Лента новостей Выбор региона Поиск
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное
8 НОЯБРЯ 2019

«Сталинград» для врагов России

Снайперские винтовки Владислава Лобаева — самое дальнобойное стрелковое оружие в мире
Рособоронэкспорт сообщил о готовности продвигать на экспорт снайперские винтовки, выпускаемые российской частной корпорацией Lobaev.

Что это за винтовки и чем они могут заинтересовать иностранных покупателей?

В поисках ответов на эти вопросы корреспондент Федерального агентства новостей посетил окраину пасторальной Тарусы. Именно здесь находится здание входящего в корпорацию Lobaev «Конструкторского бюро интегрированных систем» (КБИС) — владельца бренда Lobaev Arms.
Признаюсь, в КБИС я оказался далеко не в первый раз. Что лично меня здесь всегда восхищает, так это удивительное соседство хайтека и патриархальной, почти домашней атмосферы.

Вот — новейший станок с ЧПУ, вот — компьютеры, вот — двое, рассуждающие о хитростях композитных материалов и баллистики. А вот — веселый плакат «Всю зарплату — жене!», уютный диван и ароматный чай. И крадущийся за окном по усыпанному первым снегом газону кот.

Если чего-то для гармоничного завершения общей композиции «Российский Левша XXI века» и не хватало, так это самовара. Просто потому, что все остальное тут уже было. Включая изготовленную своими силами винтовку, способную точно поражать цели на дистанции 4 км и более.
Когда все началось? Тогда, когда Владислав Лобаев окончил философский факультет МГУ? Нет, пожалуй, позже. Тогда, когда будущий основатель корпорации увлекся в 2000 году бенчрестом. Название этого вида спорта можно перевести как «стрельба с настольного упора».

Бенчрестеры стремятся превзойти друг друга в дальности и кучности стрельбы, что в немалой степени достигается путем улучшения качества винтовок и боеприпасов. То есть это не только стрелки-высокоточники, но и оружейники. Вот с этого все и началось.
В 2002-2003 годах у нас возникли проблемы с винтовками. Все, что нам продавали или сдавали в аренду, позволяло в лучшем случае добиваться средних, а не лучших результатов. Винтовки топ-класса для бенчреста просто так не купишь. В итоге у меня возникла идея самому изготавливать винтовки для российской сборной по бенчресту»,
— рассказал Владислав.
К решению поставленной задачи Лобаев подошел фундаментально — отправился проходить практику в США. У лучших мастеров своего дела, Спиди Гонзалеса и Клея Спенсера, Владислав изучил ствольное производство, технологию изготовления лож для винтовок, подбор инструментов и оснастки. Любая высокоточная винтовка — ничто без высокоточных боеприпасов. Поэтому у Джордж Келбли и Гэри Конауэя Лобаев освоил пульное производство.

Почему все это пришлось делать в Америке? Потому что в Штатах в области высокоточного стрелкового оружия работают сотни специалистов. В России учителей подобного профиля просто не нашлось. Мог бы практикант остаться в США? Наверное, мог. Но целью Лобаева являлось создание первоклассных винтовок именно в России. Поэтому в Штатах он не остался.

В 2003 году Владислав открыл свое производство в Тарусе и стал первым российским частным производителем высокоточного оружия. Почему в Тарусе?
У меня тут дача была. Средств на стартап не хватило. Пришлось продать четырехкомнатную квартиру на Арбате. Ну и друзья по бенчресту помогли, чем могли»,
— объяснил Владислав.
Полученные знания и упорный труд почти сразу стали приносить результаты.

2004 год — Лобаев побеждает на американском чемпионате по стрельбе на одну милю.

2005 год — второе место на 8-м чемпионате мира по бенчресту. Попутно Владислав собрал команду единомышленников и вместе с ними трудился над своей первой серийной СВЛ — снайперской винтовкой Лобаева. Ее характеристики оказались таковы, что превратили разработку в самую точную и дальнобойную снайперскую винтовку России, а возможно, и всей Европы.

Феноменальное оружие взяли на вооружение снайперы ФСО РФ. Спортсмены-стрелки стали выстраиваться в очередь за уникальным оружием. Помнится, Николай Лобаев, брат Владислава, директор корпорации и один из учредителей Национальной ассоциации бенчреста, однажды мне сказал:
Чаще всего, если стрелок приезжал с нашей винтовкой на соревнования, это означало, что все остальные борются за 2-е место».
From Russia with Love
Одной из составляющих успеха стала тщательная обработка канала ствола винтовки. Достаточно сказать, что общепринятый допуск на предельное отклонение размера канала ствола составляет +/– 0,02 мм. У Владислава Лобаева и его команды тот же параметр не превышал 2 микрона.

Продукция отечественного станкостроения, практически убитого в 1990-е, такой точности изготовления не обеспечивала. Поэтому дорновочный, сверлильный и разверточный станки лобаевцы оказались вынуждены изготовить самостоятельно. Прочий станочный парк пришлось закупить за границей, а затем доработать «под себя».

Кстати, одним из закупленных за границей станков оказался американский «старичок» с надписью на шильдике «W. F. and John Barnes». Лобаевцев он привлек станиной, до минимума снижающей вибрации. Никто не знает, сколько десятков лет этот станок отпахал у себя на родине, но и сейчас работа «долгожителя» нареканий не вызывает. Как говорится, умели раньше делать вещи…

Помимо стальных легенд, в КБИС хватает и легендарных личностей. Особенно много их появилось во время налаживания в Тарусе производства, ставшего настоящей кузницей кадров. Так, из сотрудников, один из которых раньше пел в ресторане, а второй занимался отделкой помещений, лобаевцам удалось подготовить мастера ствольного цеха и мастера сборочного цеха!
Отнюдь не всегда у лобаевцев дела шли гладко. В 2010-м, в связи с отказом Минпромторга в продлении лицензии и заключением договора с холдингом TAWAZUN, коллектив частных оружейников отправился в Объединенные Арабские Эмираты. Но как только трехлетний контракт в ОАЭ закончился, лобаевцы возвратились в Тарусу.

За последующие годы они резко расширили фронт работ. Появился концерн Lobaev, в котором, кроме «мозгового центра» — КБИСа, есть подразделения, занимающиеся ствольным и патронным производством и даже специализирующиеся на создании боевых тактических роботов.

С начала 2014 года Lobaev перешел на полное импортозамещение, выпуская оружие исключительно в России и из отечественных материалов. Основной же продукцией концерна остались, разумеется, высокоточные винтовки. Все они по документам проходят как гражданское оружие, но — слово Владиславу Лобаеву:
Вся выпускаемая нами линейка винтовок создана с прицелом на снайперскую и контрснайперскую работу. Особенно — модельный ряд DXL, который специально создавался как контрснайперские винтовки, превосходящие по эффективной дальности стрельбы стандартное снайперское оружие. Остальные наши модели позиционируются либо как снайперские, либо как специальные».
По стандартам НАТО, снайперским оружием считается то, что имеет кучность менее 1 угловой минуты. Иными словами, разброс при стрельбе из такого оружия на 100 метрах не должен превышать 3 см.

Для сравнения, снайперская винтовка Драгунова со снайперским патроном 7Н1 обладает кучностью порядка 1,24 угловой минуты и эффективной дальностью 700–800 метров.

В то же время нижней планкой кучности лобаевских винтовок считается 0,5 угловой минуты, а у СВЛК-14 этот показатель вообще равен 0,3. И это при паспортной эффективной дальности стрельбы более чем 2500 метров!
Серийные винтовки КБИС по своим ТТХ убедительно превосходят иностранные аналоги. Недаром на рекламном плакате в одном из цехов концерна написано: «Lobaev Arms» — самое дальнобойное стрелковое оружие в мире, которое мы производим в России. С любовью».

Помимо буквенно-цифровых обозначений, винтовки Лобаева имеют красноречивые названия: «Сумрак», «Диверсант», «Урбана», «Скальпель», «Возмездие», «Севастополь», «Сталинград».

Почему «Сталинград»? Потому что задача винтовки — устроить Сталинград врагам России.
«Приблизились к физическому пределу»
Выцепить Владислава Лобаева для интервью — задача непростая. Он постоянно занят. Но в конце концов мне удается отловить его в офисе на втором этаже здания КБИС.

— Владислав, сколько у вас сейчас находится в серийном производстве моделей винтовок?
Владислав Лобаев
— Если говорить о запущенных в серию основных моделях, то таковых насчитывается восемь. При этом следует помнить, что ряд моделей имеют несколько исполнений. Например, тактическая снайперская винтовка Лобаева, она же ТСВЛ, имеет пять таких исполнений. В плане «начинки» они различаются между собой довольно серьезно. ТСВЛ-8М1 «Сталинград» — базовая модель. ТСВЛ-8М2 Black-Ops — с саундмодератором. ТСВЛ-8М3 — укороченная версия винтовки. ТСВЛ-8М4 «Антиматерия» — укороченная, но с интегрированным глушителем и титановыми внутренностями. ТСВЛ-8М5 «Доминатор» — с титановыми внутренностями, но полноразмерная модель. В общем, если учесть разнообразные варианты исполнения, то общее количество выпускаемых моделей винтовок будет куда больше восьми.

— Сколько на вашем предприятии выпускается винтовок в месяц?

— Точное количество я вам не назову, это коммерческая тайна. Если же говорить о каких-то средних показателях, то это от 25 до 50 винтовок в месяц. Можем, конечно, и больше. Спрос, как известно, рождает предложение. Если спрос повысится, то мы, без увеличения станочного парка и только за счет перехода на трехсменный режим работы, сможем делать в месяц 250–300 винтовок.

— 3 октября 2017 года из вашей винтовки СВЛК-14 «Сумрак», перестволенной под калибр .40 Lobaev Improved, был поставлен мировой рекорд по дальности точного выстрела. Российский стрелок смог поразить на дистанции 4210 метров квадратную мишень размером 1×1 м. Пуля до нее летела целых 13 секунд. Этот рекорд до сих пор держится?
— Нет, этот рекорд продержался примерно две недели. Американцы перекрыли его, поразив мишень на дистанции 4560 метров.

— В чем практическая польза подобных сверхдальних выстрелов с учетом того, что обычная «рабочая» дистанция современного снайпера — 600–1000 метров?

— Такие рекорды — вопрос не столько честолюбия, сколько доведения стрелковой системы до абсолютного максимума и кажущегося предела. Параллельно с этим стремление поразить цель на экстремальной дальности — запредельной для обычной стрельбы и обычного стрелка — двигает вперед порог дальности уверенного попадания. Если ранее этот порог находился, условно, на отметке 2000 метров, то после подобных стрелковых экспериментов он приблизился к 2500–3000 метрам.

— Эксперименты с поражением мишеней за отметкой 4210 метров будете продолжать?
— Вряд ли. Конечно, вкладывая серьезные силы и средства в подготовку рекордного выстрела, а также перейдя на более крупный калибр и более тяжелые пули, можно в режиме Step by Step продолжить «гонку» с американцами, освоив дистанцию 4500 метров, затем — 4600 и так далее. Но практической пользы в этом мы не видим. Уже понятно, что мы приблизились к физическому пределу нарезного оружия. Чтобы уверенно поражать цели на сверхдальних дистанциях, нужно что-то принципиально новое, нечто прорывное. Например — гиперзвуковой снайперский патрон.

— Помнится, вы впервые объявили о возможности создания гиперзвукового снайперского боеприпаса в сентябре 2018-го. Такой патрон, способный «выплюнуть» пулю со скоростью от 5 Мах, то есть свыше 1500 метров в секунду, сейчас действительно можно создать?

— Я в этом совершенно уверен.

— Что понадобится для создания первых рабочих образцов подобных боеприпасов?

— Надлежащая господдержка плюс год на НИР и еще столько же — на ОКР.

— Давайте из будущего вернемся к настоящему. Какие ваши винтовки сейчас проходят апробацию в силовых структурах?

— ДВЛ-10М1 «Диверсант», ДВЛ-10М2 «Урбана», DXL-3 «Возмездие» и ТСВЛ-8 «Сталинград» сейчас тестируются как в наших силовых структурах, конкретно в МВД, так и в зарубежных: белорусских ССО, погранвойсках и СОБР.
Лучше, чем Barrett и CheyTac
— Перейдем к сообщению Рособоронэкспорта. Довольно долгое время наши госструктуры вниманием КБИС не баловали. И вдруг — по крайней мере, так это видится со стороны — с вами начинает сотрудничать Рособоронэкспорт. Что случилось?

— В реальности ничего внезапного тут нет. Мы достаточно давно начали взаимодействовать с Рособоронэкспортом. Другое дело, что в виду огромных размеров этой структуры и, как следствие, ее запроцедуренности, оформление нашего сотрудничества заняло очень много времени. Вместе с тем следует вспомнить, что Рособоронэкспорт получил право экспортировать гражданское оружие только после принятия изменений в российский закон «Об оружии» в 2017 году. То есть до этого Рособоронэкспорт просто не имел юридических оснований для работы с нами.

— В пресс-релизе Рособоронэкспорта упомянут долгосрочный план мероприятий по совместному с ООО «КБИС» продвижению на экспорт высокоточного снайперского оружия ТМ «Lobaev Arms». Что предусматривает этот «долгосрочный план мероприятий»?

— Совместное участие в выставках и форумах, реализация разнообразных рекламно-маркетинговых мероприятий.

— Для КБИС это прорыв?
— Безусловно. Наши собственные возможности по продвижению своей продукции за рубежом на фоне потенциала, которым располагает Рособоронэкспорт, крайне невелики.

— Что может побудить иностранного покупателя приобрести ваше оружие, а не его западные, например американские, аналоги?

— Прежде всего, высокие характеристики изделий, выпускаемых под бренда Lobaev Arms. Нашими основными конкурентами являются американские компании Barrett Firearms и CheyTac LLC. Они считаются мировыми лидерами по производству снайперского дальнобойного крупнокалиберного оружия, однако ждать каких-то чудес от американских винтовок не стоит. Возьмем изделия Barrett Firearms. У них кучность в лучшем случае — 1 угловая минута, и этот показатель ухудшается с увеличением калибра винтовки. То есть все, что крупнее 338 LM, — это уже 1,5–2 угловых минуты и больше. Все попадавшие в наши руки, а также проходившие испытания в ОАЭ винтовки CheyTac M200 и М300 также имели кучность порядка 1,5–2. При этом у всех винтовок КБИС техническая кучность не превышает 0,5 угловой минуты.

— А как с ценой?

— Стоимость изделий КБИС и их американских аналогов вполне сопоставима. В ряде случаев наши винтовки могут стоить чуть больше, что вызвано мелкосерийностью их производства. Но по ТТХ винтовки из Тарусы у «американок» однозначно выигрывают. Таким образом, если потенциальный покупатель политически не ангажирован, то, выбирая между изделиями Barrett Firearms, CheyTac LLC и КБИС, он с высокой степенью вероятности выберет именно наши винтовки.
Спрос был, есть и будет
— Сейчас принято приобретать не просто снайперскую винтовку, а сразу целый снайперский комплекс: оружие, прицельные приспособления, боеприпасы и разнообразные аксессуары, например сошки, баллистические калькуляторы, кейсы и так далее. Вы можете поставлять заказчикам такие комплексы?

— Можем. Более того, мы поставку таких комплексов уже осуществляли.

— Если возникнет необходимость не просто поставить за рубеж какой-то снайперский комплекс, но и обучить местный персонал работе с ним, вы готовы оказывать заказчикам такие услуги?

— Одним из наших крупнейших конкурентных преимуществ, по сравнению даже с Barrett Firearms и CheyTac LLC, как раз и является наличие опытных инструкторов и отработанной методики по обучению сверхдальней стрельбе, которая позволяет раскрыть весь потенциал нашего оружия. То есть отправить оружие КБИС за рубеж и там обучить стрелков тому, как этим оружием правильно пользоваться, мы можем. Опыт такой работы у нас имеется.
— Заместитель генерального директора Рособоронэкспорта Игорь Севастьянов сообщил, что в мире есть спрос на оружие, выпускаемое концерном Lobaev. Не могли бы вы конкретизировать, где сейчас за пределами России имеется спрос на ваши винтовки?

— В любой стране, которая всерьез задумывается об укреплении своей обороноспособности, и в любом месте, где ведутся боевые действия. Базовые требования к любому снайперскому оружию — это точность и дальнобойность. У наших винтовок эти показатели если не самые высокие в мире, то уж точно — одни из самых высоких. Соответственно, спрос на продукцию КБИС в мире был, есть и будет.
Андрей Союстов

Иллюстрации автора и концерна Lobaev
Читайте далее