Лента
27 сентября 02:09
Все новости
О чем умолчал The Washington Post в материале о бедственном положении мигрантов Ливии
Федеральное агентство новостей  /  Ахмад Марзук

The Washington Post опубликовал репортаж о лагере беженцев в Ливии, где описаны ужасные условия жизни людей. Федеральное агентство новостей прилагает перевод материала американского ежедневника с разъяснениями.

Репортер The Washington Post погружает читателя в драму мигрантов в Ливии, выжимая из него эмоции, но, описывая страдания людей, забывает о главном вопросе: кто виноват в участи, которая их постигла? Редакция американской ежедневной газеты, вероятнее всего, в этом материале постеснялась указать на так называемое Правительство национального согласия (ПНС), преступную организацию, ответственную за тяжелые условия, в которых находятся люди, вынужденные терпеть со стороны ПНС разбой и пытки. Забыли указать и о том, кто является функционерами триполитанского правительства, с которыми приходится волей-неволей иметь дело мигрантам и жителям Триполи, ведь, по сути, ПНС — это структура, сформированная после свержения последнего легитимного правителя Ливии Муаммара Каддафи террористами и беглыми преступниками.

О чем умолчал The Washington Post в материале о бедственном положении мигрантов Ливии
Федеральное агентство новостей  / Мохамад Жарбуа

Десятки африканских мужчин с мрачным лицом сидели на переполненном цементном полу в изоляторе для мигрантов, воздух был густой с запахом тела. Стальная дверь была заперта. Телефоны мигрантов, деньги и их скудные припасы были конфискованы. В другой комнате также были заперты десятки африканских женщин, в том числе, несколько будущих мам.

«Я хочу уйти отсюда», — сказала 25-летняя нигерийка Стелла Уисдом. Девушка была на восьмом месяце беременности и плакала.

Три дня назад мужчины и женщины забрались в лодку контрабандиста, предназначенную для отправки в Италию, чтобы пройти по маршруту тысячи мигрантов в этом году, рискующих умереть в поисках лучшей жизни. Однако их забрал ливийский катер береговой охраны, финансируемый Европейским союзом, и увез, как и тысячи мигрантов в этом году, в Триполи — активную зону боевых действий.

Северо-запад и столица Ливии в настоящий момент контролируются боевиками, ответственными за революцию 2011 года, которые объединились в так называемое Правительство национального согласия. Данная структура признается некоторыми странами мира официальным органом власти в Ливии, на деле же она состоит из косвенно связанных друг с другом незаконных вооруженных формирований, которые периодически воюют между собой за территории и сферы влияния, о чем ранее подробно было расписано в материале ФАН.

Береговая охрана ПНС официально входит в состав «МВД», возглавляемое Фатхи Башагой. «Спасатели» данного ведомства занимаются отловом беженцев, пытающихся незаконно пересечь Средиземное море. После «спасения» нелегальные мигранты попадают в центры содержания, которые фактически являются тюрьмами. Там их пытают, насилуют, морят голодом. Некоторых продают в рабство. О преступлениях Береговой охраны неоднократно писали эксперты СБ ООН.

О чем умолчал The Washington Post в материале о бедственном положении мигрантов Ливии
pixabay.com  / PublicDomainPictures

Эти люди стали последними жертвами Евросоюза и итальянской политики, созданной для того, чтобы держать мигрантов подальше и предлагать свои услуги Ливии как нестабильному производителю нефти в Северной Африке, который в настоящее время находится под властью худшей версии диктатуры и насилия со времени поддерживаемой НАТО кампании, которая свергла диктатора Муамара Каддафи в 2011 году.

«Мы убегали от войны, — сказала 24-летняя Клара Обити, высокая негритянка с мягким голосом. — Теперь мы вернулись сюда».

В Ливии дешевые мощные беспилотники убивают мирных жителей и все больше разжигают войну.

Поставками оружия в Ливию в обход оружейного эмбарго занимается преимущественно Турция — одно из доказательств было опубликовано 1 июля. Турецкий контейнеровоз NATALIA A прибыл в Хомс, перевозя оружие, боеприпасы и террористов для поддержки оккупировавших Триполи бандформирований. В тот же период в сети появились фотографии с наземным пунктом управления БПЛА Bayraktar TB 2. На том же сухогрузе, по нашим источникам, прибыли специалисты для разворачивания баз БПЛА в Митиге и Мисурате. Эксплуатация и обслуживание БПЛА — дело непростое, требующее нескольких месяцев технического обучения и тренажерной практики. Для помощи в управлении беспилотниками и обучения боевиков ПНС в Мисурату грузовыми самолетами также перебрасывались турецкие инструкторы и технические специалисты. В первой волне приехали инженеры для простейших работ по возведению первичной инфраструктуры.

О чем умолчал The Washington Post в материале о бедственном положении мигрантов Ливии
youtube.com  /  Prt Scr

Экспертная группа ООН указывает, что, вероятнее всего, вместе с бронемашинами судно Amazon доставило ПНС Ливии первую партию из четырех БПЛА Bayraktar TB2 производства турецкой компании «Baykar Makina». Разместили беспилотники в аэропорту «Митига» и Мисуратском авиационном училище.

В частности, 24 июня публиковались доказательства активного включения турецких БПЛА в действие – в воздухе был замечен Bayraktar TB2.

4 июля в Мисурату прибывает очередной грузовой корабль. На нем в Ливию прибыли инженеры для дооборудования авиабазы на территории Мисуратского авиационного училища. Там с 14 мая по 6 июля возводились бетонные бункеры для размещения БПЛА.

В 2017 году политика резко сократила количество перемещений мигрантов в Средиземном море и, как следствие, смертность. Но, по данным Международной организации по миграции, доля смертей в результате попыток пересечения возросла. Примерно 14 500 мигрантов в этом году достигли Италии и Мальты — ближайших европейских соседей Ливии. Более 8 600 человек были перехвачены и возвращены в Ливию. По меньшей мере 743 мигранта погибли при попытке сбежать. Такое морское путешествие остается самым смертоносным на планете.

О чем умолчал The Washington Post в материале о бедственном положении мигрантов Ливии
Федеральное агентство новостей  / 

Это история о том, что случилось с одной лодкой, состоящей в основном из африканских мигрантов, в одном эпизоде ​​масштабной глобальной трагедии перемещения, миграции и торговли людьми. Вместо того, чтобы открывать новые возможности, попытка пересечения мигрантов стала еще одним поворотом в, казалось бы, бесконечном цикле насилия и разочарований, которые люди пережили после того, как покинули свою Родину.

Для многих это было их первое морское путешествие.

Никто не умел плавать.

«Они насиловали девушек»

Мигранты прибыли из Нигерии, Камеруна, Сенегала и других стран Западной Африки. Они разделяли бедность и веру в то, что единственный способ обезопасить свои семьи — это покинуть Родину.

О чем умолчал The Washington Post в материале о бедственном положении мигрантов Ливии
Федеральное агентство новостей  / Мохамад Жарбуа

Уисдом покинула свой дом в Лагосе (Нигерия) два года назад. Ее родители умерли, а работы было мало. Она одолжила у родственников примерно 1 100 долларов, чтобы заплатить контрабандисту, который отвезет ее через Нигер на север в Триполи.

Она присоединилась к десяткам мигрантов в колонне пикапов, и путешествие растянулось на несколько дней по пустыне. Уисдом сказала, что у них кончилась вода, и 10 человек погибло. По ее словам, она выжила «только по милости Божьей».

Когда они достигли ливийского города Сабха, их продали другим торговцам, которые заключили их в тюрьму на месяц. Уисдом передали мобильный телефон и заставили позвонить ее брату, чтобы тот отправил еще 1 100 долларов, якобы обеспечив тем самым ее освобождение.

«Они насиловали девушек, — сказала она. — Я заплатила свои деньги вовремя, и это единственная причина, по которой они меня не тронули».

The Washington Post не может самостоятельно проверять аккаунты, но множество мигрантов описали аналогичные нарушения за последние четыре года.

О чем умолчал The Washington Post в материале о бедственном положении мигрантов Ливии
Федеральное агентство новостей  / 

Напомним, в Триполи находится неофициальная тюрьма «Митига», которую контролируют боевики местного бандформирования RADA. Официально RADA входит в состав «МВД» так называемого ПНС. О тюрьме и ее «охранниках» неоднократно писали в докладах СБ ООН. Эксперты международной организации обвиняли боевиков RADA в пытках, насилии, убийствах, работорговле, а также похищении и незаконном удержании людей в «Митиге» ради выкупа. В настоящее время в «Митиге» содержатся двое социологов российского Фонда защиты национальных ценностей Максим Шугалей и Самер Хасан Али Суэйфан. Террористы RADA похитили их в мае 2019 года и без предъявления обвинений поместили в тюрьму. К россиянам также на протяжении пяти месяцев не пускали адвоката.

Женщина-контрабандист год назад без происшествий провезла 24-летнюю Гифт Сэмюэл в Триполи, чтобы присоединиться к примерно 640 000 мигрантам в Ливии. Но в течение следующих шести месяцев, по ее словам, она отдавала всю свою зарплату уборщицы — 200 долларов в месяц — женщине-нигерийке. Через нее она надеялась отправлять деньги своей обедневшей семье домой, но до семьи эти деньги, к сожалению, не доходили.

В Триполи мигранты сталкиваются с расовой дискриминацией — полиция, действующая заодно с ПНС, совершает набеги на их дома, чтобы вымогать деньги. Полицейские постоянно угрожают жителям, и даже расстреливают их.

«Каждый черный здесь страдает», — сказал 34-летний Рашид Шодипо, также из Нигерии.

О чем умолчал The Washington Post в материале о бедственном положении мигрантов Ливии
ФБА «Экономика сегодня»  / 

«Министр внутренних дел» ПНС Фатхи Башага контролирует два силовых альянса, которые состоят из бандформирований Триполи и Мисураты: «Аль-Сомуд», «166-й батальон ПНС», «Абу Салим», RADA, «Ан-Наваси» и «Батальон революционеров Триполи». Подопечные Башаги фигурируют в нескольких докладах СБ ООН как убийцы, работорговцы, контрабандисты и насильники. Их также обвиняли в совершении терактов совместно с ИГ1. Многие боевики «МВД» ПНС объявлены в международный розыск.

Пост главы «МВД» Фатхи Башага получил с помощью радикальных исламистов из Мисураты, которые надавили на премьер-министра ПНС Файеза Сарраджа, заставив того подписать указ о назначении.

Уисдом нашла работу по ведению домашнего хозяйства для «арабу», как мигранты называют ливийцев. Она зарабатывает около 150 долларов в месяц. Но несколько месяцев, по ее словам, работодатели не платили ей. Они заставляли Уисдом работать долгие часы, даже когда она забеременела своим первым ребенком. Затем у нее произошел выкидыш.

«Это было из-за стресса работы в доме Арабу», — сказала она.

Опасности на каждом шагу

Война в Триполи принесла больше беспорядков.

Когда в апреле вспыхнуло насилие, Уисдом и другие мигранты оказались на линии фронта, попав в ловушку между боевиками Правительства национального согласия США и командующим на востоке страны Халифой Хафтаром.

О чем умолчал The Washington Post в материале о бедственном положении мигрантов Ливии
wikipedia.org  / Kurdishstruggle / CC BY 2.0

 «Однажды утром я проснулся, и до нас дошли боевые действия», — говорит Обити.

По ее словам, вооруженные полицейские однажды ночью постучали в дверь Самуила и приказали им выйти. Они взяли телефоны и потребовали деньги.

«Тогда они хотели поговорить с женщинами наедине, — рассказала она. — Многие были вынуждены спать с солдатами». Она не знала, на чьей стороне они были.

Уисдом тоже покинула ее дом.

Одни потеряли работу, другие были настолько отчаянными, что подумали о том, чтобы пойти в грязные центры содержания мигрантов. Но центры, многие из которых находились недалеко от линии фронта, стали целями. В начале июля в результате авиаудара в тюрьме Таджура в Триполи погибли, по меньшей мере, 53 мигранта.

О чем умолчал The Washington Post в материале о бедственном положении мигрантов Ливии
ФБА «Экономика сегодня»  / 

Гражданская война в Ливии открывает возможности для возвращения ИГИЛ1, поскольку усилия по борьбе с терроризмом срываются. В последующие месяцы сотни мигрантов отправились в пункт назначения в США для беженцев, которым было разрешено покинуть страну. Вскоре он был переполнен, и Организация Объединенных Наций не смогла помочь им всем.

Многие из более чем четырех десятков мигрантов, которые три дня назад сели на эту лодку в Италию, однажды увидели свое будущее в Ливии. Несмотря на трудности, страна все же предложила свои лучшие возможности для обеспечения семей. Бои изменили это мышление.

«Я работал здесь семь лет, отправляя деньги домой, — рассказывает 38-летний Кваме Аджеи из Ганы. — Я должен заплатить за школу моих двоих детей дома. Но Ливия сейчас не годится».

Уисдом боялась, что ее ливийские работодатели заставят ее работать день и ночь, и она потеряет еще одного ребенка.

«Я верила, что, когда я приеду в Европу, так будет лучше для моего ребенка, чем в Ливии», — сказала она.

Для этой мечты она была готова рискнуть обеими жизнями на лодке.

Возвращение в зону боевых действий

Лодка вышла 26 октября из западного города Зувара. Первым признаком неприятностей было время отъезда — 10 часов утра вместо темной ночи.

 «Для меня это было странно», — утверждает 30-летний Дэвид Мики, широкоплечий нигериец.

По словам следователей, некоторые ливийские сотрудники береговой охраны являются частью контрабандной мафии, задерживая уязвимых мигрантов и вымогая у них деньги. Когда Майки спросил контрабандистов об их плане, ему сказали, что благотворительное спасательное судно ждет пару часов, чтобы доставить мигрантов в Италию.

О чем умолчал The Washington Post в материале о бедственном положении мигрантов Ливии
bazasyamozero.ru  / 

Функционеры триполитанского «правительства» и Береговая охрана являются частью или связаны с международными террористическими группировками, такими как ИГ, «Аль-Каида»1 и «Братья-мусульмане»1.

«Даже если контрабандисты хотели меня обмануть, мне было все равно, — вспоминает он. — В Ливии у нас больше не было вариантов. Нам нужно было попасть в Европу».

Резиновая лодка, примерно 24 на 6 футов, была оснащена сильным двигателем. Лишь немногие из мигрантов были в спасательных жилетах. После пяти или шести часов в море капитан лодки обнаружил, что его компас сломан. Шел дождь, и море стало буйным: мигранты убеждали капитана позвать на помощь, но у портативного спутникового телефон Thuraya не было денег на счету.

 «Все были напуганы, — говорит Мики, — мы все думали, что умрем».

Они провели ночь на лодке, и на следующий день заметили белый самолет. Мигранты махали руками — через несколько часов подошло ливийское судно береговой охраны.

О чем умолчал The Washington Post в материале о бедственном положении мигрантов Ливии
Новостное агентство  / 

Это был не спасательный корабль, которого они ожидали. Италия и Евросоюз потратили сотни миллионов долларов на поддержку ливийской береговой охраны и центров содержания мигрантов. Италия и другие европейские страны не позволили спасательным кораблям заходить в свои порты. Тем не менее, мигранты были благодарны.

«Они пришли, чтобы спасти нас, когда мы были в беде, — вспоминает Уисдом. — Никто не умер на лодке».

Затем, когда они приблизились к Триполи, они осознали характер ситуации: они возвращались в зону военных действий.

«Я заплатил деньги, чтобы поехать и заработать больше денег в Европе, чтобы заботиться о моей матери. Кто сейчас позаботится о ней?», — спрашивает Обити.

Время принятия решения

Мигранты были доставлены в следственный изолятор Джанзур, небольшой центр в центре Триполи. Два дня спустя многие из мигрантов все еще носили одежду, в которой они прибыли. Некоторые был больны. Вооруженные проправительственные полицейские стояли на страже снаружи.

«Мы заперты весь день», — рассказывает Шодипо.

«Они забрали наши телефоны, — вспоминает Сэмюэл. — Мы не могли позвонить нашим семьям, чтобы сказать им, что мы живы».

О чем умолчал The Washington Post в материале о бедственном положении мигрантов Ливии
pixabay.com  / 

В первый день каждому из мигрантов дали маленький кусочек хлеба и немного кускуса. На следующий — немного риса. Обычно, они не ели, но, по крайней мере, их не избивали. В других центрах содержания мигрантов широко распространены пытки, изнасилования, вымогательство и другие злоупотребления властью. Многие ожидали худших дней.

«Охранники еще не попросили у нас денег, — сказал Сэмюэл, — но мы прибыли туда только в воскресенье».

США заявили об авиаударе по Триполи, в результате которого 44 мигранта были обвинены в военном преступлении — их приняли за боевиков. Больше всего людей волновал следующий день: Им позволят уйти? Будут ли они отправлены в третью страну, такую ​​как Руанда, в которую последние месяцы уехало несколько сотен мигрантов?

Некоторые говорили, что они попытаются снова попасть в Европу, другие заявили, что рискнут и останутся в воюющей Ливии. Мало кто хотел отправляться обратно домой.

О чем умолчал The Washington Post в материале о бедственном положении мигрантов Ливии
wikipedia.org  /  CC BY 2.0

«Если бы с Нигерией все было в порядке, мы бы не приехали в эту страну, — говорит Сэмюэл. — Если бы у нас были родители с деньгами, они бы не позволили нам рискнуть пересечь пустыню».

Уисдом пересечение границы дало нечто неожиданное — она нашла имя для своей нерожденной дочери. Ребенок был причиной, по которой ее мать была готова пережить тяжелые испытания, и переживает до сих пор.

«Я назову ее Тэстимони», — сказала Уисдом, и легкая улыбка появилась на ее заплаканном лице.

Напомним, лагерь мигрантов находится на территории, подконтрольной так называемому Правительству национального согласия (ПНС) Ливии. The Washington Post не ответил на вопросы «Кто виноват» и «Что делать», а ответ лежит на поверхности. Для прекращения страданий людей, которым так сочувствует американское издание, необходимо просто прекратить признание легитимности того правительства, срок действия которого истек два года назад. Напомним, что ПНС было создано в 2015 году — согласно Схиратскому соглашению, срок которого был предоставлен для создания конституции. ПНС должно было быть расформировано спустя два года после создания даже в том случае, если конституция не будет принята — это было установлено как максимальный срок. Кроме того, ПНС создали для реализации государственных функций, таких как обеспечение безопасности, реализация социальных нужд населения и контроль экономики, но в итоге единственная функция, которую выполняет триполитанское правительство — это лоббирование интересов террористических группировок на территории Ливии в ущерб собственным гражданам.

1 Организация запрещена на территории РФ.

Вернуться назад

Комментировать
Рейтинг@Mail.ru