Россиян "пустят на органы" законно и под госконтролем

Россиян "пустят на органы" законно и под госконтролем

22.10.2014 19:12
845

Врачи

Минздрав и российские врачи рассчитывают, что новый закон о донорстве органов развеет страхи россиян и поможет спасти жизни нуждающихся в трансплантации пациентов. Законопроект «Донорство органов человека и трансплантация» должен прийти на смену существующему закону «Трансплантация органов и тканей человека», где о методологии донорства сказано буквально одной строкой. Суть нового документа, пока еще не внесенного на рассмотрение Госдумы, заключается в детальной проработке организации донорства в России. Должен появиться конкретный список человеческих органов, которые подлежат пересадке в случае добровольного согласия потенциального донора при его жизни, а также органов, которые можно использовать после несчастных случаев, закончившихся смертью человека. Кроме того, разрабатывается единый учетный регистр доноров, реципиентов и донорских органов.

В очереди на пересадку

На сегодняшний день из 1400 ежегодных операций в РФ по пересадке органов больше трети занимают почки – около 500 операций. Всего на диализе сейчас живут более 30 тысяч россиян – 99% из них нуждаются в трансплантации. В 2014 году лишь 420 операций по изъятию и пересадке органов проводились после констатации смерти донора. В среднем по России ежегодно порядка девяти тысяч человек нуждаются в пересадке того или иного органа. Эти пациенты, как правило, стараются переехать в один из 22-х регионов России, где работают специальные центры по трансплантации. В 63-х регионах страны таких медучреждений по сей день нет. «За последние 7 лет донорство в два раза увеличилось В 1,7 раза увеличилось количество трансплантаций почек, в три раза – печени, и в 15 раз – сердца. Но если мы посмотрим на опыт в этой области (…) в Германии, Франции, в США, то там операций по пересадке органов проводят в разы больше, нежели в России, – говорит заместитель министра здравоохранения РФ Татьяна Яковлева. – В той же Америке, к примеру, каждый год проводится порядка 18-ти тысяч операций по пересадкам почек. В Испании государство проводит работу с населением совместно с церковью, позиция последней на сей счет заключается в лозунге «Не уноси органы на небо, оставь их на земле».

Помним врачей-потрошителей

В России же, по словам чиновников, перспективы трансплантологии обстоят значительно хуже. Десять лет назад всю страну потрясла история о том, как в 20-й городской больнице Москвы реанимационная бригада вознамерилась изъять почки у пациента с черепно-мозговой травмой, но еще подающего признаки жизни. По сей день, слыша о трансплантологии и донорстве органов, общественность с ужасом вспоминает о врачах-потрошителях. «Сегодня существует проблема, заключающаяся в нежелании народа принимать обсуждаемый нами законопроект «О трансплантации и донорстве органов и тканей», – признаёт президент Национальной медицинской палаты, директор НИИ детской хирургии и травматологии Леонид Рошаль. – За десять минувших лет, после скандала в 20-й московской больнице, погибли сотни людей, не дождавшихся пересадки органов. Почему в других странах всё делается легко, а мы не можем договориться с нашим гражданским обществом? Я обвиняю СМИ в некомпетентности, если хотите – в подстрекательстве к убийству». «Есть вещи, которые зависят от государства – нужно создать достаточное количество центров для того чтобы производить пересадки органов. Но эти центры сегодня недогружены», – негодует Рошаль.

Страх перед "черным рынком"

«Я – преданный своему делу человек, но регулярно попадаю в ситуацию, когда приходится оправдываться. Трансплантолог постоянно находится под пристальным вниманием правоохранительных органов и Минздрава, – заявляет главный трансплантолог Министерства здравоохранения РФ Сергей Готье. – И это создает определенное давление на свободу действий тех врачей, от которых зависит здоровье людей – это врачи реанимаций, которые оказывают всю возможную помощь человеку до тех пор, пока не оказываются бессильны». Готье добавил, что ему также приходится постоянно объяснять людям, выступающим против трансплантологии – «ваши родственники могут также оказаться в ситуации ожидания органа». Страх российского общества перед грядущей «либерализацией» этой сферы вполне объясним. Россиян пугает угроза «полузаконного» изъятия органов или даже частичная легализация «черного рынка» органов. С критикой этих фобий выступает представитель Министерства здравоохранения Татьяна Яковлева: «В России нет «белого» рынка органов, о каком черном рынке вообще может идти речь?!» Под «белым» рынком органов, правда, можно подразумевать и опыт Китая: там по сей день, несмотря на прошлогодний международный скандал, практикуется передача медикам органов приговоренных к смерти преступников. Правда, уже не в столь широких масштабах, как ранее. Российские пациенты, кстати, теряя надежду дождаться пересадки на Родине, едут к азиатским врачам. Но, по словам медиков, с прооперированными в Китае нашими соотечественниками проблем в адаптационный период значительно больше, чем с пациентами, дождавшимися почки или печени в России.

Трансплантологов поставят под тройной контроль

Законопроект «Донорства и трансплантации органов и тканей» Минздрав готовит больше года. По словам Татьяны Яковлевой, чиновники работают на опережение, пытаясь подготовить подзаконную базу для успешной реализации закона еще до момента внесения документа на первое чтение в Госдуму. В частности, согласно законопроекту, контроль за проведением изъятия, трансплантации и пересадки донорского органа будет учрежден сразу на трех уровнях – государственном (Минздрав и Росздравнадзор), местном (департаменты здравоохранения муниципального уровня) и внутреннем, то есть, внутри медучреждений. Согласно проекту закона, решение об изъятии органов будет приниматься не реаниматологом, а, уже после заключения о смерти мозга поступившего пациента, комиссионно – то есть группой специалистов, не заинтересованных в пересадке органа. Врачи и эксперты вынуждены будут соблюдать требования ряда документов, составленный в рамках законопроекта – порядка 25-ти стандартов и 11-ти клинических протоколов. «При жизни у нас будет задаваться вопрос – хочет ли человек стать донором посмертно или нет. Если он согласен с трансплантацией своих органов после смерти, эта информация поступает в единый регистр – какие конкретно органы он готов отдать нуждающемуся пациенту– в результате врачи оперативно получают эту информацию и действуют без промедления. Что касается безопасности данной базы от взлома – сегодня мы над этим работаем», – поясняет Татьяна Яковлева. Если же человек не дает согласия – в реестре также будет отмечен сей факт. Согласование о дальнейшей судьбе органов с родственниками внезапно погибшего человека планируется оставить лишь на тот случай, когда в реестре вообще нет никаких данных о волеизъявлении человека. Такое согласование, надо отметить, должно пройти в ограниченный период – два часа. Что касается умерших в реанимации пациентов, личности которых установить не удалось, их органы по умолчанию остаются нетронутыми. Относительно детского донорства в данном законопроекте прописано следующее: изъятие органов у ребенка можно проводить лишь в том случае, если ему исполнился год. И только с согласия родителей. «Детское донорство – более сложный вопрос, чем донорство взрослое, – отмечает Леонид Рошаль. – Сейчас готовится окончательный вариант инструкции для работы с детьми». Александра Хасанова

Алексей Громов
Телеканал ARD представил новый фильм о допинге в России
Закрыть