Лента новостей Выбор региона Поиск
AR
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

Игорь Матвиенко рассказал, кого из музыкантов россияне будут слушать через 20 лет

0 Оставить комментарий

Игорь Матвиенко рассказал, кого из музыкантов будут слушать россияне через 20 лет

Талантливые исполнители, в отличие от поющих звезд и комиков, не умеют завоевывать аудиторию в Интернете, поэтому могут остаться неизвестными, считает продюсер Игорь Матвиенко. В эксклюзивном интервью Федеральному агентству новостей заслуженный артист России рассказал, почему победа в «Голосе» не гарантирует карьерного роста, кого из современных музыкантов мы будем слушать через 20 лет и каков результат его противостояния сексу и наркотикам в творчестве.

Министерство кинокультуры

 — Игорь Игоревич, вы активно работаете над развитием отечественной культуры и музыкальной индустрии. Поэтому не могу не спросить о последних перестановках в правительстве. Как вы думаете, изменится ли политика в этой области с приходом Ольги Викторовны Любимовой на пост главы Минкультуры?

 — Честно говоря, я деятельность министерства культуры на нашей индустрии вообще как-то особо не ощущал. Мало того, мне кажется, что у нас оно в основном [работает как] министерство кинокультуры. Я понимаю, что кино для нас все, но оно — не порядка 80% всего [что делается в этой сфере]. Надеюсь, [с приходом нового министра] что-нибудь изменится. Хотя и предыдущий глава Минкультуры был неплохой — выступал, говорил хорошо.

Игорь Матвиенко рассказал, кого из музыкантов будут слушать россияне через 20 лет

 — Удалось ли вам при Владимире Мединском реализовать что-то из своих инициатив? Вы, например, поднимали вопрос о том, чтобы создать Фонд популярной музыки по аналогии с Фондом кино.

 — Да, но это [было озвучено] в основном в рамках работы Общественного совета при комитете Госдумы по культуре. Она (инициатива. — Прим. ФАН) не совсем связана с министерством. Что касается Минкультуры — если проанализировать все высказывания его представителей, то в основном они будут о кино. Очень мало говорится о музеях, классической музыке. Про популярную музыку я вообще молчу.

 — Можете как-то объяснить, с чем связано такое отношение к музыке со стороны министерства?

 — Я не знаю. Возможно, это просто мое субъективное мнение. Я вполне могу заблуждаться. Видимо, в кино у нас очень много лоббистских структур, много людей, которые тянут эту индустрию. Хотя я не понимаю, почему. По-моему, давно уже те же сериалы полностью заместили кинотренд в мировом масштабе.

 — Можно ли в таком случае сказать, что поддержка киноиндустрии на данный момент неэффективна?

 — Наверное, эффективна, если существует Фонд кино и множество всяких учреждений по поддержке кино. И фильмы иногда появляются хорошие. Я это вот к чему веду: Ленин когда-то говорил, что кино — это важнейшее из искусств. У меня большие сомнения, что это так. Мне кажется, важнейшим из искусств для нас сейчас является Интернет.

Не музыка для аудитории, а аудитория для музыки

 — Если мы говорим про вашу работу в Общественном совете при комитете Госдумы по культуре, какие вопросы, в том числе связанные с поддержкой музыкантов, вы планируете поднимать на ближайших заседаниях?

 — Я считаю, что музыканты недополучают внимания со стороны наших министерств и ведомств, поэтому об этом я планирую говорить. Речь идет и о концертных залах, и о репетиционных базах, и об образовании.

 — Несмотря на то, что вы довольно часто обращаете внимание общественности и представителей власти на недостаточную поддержку молодых талантов, популярность в большинстве случаев набирают поющие комики и телеведущие. Как вы ранее говорили в отношении нашей эстрады — «шоу есть, а бизнеса нет». Возможно ли преломить ситуацию и сделать так, чтобы большая часть рынка поп-музыки приходилась на тех, кто действительно талантлив?

 — Я думаю, что это общемировая тенденция, когда люди, которые становятся популярны в соцсетях — у них по несколько миллионов подписчиков — начинают монетизировать свое творчество в оффлайне, записывать песни и так далее. Поэтому очень много поющих блогеров и ведущих. [Сейчас] идет обратный процесс: сначала люди делают аудиторию, а потом уже исполняют какие-то песни. Как Ольга Бузова, например.

 — Это плохо?

 — Это, конечно, не очень хорошо. Талантливые артисты, музыканты, которые всю жизнь этому учились, не могут даже выпустить какой-то трек, пробиться, потому что у них нет этого миллиона подписчиков. Он (музыкант. — Прим. ФАН) просто останется неуслышанным.

 — Можно ли в таком случае говорить о том, что помощь музыкантам в первую очередь должна заключать именно в том, чтобы научить завоевывать аудиторию в Интернете?

 — Да, но это называется финансовое вложение. Конечно, нужно им помогать, и это задача государства. Я знаю, что «Таврида», например, этим занимается. Они недавно начали, но весьма успешно. Может быть, что-то получится.

Победа в «Голосе» — не гарантия карьерного роста

 — Сейчас в продвижении молодых исполнителей активно принимает участие телевидение. Например, выходят такие шоу, как «Голос» или «Ты супер». Действительно ли они помогают артистам? Или мы можем говорить лишь о том, что они дарят им минуту славы, ведь сезон сменяется сезоном?

 — Это прежде всего телевизионное шоу. К реальному становлению артиста оно мало имеет отношения. Именно поэтому, к сожалению, из «Голоса» так немного артистов, которые действительно работают. Вернее их почти нет.

 — Вы неоднократно поднимали вопрос о смысловой стороне творчества современных исполнителей. Увидели ли вы какой-то результат после того, как подняли эту тему в отношении рэпа?

 — Да, результат я вижу. Если раньше в хит-парадах iTunes буковка «E», что означает Explicit Content (в тексте песни есть ненормативная лексика. — Прим. ФАН), стояла почти у каждого трека, то сейчас — гораздо меньше. Музыканты понимают, что не стоит лишний раз усложнять ситуацию. На мой взгляд, стало гораздо меньше треков, пропагандирующие те же наркотики.

 — Почему становятся популярными такие исполнители, как например Face?

 — Это новая культура. Face не такой уже плохой артист.

Игорь Матвиенко рассказал, кого из музыкантов будут слушать россияне через 20 лет

 — Слушаете что-то из его музыки?

 — Конечно, я не слушаю. Но иногда попадается. Я скажу так: ранний Face мне нравился гораздо больше, чем поздний.

 — В одном из интервью вы задались вопросом о том, кого из современных артистов мы будем слушать через 20 лет, ностальгируя о нынешнем времени. Нашли ответ?

 — Если его можно назвать молодым, то это может быть Баста. Хотя он, конечно, не очень молодой. Билли Айлиш будем слушать.

 — Кого из ваших артистов вспомним?

 — У меня есть молодые продюсеры, которые пока только начали работать с молодыми артистами. Понятно, что «Любэ» будут еще долго слушать, да и «Иванушек» тоже.

 — Вы заявляли, что творчество должно быть со знаком «плюс» и делать жизнь лучше. Как вы думаете, когда такой взгляд станет общепринятым, причем не только в музыке, но и других областях культуры?

 — Я так считаю, но боюсь, что это маловероятно. Культура стала совершенно массовым продуктом со всеми вытекающими отсюда последствиями. Это трудновыполнимая задача, но художник к этому должен стремиться. Мы создаем свои маленькие миры, куда мы погружаем души слушателей, и поэтому, конечно, эти миры должны быть все-таки со знаком «плюс».

 — Вы являетесь автором проекта «Жить», который помогает людям в преодолении трудностей. 28 октября ему исполнилось три года. Как, на ваш взгляд, можно его «укрупнить»? Какие у вас планы по его дальнейшему развитию?

 — Этот проект активно развивается. Работа ведется и в соцсетях — «ВКонтакте», YouTube, Instagram, везде представлены. Люди присылают свои материалы, мы что-то делаем. Пытаемся создавать как раз положительный контент, что не очень характерно в эпоху интернет-искусства.

Новости партнеров

Новости партнеров