Лента новостей Выбор региона Поиск
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

Спецпредставитель США рассказал об ИГИЛ, Идлибе, лагере «Эр-Рукбан» и Ираке — перевод ФАН

0 Оставить комментарий

Спецпредставитель США рассказал об ИГИЛ, Идлибе, лагере «Эр-Рукбан» и Ираке — перевод ФАН

Федеральное агентство новостей представляет вниманию читателей перевод статьи американского военного издания The Defense Post. В представленном материале специальный представитель Госдепартамента США по Сирии Джеймс Джеффри рассказал о сложностях, с которыми столкнулась западная коалиция против ИГИЛ1 после объявленного президентом Дональдом Трампом «разгрома» террористов запрещенной в РФ группировки «Исламское государство1». Разумеется, ФАН считает себя обязанным прокомментировать наиболее спорные и претенциозные заявления спецпредставителя США, в которых тот стремится уйти от обсуждения очень важных фактов или объявить черное — белым.

Дипломат, который пришел на смену Пентагону

От редакции The Defense Post: после частичного вывода войск США из Сирии сразу несколько стран восполнят эту «потерю», утверждает высокопоставленный американский дипломат, курирующий коалицию против ИГИЛ.

Посол Джеймс Джеффри (James F. Jeffrey), который служит специальным представителем Госдепартамента по Сирии, получил в январе дополнительно пост специального представителя при международной коалиции против ИГИЛ (Global Coalition Against ISIS).

Его предшественник Бретт Макгерк (Brett McGurk) подал в отставку 31 декабря 2018 года, в знак протеста против неожиданного заявления президента Трампа о выводе войск из Сирии. В последовавшие месяцы Джеймс Джеффри пытался убедить скептически настроенных союзников США по коалиции заменить уходящие американские войска собственными.

В объемном портфолио Джеффри также переговоры с турками по имплементации «зоны безопасности» на севере Сирии. Защитный пояс должен держать курдов, которых все это время поддерживали США, подальше от границы Турции.

Спецпредставитель США рассказал об ИГИЛ, Идлибе, лагере «Эр-Рукбан» и Ираке — перевод ФАН

Джеффри, кроме того, рассказал, что Госдеп в настоящее время рассматривает варианты действий по вопросу гуманитарного кризиса на северо-западе Сирии, в провинции Идлиб. Там в ходе наступления Сирийской арабской армии, которую поддерживает Россия, понесли серьезные поражения силы так называемой «умеренной оппозиции» (и террористы, связанные с запрещенной в США и РФ «Аль-Каидой»1, о чем Джеффри упоминает в интервью. — Прим. ФАН) и начался выход беженцев с территорий Идлиба на территории, подконтрольные Дамаску и в Турцию).

Джеффри, дипломат с большим стажем, служивший послом США в Ираке и Турции, а также занимавший в свое время пост заместителя советника по национальной безопасности в администрации Джорджа Буша — младшего, рассказал в интервью The Defence Post, не слишком ли распылены и малочисленны американские войска в Сирии и не боится ли он диверсионной деятельности ИГИЛ в Ираке.

Корр.: Генеральный инспектор Пентагона недавно пришел к заключению, что уменьшение наземного присутствия ВС США в Сирии привело к снижению поддержки партнерским силам и подорвало нашу способность отслеживать активность ИГИЛ в лагере «Аль-Хол». Вы согласны с этим?

Джеффри: Смотрите, в чем дело. Каким спортом вы занимаетесь? Увлекаетесь каким-либо командным видом?

Корр.: Футболом.

Джеффри: Сколько человек в футбольной команде?

Корр.: Десяток?

Джеффри: Если убрать одного из этих игроков с поля, вы будете так же хорошо играть?

Корр.: Нет.

Джеффри: Нет, но поверьте, вы вполне можете сыграть вполне неплохо. Если убрать одного баскетболиста, это будет уже потеря 20%. Некоторое сокращение сил в Сирии имеет место. Мы уравновешиваем это, поддерживая очень серьезное присутствие в Ираке. Мы уравновешиваем это с помощью очень сильной воздушной компоненты. Мы уравновешиваем это увеличением коалиционных сил на земле. Дания как раз объявила на прошлой неделе, что она будет в северо-восточной Сирии. Так что мы находим способы компенсировать недостатки.

Спецпредставитель США рассказал об ИГИЛ, Идлибе, лагере «Эр-Рукбан» и Ираке — перевод ФАН

Что касается доклада генерального инспектора министерства обороны, то он мне не нравится. Надеюсь, мне удастся ясно выразить сейчас свою мысль. Они не опрашивали ни меня, ни кого-либо еще из гражданских чиновников, по крайней мере здесь, в Вашингтоне. И это довольно странно, потому что мы занимаемся этим вместе с военными, мы партнеры. Как вы не раз пытались объяснять своим читателям, многие вопросы относятся больше к гражданской и дипломатической сфере, чем к военной, и тут я с вами согласен. Так почему же они нас не спросили?

Кроме того, я каждый день смотрю донесения об ИГИЛ в Ираке и Сирии, и радуюсь тому, что донесений о нападениях и инцидентах с участием ИГИЛ минимум по сравнению с тем, что считалось хорошим днем или неделей в дни, когда я отвечал за тысячи людей, а количество инцидентов в Ираке достигало 500-600 в неделю.

Прим. ФАН: В настоящее время в зоне контроля коалиции США в неделю происходит от 15 до 30 нападений и терактов, предположительно связанных с ИГИЛ.

Это не значит, что мы игнорируем такие вещи. У нас много сил. У нас много коалиционных сил. У нас целая иракская армия. У нас, плохое оно или хорошее, (иракское шиитское) ополчение («Хашд аш-Шааби»). Мы вооружаем и экипируем 100 тысяч человек в северо-восточной Сирии. Поверьте, противнику стоит больших усилий организовывать даже пять, десять или 15 инцидентов в неделю.

Спецпредставитель США рассказал об ИГИЛ, Идлибе, лагере «Эр-Рукбан» и Ираке — перевод ФАН

И знаете... инцидент считается инцидентом вне зависимости от того, пострадал при этом кто-то или нет. Снайпер выстрелил над вашей головой — это инцидент. Разрыв мины из миномета в 200 метрах от вас — это инцидент.

Так что, я думаю, ситуация вполне под контролем. Стало ли контроля меньше по сравнению с тем временем, когда у нас было немного больше людей? Не знаю, можно ли так оценивать. Зато можно пойти в столовую и поболтать с ребятами, а они тебе всегда скажут «ага, нам всегда надо еще людей, знаете, тогда бы мне не пришлось пахать по две смены подряд», все такое, понимаете? Болтовня.

Корр.: Но если я правильно понимаю вашу аналогию с футболом — военное присутствие США в Сирии и Ираке менее эффективно сейчас из-за сократившегося наземного присутствия?

Джеффри: Есть вероятность того, что оно менее эффективно, но я говорил со всеми командующими, и все они полагают, что способны выполнять задачи с теми силами, которые у них есть, и на тех позициях, которые они занимают.

И я думаю, если спросить у Пентагона — а мы сейчас глубоко в его сферу ответственности погрузились — но я думаю, что если вы спросите в Минобороны, они скажут, что это правда. Что я могу сказать со стороны: все, что мне сказали люди — у нас есть те силы, которые необходимы для выполнения задач. Наши «показатели» — если говорить как 15 лет назад — тоже вроде бы подтверждают, что мы выполняем задачи. Так что вы можете ссылаться на доклад генерального инспектора, я могу ссылаться на показатели, могу ссылаться на комментарии командующих. Между тем, родина в безопасности.

Прим. ФАН: В интервью Джеймс Джеффри представляет следующую картину — оказывается, Госдепартамент вполне устраивает состояние вялотекущей войны против ИГИЛ в Ираке и восточной Сирии. Объявленная террористами ИГИЛ «война на истощение» нашла поддержку в США. Поддерживая региональную нестабильность, Вашингтон использует сразу несколько способов, чтобы ослабить Сирию и Ирак, где активно иранское влияние. Под предлогом патрулирования «зоны безопасности» Пентагон смог отправить в Сирию 150 человек — однако Джеффри (в отличие от своего предшественника Макгурка) уверен, что чем меньше американских военных в Сирии и Ираке — тем лучше. Вероятно, в Госдепартаменте больше полагаются на собственных наемников для решения задач на Ближнем Востоке.

Корр.: Я хотела бы обсудить с вами роль коалиции в дальнейшем. Ранее, — летом, полагаю, — вы упоминали, что хотели бы, чтобы больше стран коалиции внесли бы свой вклад, введя войска. Вам удалось добиться реализации этих ожиданий?

Джеффри: Да.

Спецпредставитель США рассказал об ИГИЛ, Идлибе, лагере «Эр-Рукбан» и Ираке — перевод ФАН

Корр.: От каких стран?

Джеффри: Увы, не могу вам сказать. Когда страны будут об этом объявить — а для этого им требуется пройти у себя через определенные парламентские и конституционные процедуры, проясняя, в чем будут заключаться их миссии, кто будет за это платить и так далее — тогда они объявят. Пока это только Дания сделала.

Несколько стран — я не могу назвать их — уже обозначили конкретные суммы расходов или конкретную численность наземных контингентов, но они не хотят делать публичных заявлений, потому что по определенным параметрам им нет нужды предавать это огласке. Но мы вполне удовлетворены прогрессом и мы добьемся дальнейшего продвижения. Будет больше заявлений.

Корр.: По моим подсчетам, Это Дания, направляющая медперсонал, Франция и Великобритания. Вы можете еще какие-то страны назвать помимо этих?

Дж. Джеффри: Мы не можем подтвердить Великобританию и Францию. Могу сказать, что на порядок больше стран приняли, я бы сказал, решение подключиться, и они пока прорабатывают детали. Они объявят, но до тех пор мы не разглашаем.

Прим. ФАН: Заявления Джеффри выглядят комически: европейские союзники по НАТО, поддавшись на шантаж Трампа о «2% ВВП» тайно собирают войска для отправки в Сирию, но сколько людей и за какие деньги — не скажут, и вообще-то решение об этом еще даже не прошло парламентских слушаний. В этом случае становится понятно, почему войска готовятся в тайне от европейцев.

Дания, сделав дежурное заявление о том, что «оказывает неоценимую помощь союзникам по НАТО», отправила в Сирию 30 медиков, а в Ирак еще 100 медиков — такая форма участия в оккупационных действиях оставит совесть датчан практически незапятнанной (если только кто-то из этих военных не погибнет при теракте ИГИЛ).

Спецпредставитель США рассказал об ИГИЛ, Идлибе, лагере «Эр-Рукбан» и Ираке — перевод ФАН

Корр.: Хотела бы переключить внимание на американское присутствие в Ат-Танфе. Там (по соседству в лагере беженцев «Эр-Рукбан») 10 тысяч сирийцев живут в изолированном поселении, в ужасных условиях. Есть сообщения о том, что некоторые умирают с голоду. И есть американская военная база в 10 милях от этого поселения. Почему США просто не вошли и не помогли с едой?

Джеффри: Ну, прежде всего потому, что мы не несем ответственности за этих людей. Правительство Сирии за них отвечает. Международные организации отвечают.

До начала 2018 года мы их снабжали во взаимодействии с иорданским правительством через Берму (это многокилометровой длины насыпной вал, который служит своего рода демилитаризованной зоной запрещенного доступа на сирийско-иорданской границе). Правительство Иордании решило, что больше оно не может это продолжать, с тех пор была только одна незначительная поставка провизии несколько месяцев назад.

Тем не менее мы через Сирийский Красный Крест в Дамаске, вместе с российскими властями, с ООН, с нашими военными и иорданцами завершили работу по организации третьего каравана с припасами. Это переменчивый процесс, то идет, то стопорится. У нас в среднем пять месяцев занимает каждый раз организовать такие поставки. А люди тем временем испытывают немалые трудности. Ситуация там чудовищная.

Так что мы хотели бы поставить [доставку гуманитарной помощи] на регулярную основу.

Прим. ФАН: Между тем лагерь беженцев «Эр-Рукбан» становится все меньше. Джеффри ни словом не упоминает так называемых «местные партнерские силы США» — коалицию террористических группировок бывшего «Южного фронта» ССА. Получив поддержку, подкрепления и гарантии безопасности от США в «Ат-Танфе», боевики во главе с группировкой «Магавир ат-Таура» установили контроль над лагерем беженцев «Эр-Рукбан». Создав на базе лагеря беженцев «свободную Сирию будущего», о которой они мечтали, боевики быстро превратили тяжелое положение в катастрофическое. Активные усилия России и Дамаска позволили начать вывод беженцев с территории лагеря на территории, подконтрольные Дамаску, в краткие сроки созданные кварталы стандартного жилья для беженцев в Хомсе и Дамаске.

Спецпредставитель США рассказал об ИГИЛ, Идлибе, лагере «Эр-Рукбан» и Ираке — перевод ФАН

Прежде всего это мы хотели бы поставить на регулярную основу с сирийским правительством и русскими. Это одна из основных тем, по которым мы давим на русских. То, что русские согласились воздействовать по данному поводу на сирийское правительство, чтобы оно занималось этим — это тоже хороший знак.

Далее, мы также работаем с Сирийским Красным Крестом и с ООН, чтобы вывести людей из лагеря. Сейчас там 10 тысяч, но мы думаем, что когда нынешний транш помощи и интервьюирования завершится, у нас останется семь тысяч человек из 40 тысяч, которые были, когда я взялся за эту задачу. Это прогресс.

Корр.: Но тем временем почему бы не доставлять еду? Там нельзя использовать имеющиеся у США возможности по сбросу грузов с воздуха?

Дж. Джеффри: Вы знаете ответ. Хороший вопрос.

Мы работаем с русскими, Дамаском и ООН, чтобы это делалось так, как должно делаться. Прямо сейчас по миру перемещается 40, 50, 60 миллионов беженцев и временно перемещенных лиц. Как Госдепартамент, нам действительно легко было бы позвать Больших Вояк разобраться с вопросом, используя транспортные самолеты С-17 и прочее. Но мы прикладываем чрезвычайные усилия к тому, чтобы Большим Воякам не пришлось этого делать, потому что эти самолеты нужны ей для обеспечения военных операций. А для них государственный департамент должен поработать над тем, что должно сделать международное сообщество — например, накормить этих людей.

Корр.: Полагаю, что критики американского подхода к проблеме «лагеря «Эр-Рукбан» могли бы сказать, что осуществляя военный контроль над районом США несут обязательную ответственность, согласно Четвертой Женевской конвенции. Но я так понимаю, что вы так не думаете.

Джеффри: Что касается Женевской конвенции, то я бы это проверил. Не думаю, что Пентагон бы признал, что положения Четвертой Женевской конвенции распространяются на беженцев в «Эр-Рукбане». Это во-первых.

Спецпредставитель США рассказал об ИГИЛ, Идлибе, лагере «Эр-Рукбан» и Ираке — перевод ФАН

Во-вторых, вы абсолютно правы. США несут определенную степень ответственности, и вот почему помимо 10 миллиардов долларов, которые мы выделили на нужды беженцев и временно перемещенных лиц в Сирии, я вкладываю очень серьезные усилия — порядка половины моего рабочего времени на одной из должностей в неделю — 25, 30 часов в неделю, — в то, чтобы добиться поставок в «Эр-Рукбан».

Прим. ФАН: Дело в том, что беженцы из «Эр-Рукбана» могут выйти и хотят выйти только на территорию, подконтрольную правительству Сирии. А в Вашингтоне еще при Бараке Обаме дали страшную клятву, что ни один американский доллар не будет вложен в восстановление Сирии до тех пор, пока Башар Асад остается у власти.

Это не о том, что правительство США не заботится или не старается или даже не добивается успеха. Это о том, что правительство США не собирается немедленно обращаться к военным. Военные уже немного устали от того, что все остальные в правительстве США постоянно обращаются к ним с тем, чтобы они занимались гражданскими делами. У них есть инженеры, есть финансовые центры, есть полиция, есть подразделения по очистке воды, есть палатки. У них есть все виды того необходимого, что нужно этим 50 или 60 миллионам гражданских. Но народ США дал им это все для ведения войны, а не для того, чтобы помогать всем попавшим в беду в этом мире.

Спецпредставитель США рассказал об ИГИЛ, Идлибе, лагере «Эр-Рукбан» и Ираке — перевод ФАН

Вы видите, что я пытаюсь делать. Я пытаюсь отвечать на ваши вопросы, я отвечаю на них честно и обоснованно. Также и вы серьезный репортер и пишете на важные темы о том, как военные и сфера обороны встраиваются в более крупные системы в Америке. Я пытаюсь показать: нам всем, сидящим тут в костюмах, всегда так легко обратиться к военным, потому что это огромный сектор американской жизни с кучей возможностей. Они мобильны. Они способны себя защитить. Они могут выживать и действовать в тяжелых условиях.

Вау, какой прекрасный инструмент. Да только это не лучший инструмент. У нас есть свои партнеры и обычно все получается. Это работает в «Аль-Холе» на северо-востоке, где мы тоже берем на себя определенную ответственность. У нас есть собственные программы — Агентство США по международному развитию, бюро по беженцам в Госдепартаменте. Вот так система должна работать. В «Эр-Рукбане» проблема в том, что особая ответственность за этих людей лежит на сирийских властях, а они не проявляют по данному поводу активности.

Корр.: На этой неделе ИГИЛ опубликовало аудиозапись своего главаря Абу Бакра аль-Багдади. Что говорит о возможностях этой группировки тот факт, что после всех этих лет он в состоянии избегать задержания?

Джеффри: Избегает в качестве главаря ИГИЛ. В качестве главаря «Аль-Каиды» мы его брали, проверьте. Потом мы его освободили, но это другой вопрос. (Прим. ФАН — после содержания в знаменитых концлагерях США «Абу-Грейб» и «Кэмп Букка» будущий главарь ИГИЛ был освобожден как «не представляющий интереса»). Как лидер ИГИЛ он действует с 2013 года, а это всего шесть лет. Как долго был в розыске сын Усамы бин Ладена, прежде чем мы добрались до него?

Корр.: А вас не заботит, что он по-прежнему в состоянии успешно скрываться? Что, например, это говорит об их сетях и их возможностях?

Джеффри: Прежде всего меня заботит, не создают ли они новый халифат, не контролируют ли новые территории. Но нет. Достигло ли количество инцидентов абсолютного минимума по всем показателям, какие могут быть в Ираке и Афганистане? Совершенно точно да. Есть ли у нас районы, где они действуют постоянно, сопротивляются, развивают подполье, особенно в Ираке, да? В определенных районах. Вот это беспокоит.

Недавно все видели, как американская авиация разнесла на куски какой-то остров на Тигре. 40 тонн бомб или около того. Остров был разбомблен дважды, и все равно их трудно оттуда вычистить. Это очень, очень редко бывает.

Это, пожалуй, единственный случай в обеих странах (Ирак и Сирия), чтобы пришлось проводить небольшую военную операцию или несколько операций, чтобы вычистить этих парней. Обычно они не стоят на месте. Я знаю, что они в Бадии к востоку от Евфрата (в Сирийской пустыне) и это нас беспокоит. Мы предпринимаем определенные действия против них, в детали которых я не могу вдаваться. Они перемещаются туда-сюда как кочевники. Они нападают на русских, нападают на сирийцев, нападают на иранцев. И они держатся подальше от нас, потому что знают, что может с ними случиться.

Это уже совсем не та проблема, какой была раньше проблема с ИГИЛ. Мы прежде всего следим за Дельтой, междуречьем Тигра и Евфрата. Растет ли число нападений? Проявляют ли они большую активность? Не начинают ли они если не доминировать, то по крайней мере быть способными к борьбе, к борьбе за территорию. Мы не видим ничего такого, за исключением редких проявлений наподобие истории с этим дурацким островом.

Корр.: В своем выступлении аль-Багдади призвал последователей атаковать тюрьмы. Приняли ли США какие-то дополнительные меры, чтобы обеспечить безопасность центров содержания, где находятся подозреваемые боевики ИГИЛ и их семьи?

Джеффри: Всегда можете предполагать, что, во-первых, США всегда предпринимают меры, чтобы защитить заявленные противником цели. И вы можете принять в качестве допущения, что я не собираюсь подтверждать это каким-либо образом, формой или словом.

Корр.: Центральное командование ВС США заявило об ударе по тем, кого считает главарями «Аль-Каиды» в Сирии.

Джеффри: Да, на северо-западе.

Корр.: Также Минюст США предлагает денежную награду за информацию о местонахождении главарей группировки «Хуррас ад-Дин». Какую угрозу для США представляют именно сейчас «Аль-Каида» и ее союзники в Сирии?

Спецпредставитель США рассказал об ИГИЛ, Идлибе, лагере «Эр-Рукбан» и Ираке — перевод ФАН

Джеффри: Это длинная история. Несколько лет назад в тех местах существовала группировка «Хорасан». Там долгая история этих групп и их деятельности, я вспоминаю кое-что, но не могу припомнить, почерпнул ли я информацию из открытых источников, или из закрытых. Задуманные ими нападения были остановлены на месте вдали от Сирии. Мы же уверены, что у них есть возможности и желание делать что-то подобное в дальнейшем, поэтому мы держим их под давлением, под военным давлением.

Прим. ФАН: Джеймс Джеффри не упоминает, что авиаудар США (в результате которого, по различным данным, вместе с боевиками погибли несколько гражданских лиц) был нанесен в первые, наиболее напряженные дни после объявленного САА режима прекращения огня.

Корр.: Есть ли у вас какие-либо оценки по количеству американцев, которых удерживают партнерские силы в Сирии или которые были захвачены вместе с боевиками ИГИЛ? Сколько американцев в «Аль-Холе» и других центрах содержания?

Джеффри: Мы не уверены в том, сколько американцев могут быть членами семей людей, находящихся в «Аль-Холе». Если честно, многие из них бегло говорят по-арабски — они могут быть выходцами с Ближнего Востока, которые провели какое-то время в Америке, получили гражданство, а потом вернулись обратно. У них нет прозвищ наподобие «Аль-Американи». (Прим. ФАН — На территориях, подконтрольных «халифату», боевики и сторонники ИГИЛ сменяли имя на арабское, зачастую заимствованное из истории первых веков государства мусульман; к имени добавлялось национальное прозвище — например, аль-Ираки (иракский), аш-Шишани (чеченский), ас-Сури (сирийский), аль-Британи (британский).

Что касается боевиков, то сейчас у нас никого нет. Несколько были отправлены обратно в Штаты. Я среди задержанных на территории Сирии не знаю ни одного американца.

Корр.: Никого не знаете?

Джеффри: Не знаю ни о ком.

Корр.: То есть это возможно…

Джеффри: Да, возможно. 10 тысяч боевиков содержатся в различных местах. Помните, люди, которые их задерживали, в большинстве случаев были курдами, а даже если арабами, то говорящими на диалекте северо-восточной Сирии. А эти люди являются арабоговорящими со всего арабского мира. Араб или курд с северо-востока Сирии может и не различить, с каким акцентом вы говорите на арабском — с бруклинским или с марокканским.

Корр.: Если судить реалистично, каким вы видите оптимальный сценарий для северо-западной Сирии и трех миллионов людей, которые там живут. Есть ли какой-то вариант сделки, который устроит и Россию, и Турцию?

Джеффри: Ну да, есть договоренность, к которой Россия и Турция пришли в сентябре, «сочинские соглашения». Туркам очень трудно было сдержать боевиков «Хайят Тахрир аш-Шам», которые постоянно норовят атаковать сирийцев. Они время от времени нападали на сирийскую армию и на русских. Мы не против точечных турецких операций против них, или же точечных наступательных действий русских или сирийцев против штабов, узлов обороны и прочего. Как вы знаете, в прошлом мы провели несколько операций против сил «Аль-Каиды» в Идлибе. Так что проблема не в этом.

Спецпредставитель США рассказал об ИГИЛ, Идлибе, лагере «Эр-Рукбан» и Ираке — перевод ФАН

Проблема в том, что это используется как предлог для наземного наступления с целью вернуть территорию Дамаску, и подтолкнуть беженцев, которых там три миллиона, к массовому исходу через границу в Турцию, что потенциально может дестабилизировать юго-восточную Турцию, а потом многие из этих людей устремятся в Европу, и повторится чрезвычайно дестабилизирующий по своим последствиям массовый поток беженцев в 2015 году.

Так что это станет катастрофой с нескольких точек зрения.

Прим. ФАН: Джеффри передергивает цифры — все-таки на данный момент три миллиона — это население всего Идлиба, и даже при самом худшем стечении событий все эти люди не двинутся только в Турцию. Усилия российского Центра по примирению враждующих сторон позволили наладить эффективную работу пропускных пунктов «Суран» и «Абу-Духур» на границе Идлиба. До того, как террористы начали обстреливать беженцев, пытающихся добраться до Абу-Духура, по гуманитарному коридору выходили из зоны деэскалации по 1200 человек в день. Интересно, что чиновник Госдепартамента использует популярную в Европе тему «миграционного оружия», которое якобы готовы использовать Сирия и Россия против Евросоюза. Наибольшее количество сирийских беженцев при этом остается на территории Турции, которая могла бы в случае завершения войны в Идлибе вернуть их в более безопасную и стабильную Сирию — готовиться к президентским выборам; однако вместо этого Анкара надеется выдворить сирийских беженцев из лагерей по свою сторону границы в лагеря, расположенные на контролируемой курдами и США территории на севере Сирии; в результате беженцы окажутся в полной власти США, как жители «Аль-Хола».

Это геостратегическая катастрофа потому, что мы не хотим видеть как Дамаск нарушает резолюцию ООН 2254 [принятую в декабре 2015 года с призывом к прекращению огня и политическому урегулированию. — Прим. Defense Post] и продолжает добиваться военной победы.

Третья проблема заключается в том, что это разбросает тысячи террористов, международных террористов, из Чечни и бог знает откуда еще, по всему региону. Сейчас они как бы заперты в Идлибе.

И наконец, это будет гуманитарная катастрофа, с беженцами. Это, в негативном смысле, «подарок», который дарят прямо сейчас.

Спецпредставитель США рассказал об ИГИЛ, Идлибе, лагере «Эр-Рукбан» и Ираке — перевод ФАН

Поэтому главное направление деятельности нашего Госдепартамента — это попытаться остановить наступление в Идлибе. Это позиция, которую президент озвучивал неоднократно, от его твита о жестокой эскалации ранее в сентябре до последних его заявлений в Осаке, о том, что нельзя — даже если там 30 тысяч террористов в Идлибе — атаковать три миллиона человек, чтобы с этими террористами разобраться. Такова позиция нашего правительства.

Что мы делаем по этому поводу — помимо поддержки резолюции ООН, которая возлагает вину на тех, кто нарушает режим прекращения огня, помимо тесной работы с турками, помимо готовности на случай, если применят химическое оружие — мы рассматриваем имеющиеся варианты.

Прим. ФАН: По поводу резолюции Совета безопасности ООН 2254, которую упоминает Джеффри, стоит напомнить, что пункт 8 этой резолюции призывает международное сообщество оказывать содействие в борьбе с запрещенной в РФ «Джебхат ан-Нусрой1». Именно этим и занимаются Сирийская арабская армия и ВКС РФ все годы с момента принятия этой резолюции. В этой резолюции, кстати, содержится призыв предоставить судьбу Сирии в руки сирийского народа, организовав всенародные выборы; Дамаск согласился на это. Однако в течение трех лет создание новой сирийской конституции и проведение выборов затрудняют внешние силы: Турция стремится сохранить влияние на сирийских суннитов, США обещают сирийским курдам независимое государство на нефтеносных территориях арабских племен. Позиция США в ООН, в ходе переговоров с Россией, во всех случаях была направлена только на свержение Башара Асада без оглядки на возможные последствия.

Корр.: Есть ли что-то еще, что США могли бы сделать, чтобы надавить на Россию, побудив ее прекратить помогать Асаду бомбить Идлиб?

Джеффри: Это проблема, над которой мы работаем серьезнейшим образом. У нас очень широкая программа санкций, которую курирует казначейство. Мы очень тесно координируемся с ЕС, у которого своя санкционная программа. Мы блокировали любую возможную помощь в восстановлении, включая Программу развития ООН, Всемирного банка, отовсюду, для любого места в контролируемой Асадом части Сирии. Мы агрессивно преследуем цель «нет дипломатическому признанию» по всему миру. Например, сирийцев не пригласили обратно в Лигу арабских государств. Так что мы давим на режим и поддерживающие его Россию и Иран, как это только возможно.

Прим. ФАН: Стоит отметить, что Джеймс Джеффри очень откровенно высказывается по поводу того, что США делают, чтобы «помочь» Сирии. Даже частичная отмена санкций привела бы в Сирию десятки европейских (в частности, итальянских) компании, готовых работать в сфере восстановления Сирии. Европа, например, могла бы оказать значительную помощь здравоохранению Сирии, которое было практически разрушено в районах под властью «Исламского государства». Однако гуманитарные цели, о которых американские представители распространяются в других случаях, для Джеффри очевидно идут после политических.

Кроме того, хотя оставаться на северо-востоке Сирии не является нашей целью, мы там находимся и не пускаем туда Дамаск. Турки в северо-западной Сирии находятся по собственным соображениям, но они также не пускают туда режим. Израильтяне борются с союзным Сирии Ираном из-за его ракетных систем большой дальности. Таким образом, мы оказываем на Дамаск огромное давление.

Спецпредставитель США рассказал об ИГИЛ, Идлибе, лагере «Эр-Рукбан» и Ираке — перевод ФАН

Возможно, в результате русские согласятся на состав конституционного комитета (только что согласились), или на прекращение огня в Идлибе, или на лучшую координацию с нами в контртеррористических операциях, о чем мы их просим.

Или на настоящий вывод иранских сил, который они обязались осуществить на юго-западе год назад, но так и не выполнили.

Я не знаю, что из этого когда они сделают. Все, что я знаю, так это я мажу «широкими мазками», используя многих союзников — турок, израильтян, европейцев, арабов, наших партнеров в курдских SDF, и политическую оппозицию, и ООН, и мы все работаем вместе, чтобы оказывать давление на этих людей. И весь этот горшок варится, и иногда на поверхность всплывает что-то хорошее, а потом что-то плохое, как наступление в Идлибе, которое очень нас разочаровало, однако мы надеемся на прекращение огня.

Корр.: Как США вместе с Турцией намерены добиться, чтобы любые репатриации сирийцев на северо-восток страны были добровольными? Особенно на фоне летних сообщений о том, что Турция депортирует незарегистрированных беженцев в различные районы Сирии, в том числе Идлиб?

Спецпредставитель США рассказал об ИГИЛ, Идлибе, лагере «Эр-Рукбан» и Ираке — перевод ФАН

Джеффри: Из числа вовлеченных в эту трагедию — мы говорим о шести миллионах беженцев из Сирии — нет такой страны, которая заслуживала бы большего доверия и проделала бы большую работу с беженцами, чем Турция. Это первое. Мы доверяем Турции и предоставляемым ею сведениям, мы уверены, что данная работа будет продолжена.

Мы очень, очень внимательно изучили, что происходило в так называемом регионе «Щита Евфрата» — Джараблусе, Аль-Бабе и Африне. Мы не видели ни одного значимого и вызывающего доверия примера насильственных репатриаций кого-либо по какой-либо причине. Наше соглашение с турками по условиям возвращения беженцев в район зоны безопасности составлено в одних и тех же терминах, потому что и мы, и они взяли эти термины из стандартов организации ООН по беженцам (UNHCR). Мы убеждены, что турки, как обычно, будут верны своим обязательствам.

Прим. ФАН: Между тем сообщения с мест описывают территорию «Щита Евфрата» как кипящий котел с неприятностями, который во многом был заварен благодаря усилиям США. Курдские нападения (благодаря США курды остались в Манбидже и Телль-Рифате, откуда непрерывно тревожат боевиков протурецких сил ССА), постоянные столкновения между разными формированиями ССА (например, когда боевики «Лива Султан Мурад» не могут поделить контроль над овощным рынком в Азазе с коллегами из «Ахрар аш-Шам») и постоянный бандитизм сделали район Африна крайне опасным для мирных жителей. В этой ситуации Турция предпочла сосредоточиться на Идлибе и «зоне безопасности», не пытаясь навести порядок на подконтрольных территориях.

Корр.: Возможно, что правительство Асада попытается восстановить свои позиции в северо-восточной Сирии. Недавно оно объявило курдские SDF «сепаратистскими террористическими формированиями». Если Асад обратит свое внимание на эту буферную зону, какие шаги Вашингтон предпримет, чтобы предотвратить такое развитие событий?

Джеффри: Прежде всего, по всему северо-востоку мы проводим операции против ИГИЛ. Это включает в себя зону безопасности и остальной северо-восток. Асад — как и в случае с «Ат-Танфом» на юге, или районами, которые занимают турки, или районом, который удерживает «умеренная оппозиция», — претендует на всю эту территорию.

Однако мы привержены позиции международного сообщества, отраженной в резолюции ООН 2254, которая ясно заявляет, что должно быть полное прекращение огня по всей стране и никто не должен пытаться отнять у кого-либо еще территорию, и это однозначно относится и к Асаду. Такова наша позиция. Когда силы Асада или поддерживающих его союзников попытались проникнуть на северо-восток, мы приняли все необходимые меры, чтобы пресечь это проникновение и это будет продолжено.

Спецпредставитель США рассказал об ИГИЛ, Идлибе, лагере «Эр-Рукбан» и Ираке — перевод ФАН

Прим. ФАН: Стоит отметить, что резолюция 2254, на которую ссылается спецпредставитель Джеффри в течение всего интервью как на основное правовое основание для незаконных действий США в Сирии, начинается с того, что Совбез «вновь подтверждает свою твердую приверженность суверенитету, независимости, единству и территориальной целостности Сирийской Арабской Республики». Именно суверенитет Сирии нарушают и Штаты, и их союзники по НАТО, распространяя свои планы на всей территории чужого государства. (Стоит отметить, что США в этой резолюции даже не упоминаются).

Интервью спецпредставителя США по Сирии, который увиливает от прямых и актуальных вопросов корреспондента The Defense Post, является очень хорошей иллюстрацией «политики двойных стандартов», которые Соединенные Штаты ведут в отношении Сирии. Именно в рамках резолюции СБ ООН 2254, которая призывает бороться с «Исламским государством» и «Джебхат ан-Нусрой», США развернули на территории Сирии незаконные военные базы (к чему резолюция 2254 вовсе не призывала, даже наоборот).

Именно в рамках этой резолюции США и Франция бомбили Ракку и Хаджин, где погибли тысячи мирных жителей. В рамках этой резолюции Штаты сначала разбомбили, а потом заперли в лагере «Аль-Хол» 40 тысяч «жен ИГИЛ» и детей боевиков, не пытаясь ни определить их дальнейшую судьбу, ни предотвратить распространение экстремистской идеологии. Прикрываясь этой резолюцией США планируют помочь Турции «вытряхнуть» три миллиона сирийских беженцев через границу.

Однако когда речь идет о действиях Сирии, а также России и Ирана, которые законным образом были призваны на помощь, Вашингтон трактует резолюцию 2254 совершенно иначе. Оказывается, с террористами «Ан-Нусры» в Идлибе нельзя бороться, мало ли что там в резолюции сказано, — правда, США все равно можно; жителей «Эр-Рукбана» в Сирию отпускать нельзя — и не в Сирию нельзя — а можно поставлять им за счет ООН конвои с продовольствием, чтобы США не пришлось кормить боевиков ; оказывать помощь в восстановлении «асадовской» Сирии преступно (о чем США грозно напоминают всему миру), а требовать соблюдения государственного суверенитета и территориальной целостности Сирии просто возмутительно (до тех пор пока американцы способны держать под контролем крупную курдскую коалицию, которая по бросовым ценам вышвыривает на рынок сирийскую нефть).

Руководству и странам ООН следовало бы обратить внимание на то, как в замечаниях каждого высокопоставленного американского чиновника сквозит презрение к международной организации. Ради военных контрактов из операций по всему миру Госдепартамент и Пентагон готовы уже практически не таясь игнорировать дух и строчку Устава ООН, открыто заявляя, что американские интересы важнее.

1 Организация запрещена на территории РФ.

infox - new
Новости партнеров