Лента новостей Выбор региона Поиск
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное
24 сентября 2019
Мисурата - оплот противников Каддафи, ставший ливийским Сталинградом
Забытые со времен революции
Работающие в Ливии корреспонденты Федерального агентства новостей Владимир Малянов и Альгирдас Микульскис побывали в ливийском городе Мисурата, находящемся в двухстах километрах от Триполи. К сожалению, отснять населенный пункт им нормально не дали.
Ранее сотрудники ФАН рассказали, как на самом деле обстоят дела в столице Ливии — Триполи. Трансляция, в ходе которой журналисты ответили на вопросы читателей, состоялась 20 сентября. Текстовую версию можно найти здесь.
Мы прибыли сюда за полтора дня до вылета домой и очень надеялись, что здесь разрешение на съемки нам выдадут без проблем. Почти так и получилось. Нас встретил вице-губернатор, и уже через 30 минут разрешение было готово. Не хватало только подписи губернатора. Ему позвонили и нам было обещано, что в течение часа-двух подпись будет, но… В очередной раз звонок сверху, и уже ехавший к нам губернатор резко меняет свои планы.

Каким-то чудом наш сопровождающий от мухабарата и вице-губернатор смогли убедить «столицу» и губернатора. Мы получили разрешение с подписью за шесть часов до отлета. С учетом того, что аэропорт в Триполи был закрыт и все вылеты перенаправлялись в Мисурату, нам следовало прибыть в аэропорт минимум за два часа до вылета. Получалось, что на съемки и встречи с официальными лицами у нас всего около четырех часов. Ничтожно мало. Но мы успели и немного поснимать, и узнать много чего интересного.
Это Джазира эль алям — «Круг флага», центр Мисураты. В центре дорожного кольца — монумент в виде многолучевой звезды с уносящейся вверх мачтой.
На мачте гордо реет огромное полотнище ливийского флага. Звезда символизирует округа и провинции Ливии, а мачта в центре — Мисурата, главный порт страны.
Улицы здесь гораздо чище, чем в Триполи. Однако следы войны присутствуют даже тут, в самом центре города. Приглядитесь к зданию слева, это — следы пуль.
В Мисурате есть свой небольшой парк отдыха. Пока едем туда, наш сопровождающий рассказывает о том, что здесь творилось в 2011 году.

— Вот это здание видите красное, справа? На его верхних этажах тогда укрылись снайперы, верные Каддафи. Они знали, что их командир мертв, но не сдавались. Больше недели сидели в обороне, без еды и воды под практически постоянным огнем со стороны повстанцев.

Зданий с подобными историями тут много. Именно здесь, на подъезде к Мисурате авиацией НАТО был подбит военный кортеж полковника Каддафи. Здесь его солдаты и простые люди принимали свой последний бой против тех, кому процветание Ливии было не выгодно. От последствий кровавого октября 2011 года Мисурата страдает до сих пор.
Здесь есть веселящиеся и играющие дети. Есть школы, университеты, медицинский колледж, производства.
Со шпилей мечетей звучат молитвы. Казалось бы, город живет мирной жизнью, здесь есть все для процветания и развития, вот только…
Даже рядом с парком для отдыха в районе Такмия Атобия — следы той самой кровавой бойни. Прямо напротив зеленых пальм и газонов — изрешеченные выстрелами здания, которые за прошедшие 8 лет никто так и не отремонтировал.
Но самый настоящий ад — на улице Тарабулюс. Здесь шли самые ожесточенные бои. Здесь же — музей подбитой техники. Прямо на улице, на месте того самого торгового центра, в котором были выставлены напоказ тела полковника и его сына.
Справка: 20 октября 2011 года из захваченного повстанцами города Сирта вырвалась колонна Муаммара Каддафи (около 70 единиц техники). Авиация НАТО атаковала кортеж. Оставшиеся в живых солдаты были вынуждены разбиться на группы и спасаться по отдельности.

Полковник был ранен и укрылся с небольшой группой рядом с дорогой, где практически сразу был обнаружен и взят в плен повстанцами. Несмотря на издевательства и пытки, Каддафи не просил пощады, лишь призывал своих мучителей одуматься, а после проклял со словами «Вы не ведаете, что творите». Повстанцы всю ночь издевались над Муаммаром, когда в первом часу следующего дня тело полковника все же погрузили в машину, чтобы отвезти в госпиталь — он уже был мертв. Окровавленный, замученный полковник до последнего вздоха боялся не за себя, а за свою страну.
Распечатанный плакат с кадрами захвата и издевательств над Каддафи из видео с телефонов повстанцев. Пожалуй, один из самых отвратительных «экспонатов» музея подбитой техники.
Сам торговый центр давно закрыт, а вокруг него — жуткая выставка. Оружие, покореженная техника. Все это ржавеет прямо под открытым небом.
Амуниция солдат Каддафи просто валяется на земле. Мятые и пробитые каски, гильзы, оружейные магазины.
Все это просто небрежно брошено в кучу, что придает и без того жуткому музею еще больше натуралистичности.
А вокруг — десятки разрушенных зданий, с молчаливым укором смотрящих мертвыми глазницами окон на жуткий музей перед ними.
Мертвая техника и мертвые здания, настоящий ад посреди живого города.
Отвлечемся ненадолго. Сразу после съемок в центре Мисураты, а также в парке и музее подбитой техники мы отправились в «Свободную зону». Это участок территории (почти пять тысяч гектар), на котором сосредоточены основные производства района. Здесь же находится морской порт Мисураты.

60% всей морской добычи и производства Ливии — именно здесь, в Мисурате. Точнее, было здесь. После революции 2011 года, погрузившей страну в пучину гражданской войны, большинство инвесторов (в том числе и российских) покинули Свободную зону Мисураты. Производственные мощности сократились, многие проекты были остановлены.

— Нам бы очень хотелось видеть Россию в качестве партнера, мы хорошо работали с вашими инвесторами, но из-за войны вынуждены теперь справляться своими силами. Объемы уже не те. Мы сейчас готовим новую промзону, где будет нефтеперерабатывающий завод, переработка металлолома и прочая тяжелая промышленность. Мы думаем об экологии, стараемся использовать соответствующие технологии, но без инвестиций сложно. Недавно в области открыли завод по производству соков, в планах заводы по производству молочной продукции. Это то, что мы можем сделать сами. А вот с тяжелой промышленностью и развитием порта нужна помощь. Передайте России, что у нас в Свободной зоне всегда рады вашим инвесторам, мы открыты к сотрудничеству, — рассказал нам Алладин Баба, главный менеджер по маркетингу и сотрудничеству Свободной зоны в Мисурате.
Пробитая снарядами броня зияет рваными дырами. Заглядывать внутрь — страшно.
Здание бизнес-центра на фоне руин выглядит сюрреалистично.
В некоторых местах на технике до сих пор можно разглядеть следы крови. Например, вот тут, на броне видны потеки и бурые капли. Кровь настолько въелась в краску, что даже ржавчина не смогла разъесть ее следы.
В колонне были и гражданские машины, которые наспех переделывались для военных действий. У этой — спилили заднюю часть крыши, чтобы поставить пулемет.
Самые легкие элементы техники (например, люки) неизвестные разобрали на память.
За «музеем» не следят, так что вокруг экспонатов полно мусора.
Все эти здания стоят так уже восемь лет. Ни до них, ни до их жителей, оставшихся без крыши над головой, ПНС нет дела.
Вообще, в Мисурате, как и в Триполи, очень многие жители устали от войны. Россию тут ждут, вспоминают былые времена, когда наши страны поддерживали дружеские отношения (например, большинство ливийских офицеров — выпускники вузов России), и верят в то, что Россия поможет Ливии остановить нынешнюю войну, поможет решить проблему с вмешательством других стран в этот конфликт.

И в столице, и в Мисурате нам не раз говорили о том, что устали от бездействия нынешних властей. За последние восемь лет они ничего не сделали для своей страны и народа, все — только для себя. И Мисурата, с ее изрешеченными пулями и снарядами домами, с жутким музеем покореженной техники под открытым небом — яркий пример бездействия ПНС (правительство национального согласия).

Автор: Владимир МАЛЯНОВ
Читайте далее