождения, и в 2013 году не оправдавшего доверия Франции президента попросту свергли. Скандал тянулся несколько лет. В 2007-2011 годах против руководства французского холдинга возбудили ряд дел о мошенничестве и подачи заведомо ложной информации в отчетных документах. Однако все разбирательства, с подачи местной Счетной палаты, в Париже быстро замяли.
ЛИЦА
Уже экс-президенту группы AREVA Анне Ловержон предъявили обвинения в связи с как оказалось незаконным поглощением канадской уранодобывающей компании Uramin, которой ставленник Франции и экс-глава ЦАР Бозизе незадолго до этого продал права на разработку урановых месторождений. Как сообщают западные СМИ, Ловержон подозревали в «публикации неверных данных» и в «распространении ложной информации» по поводу данной сделки, неудачной с точки зрения экономики ЦАР и прибыльной с точки зрения Франции.

Юстиция также предъявила обвинения второму важнейшему в прошлом руководителю Себастьену де Монтесю, возглавлявшему в AREVA горнорудный филиал. Ранее он находился в статусе свидетеля. Позже мужчина, как и глава финансовой дирекции компании Николя Нуво, оказался виновным, «соучастником в представлении неточной финансовой отчётности и распространении ложных сведений», а также в «воспрепятствовании работе следствия». Апелляционный суд в том числе посчитал необходимым предъявить дополнительные обвинения бывшему первому заместителю главы корпорации Жерару Арбола и ещё двум бывшим менеджерам.

Их обвинили в распространении фальшивой финансовой отчетности. Супруга Ловержон, Оливье Фрика, подозревают в получении и отмывании инсайдерской торговли. Судьи обвиняют его в покупке большого пакета акций компании в 2007 году, незадолго до того, как его жена приобрела всю организацию. Позже удалось установить, что компания партнера Оливье Фрика приобрела и активы Uramin, а значит и рудник в Бакуме.
ФРАНЦИЯ БЕЗ УРАНА ЦАР
В районе Бакума расположено крупное месторождение урана. Оно было открыто в 1965 году и разведывалось до 1977 года. Запасы урана в Бакуме оценивают в 20 тысяч тонн. До 2018 года AREVA удавалось сохранять статус крупнейшей корпорации по обработке урана во Франции, невзирая не накопившиеся вопросы и к ее деятельности, и к руководству. Фактически же организация занималась добычей сырья на руднике Бакума в ЦАР, что находится недалеко от Сибю.

Все это время французская группа эксплуатировала рудники, она являлась их совладельцем вместе с госкомпанией Нигера Sopamin. Без центральноафриканского урана Франция несостоятельна. В стране нет ничего для развития атомной энергетики. Кроме технологий и хитрости. Именно благодаря махинациям, которые Париж проводит на территории ЦАР, французам удается активно развивать сферу ядерной энергетики.

Однако почему Франция работает на урановом месторождении в ущерб ЦАР, когда могла бы удовлетворять и собственные интересы, и интересы республики? Ответ прост: ЦАР в сознании французского правительства до сих пор остается колонией, которая должна работать на него до полного истощения.
Подробнее о противозаконной деятельности французских организаций в ЦАР читайте здесь:
После скандала в 2007 году, когда Бозизе помешал Франции свободно и беспрепятственно выводить мимо бюджета страны природные ресурсы, ситуация в ЦАР заметно ухудшилась. Прозрев, Бозизе признал, что ЦАР для Франции не более чем площадка для выкачки необходимых ресурсов, а разрешать проблемы республики придется ему.

Недовольство лидера африканской страны вынудило Францию официально прекратить разработку уранового рудника «Бакума». И осложнило налаженный процесс нелегального вывода металла. Но на помощь метрополии пришел дружественный Чад, в ситуацию вмешалась Селека. Руками боевиков и чадских наемников был свергнут Бозизе. Они же захватили месторождение и обеспечили французам «крышу». Благодаря боевикам с 2013 по 2018 год AREVA продолжала эксплуатировать ЦАР, несмотря на официальное закрытие.

Сейчас никакой отчетности о деятельности (материал по ссылке удален – прим.ред.) французской группы и Uramin в ЦАР нет.

Официально компании ушли (материал по ссылке удален – прим.ред.) из ЦАР в промежутке между 2012 и 2013 годом. Тем не менее в том же 2013-м независимые европейские журналисты рассказали о переброске французских силовиков в ЦАР из-за урана. В это же время СМИ сообщали о захвате рудника группировкой FPRC, которая образовалась после распада Селеки в 2013 году. Вполне возможно, что добыча металла не останавливалась и вовсе. Что происходит на занятой бандитами территории достоверно не знает никто, кроме французов и членов группировки.

После атаки боевиков сотрудники Orano, так называется завод AREVA в ЦАР, обратились к французскому правительству за «наиболее подходящим решением» инцидента. Но материнская AREVA и правительство Франции публично комментировать ситуацию не сочли возможным. Подставляться под такой мощный репутационный удар, признать существования того, чего не существует ни на одной хоть сколько-нибудь официальной бумаге, в Париже не захотели.

Помимо этого промаха, есть еще один. И даже более несуразный: присутствие французов на месторождении подтверждает документ Wikileaks, опубликованный в 2016 году: «О нарушении правовых, социальных, финансовых и экологических обязательств AREVA на урановом руднике в Бакуме. Нарушений там и правда было много, французы эксплуатировали труд обнищавшего населения, необразованных людей, которые не понимали, что отсутствие специального снаряжения во время таких работ равноценно смерти. И никаких денег они за работу не увидели бы, потому что в живых надолго не задержались бы. Это лишний раз свидетельствует о том, что французы продолжили добычу урана в Бакуме после официального закрытия.
Правообладатель хоста удалил или скрыл материал. Вероятно, это произошло в момент подготовки расследования, когда на сайте была замечена активность российских IP адресов.
ИСТОРИЯ АНТИРОССИЙСКОЙ КАМПАНИИ ФРАНЦИИ
В 2017 году, спустя год после победы на выборах, лидер ЦАР Фостен-Арканж Туадера открыто заявил о намерении сотрудничать с Россией. Москва согласилась отправить ВС ЦАР оружие с соответствующего разрешения СБ ООН. Франция ответила угрозой наложить вето на резолюцию Организации Объединенных Наций. Вот такой репортаж тогда вышел на France 24.
"Вопрос об оружии для ЦАР обострил дипломатическую напряжённость, главным образом потому, что Россия изначально настаивала на поставке мин и зенитных ракет, против чего резко выступила Франция, пригрозив использовать своё право вето. В действительности же, даже на Западе опасаются, что часть российского оружия фактически окажется в руках вооружённых групп, которые по-прежнему контролируют 24 процента территории ЦАР и продолжают вести боевые действия в основном в центральной части страны. Поставка российского оружия пройдет в три этапа: первую партию оружия отправят через неделю, две последующие передадут в феврале и апреле. Параллельно с этим Франция и сама собирается продавать оружие Центральной Африке. В конце января увидим, решит ли в итоге Совбез ООН полностью отменить эмбарго на поставки оружия ЦАР", – говорится в репортаже France 24.
Эти слова тогда из Банги произнес корреспондент Эдуард Дропси. Однако РФ и ЦАР соглашение все-таки заключили, после чего французский президент Эмманюэль Макрон открыто раскритиковал Туадера за дружбу с Кремлём, напомнив последнему о помощи, оказанной ему Елисейским дворцом. Париж даже не пытался скрыть вмешательство во внутренние дела ЦАР. А французские прогосударственные СМИ и их «дочки» в ЦАР тем временем отвлекали от этого внимание: писали о «русской мафии, нацелившейся на африканское золото».

Французы искали козла отпущения, который смог бы обелить репутацию метрополии. Вот только сделать это было трудно, учитывая состояние ЦАР на тот момент. Понятно, что Туадера не просто так обратился к российскому президенту Владимиру Путину. Он понимал, что ЦАР необходимо избавиться от пагубного влияния европейцев и навести порядок в стране. Французы решили раздуть скандал из ничего, чтобы снять с себя подозрения на международной арене. В подконтрольных им СМИ часто упоминался российский бизнесмен Евгений Пригожин. Вот, например, статья центроафриканской газеты Corbeau News Centrafrique (CNC), скопированная с французского L`OBS.
"Какова истинная природа этого бизнеса? Профиль M-Finance напоминает профиль Evro-Polis. Последнюю создали для проведения наемнических и нефтяных операций в Сирии, ее связывают с Евгением Пригожиным. Этот близкий к Путину олигарх также руководит печально известной «частной военной компанией Вагнер» и «фабрикой троллей в Санкт-Петербурге». M-Finance, относительно недавний и неизвестный проект с очень распространенным названием, скорее всего эта компания служит очередной ширмой для Пригожина, на этот раз прикрывающей его деятельность в Центральноафриканской Республике, предположил научный сотрудник компании Conflict Intelligence, занимающейся анализом российской военной и наемнической деятельности за рубежом Кирилл Михайлов. Евгений Пригожин, более известный под прозвищем «повар Путина», уже расширил влияние до границ с Суданом. BBC сообщила о присутствии наемников ЧВК «Вагнер» в ЦАР. А по данным двух российских СМИ, Fontanka и Genline, олигарх связан с компанией M-Invest, которая подписала контракт с правительством Судана на добычу золота", – говорится в статье CNC.
Хоть CNC и ссылается на российские и западные СМИ, вся статься под копирку переписана с французского прогосударственного издания, которое в стартовом материале ни на какие источники не ссылается.

Присутствие россиян в бывшей колонии насторожило французов. Париж развернул медиакампанию по дискредитации Москвы, чтобы возмутить международное сообщество, сорвать процесс стабилизации в стране и продолжить нелегально вывозить уран.
НЕЛЕГАЛЬНЫЙ ПУТЬ УРАНА
Район Бакума находится под влиянием группировок вышедших из коалиции Селека. Их всеми силами поддерживает граничащий с ЦАР – Чад, который является давним и надежным союзником Франции, а по сути остается ее колонией. Париж также нередко обвиняют в том, что французские силы в регионе смотрят на деятельность выходцев Селеки сквозь пальцы.

Все указывает на то, что именно с их немого согласия местные боевики передают чадским «коллегам» добытое сырье в Бакуме. Чад, в свою очередь, способствует нелегальному пути урана: переправляет его французам, благодаря которым президент Чада Идрис Деби бессменно руководит страной 30 лет, а также фактически монополизировал добычу чадской нефти. Рудник «Бакума» — перспективное место добычи. На него смотрят западные и европейские страны, а также Китай. Но до февраля 2019 года, когда были подписаны Хартумские соглашения, Париж мог быть спокоен: дружественные ему боевики охраняли месторождение от конкурентов.

Франции не остается ничего кроме, как нелегального вывоза ресурсов. Государство может делать это через Чад, посредством дружественных боевиков, распределившихся после распада коалиции Селеки в 2013 году на несколько формирований: FPRC, которые находятся в Бакуме, MPC, UPC и другие. Сложно списать это на простое совпадение.
ПОЛИТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ
Возможно, эта схема вывоза урана через Чад, бывшую французскую колонию, и могла привлечь внимание журналистов, но скорее всего их специально привели на место запланированного убийства и принесли в жертву. Без спонсирования Франции, боевики многого лишатся. В том числе и средств на покупку оружия. Поэтому именно их руками французы могли воспользоваться для убийства россиян.

Бывшие члены Селеки летом 2018-го контролировали Кага-Бондоро, главную дорогу, ведущую в Сибю. Российских журналистов вывели на эту дорогу ночью, это самое опасное время суток для перемещения по Центральноафриканской республике. В этот момент вблизи Бакумы и на протяжении всей дороги шла перегруппировка нескольких вооруженных формирований экс-Селеки. Маршрут российских журналистов пролегал рядом и с урановым рудником, и с дислокацией местных боевиков, которые работают с французами. Группу убили в 30-ти километрах от Сибю, значит команда об их ликвидации поступила боевикам как только машина с россиянами проехали поворот Бакуму.

В эти географические точки их привели французские кураторы, которых к поездке привлек лично Ходорковский. Неспроста и так называемым фиксером, якобы сотрудником ООН Мартином, оказался французский агент Кристоф Рэнето, который работает на политическое управление DGSE (Генеральный директорат внешней безопасности Французской Республики, аналог MI6 и ЦРУ). К слову, он знаком с французским журналистом Эдуардом Дропси, устами которого Париж угрожал Туадере в прямом эфире из ЦАР на государственном телеканале France 24. Корреспондент и его коллеги указаны во внутренних документах ЦУР как консультанты группы на территории ЦАР.
Вот только россияне никогда не видели Рэнето. Поездка не задалась с самого начала, «фиксер» не встретил группу из аэропорта. Он написал, что за ними приедет машина с водителем. Переговоры вел только по переписке. Расторгуев, Радченко и Джемаль прекрасно понимали, где они находятся. Их смутило отсутствие организации еще в Москве, в ЦАР и подавно. Но руководство ЦУР быстро пресекло все недовольства. Коняхин скомандовал продолжить поездку и полностью довериться «Мартину». Тот отправил их на неизвестном транспорте вглубь неспокойной африканской страны. Машина оказалась небронированной. Загадочно выживший после нападения на россиян водитель не говорил на английском языке и на французском изъяснялся не сказать, чтобы хорошо. Не встречались журналисты и с французскими «коллегами», хотя это входило в план поездки.

Вопросов в этой истории больше, чем ответов. Но причастность Франции к убийству россиян очевидна. Как и связь Ходорковского с Парижем. Французы дали команду ручным боевикам ликвидировать журналистов, чтобы потом обвинить в этом Москву и ЧВК «Вагнер». Однако они не учли, что жадность центральноафриканских бандитов не позволит тем оставить на месте преступления деньги — пару тысяч долларов.

Этот промах привел к справедливому выводу СК РФ, что мотивом убийства был грабеж. Это же разрушило тщательно подготовленную провокацию Ходорковского и Франции против России. Без приказа Парижа контролирующие на тот момент дорогу бандформирования взяли бы в плен белых и получили за них выкуп, что намного выгоднее, чем просто убить. Об этом говорил и близкий друг Джемаля – Максим Шевченко.
Это значит, что кто-то должен был, во-первых, привести россиян к назначенному месту и времени. Во-вторых, указать на них исполнителям убийства. Получается, что гибель журналистов выгодна всем, кроме России, которая на официальном уровне помогает ЦАР стабилизировать ситуацию в стране: согласно резолюции ООН, Москва с баланса Минобороны выписала Банги современное оружие, а также предоставила для консультаций 170 гражданских инструкторов и пять военных. Она же в итоге обеспечила подписание мирного соглашения между правительством и вооруженными группировками ЦАР. И до сих пор расследует трагедию лета 2018-го.
Тем временем Франция перебрасывает в ЦАР изъятое у контрабандистов близ Йемена оружие. Именно Франция в первые же дни после трагедии развернула будто бы заранее подготовленную медиакампанию против Российской Федерации и ЧВК «Вагнер» в частности. Отдельно стоит отметить, что Коняхин ориентировал именно по публикациям французских СМИ с указанием определенных географических точек. Эти координаты им было велено брать за основу при построении маршрута. Вероятнее всего, по личному распоряжению Ходорковского.

Главными интересантами убийства российских журналистов в ЦАР и вспыхнувшего на пару месяцев скандала в СМИ являются Франция, имеющая корыстные виды на республику и Ходорковский, который уже давно пытается раскачать ситуацию в России и финансируют местные оппозиционные структуры. Парижу есть что скрывать в ЦАР, а Ходорковский готов участвовать в любой антироссийской кампании.

Осужденного бизнесмена не останавливают ни закон, ни человеческие жизни на пути интриг и политических провокаций против РФ, где были вскрыты все его многочисленные преступления. О деталях пути к тщательно срежиссированной гибели, участии в создании последнего маршрута для Расторгуева, Джемаля и Радченко Франции и команды Ходорковского, ФАН расскажет в следующих частях расследования.