Лента новостей Выбор региона Поиск
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

Почему атака на объекты Saudi Aramco не тянет на casus belli

0 Оставить комментарий

Эксперт объяснил, почему атака на объекты Saudi Aramco не тянет на casus belli

Атака на объекты национальной нефтяной компании Саудовской Аравии Saudi Aramco, совершенная 14 сентября, не станет поводом для силовой операции Вашингтона и Эр-Рияда против Тегерана. Такое мнение в беседе с корреспондентом Федерального агентства новостей озвучил политолог, публицист, специалист по американской внутренней и внешней политике Дмитрий Дробницкий.

Не первое и не последнее обострение

Заметим, что субботний удар по саудовской «нефтянке» спустя трое суток по-прежнему продолжает лихорадить цены на нефть и вызывать множество вопросов.

Насколько серьезный урон был причинен нефтяной промышленности Королевства Саудовская Аравия (КСА) и когда саудиты смогут полностью реанимировать подвергшиеся атаке объекты?

Взявшие на себя ответственность за атаку йеменские повстанцы-хуситы утверждают, что использовали десять беспилотников. При этом американцы сообщают, что в ударе было задействовано более 20 БПЛА и как минимум дюжина ракет, что позволило противникам Эр-Рияда добиться 17 прямых попаданий в объекты нефтеперерабатывающей инфраструктуры КСА. Сами саудиты про беспилотники почти ничего не говорят, в основном напирая на то, что подверглись обстрелу крылатыми ракетами, и намекают, что те имели «иранское происхождение». Но явных доказательств этого ни США, ни Саудовская Аравия не приводят.

Так какими же силами и средствами был нанесен удар по объектам нефтяной промышленности КСА?

Каким образом система ПВО/ПРО КСА, страны, занимающей третье место в мире по военным расходам, не только не сумела отразить атаку с воздуха, но, судя по всему, даже не смогла обнаружить беспилотники/крылатые ракеты до того момента, как те обрушились на свои цели в Абкайке и Хурайсе?

На недавних переговорах в Анкаре президент России Владимир Путин предложил Эр-Рияду приобрести современные комплексы ПВО/ПРО российского производства. Какова вероятность того, что КСА примет это предложение?

Эксперт объяснил, почему атака на объекты Saudi Aramco не тянет на casus belli

С какой территории был нанесен удар по саудовской «нефтянке»? Из Йемена, Ирака или Ирана? Да и вообще, насколько причастен к случившемуся шиитский Иран, давно оказывающий военно-техническую поддержку хуситам (шиитам) в их противостоянии с суннитским КСА?

Внятные ответы на все эти вопросы пока отсутствуют. Возможно, какая-то конкретика будет озвучена сегодня на анонсированной министерством обороны КСА пресс-конференции. Но это именно из разряда «возможно».

Зато точно известно, что клинч, в котором сейчас сошлись Саудовская Аравия и Иран, — это не первое и не последнее обострение отношений двух государств в регионе, где их интересы и до того непрерывно пересекались, толкались локтями и топтались друг у друга по больным мозолям.

Противостояние Эр-Рияда и Тегерана началось вовсе не сегодня и идет отнюдь не в одной какой-то плоскости. Этот заочный конфликт многомерен. Он «подогревается» такими нюансами, как традиционное противостояние шиитов и суннитов, спор из-за количества добываемой и экспортируемой нефти, война в Йемене, боевые действия в Сирии, рост иранского влияния в Ираке, наконец, поддержка саудитов и иранцев разнонаправленными «полюсами силы» в лице, с одной стороны, Вашингтона, а с другой — Москвы и Пекина.

Несомненное влияние на эскалацию конфронтации Эр-Рияда и Тегерана оказывают выход США из ядерной сделки с Ираном, ужесточение западных антииранских санкций, а также ослабление положения Королевства Саудовская Аравия, вызванное междоусобной борьбой местных наследных принцев, экономическим кризисом в стране и крушением амбициозных планов экспансии на Ближнем Востоке. Все это вкупе порождает ощущение «бочки с порохом и тлеющим фитилем», которое появляется у стороннего наблюдателя при знакомстве с новостями из Саудовской Аравии и Ирана.

В контексте этого, пожалуй, наиболее актуальным вопросом после событий 14 сентября становится вопрос о вероятности втягивания Вашингтона в конфликт между Эр-Риядом и Тегераном, а также участия Соединенных Штатов в силовой операции против Ирана.

Очаг напряженности в подбрюшье

С просьбой прокомментировать возможность удара США и Саудовской Аравии по Ирану ФАН обратилось к Дмитрию Дробницкому.

— Дмитрий Олегович, отношения Вашингтона и Тегерана после выхода США в мае прошлого года из ядерной сделки с Ираном окончательно приобрели характер обмена ультиматумами. По крайней мере, так это видится обывателям. Соответственно, ни у кого не вызвала удивления публикация в The Wall Street Journal о том, что Соединенные Штаты винят в инциденте с атакой на саудовскую «нефтянку» Иран и вместе со своим союзником КСА готовят удар «возмездия». Точно так же никого не удивили требования иранской стороны немедленно вывести американские войска с Ближнего Востока.

После таких пассажей возникает ощущение, что до прямого вооруженного столкновения Вашингтона и Эр-Рияда с Тегераном остается буквально пара шагов. С другой стороны, подобные обострения ситуации случались уже неоднократно, всякий раз заканчиваясь большим шумом, но не выстрелами. В качестве примера можно вспомнить сбитый иранцами в июне американский беспилотник, после которого Штаты вознамерились нанести ответный удар по целям на иранской территории, но в последний момент президент США Дональд Трамп отменил операцию. В этот раз происходит нечто похожее. Пока Пентагон воинственно бряцает оружием, Трамп 16 сентября на встрече с наследным принцем Бахрейна Сальманом бен Хамадом бен Исой Аль Халифой внезапно заявляет, что «США не хотят ни с кем войны».

Так ждать ли нам по следам событий 14 сентября силовой операции Вашингтона и Эр-Рияда против Тегерана или нет?

Эксперт объяснил, почему атака на объекты Saudi Aramco не тянет на casus belli

— Нет, не ждать. Конечно, Эр-Рияду очень хочется нанести удар «возмездия». Но если он и будет реализован, то не по Ирану, а по Йемену. Саудиты сейчас находятся не в самом приятном положении. Они совершенно не верят, что атаку 14 сентября хуситы могли организовать исключительно собственными силами. Откровенно говоря, в этом саудиты правы. Но нанести удар по Ирану в одиночку КСА не может — для этого у королевства нет ни решимости, ни ресурсов. Остается Йемен, тем более что хуситы уже взяли на себя ответственность за атаку Абкайка и Хурайса. Разумеется, удар по Йемену саудиты постараются преподнести как полномасштабное возмездие за атаку 14 сентября. Но всем будет понятно, что такие действия станут очередным доказательством слабости КСА.

— Очередным? То есть КСА продемонстрировало ограниченность своих возможностей не в первый раз?

— Конечно, не в первый. За последние годы КСА умудрилось проиграть прокси-войну Ирану практически на всем Ближнем Востоке. Саудиты ничего не смогли противопоставить экспансии иранского влияния. Как результат, саудовских эмиссаров выдавили из Сирии и Ирака. Мало того, Иран усилил помощь хуситам, что привело к провалу блицкрига, затеянного в Йемене коалицией стран Персидского залива во главе с КСА. Иными словами, вместо того чтобы упрочить свое положение, Эр-Рияд получил очаг напряженности прямо в подбрюшье саудовского королевства. В этом смысле итоги вторжения в Йемен стали для руководства Саудовской Аравии очень тяжелым ударом.   

Трамп предпочитает переговоры

— Министр энергетики КСА принц Абдель Азиз бен Сальман квалифицировал атаку 14 сентября на объекты в Абкайке и Хурайсе как теракт. Вы согласны с этой оценкой?

— С точки зрения формального международного права если уж Саудовская Аравия с 2015 года ведет войну против Йемена, то объекты нефтяной промышленности королевства можно считать для йеменцев вполне легитимной военной целью.

— Понятно.

— Возвращаясь же к вопросу о возможной силовой операции против Тегерана, повторюсь: Саудовской Аравии очень бы хотелось, чтобы Штаты, как это предлагал друг покойного сенатора Джона Маккейна сенатор Линдси Грэм, в отместку за нападение на инфраструктуру Saudi Aramco атаковали бы нефтяные объекты Ирана. Но предпосылки к реализации подобной затеи пока отсутствуют. Тот же Трамп, насколько я понимаю, предложения Грэма просто проигнорировал.  

Эксперт объяснил, почему атака на объекты Saudi Aramco не тянет на casus belli

— Почему?

— Трамп — и это подтвердила его советник Келлиэнн Конуэй — по-прежнему предпочитает заниматься переговорами, а не ведением боевых действий. Мы, конечно, не знаем содержания тайных контактов Вашингтона с Тегераном, которыми по поручению президента США занимается сенатор Рэнд Пол… Но очевидно, что Дональд Трамп уже как минимум второй раз довольно жестко демонстрирует — в войну с Ираном его не втянуть. Очень символично эти события практически совпали по времени с отставкой советника по нацбезопасности Джона Болтона, который являлся в администрации президента США самым главным пропонентом военной операции против Ирана. Отставка Болтона — еще один месседж о том, что войны на Ближнем Востоке Трамп настроен всячески избегать. Конечно, в будущем может произойти все что угодно — современный Ближний Восток в этом смысле весьма непредсказуемый регион. Однако на данный момент поводов для немедленного удара по Ирану у Трампа нет.

— В 1990-1991 годах многие тоже утверждали, что у Штатов нет повода для немедленного удара по Ираку…

— Не думаю, что подобное сравнение корректно. Все же ситуация в начале 90-х значительно отличалась от современной. В частности, отличалась вызванными действиями Ирака паническими ожиданиями нехватки в Штатах топлива. На сегодняшний день США имеют позитивный энергетический баланс экспорта/импорта нефти и газа. Де-факто Штаты практически достигли энергетической самостоятельности, что кардинально снизило их зависимость от поставок энергоресурсов из зоны Персидского залива. Совсем недавно Трамп это подтвердил, написав в Twitter: «Мы не нуждаемся в ближневосточных нефти и газе, на самом деле у нас там очень мало танкеров».

— Для кого же в таком случае предназначалась нефть, которую обрабатывали на саудовских объектах, угодивших под удар 14 сентября?

— По заверениям экспертов, анализировавших ущерб от атаки на объекты в Абкайке и Хурайсе, для стран Азиатско-Тихоокеанского региона.

— Итак, Штаты сейчас почти энергонезависимы и не столь болезненно реагируют на угрозы поставкам энергоресурсов из зоны Персидского залива, как раньше.

— Да, мир с начала 90-х значительно изменился. Причем не только в смысле снижения зависимости США от нефти и газа Саудовской Аравии или Кувейта. События 14 сентября также наглядно продемонстрировали ту опасность, которую могут сейчас представлять для нефтяной отрасли практически любой страны беспилотники, чей технический уровень мало отличается от изделий бытового назначения. Хотел бы в связи с этим обратить внимание на то, что министр энергетики РФ Александр Новак поручил проработать меры по обеспечению дополнительной защиты российских энергетических инфраструктурных объектов. Что же до саудовской «нефтянки»… Если случится ее коллапс, то Европе и другим покупателям саудовских энергоресурсов какое-то время будет плохо. Но не Соединенным Штатам, которые на данный момент больше нефти экспортируют, чем импортируют. Это еще одна причина того, почему Америка сейчас не будет срочно отправлять своих солдат в Саудовскую Аравию, дабы гарантировать стабильные поставки нефти.    

Эксперт объяснил, почему атака на объекты Saudi Aramco не тянет на casus belli

«Слишком много вводных»

— Все же на какие-то шаги для поддержки Эр-Рияда Трампу пойти придется.

— Конечно, придется. Например, ОПК США может получить распоряжение провести какие-нибудь НИОКР по адаптации американских комплексов ПВО/ПРО под задачи отражения воздушных атак, аналогичных той, что имела место 14 сентября. Затем Вашингтон предложит Эр-Рияду приобрести эти комплексы и разблокирует продажу саудитам еще какого-нибудь оружия. Разумеется, эти действия будут сопровождаться высокопарными речами о «поддержке нашего союзника». Дальше этого, пожалуй, дело не пойдет.

— То есть умирать за саудитов американцы не станут?

— По состоянию на «сейчас» — нет. А что будет на Ближнем Востоке завтра, станет понятно только завтра — слишком много имеется вводных, способных повлиять на изменение ситуации.

Парламентские выборы в Израиле. Зреющее в КСА недовольство политикой де-факто правителя королевства наследного принца Мухаммеда бин Салмана, в «активе» которого не только провал вторжения в Йемен, но и скандал с убийством журналиста Джамаля Хашукджи. Все это и множество иных факторов самым непосредственным образом способно дестабилизировать ситуацию и привести к появлению новых горячих точек на карте Ближнего Востока. Но это в будущем. Если же говорить об атаке 14 сентября на объекты Saudi Aramco, то она на casus belli никак не тянет.

infox - new
Новости партнеров