Лента новостей Выбор региона Поиск
AR
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

Дети — наша пенсия. Роман Носиков про маткапитал Водонаевой и ритуал в овраге

11 Оставить комментарий

Дети — наша пенсия. Роман Носиков про маткапитал Водонаевой и ритуал в овраге

Владимир Соловьев, Наталья Поклонская, Иван Охлобыстин, Вячеслав Володин — все они не на жизнь, а на смерть бьются с Аленой Водонаевой, но одолеть не могут. 

Алена Юрьевна от большого ума заявила, что после введения материнского капитала за первого ребенка «отчаявшиеся от нищеты россияне… быдло, которому вечно не хватает на бутылку водки», начнут рожать детей одного за другим, чтобы на бутылку наконец хватило. 

Клирик в запрете и звезда шоу-бизнеса Иван Иванович Охлобыстин сначала обвинил бывшую участницу «Дома-2» и фотомодель, а ныне телеведущую Алену в безнравственности (Эвона как! Разверзлись очи!), а потом заявил, что мы сами виноваты, что слушаем всяких дураков из шоу-бизнеса. 

Спикер Госдумы Вячеслав Викторович Володин обвинил нехорошую Алену в оскорблении общества и предложил оштрафовать ее на сто миллионов. 

Депутат Наталья Владимировна Поклонская назвала заявления Водонаевой бредом. И добавила, что материнский капитал «не потратишь на водку и веселья… Это помощь семье — например, в плане приобретения жилья. Так что нечего пичкать людей своей глупостью».

Тут бы и сказочке конец, а кто слушал — тому держаться и хорошего настроения, да вот только не унимается Алена Юрьевна. Послушала она, как ее отчитали, и нет чтобы скрючится и засохнуть, а потом рассыпаться черной пылью! Вместо этого отвечает она языком своим змеиным, да голосом человеческим, что надо, мол, следить не за ней, а за чиновниками, которые позволяют обналичивать маткапитал. 

Дети — наша пенсия. Роман Носиков про маткапитал Водонаевой и ритуал в овраге

«Я уверена, что многим нормальным семьям эти деньги, безусловно, помогают улучшить жилищные условия. Но давайте не будем себя обманывать: все вы видели наверняка сотни объявлений об обналичивании материнского капитала за один-два дня», — заявила Водонаева.

Затем предложила депутатам начать с их рядов:

«Пусть за свои слова сначала заплатят Милоновы, Власовы, а также Скабеевы и Охлобыстины. Можно вспомнить Ольгу Гладских, которая, будучи чиновницей, говорила, что «государство вас рожать не просило». Ее тоже оштрафуйте».

После чего Водонаева предложила способ пополнения российского бюджета: записывать все, что говорят на политических шоу депутаты и чиновники. 

«Имею право говорить о важных вещах, — добавила Алена Юрьевна. — И буду говорить».

Короче, наших, кажется, бьют — и пора идти на подмогу. Но если кому по дороге перепадет — вы уж не обижайтесь. 

Давным-давно на этой самой земле, на которой стоят сейчас наши школы, поликлиники и собесы, во времена, которые неоязычники любят вспоминать фразой «тогда мой бог меня рабом не называл», пенсионное обеспечение выглядело так.

Молодое поколение грузило утративших способность отцов и матерей в телеги и вывозило к оврагу. Там, с обязательным ритуальным смехом, старикам либо ломали цепами ноги и сбрасывали в овраг умирать, либо перерезали серпами горла — так сказать, собирая жатву. В некоторых местах стариков отводили на гумно — место, где обмолачивают хлеб. И уже там цепами для обмолота разбивали им головы. 

Дети — наша пенсия. Роман Носиков про маткапитал Водонаевой и ритуал в овраге

Те ритуалы нашли позднейшее отражение в сказках про злого царя, который повелел казнить в стране всех стариков, а главный герой своего отца спрятал на гумне, покрыв его снопами. 

Вообще, пенсионная система того времени была очень разнообразна. Стариков топили, бросали в лесу, относили на гору, сбрасывали в пропасти… Происходило это по одной простой причине — создаваемых благ не хватало на всех. 

Низкая производительность труда не позволяла общине иметь слишком много иждивенцев. И чем ниже была производительность, тем меньшее число стариков понималось как «слишком много», и тем большее число рабочих рук — как «слишком мало».

Все дело — в соотношении работающих и неработающих. Причем нужно понимать, что не работают не только старики, а еще и те, кто пока не начал свою трудовую биографию, — дети. Те и другие — иждивенцы. Но одни уходят в прошлое, а другие — будущее общины. 

Короче говоря, стариков в семье могли позволить себе не все, а только те, кто был богат.

Я это, собственно, к тому, что у нас недавно, как раз перед введением выплат материнского капитала за первого и третьего ребенка, с его повышением за второго, произошла пенсионная реформа. Причем на фоне ухудшения демографической ситуации — увеличения продолжительности жизни, возраста дожития и уменьшения рождаемости. 

Только происходит это все не в первобытной общине с натуральным обменом и военной демократией, а в условиях XXI века — с его промышленностью, финансовой и политическими системами, идеологиями. А также с новейшими мифами и предрассудками, которые порождены этими системами. 

Одним из таких предрассудков является мнение, будто пенсия — это деньги. 

Дети — наша пенсия. Роман Носиков про маткапитал Водонаевой и ритуал в овраге

Это мнение столь же обоснованно, как и миф о том, что когда ты бьешь своего родителя по голове цепом, ты отправляешь его на перерождение в теле твоего внука. 

На самом деле пенсия — это конкретные материальные блага: еда, тепло, жилье, медикаменты. И услуги: медицинские, транспортные, а также уборка, готовка, клизма, капельница…

Эти товары и услуги нужно создать, оказать и доставить. Товары и услуги создаются людьми и только ими. Без рабочих рук эта пенсия ничего не значит и ничего не стоит. И чем меньше этих рук, тем они дороже и тем дешевле ваша пенсия. 

Вы можете потратить на пенсии весь Фонд национального благосостояния (сколько там сейчас, семь триллионов?), но если у вас в стране будет произведена одна табуретка и одна сосиска, то эта табуретка и сосиска будут стоить все эти семь триллионов. 

Сто рублей не поставят вам клизму и не продадут сосисок. Они лишь условный эквивалент стоимости труда. Деньги не могут работать сами по себе, что бы там ни рассказывали обутые в галстук менеджеры банков. Это вранье. 

Точно такое же вранье, как то, что на свете есть скатерть-самобранка. На этом свете ее нет. 

Деньги — не работают. Они — не живые. Они не обладают даром творчества. Они — мертвые. 

Работать и творить могут только люди. Точно так же любить, рожать и воспитывать новых людей могут только люди. Поэтому эти вот сопливые материнские капиталы в коротких штанишках, в обкаканных ползунках, орущие и слюнявые, — это и есть ваша пенсия. Единственная настоящая пенсия. 

Дети — наша пенсия. Роман Носиков про маткапитал Водонаевой и ритуал в овраге

Возможно, у кого-то сейчас в голове родился хитрый план: заменить собственных детей на мигрантов, а пока они не приехали — пожить для себя, поиграть на бирже. 

«А вот и нет!» — говорит нам реальность голосом моего уважаемого коллеги с РИА Новости Виктора Григорьевича Мараховского. Излишков людей скоро не будет нигде: весь мир идет к демографическому кризису. 

И повышение производительности труда тоже не поможет, потому что оно просто не успевает за темпами этого кризиса. Тем более что и наука, которая эту производительность повышает, также зависит от количества ученых, которое общество может содержать.

Вот почему человек, который отказывается от родительства, намерен жить за счет тех, кто от него не отказался. Рано или поздно окружающие это поймут и сделают выводы. И никакие хитрые финансовые инструменты, никакие изобретения или империалистическая политика по высасыванию из стран третьего мира людей и ресурсов не помогут. 

Рано или поздно людям, которые отказались от детей, придется убивать друг друга. Ради лишнего укола или лишней клизмы, сиделки на десять процентов дешевле они будут кидать в других людей бомбы и ракеты, пока те не закончатся. А потом, после всего этого праздника потребления и карнавала демократии, они с радостным смехом встанут на колени у оврага — чтобы получить от немногочисленных потомков полный расчет. 

Новости партнеров

Новости партнеров