Лента новостей Выбор региона Поиск
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

Токсично, русофобия: Александр Литвиненко на службе у пяти разведок

0 Оставить комментарий

Токсично, русофобия: Александр Литвиненко на службе у пяти разведок

Британский подданный, скандально известный экс-сотрудник российских спецслужб Эдвин Редвалд Картер, более известный как Александр Вальтерович Литвиненко, — фигура по-своему знаковая. Именно с «дела Литвиненко» на Западе была запущена мощная волна современной русофобии, круто замешанной на шпионских скандалах, взрывах жилых домов, терактах, радиоактивных материалах, отравлениях, смертях, компроматах и больших деньгах. 

Вся история с отравлением Литвиненко, за исключением некоторых деталей, как две капли воды напоминает дело Сергея Скрипаля: оба предателя, оказавшись в Великобритании, в конце концов превратились в мелкую разменную монету в большой игре англосаксонских политиков и разведок против России.

Федеральное агентство новостей решило напомнить о том, как Литвиненко из сотрудника российской спецслужбы превратился в беспринципного предателя — и чем все это закончилось.

Токсично, русофобия: Александр Литвиненко на службе у пяти разведок

«Ветеран МУРа» на службе у Березовского

После окончания в 1980 году средней школы в Нальчике Александр Литвиненко был призван на срочную службу во Внутренние войска МВД СССР. В 1985 году он стал выпускником Орджоникидзевского высшего военного командного Краснознаменного училища имени С.М. Кирова, затем был направлен в мотострелковый полк, который занимался перевозкой и охраной государственных ценностей.

В 1988 году Литвиненко окончил Высшие курсы военной контрразведки КГБ СССР, потом служил в третьем управлении военной контрразведки КГБ, а с 1991 стал сотрудником центрального аппарата МБ-ФСК-ФСБ. За проведение совместных с Московским уголовным розыском операций по розыску и задержанию особо опасных преступников получил звание «ветеран МУРа».

Работая в 1994 году в оперативном управлении ФСБ, Литвиненко начал заниматься сбором информации о деятельности Бориса Березовского. Для этого Литвиненко приходит в офис бизнесмена, где происходит их личное знакомство. 

После покушения на Березовского в июне того же года Литвиненко вошел в оперативно-следственную группу по этому делу, наладив с Березовским еще более тесный контакт. Видимо, именно тогда БАБ и отметил для себя авантюрный характер Литвиненко, которому олигарх отведет в скором будущем особую роль в своей игре против России. Но это случится не сразу.

Во время контртеррористической операции в Чечне Литвиненко неоднократно бывал в командировках для работы в управлении ФСБ в Нальчике, а в начале 1996 года даже принял участие в штурме села Первомайское.

В 1997 году Литвиненко был переведен в 7-й отдел управления по разработке и пресечению деятельности преступных организаций (УРПО) ФСБ на должность старшего оперативного сотрудника, замначальника. По утверждению самого гэбиста, он и несколько его сослуживцев получили негласный приказ… убить Березовского. Якобы именно из-за этого Литвиненко решается на новую встречу со своей «жертвой», во время которой сообщает ей о «планах устранения». Игра начинается.

Уже в апреле 1998 года Березовский приглашает известного телеведущего Сергея Доренко и Литвиненко с коллегами на свою дачу, где те записывают интервью о «приказе убить бизнесмена». Одновременно Литвиненко подает заявление в военную прокуратуру, что приводит к открытию уголовного дела. 

Через некоторое время УРПО было распущено, а глава ФСБ Николай Ковалев в июле 1998 года покинул свой пост. Каких-либо обвинений ему, впрочем, не предъявлялось, а в конце октября прокуратура закрыла и уголовное дело о подстрекательстве к убийству олигарха. И тогда Березовский, видя, что его план по превращению себя в «жертву власти» не реализуется, запускает массированную информационную кампанию.

13 ноября БАБ опубликовал в газете «Коммерсант», которой на тот момент владел, открытое письмо главе ФСБ Владимиру Путину с обвинениями в адрес ряда сотрудников службы. 17 ноября Литвиненко на пресс-конференции с группой сослуживцев в очередной раз заявил, что начальство приказало им убить Березовского, и сделал ряд других заявлений о якобы «противозаконной деятельности» в ФСБ. А подконтрольный Березовскому центральный телеканал начал транслировать отрывки из интервью Литвиненко, которое тот дал в апреле на даче для Доренко.

В декабре Литвиненко закономерно увольняют из ФСБ. И Березовский, который был тогда руководителем Исполнительного секретариата СНГ, берет Литвиненко к себе на должность руководителя службы безопасности. 

Конец игры? Как бы не так! Несколько дальнейших фактов из жизни экс-разведчика наглядно демонстрируют те «разброд и шатания», в которых силовые структуры России пребывали в конце 1990-х годов.

Токсично, русофобия: Александр Литвиненко на службе у пяти разведок

Из тюрьмы — в американское посольство

В марте 1999 года Литвиненко арестован по обвинению в превышении полномочий и помещен в следственный изолятор ФСБ «Лефортово». В ноябре того же года суд выносит ему оправдательный приговор, но сразу после этого его берут под арест по второму уголовному делу и помещают в СИЗО Бутырской тюрьмы. Чуть позже и второе уголовное дело прекращено прокуратурой, однако в тот же день против Литвиненко возбуждается третье уголовное дело. Это не мешает ему освободиться под подписку о невыезде. 

Оказавшись на свободе, Литвиненко в 2000 году бежит из России в Грузию. Там он со своим сообщником Юрием Фельштинским заявляется в посольство США в Тбилиси и просит политическое убежище. Но американцы не находят никаких причин для предоставления мошеннику статуса политбеженца, поэтому Литвиненко решает ехать в Турцию по фальшивому паспорту, который получил от друга Березовского Бадри Патаркацишвили

К этому времени в России в отношении экс-гэбиста было возбуждено четвертое уголовное дело. В Турции Литвиненко также обращается к американцам за политическим убежищем, но снова получает отказ. И тут в дело вступает Александр Гольдфарб — он организует транспортировку Литвиненко в Великобританию.

Гольдфарб в дальнейшем сыграет самую зловещую роль в судьбе Литвиненко, поэтому на этой фигуре стоит остановиться подробнее. Получив образование на кафедре вирусологии биофака МГУ, он работал в Институте атомной энергии имени Курчатова. В 1975 году Гольдфарб репатриировался в Израиль, после эмигрировал в ФРГ, а оттуда — в США. Работал профессором Колумбийского университета в Нью-Йорке и, неожиданно, в Фонде Сороса. В 2000 году вместе с Березовским Гольдфарб создает и возглавляет «Фонд гражданских свобод». 

К слову, ранее упомянутый Юрий Фельштинский был под стать Гольдфарбу: с 1978 года он проживал в США, где, завербованный ЦРУ, числился историком Рутгеровского университета в городе Нью-Джерси.

Прибыв 1 ноября 2000 года в Великобританию, прямо в лондонском аэропорту «Хитроу» Литвиненко обратился к полиции за убежищем. Спустя полгода правительство Соединенного Королевства удовлетворяет просьбу беглеца как «подвергающегося преследованию на родине».

По свидетельству одного из основателей «Новой газеты», журналиста Акрама Муртазаева, который близко общался с Литвиненко, «опер ушел не один, а с документами, видео- и аудиопленками». Давно задумав свой отъезд из России, Литвиненко начал собирать секретные документы ФСБ, полагая, что они будут иметь коммерческую ценность на Западе. 

Оказавшись в Англии и получив приличный грант от Березовского, Литвиненко использовал большую часть этих документов при написании вместе с Муртазаевым и Гольдфарбом в 2002 году книги с «оригинальным» названием «Лубянская преступная группировка». В ней беглый оперативник разоблачал «преступную группировку» ФСБ, когда этой службой руководили генералы Барсуков и Ковалев. 

По словам самого Гольдфарба, в 2001 году Муртазаев был нанят Березовским и приехал в Лондон из Москвы специально для работы с Литвиненко над книгой. Как же протекала эта, с позволения сказать, работа?

«Дело в том, что делал литературную запись, — потом вспоминал Муртазаев. — Мы договорились, что как бы я только записываю то, что является информацией с его слов. Частично ее как бы проверял, но, понимаете, моя задача не состояла в абсолютной достоверности информации. Мы писали какую-то историю его работы в спецслужбах. […] Он вываливает на стол десятки тысяч слов... потом я расставляю их по местам, убирая тысячи подробностей».

С таким подходом к делу вовсе не удивительно, что для книги не удалось найти английского издательства: Гольдфарб смог уговорить опубликовать ее только издательство в Нью-Йорке. Однако, к большому разочарованию авторов, их писанина не вызвала интереса у читателей. Несмотря на то, что выкраденные Литвиненко документы были действительно секретными и подлинными, они относились к ушедшему тогда периоду правления Бориса Ельцина. Достаточно сказать, что тираж никто не арестовывал, она совершенно спокойно продавалась даже в магазинах по Москве.

Токсично, русофобия: Александр Литвиненко на службе у пяти разведок

Спектакль по сюжету Литвиненко

В марте 2002 года Березовский в правительственном квартале Лондона Whitehall организует пресс-конференцию, которая посвящена презентации снятого по его собственному заказу фильма «Покушение на Россию». В основу этого фильма была положена еще одна книга Литвиненко и Фельштинского с действительно громким названием «ФСБ взрывает Россию». Названия глав этого бреда говорят сами за себя: «Спецслужбы разжигают войну в Чечне», «Шабаш спецслужб», «ФСБ против народа» и т. п. Снятый фильм, разумеется, был аналогичного содержания. Особое внимание в книге и фильме было посвящено эпизоду в Рязани 22 сентября 1999 года, по итогам которого либеральная оппозиция обвинила ФСБ в минировании жилого дома. 

Естественно, на той лондонской пресс-конференции присутствовал весь «оппозиционной бомонд»: Березовский, сам Литвиненко, Фельштинский, гендиректор канала RTVi Игорь Малашенко, депутат Сергей Юшенков и т. д. 

Основная роль в спектакле была отведена бывшему и. о. директора Росконверсвзрывцентра Минобразования России Никите Чекулину, чьи «показания» и легли в основу обвинений Березовского против спецслужб РФ. Чекулин старался вовсю: рассказывал о пропаже из своей организации значительного количества взрывчатки, подкреплял свои заявления фотографиями и документами. 

Вот только британский журнал The Observer, например, обвинил Литвиненко и Фельштинского в отсутствии в их книге «ФСБ взрывает Россию» фактов и аргументации.

«Из-за отсутствия прозрачности в книге ее трудно читать как что-то большее, чем просто теорию заговора», — ставит журнал точный диагноз фантазиям авторов.

Так или иначе, немедленно после пресс-конференции Гольдфарб назначил Чекулину зарплату от «Фонда гражданских свобод», организовал проживание в Лондоне. Со временем Березовский приблизил Чекулина к себе и стал доверять им с Литвиненко самые деликатные операции. Не бедствовали: в Соединенном Королевстве «сладкая парочка» получала из фонда Березовского «на жизнь» по 4500 фунтов стерлингов в месяц.

В начале лета 2002 года Литвиненко заочно осудили в России, обвинив в злоупотреблении служебным положением в 1996 году, похищении взрывчатых веществ в 1997 году, а также в незаконном приобретении и хранении огнестрельного оружия и боеприпасов — и приговорили к 3,5 годам лишения свободы условно с испытательным сроком в течение одного года. 

В июле того же года ФСБ обратилась к британским спецслужбам с просьбой допросить Литвиненко по поводу его связи с Ачимезом Гочияевым, главным подозреваемым по делу о терактах в Москве и Волгодонске в 1999 году. Литвиненко настоял на том, чтобы допрос проводился не британскими спецслужбами, а был устроен в виде телемоста с некоей «Общественной комиссией по расследованию обстоятельств взрыва домов в Москве и Волгодонске» и приглашенными журналистами. Телемост состоялся 25 июля 2002 года.

«Общественная комиссия» была создана 4 апреля 2002 года по инициативе партии «Либеральная Россия», финансируемой, конечно, Березовским. Главой комиссии стал депутат Госдумы Сергей Ковалев, зампредом — его коллега Юшенков. В ее состав входили и другие одиозные демократы: депутат Юрий Щекочихин, гендиректор Института прав человека и член правления Международного общества «Мемориал» Валентин Гефтер, лидер движения «За права человека» Лев Пономарев, а также Лев Левинсон, Александр Даниэль, Отто Лацис и им подобные «специалисты». 

Тем более удивительно, что эта «комиссия» в 2007 году по результатам собственного «расследования» признала: обвинять сотрудников российских спецслужб в причастности ко взрывам нет никаких оснований. 

Токсично, русофобия: Александр Литвиненко на службе у пяти разведок

Мнимый отравитель Березовского

В мае 2003 года на связь с Литвиненко и Чекулиным вышел Владимир Терлюк и предложил свои услуги. К тому времени Терлюк, выходец из советского Казахстана и человек вообще без гражданства, в течение четырех лет проживал с семьей в Лондоне в ожидании политического убежища и крутился вокруг Березовского на различных мероприятиях. У самого олигарха тогда не было британского паспорта, и ему вполне грозила экстрадиция в Россию. Генпрокуратура РФ пыталась добиться от Великобритании выдачи Березовского на основании уголовного дела по ст. 159 УК РФ (мошенничество) и объявила его в международный розыск.

В лучших традициях произведений Артура Конана Дойла, Литвиненко и Гольдфарб разработали по приказу Березовского хитроумный план по ускорению получения бизнесменом статуса политического беженца. Для этого Литвиненко попросил Терлюка сделать ложное заявление о том, что он прибыл в Великобританию якобы с целью убийства Березовского по заданию Службы внешней разведки России. Убийство олигарха якобы должно было быть осуществлено при помощи некоего «бинарного яда» прямо в зале английского суда в ходе слушаний о его экстрадиции по запросу Генпрокуратуры РФ.

Провокация Березовского и Литвиненко сработала. Москве было отказано в просьбе об экстрадиции, а 10 сентября 2003 года министр внутренних дел Великобритании Дэвид Бланкетт подписал распоряжение о предоставлении Березовскому политического убежища, обосновывая это решение тем, что в России ему может грозить «политическое преследование». МВД Великобритании выдало Березовскому паспорт беженца на имя «Платон Еленин».

Но Березовский не планировал останавливаться на достигнутом и тихо доживать в своем доме в получасе езды от Лондона. В голове этого «профессора Мориарти» созрело новое задание для своего слуги.

Токсично, русофобия: Александр Литвиненко на службе у пяти разведок

На зарплате у британской разведки

В октябре 2003 года по приглашению беглого подполковника в Лондон приехали его бывший сослуживец, майор ФСБ Андрей Понькин и некий Алексей Алехин. Со слов Литвиненко, они якобы рассказали ему о своем плане по покушению на президента Путина в одной из стран Западной Европы с помощью чеченцев. Об этой встрече бывший опер рассказал Березовскому, который посоветовал ему написать заявление в полицию. 

Литвиненко сочинил «подробный отчет» о встрече с сотрудниками спецслужб на десяти страницах, где также сообщил, что его собеседники попросили организовать для них встречу с Березовским, надеясь, очевидно, на его финансовое участие в покушении. Благодаря ложному доносу Литвиненко двое россиян были арестованы и помещены в британскую тюрьму. Спустя несколько дней их отвезли в аэропорт и отправили в Москву по билетам, на которых стоял штамп… британской разведки MI6 (!).

Британские спецслужбы щедро благодарят Литвиненко за всю эту деятельность по «борьбе с российским режимом». По признанию его жены Марины, в конце 2003—начале 2004 года на счет супругов поступает первый платеж в размере 18 тысяч фунтов стерлингов (27 тысяч долларов). Вплоть до марта 2007 года они будут получать подарки от Ее Величества: по 2 тысячи фунтов стерлингов (3 тысячи долларов) ежемесячно. В общей сложности, спецслужбы Великобритании перечислили на счет экс-гэбиста более 90 тыс. фунтов стерлингов. Тогда же, в 2004 году, MI6 выдала Литвиненко поддельный паспорт.

Чуть раньше, в конце 2003 года, Литвиненко познакомился с итальянцем Марио Скарамеллой, занимавшимся расследованием предполагаемой деятельности КГБ СССР в Италии, и начал оказывать тому всяческую помощь в его «исследовательской работе». Помимо итальянца, Литвиненко активно сотрудничает и с испанской разведкой, скармливая ей сведения о российской мафии за рубежом. Можно только предполагать, какого качества была вся эта «информация».

В 2004 году Березовский резко уменьшил финансирование Литвиненко, снизив его «зарплату» с 4500 до 1500 фунтов в месяц. Литвиненко пришлось искать дополнительные источники дохода, для чего он обращается к проживающему в Лондоне ичкерийскому террористу Ахмеду Закаеву и начинает писать небольшие заметки для экстремистского сайта «Чеченпресс». На «чеченской теме» Литвиненко подружился и с Анной Политковской: с 2003 года они часто встречаются в Лондоне и тесно сотрудничают в интересах ичкерийских террористов.

Одновременно ему пришлось подрабатывать консультантом и посредником, сводя британские фирмы с заинтересованными людьми из России. Через круг знакомых Березовского Литвиненко познакомился с бывшим главой службы безопасности телеканала ОРТ, главой группы российских охранных компаний Андреем Луговым, с помощью которого рассчитывал собирать информацию о происходящем в России, в основном компрометирующие материалы на высших должностных лиц. В 2005—2006 годах Луговой неоднократно приезжал в Британию и встречался с Литвиненко, в том числе у него дома и на юбилее Березовского. По словам Лугового, Литвиненко неоднократно предлагал ему сотрудничество с британской разведкой.

Примерно тогда же Березовский решил, что ему больше не нужен сыгравший свою роль Чекулин, которому он также перестает платить.

«Со своей фирменной цинично-ироничной ухмылкой [Гольдфарб сообщил мне], что вопрос финансирования моего нахождения в Лондоне их фондом продлен только еще на два месяца», — вспоминал Чекулин.

Березовский с помощью своего адвоката лишил Чекулина в январе 2004 года паспорта, без которого тот не мог выехать из Великобритании. Чекулин, по собственным словам, «почувствовал смертельную опасность» и «с ужасом осознал, что они готовят нашу громкую ликвидацию в Англии, как опасных свидетелей». 

Чекулину удается каким-то чудом бежать из Великобритании обратно в Россию, где он в 2005 году рассказал в своей книге «Тайна олигарха» о мошенническом получении своим бывшим патроном политического убежища.

Токсично, русофобия: Александр Литвиненко на службе у пяти разведок

«Игра по-крупному»

Судьба Чекулина должна была насторожить кого угодно. Однако Литвиненко то ли совершенно не чувствует опасности от Березовского, то ли его страх реальной перспективы попасть за решетку в России за свои преступления был еще сильнее. Литвиненко начинает блажить. 

Так, 7 февраля 2006 года на одном из сайтов ичкерийских террористов он публикует свою статью, в которой обвиняет Кремль в том, что он якобы приказал редактору отдела культуры датской газеты Jyllands-Posten Флемингу Роузу… опубликовать карикатуру на пророка Мухаммеда, вызвавшую крупный международный скандал.

В мае 2006 года Литвиненко познакомился через Березовского с аспиранткой Центра изучения демократии Вестминстерского университета Юлией Светличной, которая искала встречи с Закаевым. По словам Светличной, Литвиненко уже тогда испытывал финансовые сложности и поделился с ней своим планом вымогательства по 10 тысяч фунтов с каждого из богатых русских, которые не хотели бы разглашения сведений о происхождении своих капиталов. 

Свои главные надежды экс-гэбист возлагал на таинственное «досье ЮКОСа». В сентябре 2006 года Литвиненко лично отвез «компромат» в Израиль Леониду Невзлину, второму после Михаила Ходорковского акционеру этой компании. Как впоследствии утверждал Невзлин, он согласился с ним встретиться и получить это «досье».

Постепенно такая активность Литвиненко начала вызывать недовольство и раздражение его патрона.

«Фильтруйте то, что он скажет, этот человек болтает слишком много», — предупредит как-то Светличную Березовский.

12 октября 2006 года Литвиненко получает британское подданство и новое имя — Эдвин Картер (Edwin Carter). Он воспринял это событие с большой радостью и чувством благодарности к «новой родине»: в своих интервью британским СМИ он постоянно признается в любви к короне. 

Все это перемежается очередными заскоками. Буквально на следующий день после обретения подданства Литвиненко вместе с Фельштинским и известным либералом-педофилом Владимиром Буковским идут в Вестминстер на организованный «оппозицией» вечер памяти убитой 7 октября в Москве Политковской. А 19 октября на очередных «поминках» бывший опер делает совершенно бредовое заявление о том, будто бы Путин лично передавал угрозы Политковской, причем во всем этом участвовала… Ирина Хакамада.

Примерно в те же дни Луговому звонит Березовский, с которым они не разговаривали к тому моменту уже пять лет, и просит срочно вылететь в Лондон. Старые знакомые встречаются в офисе Березовского, где «политический беженец» просит Лугового организовать охрану оппозиционной журналистке из «Коммерсанта» Елене Трегубовой

Со слов Березовского, Трегубовой грозила опасность за ее книгу «Байки кремлевского диггера» (на других языках вышла под названием «Кремлевские мутанты»), где она в негативном цвете рисовала высшую российскую власть. Луговой соглашается предоставить оппозиционерке свою охрану, но Трегубова внезапно уезжает из Лондона. 

Луговой считает, что тем самым она, сорвав план Березовского, спасла себе жизнь, а самому Луговому сохранила свободу.

Токсично, русофобия: Александр Литвиненко на службе у пяти разведок

Несвежие суши или чай с полонием?

И ровно тогда же, в конце октября 2006 года, с Литвиненко связался его итальянский друг Скарамелла и сообщил, что может передать ему информацию, якобы касающуюся убийства Политковской. 

1 ноября 2006 года они встретились в суши-баре «Itsu», где Скарамелла передал, как вспоминал потом сам Литвиненко, «несколько распечатанных страниц электронных документов на английском языке». Когда же Литвиненко узнал, что эти письма были от одного их общего с Березовским знакомого, эмигранта Евгения Лимарева, то даже не стал их смотреть, заявив, что «это все бред собачий». 

После встречи со Скарамеллой Литвиненко ненадолго заходит в офис Березовского — якобы для того, чтобы распечатать какие-то документы. Оттуда он направляется на встречу со своим старым приятелем Луговым в гостиницу «Millennium». По словам Лугового, Литвиненко собирался посетить футбольный матч между «Арсеналом» и ЦСКА вечером того же дня. На встрече присутствовали друг Лугового Дмитрий Ковтун, а позже к ним за стол сели и дети Лугового — дочь и сын, которому тогда было 8 лет.

Вечером Литвиненко почувствовал себя плохо:. По его словам, после возвращения домой он «сразу свалился». В тот же день с подозрением на острое пищевое отравление бывший подполковник ФСБ был доставлен в больницу района Барнет. В течение следующих нескольких дней у Литвиненко были сильные диарея и рвота. 

Врачам местного госпиталя, первыми обследовавшим его, Литвиненко сразу заявил, что был отравлен. Однако британские доктора не придали значения его утверждениям, заподозрив у пациента пищевую инфекцию от несвежего суши и назначив ему курс антибиотиков.

Состояние Литвиненко, однако, продолжало стремительно ухудшаться. Он был переведен для интенсивной терапии в больницу University College Hospital, где британские эскулапы несколько недель пытались определить причину болезни. Оттуда пробы крови и мочи больного были отправлены для изучения в британскую Службу ядерного оружия (!), где были исследованы на предмет возможного радиоактивного заражения посредством гамма-спектроскопии. 

Первоначально не было обнаружено никакого ощутимого повышения уровня гамма-излучения, лишь незначительный пик на уровне 803 кэВ. По совершенно «случайному совпадению» об этом узнал ученый, участвовавший в свое время в программе по разработке атомного оружия. Он-то якобы и указал британским врачам, что подобный пик является признаком радиоактивного распада полония-210 —компонента первых атомных бомб.

11 ноября 2006 года на сайте Закаева «Чеченпресс» было распространено сообщение об отравлении Литвиненко. Это сообщение, возможно, никто бы и не заметил, если бы не все тот же Гольдфарб, который решил его прокомментировать. И здесь весь «цивилизованный» мир буквально взорвался сообщениями о «событии века», связанном с таинственной болезнью Литвиненко. 

Первые подозрения падают как раз на Лугового, с которым Литвиненко пил чай. Тот, узнав о случившемся, тут же звонит в больницу Литвиненко с целью выяснить, что произошло на самом деле. Чай из одного чайника пили не только они втроем с Ковтуном: дети Лугового тоже могли быть смертельно отравлены. Однако Литвиненко не высказал Луговому никаких претензий или версий того, каким образом он принял яд.

21 ноября Гольдфарб, который постоянно контролировал Литвиненко в больнице, написал и привез тому заявление, которое экс-гэбист зачитал. В заявлении Литвиненко в который раз объяснился в любви Великобритании, врачам и всем британцам за их поддержку. Затем после слов «я слышу шум крыльев ангела смерти» он прямо перешел к финалу трагедии, обратившись к… российской власти: «Пусть Господь простит вас за все, что вы сделали не только со мной, но с любимой Россией и всем ее народом».

После этого дешевого спектакля Гольдфарб позвонил лорду Беллу, владельцу рекламной компании PR Bell Pottinger, которая уже четыре года работала по контракту на Березовского. Из компании в больницу прислали фотографа Настасью Вайц, которая и сделала серию известных фотографий с облысевшим агентом пяти разведок.

Дальше вновь не обошлось без фарса. Умирающий попросил Закаева похоронить его в Чечне, на что тот ответил, что для этого нужно стать мусульманином. Тогда в больницу пригласили имама, который провел требуемый обряд. 

В Лондон к сыну в больницу приехал и его 68-летний отец, Вальтер Литвиненко. По его словам, сын сказал, сидя на больничной кровати: «Папа, я должен сказать тебе нечто очень серьезное: я перешел в ислам». 

«Что угодно, Саша, что угодно. Лишь бы ты не стал коммунистом и не поклонялся дьяволу», — ответил Литвиненко-старший бывшему сотруднику КГБ СССР. 

Спустя две недели после начала болезни врачи Литвиненко сочли, что нашли вероятную причину отравления. Анализы показали наличие в организме… таллия, что совпадало с наблюдаемыми симптомами — страшной непрекращающейся кровавой диареей, выпадением волос и повреждением периферической нервной системы. Литвиненко стал получать лечение от отравления таллием, но оно не принесло ожидаемого улучшения. Впрочем, измеренный уровень содержания опасного вещества был явно недостаточен, чтобы вызвать столь сильное отравление. 

От назначенной терапии было решено отказаться. 20 ноября состояние Литвиненко резко ухудшилось, и он был переведен в реанимацию University College Hospital. Там он  и скончался через три дня от острой сердечной недостаточности.

А в Британии началась срежиссированная истерика.

Токсично, русофобия: Александр Литвиненко на службе у пяти разведок

Информационная атака на Россию

В течение десяти дней после смерти Литвиненко все вечерние программы новостей по всем каналам Великобритании начинались с сообщений о прогрессе полицейских расследований смерти Литвиненко и нахождения все новых и новых мест загрязнения полонием-210. На различные интервью и программы приглашались лишь члены группы Березовского. 

Ведущие тележурналисты всякий раз подчеркивали, что такое отравление может совершить исключительно государство. Спор у британских журналистов возникал лишь о том, участвовал ли в отравлении Кремль или только ФСБ. Лишь иногда допускалось, что операция была подготовлена организацией бывших сотрудников КГБ «Честь и достоинство». 

Наиболее агрессивную линию вел Гольдфарб. В интервью популярной вечерней аналитической программе «Би-Би-Си» «Ньюснайт» 29 ноября он нес пургу в утвердительном стиле: 

«Путин лично приказал, но подчиненные ошиблись в дозе. Хотели высокую дозу, чтобы смерть наступила в течение недели. Тогда не успели бы найти радиоактивность, так как симптомы лучевой болезни не сумели бы развиться».

На такой истерике пора было делать деньги. Лорд Белл от имени Березовского и семьи Литвиненко, жены, отца и приехавшего сводного брата, жившего в Италии, заключил эксклюзивные контракты на освещение всех событий по «делу Литвиненко» с газетами The Times и The Sunday Times. Это, к тому же, обеспечивало общую линию в толковании событий по всему миру. Была быстро сформирована команда из 12 журналистов этих газет, двух репортеров из Италии и зачем-то Марка Франчетти из Москвы.

Подробный «Специальный рапорт» вышел 3 декабря под большим заголовком «Раскрытие кода ядерного убийцы»: основные усилия The Times были направлены на то, чтобы навязать читателю убеждение, будто этим убийцей был Андрей Луговой. Поместили большую фотографию Лугового. Подзаголовок же обширного репортажа утверждал, что след «радиоактивного яда» ведет в Москву и этом может «серьезно ухудшить отношения между Британией и Россией».

Для мнимой объективности упоминалась и теория, что убийство могли организовать враги России, чтобы подорвать ее репутацию. Но из этих «врагов» отчего-то совершенно исключался Березовский. По утверждению The Times, Березовский говорит, что он обязан жизнью Литвиненко, и не может ничего выиграть от убийства друга. Березовский даже пришел на поминальный обед, добавляет британское СМИ… 

7 декабря 2006 года Литвиненко был похоронен в закрытом саркофаге на Хайгейтском кладбище Лондона. Закаев так и не сдержал данное ему слово.

На свой пик дезинформационная кампания британской прессы вышла 10 декабря, когда все центральные британские воскресные газеты, от респектабельной прессы до желтых таблоидов, общий тираж которых превысил 15 миллионов, предоставили свои первые страницы интервью и рассказам жены Литвиненко, снабдив их большими фотографиями плачущей женщины.

Казалось бы, куда дальше? Но четвертый канал британского телевидения заказал производство… телесериала «об отравлении бывшего русского шпиона Александра Литвиненко». Были проданы права и на экранизацию книг Литвиненко. Конкуренцию Гольдфарбу и Марине Литвиненко составил Алан Ковел, глава лондонского бюро газеты The New York Times. Он спешно готовил книгу «История Саши. Жизнь и смерть русского шпиона» и пытался сбагрить права на ее экранизацию в Голливуд.

11 декабря 2006 года прокуратура немецкого Гамбурга возбудила против Дмитрия Ковтуна уголовное дело по подозрению в нелегальном обращении с радиоактивным материалом. За день до этого полиция этого немецкого города сообщила, что в принадлежащей свидетелю по делу Ковтуна квартире был найден радиоактивный полоний-210. Кроме того, вещество было обнаружено в автомобиле, которым пользовался предприниматель, и даже в папке с его личным делом в местном ведомстве по делам иностранцев.

Правда, оценка всех собранных прокуратурой Гамбурга доказательств, в том числе полученных из Великобритании данных о местах заражения полонием-210, однозначно указала на то, что полоний находился в Лондоне еще до прибытия туда Лугового и Ковтуна. В частности, радиоактивные следы были обнаружены в лондонском офисе Березовского и в организме Скарамеллы, с которым Литвиненко, напомним, встречался в Лондоне за несколько часов до общения с Луговым и Ковтуном.

Известный радиобиолог Жорес Медведев также поставил под сомнение версию британцев о том, что Литвиненко отравился, выпив разбавленный полонием чай. Ученый указал, что этот элемент не всасывается в кровь через пищеварительный тракт. Куда более вероятно, что в организм Литвиненко попали радиоактивные пары полония. Именно об этом, по словам Медведева, и умолчало британское следствие.

Токсично, русофобия: Александр Литвиненко на службе у пяти разведок

Полониевые следы Березовского

В 2008 году на основании материалов книги бывшего подручного Березовского Никиты Чекулина Следственным комитетом РФ было возбуждено уголовное дело о заведомо ложном доносе. В 2010 году это дело было завершено, и Березовскому было предъявлено обвинение за преступление, совершенное в Великобритании. 

После предъявления обвинения все та же «прикормленная» газета The Sunday Times опубликовала копии неких документов, согласно которым за несколько недель до смерти Литвиненко российские спецслужбы якобы получили с Балаковской АЭС радиоактивный полоний-210 весом 3,4 кг.

Представитель «Росатома» Сергей Новиков быстро опроверг этот фейк, пояснив, что полоний в России в таких количествах давно не производится.

«В 2006 году уровень его производства составлял 0,8 грамма в месяц для поставки по единственному контракту американской компании, — пояснил Новиков. — Кроме того, для производства полония нужен канальный реактор, в то время как на Балаковской АЭС реакторы совершенно другой системы».

Еще тогда, в 2006 году, Росатом разъяснял, что эти 0,8 грамма полония выделяются на заводе «Авангард» в Сарове из висмутовых мишеней, облученных в Челябинской области на ПО «Маяк», а других производств полония в России не существует. Да и вообще, количество радиоактивных изотопов для поставки никогда не измеряется по весу, а определяется в специальных единицах — кюри.

В целом, брошенная британцами фальшивка не выдерживает критики. Зачем вообще направлять полоний через Балаково, если Саров находится всего в 500 км от Москвы? Ведь на Балаковской АЭС полоний не применяется, так что факт его передачи непонятно зачем только вызовет лишние подозрения. 

В опубликованной фальшивке была указана и маркировка транспортного контейнера — «AR16PO84-210», с указанием места изготовления и его содержимого. Но начнем с того, что во внутренних документах Росатома или оборонных структур РФ латиница просто не используется. А сами контейнеры с радиоактивным содержимым никогда не маркируются подобным образом, обычно их название выглядит как КЗ-68М02, где КЗ — Контейнер Защитный, 68 — год разработки, М02 — модернизированный в 2002 году. 

Зато в ходе следствия выяснились другие интересные подробности. Радиоактивное вещество полоний-210, которым был отравлен Литвиненко, хранилось не где-нибудь, а… в офисе Березовского. Оно было там еще до того, как в Соединенное Королевство прибыли Луговой и Ковтун. Вот одно из доказательств: во время визита к Березовскому Лугового посадили в кресло, на котором позже нашли следы полония, тогда как на кресле самолета, которым Луговой прибыл в Лондон, никакого заражения обнаружено не было. Как говорит сам обвиненный британцами россиянин, следы полония ведут не из Москвы в Лондон, а наоборот. Поэтому официальная версия британской стороны о том, что полоний привезли из РФ, не имеет под собой никаких оснований.

У вменяемых британских журналистов официальная версия Лондона тоже стала вызывать большие сомнения. В 2011 году издательство Omnicom Press выпустило книгу Уильяма Данкерли «Лжеубийство Литвиненко», в которой автор аргументировано доказал, что весь скандал был искусственно раздут британской прессой с целью свалить всю вину на Россию. 

В свою очередь, журналист ведущей шотландской газеты The Sunday Herald Эндрю Осборн проехался по самому Литвиненко, заявив, что у того были серьезные проблемы с репутацией заслуживающего доверия человека, поскольку в прошлом он неоднократно заявлял о сенсационных, но ничем не подкрепленных «разоблачениях».

Отдельно стоит отметить, что Великобритания категорически отказалась передать России полученные данные по делу о смерти Литвиненко, засекретив все материалы. С момента возбуждения Генпрокуратурой РФ уголовного дела по факту смерти Литвиненко 16 декабря 2006 года до настоящего времени британские власти в полном объеме не выполнили ни одного российского запроса о производстве процессуальных действий на территории Великобритании, подчеркивал советник генпрокурора РФ Николай Атмоньев.

Просто ликвидация бывшего сотрудника ФСБ играла на руку Британии как способ устранения одного из ключевых свидетелей, который мог дать показания против Березовского. Поэтому либо спецслужбы этой страны были замешаны в его убийстве, либо оно было совершено с их молчаливого согласия. В распоряжении Генпрокуратуры РФ имеется информация о том, что МВД Великобритании знало об опасности, угрожавшей Литвиненко, но Скотланд-Ярд не предпринял никаких мер, чтобы его спасти. 

По информации, озвученной Генпрокуратурой РФ, всей информацией владела бывшая премьер-министр Великобритании Тереза Мэй, которая с 2010 года занимала должность министра внутренних дел. Поэтому неудивительно, что и скандал вокруг отравления бывшего полковника ГРУ Сергея Скрипаля и его дочери Юлии был раскручен британскими властями по тому же сценарию, что и трагикомедия с «покушением» на Березовского и смертью Литвиненко.

В марте 2018 года с сенсационным заявлением выступил и отец Литвиненко, ранее голословно обвинявший в смерти сына Россию. По словам вдруг «прозревшего» Литвиненко-старшего, непосредственное отношение к убийству его сына мог иметь помогший перебраться ему в Великобританию Александр Гольдфарб. 

Отец погибшего убежден, что Гольдфарб работал на ЦРУ. Заявления же о якобы причастности РФ к убийству его сына (включая свои же собственные, видимо), Вальтер Литвиненко назвал пропагандой, подчеркнув, что даже 12 лет спустя российские специалисты не могут принять участие в расследовании.

«Да я за жизнь любого русского, который сейчас находится в Англии, гроша ломаного не дам!» — подчеркнул Литвиненко-старший.

Именно в ломаный грош, а если быть точнее, в «ломаный пенни» западными покровителями была оценена жизнь беглого предателя Александра Литвиненко. Остается только сожалеть, что лишь спустя почти полтора десятилетия правда выходит на свет. Но это можно понять — против России плетут сложнейшие интриги спецслужбы и целые правительства разных стран, проводят виртуозные спецоперации, дозируя через подконтрольные СМИ информационные инъекции токсичной лжи или полуправды.

Токсично, русофобия: Александр Литвиненко на службе у пяти разведок

Finita la commedia

Можно решить, что о Литвиненко и его убийстве на Западе стали забывать. А вот и нет. В конце августа 2019 года в театре «Олд Вик» состоялась премьера спектакля «Очень дорогой яд», основанного на одноименной книге журналиста The Guardian Люка Хардинга, в котором рассказывается об отравлении Литвиненко. По отзывам зрителей, в спектакле «в лучших шекспировских традициях сцены убийства, предательства и скорби перемешаны с танцами и пантомимой».

«Очень дорогой яд» — выдающаяся пьеса. Ей суждено жить долго, гораздо дольше, чем ее героям», — восторженно отзывается о ней в либеральной прессе выступающий теперь в роли театрального критика Гольдфарб.

Но и это не все. Как сообщает The Guardian, британский телеканал ITV в скором времени планирует запустить в производство сериал об убийстве Литвиненко. Сериал будет основан на «документальном» проекте «Охота на убийц из КГБ» британского Channel 4. Предполагается, что Литвиненко сыграет Дэвид Теннант, известный по главным ролям в сериалах «Доктор Кто» и «Благие знамения».

«Документальные» фильмы, театральные пьесы с «танцами и пантомимой», сериалы, книги — русофобская пропаганда становится все изощренней. Снова и снова западная и российская либеральная пресса раскручивают маховик антироссийской истерии, вбрасывая новые и воскрешая старые лживые обвинения в адрес властей и спецслужб. Причем откровенное вранье теперь совершенно бесстыдно называют «журналистскими расследованиями» и «альтернативными версиями».

Жизнь Александра Литвиненко, как и жизнь любого предателя, оказалась лишь частью второсортной пьесы в лондонском театре. Вне зависимости от хитро закрученного сюжета и действующих лиц, финал этого «действа» легко предсказуем — позорная смерть, закрытый гроб и скромный могильный камень посреди сорняков, на котором выбито «Sasha». 

Хотя гораздо уместнее была бы надпись «Токсично: русофобия».

Токсично, русофобия: Александр Литвиненко на службе у пяти разведок

infox - new
Новости партнеров