Выбор региона Поиск
AR
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

Переводчик писателя Рэя Брэдбери Арам Оганян рассказал, кем восхищался знаменитый фантаст

Переводчик писателя Рэя Брэдбери рассказал, кем восхищался великий фантаст
Знаменитый фантаст Рэй Брэдбери ― автор, без которого трудно представить себе книжную полку практически любой советской семьи в конце 70-х ― начале 80-х годов XX века. Сказать, что Брэдбери был культовым автором в СССР ― не сказать, пожалуй, ничего. 

Но необходимо признать, что его творчество прошло бы мимо советского и российского читателя без скромного, часто незаметного труда переводчиков, одним из которых стал Арам Оганян. Результатом его труда стало появление в книжных магазинах двух сборников рассказов Брэдбери ― «Призраки нового замка» и «Тени грядущего зла», а также вошедших в собрание сочинений рассказов «Город», «Электростанция», «Прикосновение пламени», «Примирительница» и «Здесь могут водиться тигры». 

Арам Оганян не просто перевел ряд произведений великого фантаста. Он состоял с ним в переписке. Здесь необходимо отметить, что это было еще в ту эпоху, когда знаменитости еще не сидели наравне с «простыми смертными» в социальных сетях и казались чуть ли не небожителями. 

Федеральное агентство новостей пообщалось с Оганяном и расспросило, как ему удалось найти адрес Брэдбери в доинтернетовскую эпоху, а также кем восхищался фантаст. 

Почему вы, тогда еще совсем молодой человек, решили переводить именно Брэдбери?

― Мои основные авторы, которых я перевожу с английского на русский, это Брэдбери, я начал с него, когда учился здесь, в Москве, в университете, потом я постепенно стал переключаться на Сарояна и другого известного американского автора ― Джона Апдайка.

Я думаю, что очень важно, когда у автора и переводчика есть общие точки соприкосновения. Нужно переводить авторов, которые тебе духовно близки. Брэдбери мне был больше по душе, чем, скажем, авторы «x», «y» и «z». Его творчество ― один из тех случаев, когда читаешь и думаешь: «почему это не я написал?» или «я наверное так хотел бы писать!». И если у переводчика есть такое ощущение, то ему очень и очень стоит браться за эти работы. У Брэдбери часто переплетается трагическое и комическое, зачастую ― такая тихая ирония… Хотя, конечно, его нельзя назвать юмористическим автором.

С Брэдбери поначалу было тяжело, потому что нужно было иметь достаточный задел ранее никем не переводившихся рассказов и, кроме того, это должны были быть такие рассказы, которые бы захотели напечатать какие-нибудь московские журналы или газеты. Это были 80-е годы, когда за художественные переводы очень хорошо платили. Ставка «5 рублей за машинописную страницу» ― это были для любого человека невиданные деньги! И я таки полагаю, что были ставки и повыше! К этой кормушке, конечно, была большая очередь со всеми вытекающими последствиями.

Переводчик писателя Рэя Брэдбери рассказал, кем восхищался великий фантаст

Мне понадобилось несколько лет после окончания университета в 1982 году. В 1986 году в журнале «Сельская молодежь» появился мой первый перевод Брэдбери. В том же году меня напечатал «Искатель». Это была большая удача! Можно было ждать очереди на публикацию в журнале два года… и это если вообще взяли! И меня это вполне устраивало, потому что никаких других возможностей не было! О книгах я вообще не мечтал ― чтобы попасть в обойму какого-то издательства! Но начиная с журналами, ты мог проложить себе таким образом путь. 

Дело дошло до перестройки. Мои друзья решили открыть кооперативное издательство и предложили мне собрать сборник Рея Брэдбери. И я, конечно же, согласился и собрал тонюсенький сборник ― 17 рассказов, который вышел тиражом 50 тысяч экземпляров. Сами помните, какие были тиражи в советское время ― несколько миллионов. 
Книгу успели распространить по всему Союзу, этот «впрыск» был сделан. И издатели, когда получали эти книги, уже из них брали какой-то материал и начинали у себя перепечатывать. В частности, питерское издательство «Северо-Запад» и рижское «Полярис». 

В 2000, кажется, году я оказался в Питере и позвонил в «Азбуку». Представился, а они говорят: «А мы вас ищем! Мы хотим опубликовать ваши переводы Брэдбери, но не можем этого сделать без вашего разрешения!». Там работает дама по фамилии Миклухо-Маклай, потомок тех Маклаев. Они издавали огромное, многотомное издание Брэдбери, из меня взяли пару-тройку куцых рассказов. Я им рассказал, что у Брэдбери вышел роман про Ирландию ― «Зеленые тени, белый кит», о том, как он писал сценарий для «Моби Дика». Он там попутно описывает быт и нравы ирландцев, он там многое привирает и преувеличивает, но зато там бездна юмора, по-моему, там, кроме юмора ничего вообще нет. И, получив от меня аннотацию, Маклай мне написала ― «немедленно, не дожидаясь нашего договора, беритесь за перевод!» Все под честное слово. 

― А со стороны Брэдбери авторские права?

― Это вопрос, слава Богу, к издателям, они должны были решать такие проблемы. Переводчик за это не несет ответственности. Сейчас это очень строго. Я как раз только что обсуждал все это в «Эксмо» ― вопросы правообладания и какие там могут быть подводные камни. Чем дальше, тем строже к этому подходят, и это хорошо. Кстати, сейчас эту же книгу, «Зеленые тени, белый кит», издает «Эксмо», им теперь принадлежат авторские права на нее, они периодически обновляют со мной договор.

― Как так вышло, что вы начали переписываться с Брэдбери? Это же еще адрес надо было найти.

Переводчик писателя Рэя Брэдбери рассказал, кем восхищался великий фантаст

― Мои контакты с ними начались, когда его рассказы вышли в толстых московских журналах. До этого я считал, что мне нечего ему сказать… А адрес я нашел очень просто! Как раз здесь по соседству есть Библиотека иностранной литературы, в которой имеется справочный отдел, где можно найти ежегодные справочники «Who is who», где содержится информация о ныне живущих знаменитостях. Вот оттуда-то я и списал его адрес!

― То есть просто домашний адрес, даже не издательства?!

― Да, именно домашний! Думаю, что все же все зависит от желания данного субъекта ― хочет он этого или нет. Может быть, кто-то хочет, чтобы ему писали в издательство или на абонентский ящик. 

― Трудно было решиться написать письмо Брэдбери? Такому выдающемуся человеку, причем писать ему из фактически закрытого государства.

― Вы знаете, я знал, что у меня есть что-то за душой. У меня есть два, без дураков, его хороших текста, опубликованных в первоклассных московских журналах. И я ему написал, что вот у этого журнала тираж 2 миллиона. Я к нему не обращался с просьбой прислать мне автограф! 

Когда пишешь какой-то знаменитости, если правильно задать вопрос или сформулировать проблему, то светило, такой как Брэдбери или Апдайк, вам ответят. Это очень важный момент, который нужно учитывать, когда пишешь такому человеку. Дело в том, что есть миллион собирателей автографов ― это одна история. Есть люди, которые просто пишут письмо, в котором восхищаются мэтром, и такие письма в принципе не предполагают ответа. Но если ты хочешь получить ответ, то надо немножко себя сдержать, составить план письма, на которое будет интересно ответить.

Мое письмо было, по большому счету, деловым! Ему, очевидно, было бы интересно иметь свою публикацию из таинственной России, да еще в журнале с такими тиражами! Я ему послал и будь что будет! Никакого криминала с моей стороны в нашей переписке на было, и даже если бы кто-то захотел бы что-то найти, то не нашел бы.

Так что начало было положено, потом произошло страшное землетрясение в Армении, я какое-то время ему ничего не писал… А потом одна за другой вышли две его книги в моем переводе. Я их аккуратно завернул и послал ему в Америку. И в ответ я получил распечатанный типографским способом лист с его стихотворением, и по периметру этого листа он от руки мне написал слова благодарности. Написал, что очень мне благодарен, что такого подарка он давно не получал. 

Переводчик писателя Рэя Брэдбери рассказал, кем восхищался великий фантаст

― Здорово! 

― Когда ты знаешь, что делаешь человеку приятное, то имеешь полное право ожидать адекватной реакции! И она всегда поступала! Но самый интересный момент был потом. В 2004 году я был в США, в довольно долгой поездке. Я поехал в Стэнфордский университет, где хранится основной архив Уильяма Сарояна. Я уже знал, изучив электронные каталоги, что там есть записка или письмо, которое Сароян написал Брэдбери. Мне не терпелось на него посмотреть и я его нашел! Это оказалась записка, буквально две строки! В них Сароян обращается к Рэю Брэдбери с предложением встретиться и поболтать. 

Я быстро все скопировал и написал письмо Брэдбери ― с копиями. Прошу его разъяснить ситуацию, поскольку Сарояна тогда уже давно не было на свете, чем же закончилась эта встреча, состоялась ли она вообще. И это был тот самый правильный вопрос, который было необходимо задать, чтобы получить содержательный ответ! Ведь очень хорошо подготовился, расписал ему всю предысторию записки Сарояна. 

И, хотя эта записка была написана в 1951 году, Бэрдбери очень хорошо все помнил, потому что он мне моментально ответил. Он мне написал, что они с Сарояном действительно встречались, что на первую встречу он принес все книги Уильяма, которые до этого 20 лет читал, чтобы он их подписал. «У нас не получилось с ним прочной дружбы, но осталось взаимное восхищение и уважение», ― написал мне Рэй Брэдбери. 

Вот такое письмо я от него получил, и я считаю его очень важным, потому что я никогда не сомневался в том, что Брэдбери читал Сарояна. Потому что если вы посмотрите на тональность каких-то вещей Брэдбери, особенно ― «Вино из одуванчиков», вы увидите, что это написано по следам, я не хочу говорить громких слов о влиянии, но очевидно, что у этого человека когда-то лежала на столе книга «Меня зовут Арам». 

― Гринтаун, в котором происходит действие «Вина…», кстати, ведь воображаемый город? 

― Да, но под Гринтуаном подразумевается Уокиган, штат Иллинойс. Он стоит на великих озерах. И все действие «Вина…» происходит там. Даже знаменитый овраг, если помните.

― Хорошо помню, как главный герой боялся этого оврага.

― …этот овраг действительно до сих пор существует в городе Уокиган. 

― Вы, будучи в США, не стали встречаться с Брэдбери?

― Не получилось… 

― Но у вас же был его домашний адрес!

― Да, но не хотелось стучаться в дверь прямо с улицы. В общем, встречи не получилось. Жалко, конечно. Но с другой стороны, хорошо, что есть письма! Это очень прочная память!

Новости партнеров