Выбор региона Поиск
AR
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

Турция превратила Идлиб и Алеппо в «оазис» для террористов

Турция превратила Идлиб и Алеппо в «оазис» для террористов

Протурецкие боевики атаковали сирийскую армию в провинции Алеппо. Основными силами объявленной с одобрения Турции операции «Пылкая решимость» стали отряды так называемой «Сирийской национальной армии». Контртеррористическая операция САА в Идлибе и Алеппо уже привела к столкновениям с турецкой армией.

Турция продолжает отправлять подкрепления на помощь террористам из «умеренных» и радикальных джихадистских группировок в провинции Идлиб. Президент Реджеп Тайип Эрдоган открыто заявил, что Турция не намерена выполнять свои обязательства по своей части астанинских и сочинских соглашений, что может стать началом открытого противостояния.

О том, какие группировки и бандформирования существуют в Сирии с прямой поддержкой Турции, читайте в материале Федерального агентства новостей.

«Сирийская национальная армия»

Турция превратила Идлиб и Алеппо в «оазис» для террористов

Наиболее крупной силой, созданной Турцией на севере Сирии, является так называемая «Сирийская национальная армия». Она была создана Турцией в 2017 году в попытке повысить эффективность большого количества разрозненных группировок «Свободной сирийской армии» (ССА), которые раньше получали финансирование из США, Турции, Кувейта и других стран Персидского залива.

Турция превратила Идлиб и Алеппо в «оазис» для террористов

Формально СНА подчинена так называемому «Правительству Сирии в изгнании» во главе с Анасом аль-Абда — «альтернативному» оппозиционному органу власти в сирийском городе Азаз, который находится под контролем турецких сил.

«Альтернативное» правительство Сирии получало многомиллионную «помощь» от Турции и Соединенных Штатов, облагало налогами население северной Сирии и зарабатывало до миллиона долларов в год, контролируя крупнейший на сирийско-турецкой границе переход в Баб эс-Саламе. Сейчас значимость этого «правительства» стремительно падает, а СНА находится под контролем министерства обороны и военной разведки Турции.

Группировки турецких прокси действуют в провинциях Идлиб, Латакия, Хама, на западе и севере Алеппо и Африн. Как сообщает в своем исследовании близкий к правительству Турции «Фонд политических, экономических и социальных исследований» (SETA), в протурецкую армию вошла 41 группировка боевиков, в том числе 15 группировок коалиции «Джебхат аль-Ватания лил-Тахрир» («Национальный фронт освобождения»).

Американская «мамочка»

Турция превратила Идлиб и Алеппо в «оазис» для террористов

Большинство группировок, собранных Турцией под знамена СНА, были созданы при непосредственном участии Пентагона и американского центра военных операций в Турции, который называли MOM — то есть «мамочка». Турецкой «мамочкой» для сирийских боевиков стали агенты ЦРУ. США полностью прекратили финансировать и поставлять оружие группировкам ССА лишь в декабре 2017 года.

«Только 13 из этих группировок были созданы уже прекращения поддержки США. Из остальных — три получали поддержку от Пентагона для противодействия группировке «Исламское государство»1 (ИГ1, ИГИЛ1; запрещено в РФ), а остальные финансировались ЦРУ через Турцию в рамках операции «Друзья Сирии», — подчеркивает SETA.

Турция превратила Идлиб и Алеппо в «оазис» для террористов

«Террористический интернационал»

По турецким источникам, численность «Сирийской национальной армии» достигает 70—90 тысяч боевиков. Они распределены в зонах интереса Турции на севере и северо-западе Сирии. Наиболее крупными группировками в составе протурецких сил являются:

— действующая на территории Идлиба и Алеппо «Ахрар аш-Шам», в которую входят арабские, туркоманские и курдские боевики со всей Сирии;

— «Ахрар аш-Шаркия», в которой нет туркоманских отрядов;

— получавшая поддержку от Пентагона «Фиркат аль-Хамза», тесно связанная с террористами «Джебхат ан-Нусры1» (запрещена в РФ);

— широко известная своим бандитизмом «Фиркат Султан Мурад», которая базируется в северной Сирии — террористы похитили ради выкупа сотни жителей Африна и северного Алеппо, как курдов, так и арабов;

— «Свободная армия Идлиба», которая зачислена в СНА, но фактически находится под контролем террористов «Хайят Тахрир аш-Шам»1 в Идлибе;

— «Джебхат аш-Шамия» — эта исламистская группировка заработала более 10 млн долларов, захватывая террористов ИГИЛ и членов их семей, после чего продавая за рубеж, — прежде всего США и Объединенным Арабским Эмиратам;

— «Джейш аль-Ислам», «Джейш аль-Ахрар» и «Файлак аш-Шам», которые долгое время получали поддержку от США и других стран запада, а сейчас стали сирийским «кадровым резервом» для протурецких группировок в Ливии; и т.д.

Турция превратила Идлиб и Алеппо в «оазис» для террористов

SETA утверждает, что Анкаре удалось существенно нарастить боевой потенциал группировок вошедших в СНА. Полевые командиры протурецких сил с 2016 года проходят подготовку в центрах обучения как на территории Сирии, так и в Турции. Турецкая поддержка гарантирует СНА снабжение, на север Сирии поставляет турецкая военная техника, — танки, БМП, MRAP.

Группировкам в Идлибе и Алеппо Турция поставила огромное количество установок ПТУР и выстрелов к ним, сильно «переплюнув» в этом отношении ЦРУ и Пентагон. Во время летней кампании САА несла значительные потери от ракетных ударов боевиков — террористы не жалели боекомплекта, используя противотанковые ракеты даже против скоплений пехоты и легкобронированных целей.

При этом на севере Сирии туркам так и не удалось прекратить междоусобные столкновения между боевиками. Ожесточенные перестрелки происходили в таких городах, как Аль-Баб и Азаз в Алеппо.

Методы ИГИЛ на службе «умеренной оппозиции»

SETA отмечает, что особый интерес у турецких военных инструкторов вызвало использование боевиками «ингимаси» — штурмовых отрядов террористов-смертников, применению которых боевики «Джебхат аль-Ватания лил-Тахрир» обучились у связанных с «Аль-Каидой»1 джихадистов «Джебхат ан-Нусры» (обе террористические группировки запрещены в РФ).

Впрочем, бандформирования так называемой «умеренной оппозиции» и радикальные джихаисты в Сирии тесно связаны. К лету 2019 года, после «разгрома» «Исламского государства» курдами и коалицией США, в рядах СНА оказались сотни бывших боевиков ИГИЛ, которые привнесли свой боевой опыта и методы. Rojava Information Center опубликовал десятки имен террористов, которые с легкостью «мигрировали» из ИГИЛ в подконтрольные Турции отряды.

«По всему Африну такие группировки, как «Ахрар аш-Шаркия» и «Лива Султан Мурад», вводят шариатские законы и участвуют в грабежах, похищении людей, убийствах, пытках и изнасилованиях», — утверждает Rojava Information Center по данным доклада, представленного в ООН.

Сирийские боевики на пути в Ливию

Очевидно, что Анкара рассматривает сирийских боевиков из группировок СНА как свою собственность, которую может использовать в любой точке мира. В апреле минувшего года Турция начала переброску сирийцев в Ливию для участия в гражданской войне на стороне нелегитимного Правительства национального согласия (ПНС). Подписав контракт, боевики получали 300-500 долларов на руки, а за каждый месяц в Ливии им обещали платить 1500-2000 долларов. Опытных террористов, доставленных в Триполи «ливийским экспрессом», сразу же бросали «отрабатывать деньги» в боях против Ливийской национальной армии.

Эта ситуация привела к конфликту между главарями СНА и «Временного правительства Сирии» и Анкарой: в знак протеста подали в отставку начальник Генерального штаба СНА и министр обороны Временного сирийского правительства генерал-майор Салим Идрис, а также два его заместителя: бригадный генерал Аднан Ахмад и полковник Фадлалах Хаджи, командующий протурецкими боевиками «Джебхат аль-Ватания лил-Тахрир».

«Хайят Тахрир аш-Шам»

Турция превратила Идлиб и Алеппо в «оазис» для террористов

Террористическая коалиция «Хайят Тахрир аш-Шам», которую возглавляет бывший полевой командир ИГ Абу Мухаммед аль-Джулани, возникла в Идлибе в результате безуспешных попыток обелить имя «Джебхат ан-Нусры» (запрещена в РФ). В коалицию джихадистов вошли такие группировки, как «Ансар ад-Дин» («стражи правоверия»), «Ансар аш-Шам» и бесчисленное множество мелких отрядов и формирований, состоящих из арабов, туркоманов, узбеков, кавказцев, французов и представителей многих других национальностей. Объединяют их связи с «Аль-Каидой» и поддержка идеологии всемирной террористической войны для создания всемирного «халифата», который установит на всей земле законы шариата. Численность коалиции достигает 20 тысяч боевиков.

На территории Идлиба у «Хайят Тахрир аш-Шам» и Джулани большое количество союзников, как крупных, вроде «Исламской партии Туркестана» (запрещена в РФ) и «Джейш аль-Изза», так и относительно небольших, таких как «Имарат Кавказ»1 (запрещен в России), «Аджнад Кавказ», «Ансар аль-Ислам» или «Джунд аль-Ислам».

Долгое время боевики «Джебхат ан-Нусры» противостояли ИГИЛ в северной и северо-западной Сирии, однако когда в августе 2015 года Турция начала операцию «Щит Евфрата», террористы «Ан-Нусры» ушли на юг, в Идлиб — руководство группировки издало «фетву» от том, что для джихадистов не допустимо сражаться против своих врагов-джихадистов вместе с Турцией и США.

Турция превратила Идлиб и Алеппо в «оазис» для террористов

Когда в 2017 году начались переговоры в Астане, в результате которых на территории Сирии были созданы зоны деэскалации, «Джебхат ан-Нусра» начала войну против всех протурецких группировок, обвинив их в желании сдать Идлиб внешним силам. Позже в 2018 году, преобразовавшись в «Хайят Тахрир аш-Шам», но оставшись верны принципам «Аль-Каиды», джихадисты отказались от предложения Турции войти в коалицию «Джебхат аль-Ватания лил-Тахрир», куда Турция набрала подконтрольных джихадистов.

На территории Идлиба радикальные джихадисты развязали настоящую войну против «умеренных» протурецких группировок, в короткие сроки разгромив «Ахрар аш-Шам» и ряд других бандформирований. За короткое время до 90% территории провинции Идлиб оказалось в руках «Джебхат ан-Нусры» и союзных группировок. По инициативе более умеренных фракций, коалиция «Хайят Тахрир аш-Шам» создала в Идлибе «правительство национального спасения», которое должно было представлять их на международном уровне.

«Джихадисты» против «политических»

Турция превратила Идлиб и Алеппо в «оазис» для террористов

«В руководстве «Хайят Тахрир аш-Шам» не единого взгляда на войну в Сирии. В нем есть более прагматичные группы, близкие к Абу Мухаммеду аль-Джулани, которые одобрительно относятся к сотрудничеству с Турцией.

Это сотрудничество стало очевидным, когда боевики ХТШ сопровождали отряды турецкой армии во время создания зоны безопасности в Идлибе в октябре 2017 года, — отмечают специалисты нидерландского института международных исследований Clingendael. — Такая гибридная операция предотвратила столкновения Турции с ХТШ, при этом не вовлекая джихадистов в протурецкую коалицию».

При этом, как отмечает исследовательский центр Al Sharq Forum, соглашения о разграничении зон влияния и сдаче тяжелых вооружений, навязанные главарями «Джебхат ан-Нусры» другим группировкам, были удивительно схожи с соглашениями о создании зон деэскалации.

«С другой стороны, среди главарей «Хайят Тахрир аш-Шам» есть более догматические группы, такие как «Хуррас ад-Дин», которые отвергают сотрудничество с Турций.

После кровопролитных внутренних конфликтов с марта 2018 года по февраль 2019 года обе стороны согласились сотрудничать против общего врага: Дамаска. Однако несмотря на перемирие, закаленные джихадисты из «Хуррас ад-Дин» обвиняют главарей ХТШ в отрыве от «Аль-Каиды» и союзе с Турцией в Идлибе.

Кроме того, отвергая договоренности РФ и Турции, «Хуррас ад-Дин» неоднократно срывали статус-кво в Идлибе, нападая на силы сирийского правительства и российских военных советников», — указывают голландские исследователи.

В 2019 году, на фоне все более успешных действий Сирийской арабской армии против террористов в Идлибе, руководство «Хайят Тахрир аш-Шам» — в первую очередь лично Джулани — стали фигурантами большого количества скандалов.

Джихадисты, разгромившие другие группировки и лишившие их большей части тяжелого вооружения, оказались слабы в обороне: САА уверенно наступала на тех участках, которые обороняли боевики «Хайят Тахрир аш-Шам», в то время как «Джейш аль-Изза», «Исламская партия Туркестана» и другие подчиненные группировки оказывали ожесточенное сопротивление.

Джихадисты очень любят деньги

Турция превратила Идлиб и Алеппо в «оазис» для террористов

Тем временем самого Абу Мухаммеда аль-Джулани радикалы, связанные с «Аль-Каидой», прямо обвиняли в коррупции — наладив отношения с турецкими властями, он активно обирал население Идлиба, истребляя всех, кто выступал против, силами тайной полиции во главе с Абу Хаттабом (настоящее имя Абдул Джаббар аль-Кассим). Против Джулани открыто выступали ряд полевых командиров, такие как Абдулла аль-Мухайсини и Абу Абед аль-Ашда. Последний летом 2019 года выступил с разгромным видеозаявлением о коррупции в группировке и был брошен за это в тюрьму боевиками «Хайят Тахрир аш-Шам». Вместе с ним в тюрьме оказался лояльный боевикам медиаактивист Ахмад Раххаль.

На данный момент «Хайят Тахрир аш-Шам» в Идлибе под ударом с двух сторон — радикалы «Аль-Каиды» требуют сместить Джулани, отказаться от сотрудничества с Турцией и мобилизовать силы для отражения правительственных сил. В то же время протурецкие фракции требуют наладить дипломатический контакт с Анкарой — и постараться обелить «Хайят Тахрир аш-Шам» для международной политики.

Джихадисты, зависимые от Турции

Турция превратила Идлиб и Алеппо в «оазис» для террористов

«Часть этих группировок некогда зависели не от Турции, а от Катара, ОАЭ, Саудовской Аравии, — оттуда они получали финансирование, у них были немного другие центры принятия решений, плюс они обладали большей автономностью, поскольку были «заточены» не под турецкие цели на севере Сирии, а ставили своей целью свержение Башара Асада, чего требовали монархии Персидского залива, — отмечает военный эксперт, глава информационно-аналитического центра «Кассад» Борис Рожин.

Постепенно, когда Турция усилила свои позиции в северной Сирии, часть группировок так или иначе — подкупом, уговорами, угрозами, — была поставлена под контроль».

В отличие от протурецких фракций оппозиции, которые следуют политическим курсом Турции, радикальные джихадисты готовы до последнего бороться за свержение Башара Асада.

Турция превратила Идлиб и Алеппо в «оазис» для террористов

«На текущий момент различие между группировками заключается в том, что часть группировок так или иначе вынуждена подчиняться требованиям, которые выдвигает турецкая военная разведка MIT или Минобороны Турции — когда угрожает, допустим, за неподчинение лишить снабжения и финансирования, или просто устранить кого-то из полевых командиров, — а Джулани и компания декларируют по крайней мере некоторую автономность в своих решениях, открыто заявляют о неподчинении Турции и стремятся не к тем целям, к которым сейчас стремится Анкара.

В Анкаре уже открыто отказались от цели свергнуть Асада и решают более скромные задачи (такие как разгром курдского проекта и обеспечение своих позиций в послевоенной Сирии), а вот «Джебхат ан-Нусра» и союзники до сих пор говорят о «завоевании Дамаска», свержении Асада и построении «суннитского государства на основах шариата», — объяснил Рожин в интервью Федеральному агентству новостей.

Фальшивая лояльность в обмен на подачки

В 2017 и 2018 годах Россия и Турция обсуждали возможность уничтожения джихадистских группировок в Идлибе, отметил Борис Рожин, однако в итоге от этой идеи пришлось отказаться — «Джебхат ан-Нусра» в Идлибе настолько усилилась, что захватила контроль над большой частью территории зоны деэскалации. Кроме того, как отмечает турецкий центр SETA, в Анкаре не верили, что Москва и Дамаск откажутся от операции в Идлибе после устранения джихадистов.

Турция превратила Идлиб и Алеппо в «оазис» для террористов

«Турцию обвиняли в причастности к устранению ряда нелояльных ей полевых командиров — в 2017 году прокатилась целая волна ликвидаций, один из полевых командиров, например, был утоплен. В странной цепи смертей винили турецкую разведку — они устраняли конкурентов сами, либо руками подконтрольных боевиков», — рассказал военный эксперт.

В определенный момент оказалась, что лояльность якобы подконтрольных Турции группировок — фальшивка: на самом деле командам из Анкары подчиняются только полевые командиры и руководство бандформирований, которые получают от Турции обильные денежные подачки и рассчитывают бежать через границу, если ситуация в Идлибе ухудшится. Рядовые боевики, без денег и без имущества за границей, в большинстве своем готовы примкнуть к радикальным джихадистам, считает Рожин.

«Группировка «Ахрар аш-Шам» была сильно ослаблена, когда «Ан-Нусра» обвинила ее главарей в предательстве «идеалов сирийской революции» и часть боевиков «Ахрар аш-Шам» просто переметнулась на сторону джихадистов вместе с техникой, — привел пример Борис Рожин.

Часть техники и снаряжения, которые поставляли турки, они отобрали у бывших союзников. Примерно то же произошло и с радикалами из «Нур ад-Дин аз-Зинки» — «Ан-Нусра» отобрала у них практически всю тяжелую технику, базы, снаряжение. Мы видим, что группировка, воюющая под Алеппо, располагает только «техничками» и пехотой, а раньше по оснащению она была эквивалентная механизированной бригаде».

Турция превратила Идлиб и Алеппо в «оазис» для террористов

Анкара осознала, что пытаться одолеть джихадистов и «Хайят Тахрир аш-Шам» с помощью группировок «Сирийской национальной армии» — все равно что тушить пожар керосином: даже от их покровителей требуется осторожность и такт, чтобы добиться согласованных действий от фанатиков-джихадистов.

«Инструмент у турок достаточно крупный, но реально они контролируют только то, что происходит в «Сирийской национальной армии». Идлибские группировки менее управляемы, зачастую управляемость сводится к тому, что они готовы получать от турок деньги и оружие и демонстрировать видимость лояльности. На практике они вовсе не готовы выполнять требования, которые выдвигают турки», — подытожил Рожин.

Турция превратила Идлиб и Алеппо в «оазис» для террористов

1 Организация запрещена на территории РФ.

Новости партнеров