Лента новостей Выбор региона Поиск
AR
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

Наши дети как жертва и приз. Роман Носиков о секс-скандалах в рядах оппозиции

0 Оставить комментарий

Роман Носиков

Если поверить рассказам оппозиционных активистов о себе, то окажется, что мы живем в одной стране с высокоморальными личностями: прогрессивной общественностью, рыцарями правды и совестью нации. Но есть ли способ проверить, так ли это?

Есть. Чтобы правильно определить реальное качество какой-то группы, нужно выявить характерный для нее механизм категоризации. То есть распознавания «свой-чужой», методы выбраковки, воспитания и защиты своих от чужих. А тут как раз пара удачных случаев подвернулась.

Вот одна «совесть нации» Виктор Шендерович защищает вторую такую же «совесть» — депутата питерского заксобрания Бориса Вишневского

«Педофилия — обвинение безошибочное в своей гнилой мерзости, и первая реакция нормального человека — на всякий случай отбежать подальше от того, против кого это обвинение прозвучало. 

В первые дни, напомню, мало было желающих вступаться и за карельского историка Юрия Дмитриева («всякое бывает», «нет дыма без огня» и прочее, и прочее тоже звучало в те дни). Но — разобрались. И хотя Юрий Алексеевич продолжает сидеть в СИЗО, но всем давно очевидно, что преступники находятся по ту сторону процессуального спора.

В отношении Бориса Вишневского уголовного дела нет, но тем, кто затеял эту мерзость, оно, по всей видимости, и не нужно: идет уничтожение репутации. Классово чуждый Борис Лазаревич давно достал питерскую административную «малину» своей принципиальностью и бесстрашием.

Характерно, что ему, многолетнему обитателю властных коридоров, даже не попытались пришить коррупцию. Шьют педофилию. «Гнилые селедки» воняют вовсю, и ольгинские тролли каждый день подбрасывают новых…»

Что возразить г-ну Шендеровичу? 

Виктор Шендерович

Конечно, случай с Юрием Дмитриевым, фотографировавшим удочеренную девочку нагишом «для отчетности в опеку» (опека всегда же требует именно таких отчетов — чтобы обязательно в голом виде и никаких там трусиков!), показателен. Представляете, приходит к вам инспектор из опеки и говорит: фотографии «ню» удочеренной есть? Нет?! Вы плохо исполняете свои обязанности! Представили? А вот Юрий Дмитриев представил. 

Читаю и думаю: неужели Вишневский тоже отчеты для опеки снимал? Начал искать по новостям, и обнаружилось, что никаких обвинений в педофилии Борису Лазаревичу никто и не предъявлял. 

Оказалось, преподавателя Вишневского обвиняют совсем в другом — в сексуальных домогательствах. В непристойных предложениях и распускании рук. Почему же Виктор Анатольевич говорит о педофилии, если Бориса Лазаревича в ней никто не обвинял? 

Потому что педофилия — уголовное преступление, а харассмент — моральный проступок. Педофилию нужно доказывать в суде, а в случае харассмента люди могут и должны полагаться на внутреннее убеждение при решении вопроса, менять ли отношение к обвиненному или нет. 

Подмена обвинения, к которой прибег совесть нации Шендерович, решает сразу две проблемы — убирает никому не выгодные ассоциации и обязывает недругов Вишневского доказывать, что они не верблюды. 

Впрочем, я против травли на основании одних лишь словесных обвинений. Травить — всегда плохо. Травля превращает в животных и того, кого травят, и того, кто участвует в травле. 

Но возможно, это случайность такая произошла? Ой, простите, случайность — это когда что-то происходит один раз. А у нас здесь уже и Дмитриев, и Вишневский. Совпадение? Может быть.

Борис Вишневский

Но тут как раз разразился новый скандал. 

Наше государство в лице Следственного комитета России нечутко и грубо растоптало ростки свободы на YouTube-канале Real Talk. В ответ оппозиционная пресса обвинила государство и граждан в травле одного из гостей канала за то, что он — гей. Героя зовут Максим Панкратов.

«Мне угрожали — писали в Instagram. Я даже наткнулся на одну статью, где меня обзывают, и чуть ли ни призывают людей к тому, чтобы меня травили. Я вам скажу больше: меня начали узнавать и даже несколько раз мне в след кричали «п…», «извращенец», когда я просто шел по улице», — выдавливал слезу Панкратов в интервью «МБХ медиа».

Тему подхватило «Эхо Москвы», рассказавшее о серии одиночных пикетов у офисов «Единой России», которую провели активисты ЛГБТ-движения «Action!».

«Они выступили против действий вице-спикера Госдумы, единоросса Петра Толстого, пожаловавшегося в правоохранительные органы на шоу на YouTube-канале, где дети задавали вопросы гомосексуалу», — пояснило «Эхо».

Стоп. Какие еще дети? 

Человеческие. Русские. Несовершеннолетние. На этом самом YouTube-канале дети брали интервью у Панкратова про гомосексуализм: что это такое и как становятся гомосексуалистами? А еще у детей были интервью с порноактрисой и актером транс-шоу. 

Собственно, именно поэтому СК РФ и возбудил уголовное дело по статье 132 УК РФ «Насильственные действия сексуального характера» и административное дело — о пропаганде гомосексуализма среди несовершеннолетних.

Возникает странное чувство, что, может быть, нужно больше «Мемориалов», музеев ГУЛАГа, оппозиционных радиостанций и вот этого всего. Потому что как только прогрессивная общественность отрывается от борьбы с тоталитаризмом, она моментально переключается на детей. 

Хотя, возможно, зависимость тут обратная: просто эта тусовка привлекает к себе людей определенного склада. И тогда их, вероятно, лучше всего организовывать сразу внутри специальных пенитенциарных и лечебных учреждений. 

Юрий Дмитриев

Так или иначе, вот несколько прослеженных нами закономерностей. 

Закономерность первая: никакие обвинения и подозрения в самых отвратительных преступлениях, даже против наиболее защищаемой категории наших сограждан — детей, не включают в группе «совести нации» механизма выбраковки. Эти люди опознаются группой как «свои» вне зависимости от виновности, и в отношении них всегда врубается механизм защиты. 

Закономерность вторая: при выработке стратегии защиты члены группы не гнушаются манипуляциями, сокрытием общественно значимой информации, прямой ложью и диффамацией жертв. 

Но есть и третья закономерность. Поскольку ни падчерица Дмитриева, ни студентки Вишневского, ни дети-интервьюеры не относятся к тоталитарной машине и уж точно не являются Путиным, с которым «совесть нации», согласно ее декларациям, борется не покладая рук, то приходится сделать вывод: все вышеперечисленные являются, в глазах «совести», не просто приемлемыми побочными жертвами, но и допустимым призом в ее борьбе за наше с вами счастье.

Стоит ли это счастье таких жертв и такой дани? Может ли это счастье наступить в результате победы «рыцарей правды»? На эти вопросы русский народ вполне может ответить и без моих подсказок. 

Уже отвечает из раза в раз. И это, в глазах «совести нации», делает его детей и его самого все менее ценным и все более разрешенным для «охоты» объектом.

Новости партнеров

Новости партнеров