Лента новостей Выбор региона Поиск
AR
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

Трамп избежал большой войны с Ираном ценой военной репутации США

1 Оставить комментарий

Трамп избежал большой войны с Ираном ценой военной репутации США

Президент США Дональд Трамп, вопреки ожиданиям многих экспертов, отказался 8 января от немедленной военной операции против Ирана. И это несмотря на то, что накануне американские военные объекты в соседнем Ираке подверглись иранскому ракетному удару.

В минувшую среду мир определенно изменился: на глазах у всех Вашингтон не ответил силой на демонстративный вызов со стороны более слабого соперника. В обстоятельствах разобрался обозреватель Федерального агентства новостей

Трамп избежал большой войны с Ираном ценой военной репутации США

Фантастические события

Благодаря совместным стараниям американских и иранских «антрепренеров» новогодние и рождественские праздники в 2020 году вышли по-настоящему взрывными. Значимость, а равно и темп инициированных ими событий получились фантастическими. Судите сами.

27 декабря 2019 года авиабаза К-1 в провинции Киркук в Ираке, на которой размещался американский военный персонал, подверглась ракетному обстрелу. Погиб американский гражданский подрядчик, были ранены четыре военнослужащих США и два сотрудника иракских сил безопасности. Ответственность за нападение Вашингтон возложил на проиранское шиитское военизированное движение «Катаиб Хезболла», курируемую спецподразделением «Аль-Кудс» иранского Корпуса Стражей Исламской революции. 

Напомним, что с прошлого года КСИР причислен в Штатах к террористическим организациям. В ответ на это Тегеран тоже объявил Центральное командование вооруженных сил США (CENTCOM) террористической организацией, а сами Соединенные Штаты охарактеризовал как «государство-спонсор терроризма». Добавим также, что «Катаиб Хезболла» в Сирии активно действовала против поддерживаемых американцами суннитских формирований, оппозиционных президенту Башару Асаду.

Каких либо подтверждений того, что именно «Катаиб Хезболла» стояла за атакой на авиабазу К-1, опубликовано не было. Тем не менее, 29 декабря Соединенные Штаты нанесли авиаудары по позициям этой группировки в Ираке и Сирии, в результате чего по меньшей мере 25 членов шиитского ополчения были убиты и 55 ранены.

В ответ на американские авиаудары «Катаиб Хезболла», а также члены шиитско-езидско-христианской группировки «Силы народной мобилизации» 31 декабря приняли участие в нападении на посольство США в Багдаде. Американцы в ходе этих событий не пострадали, что не помешало президенту Трампу использовать инцидент 31 декабря как повод для принятия решения об устранении объекта «Тень». 

Под этим псевдонимом скрывался известный иранский военачальник генерал-майор Касем Сулеймани, являвшийся командующим «Аль-Кудс» и фактическим координатором действий иранских прокси-сил в Сирии и Ираке. Именно с подачи Сулеймани, по мнению Вашингтона, состоялись нападения на авиабазу К-1 и посольство США в Багдаде. Добавим, что в Иране Сулеймани считался национальным героем: о нем снимались фильмы и писались песни…

К разработке плана спецоперации по уничтожению «Тени» были привлечены помощник Трампа по национальной безопасности Роберт О’Брайен, госсекретарь США Майк Помпео, исполняющий обязанности главы аппарата Белого Дома Мик Малвани, а также вице-президент Майк Пенс

Позже американские СМИ отметят, что решение Трампа о ликвидации Сулеймани с высокой степенью вероятности являлось спонтанным. Как заявлялось, оно было принято на эмоциях, вызванных известиями из Багдада, буквально «за несколько минут». О готовящейся спецоперации президент США не уведомил ни собственный Конгресс, ни, разумеется, руководство Ирака, на территории которого, собственно, американский президент и собирался прикончить «Тень». 

Трамп избежал большой войны с Ираном ценой военной репутации США

Операция «Мученик Сулеймани»

Далее, насколько можно судить, события развивались следующим образом. 

3 января Сулеймани, не особенно скрываясь и совершенно официально, прибыл на территорию Ирака. Имеется информация, что командующий «Аль-Кудс» прилетел в Багдад по приглашению иракского премьер-министра, чтобы передать Саудовской Аравии письмо иранского руководства с предложениями по урегулированию отношений между Тегераном и Эр-Риядом. 

Когда кортеж с Сулеймани и сопровождавшим его командиром «Сил народной мобилизации» Абу Махди Аль-Мухандисом покидал международный аэропорт Багдада, автоколонну атаковал американский ударный беспилотник. В результате ракетного удара автоколонна была уничтожена, а Сулеймани и Аль-Мухандис погибли. 

Советник президента США О’Брайен заявил, что американские военные уничтожили Сулеймани в соответствии с положением «Разрешения на применение военной силы против террористов», которым Конгресс США 14 сентября 2001 года санкционировал использование американскую армию против тех, кто несет ответственность за нападения «9/11» и любые «ассоциированные силы». 

С точки зрения духа и буквы международных договоренностей, убийство американцами на территории суверенного государства высокого должностного лица другого суверенного государства, не находящегося в состоянии войны с США, является несомненным прецедентом государственного терроризма. Неудивительно, что оно вызвало решительное осуждение во многих странах мира и настоящий шок в Багдаде и Тегеране. 

Иракцы объявили убийство на своей территории иранского генерал-майора нарушением условий размещения американских военных в своей стране. 5 января иракский парламент проголосовал за вывод иностранных войск. Американские военные сперва с этим согласились, но после окрика из Белого дома «отыграли назад». 

В свою очередь, Иран объявил 6 января о снятии ограничений на развитие своей ядерной программы, взятых на себя в рамках СВПД. Градус конфронтации между Вашингтоном и Тегераном резко скакнул вверх: стороны принялись сыпать все более громкими угрозами и взаимными обвинениями. Попутно Иран обратился с жалобой на действия США в ООН. 

Верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи и президент Хасан Роухани пообещали сурово отомстить Соединенным Штатам за смерть своего военачальника. Глава МИД Ирана Мохамад Джавад Зариф предупредил, что Вашингтон «понесет ответственность за все последствия своего дикого авантюризма». А парламент Ирана 7 января единогласно принял закон, согласно которому армия США и Пентагон признаются террористическими организациями. 

Еще больше ситуацию подогрели волна национального гнева, прокатившаяся по Ирану, и начало похорон национального героя, спровоцировавшее давку и гибель людей. Словом, лавина тронулась, и остановить ее уже было невозможно. При всем желании руководство Ирана не могло не ответить на американский вызов. И оно ответило.

Рано утром 8 января с территории Ирана последовал ограниченный групповой удар оперативно-тактическими баллистическими ракетами по американской военной базе «Айн Аль-Асад» и штабу Многонациональных сил в Ираке. Выбор авиабазы в качестве цели иранцы мотивировали тем, что якобы именно с нее поднялся в воздух американский беспилотник, убивший генерала. Операция иранцев ожидаемо получила название «Мученик Сулеймани». 

Интересно, что из всего многообразия возможных вариантов «ответки» Вашингтону за гибель командира «Аль-Кудс» Тегеран выбрал самый прямолинейный и, с чисто военной точки зрения, самый неэффективный ход. Мало того, согласно открытой информации, перед началом операции Иран еще и предупредил о ней иракскую сторону, а та, в свою очередь, не замедлила поставить в известность о грядущей атаке американцев. На случай, если бы иракцы что-то не так поняли, Иран продублировал свое предупреждение через Катар.

Иными словами, операция «Мученик Сулеймани» стала хлесткой «пощечиной» Белому дому и громким салютом в честь погибшего национального героя Ирана. Но вовсе не анонсированной местью за генерала, которую Тегеран, как Дамоклов меч, теперь подвесил над США и их союзниками, если те попробуют нанести новый удар по территории Ирана. 

Трамп избежал большой войны с Ираном ценой военной репутации США

Быть большой войне или не быть?

В какой-то мере операция «Мученик Сулеймани» стала зеркальным повторением удара Многонациональных сил по Сирии 14 апреля 2018 года, последовавшего в ответ на фейковое «применение Асадом химического оружия в Думе». Все вновь получилось очень показательно, крайне шумно, но с военной точки зрения — неэффективно. То есть иранский удар был нанесен в первую очередь ради сохранения лица тегеранского руководства и стремления продемонстрировать оппоненту свою решительность. Но не ради реальной эскалации конфликта.

Судя по реакции Белого дома, который сразу после разрывов иранских ракет анонсировал обращение Трампа к нации, а затем торопливо сдвинул его на несколько часов, в Вашингтоне ракетный «месседж» Тегерана поняли правильно. Проанализировали результаты ракетного обстрела. Признали, что Иран намеренно уклонился от действенного удара по американским объектам в Ираке, которые, кстати, по словам представителей Пентагона, не имели средств ПРО. И задумались над закономерным вопросом — что делать дальше?

Иран свой ход сделал. Сохранил лицо и чуть сбил накал народного гнева внутри страны. Показал, что отступать не намерен. Продемонстрировал, что может дотянуться до объектов американцев и их сателлитов на Ближнем Востоке. При этом той самой ограниченностью своего ракетного удара дал понять, что становиться инициатором превращения прокси-войны со Штатами в войну открытую и полномасштабную он не хочет.

Одновременно заявленное отсутствие жертв и серьезных разрушений на атакованных Ираном американских объектах в Ираке давало возможность сохранить лицо и Трампу. Ему-то «большая заварушка» в зоне Персидского залива накануне новой предвыборной кампании совсем не нужна. Фигурально выражаясь, президенту США для поддержки рейтинга было вполне достаточно уже имевшихся у него «скальпов» Абу Бакра аль-Багдади и Сулеймани, чтобы влезать с головой в такое непредсказуемое и чреватое большими потерями предприятие, как полномасштабная война с Ираном. Но захочет ли Трамп избежать искушения и не «грохнуть» по персам? Ответа на этот вопрос никто не знал.

Момент истины наступил вечером 8 января, когда с опозданием на 30 минут Дональд Трамп все же зачитал свое обращение к нации. Оно оказалось куда менее резким, чем ожидали иные эксперты. За вычетом курьезных пассажей про «неблагодарный» Ирак и «великолепно сработавшую» систему раннего предупреждения, гарантировавшую отсутствие потерь (на этом месте иранцы, иракцы, а также катарцы должны были встать и скромно поклониться), выступление президента США было посвящено одной-единственной теме – воинственным, но бессодержательным жестам в сторону Тегерана. 

Трамп подчеркнул, что ни один американец не пострадал: «Все наши военнослужащие в безопасности». Объявил, что пока он остается в Белом доме, ядерное оружие иранцы не получат. Пообещал немедленно наложить на Иран новые санкции. Отметил, что, «похоже, Тегеран отступил, и это хорошо для всего мира». Призвал страны НАТО к более активному участию в ближневосточной политике. Сообщил, что, так и быть, он готов «принять мир». И при этом ни слова не сказал о том, что Соединенные Штаты применят свои вооруженные силы для немедленного ответного удара по Ирану.

Трамп избежал большой войны с Ираном ценой военной репутации США

Актив Ирана, пассив США

Словом, все стороны конфликта смогли сохранить лицо и выбраться из воронки большой войны, затягивавшей их после гибели иранского генерала. Это Вашингтон и Тегеран могут записать себе в актив. В пассиве же оказались мертвые Сулеймани и Аль-Мухандис, прецедент государственного терроризма со стороны Америки, а также — новая реальность, в которой Иран может жахнуть настоящими ракетами по настоящей американской военной базе и не получить за это от «гегемона» немедленной сдачи. 

Да, 3 января национальный герой Ирана погиб, а 8 января все американцы на авиабазе «Айн Аль-Асад» остались живы. Но при этом Тегеран все же выпустил свои оперативно-тактические баллистические ракеты по базе США, а американские ракеты в направлении иранских баз так и не стартовали. 

«Гегемон» не решился нажать на кнопку. Хорошо ли это для мира? Несомненно, да. Полноконтактный «спарринг» Соединенных Штатов и Ирана — это почти гарантированная катастрофа для всего Ближнего Востока. 

Хорошо ли это для США? Скорее, нет, чем да. Отказ Трампа от немедленного ответного удара по Ирану — еще один признак того, что однополярный мир умирает. С этой данностью американцам рано или поздно придется смириться. Тем более что первый шаг в этом направлении 8 января президент США уже сделал.

Новости партнеров

Новости партнеров