Выбор региона Поиск
AR
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

Благотворители рассказали, кто из россиян может рассчитывать на бесплатную еду

Благотворители рассказали, кто из россиян может рассчитывать на бесплатную еду

Поступающая на благотворительность продукция подлежит строгой отчетности, а механизм ее распределения исключает возможность появления остатков. Такое мнение озвучила президент «Фонда продовольствия «Русь» Юлиа Назарова.

Накануне в Государственной думе прошло обсуждение вопросов развития фудшеринга в России. Безвозмездно передавать еду нуждающимся бизнес готов, однако платить налог на прибыль и НДС — не всегда. Государство не против поиска компромиссного решения в отношении заинтересованных компаний, однако просит подтверждения того, что еда дойдет до адресата.

В том, как работают современные банки еды, готовы ли они к повышению объема продукции и почему в этой области невозможно мошенничество, разбирался корреспондент Федерального агентства новостей.

 — Юлиа Давидовна, у многих возникает вопрос, как организована работа вашего благотворительного фонда? Каковы гарантии доведения продукции до нуждающегося?

 — С организациями, которые готовы передавать нам продукты, мы заключаем договоры пожертвования. Когда у них появляется соответствующая возможность, они направляют номенклатурный перечень того, что и в каком количестве хотят отдать нуждающимся. Мы в свою очередь разбиваем этот объем — а он всегда большой — на несколько направлений, обзваниваем наши организации, спрашиваем, могут ли они сейчас принять продукцию, сколько еды они могут оперативно раздать.

 — И только после этого вы организуете перевозку?

 — Да. Исходя из требований по перевозке конкретной продукции, мы заказываем машины. Если, например, мы говорим о молочных изделиях — они составляют около 60% того объема, который фонд раздает — это рефмашина. Она доставляет продукцию региональному партнеру — фонду, центру социального обслуживания, храму, приходу Русской православной церкви. Они уже сами оповещают нуждающихся о том, что можно прийти за помощью. При этом под все такие раздачи делаются ведомости.

 — Мы говорим о продукции, срок годности которой близок к истечению. Бизнес сам решает, за сколько дней до него прислать вам продукцию?

 — Какого-то стандарта у нас нет, стандарты устанавливает сам производитель. Если у него списание продукции происходит за месяц до окончания срока годности, значит, таковы внутренние процедуры. В целом же, все зависит от общего срока годности продукта. Чем он меньше — тем меньше и тот остаточный срок, при котором происходит передача в фонд.

Соответственно, если это молочные продукты, то он — от трех до пяти дней до истечения. Если это другие продукты — то может доходить и до месяца, до трех месяцев — срок достаточно большой.

 — Чтобы получить помощь, нужно документально подтвердить, что ты в ней нуждаешься?

 — Да, все, кто приходят за помощью, стоят на учете организации. Конечно же, они предоставляют все необходимые документы для подтверждения статуса нуждающегося: многодетная ли это семья или человек без определенного места жительства.

Благотворители рассказали, кто из россиян может рассчитывать на бесплатную еду

 — Хватает ли продуктов на всех?

 — Нет, продуктов хватает не на всех, именно поэтому мы говорим о необходимости налогового послабления для бизнеса, чтобы мы могли увеличивать объемы, открывать новые региональные отделения. Мы оказываем системную помощь, поэтому, например, не можем на данный момент увеличить число вовлеченных регионов, а в тех, где мы присутствуем, распределяем продукцию по принципу ротации.

 — Механизм распределения позволяет помогать всем, кто состоит на учете, но с временным интервалом?

 — Да. Если у фонда стоит на учете 300 человек, то он не может одномоментно предоставить продукты каждому. Все зависит от того объема, который приходит. Если, например, на этой неделе смогли раздать еду только 150 нуждающимся, то, соответственно, через неделю ее получат другие 150 человек, кто не смог сейчас.

 — Если мы говорим об общих цифрах, скольким людям помогает ваш благотворительный фонд?

 — Мы работаем в 54 регионах, ежемесячно кормим 150 тысяч человек. И это при 20 миллионах нуждающихся, которые составляют порядка 13% от общего числа населения. Такой большой разрыв.

 — Большим ли стимулом к участию для бизнеса станут налоговые льготы?

 — Принятие таких мер могло помочь нам создать необходимые условия для вовлечения бизнеса, чтобы те компании, к которым мы обращаемся, могли не решать математическую задачку — утилизировать и сэкономить или передать нуждающимся.

Мы со своей стороны можем гарантировать, что при обращении в соответствующие некоммерческие организации, которые в том числе отвечают требованиям по учету, все будет происходить в видимом поле. Мы здесь абсолютно открыты к диалогу, готовы рассказать, как мы работаем, какие технологии у нас выработаны.

 — По последним исследованиям, на данный момент объем пищевых отходов в составе твердых коммунальных в России составляет 17 миллионов тонн в год. При этом волонтерскими движениями спасается только семь тысяч тонн еды. Вы сами готовы к тому, что объем поступающей к вам продукции при введении льгот вырастет в разы?

 — Безусловно, это огромный объем, и мы не говорим о том, что мы готовы завтра или, например, с 1 января 2020 года построим процесс таким образом, что все 17 миллиона тонн будут спасаться. Мы говорим о том, что таким образом будут созданы условия для того, чтобы, просто принимая решения, бизнес мог не отправлять на утилизацию хорошие продукты.

 — Может быть, для начала стоит наладить работу канала по передаче такого количества продуктов?

 — Он и так налажен. Есть Центр социального обслуживания, есть некоммерческие организации, благотворительные фонды, «Фонд продовольствия «Русь», который этим занимается уже семь лет. Мы сотрудничаем с большим количеством региональных фондов. И это уже построено. Другое дело, что мы будем потихоньку наращивать эти объемы. Для этого есть и потребность, и ресурс.

Новости партнеров