Лента новостей Выбор региона Поиск
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

Россия применила «китайскую» стратегию к разоренной гражданской войной Украине

0 Оставить комментарий

Россия применила «китайскую» стратегию к разоренной гражданской войной Украине

Успешному обмену удерживаемыми лицами между Россией и Украиной, состоявшемуся 7 сентября, в Киеве придают большее значение, чем в Москве. Это свидетельствует о том, что повестка мира остается электоральной и политической основой президента Владимира Зеленского. В целом, итоги президентских выборов на Украине четко показали запрос населения страны на выход из беспросветного тупика гражданской войны.

Такое мнение в беседе с корреспондентом Федерального агентства новостей озвучил заместитель генерального директора (на общественных началах) Института национальной стратегии Александр Костин.

Напомним, что 5 сентября на пленарной сессии Восточного экономического форума президент России Владимир Путин высказал убеждение, что в исторической перспективе отношения Москвы и Киева полностью нормализуются. 

«А что касается ближайшей перспективы, это в значительной степени будет зависеть от действующего украинского руководства», — добавил глава российского государства.

Одновременно Путин подтвердил, что на финальной стадии находятся российско-украинские переговоры по поводу обмена удерживаемыми лицами.

«Мы финализируем наши переговоры по поводу обмена. Полагаю, что он будет крупный и масштабный. Движемся в сторону нормализации», — заключил президент РФ.

7 сентября обмен по формуле «35 на 35» состоялся. 

Россия применила «китайскую» стратегию к разоренной гражданской войной Украине

Зеленский, Порошенко и остальные

В каком направлении могут развиваться российско-украинские отношения в дальнейшем? На этот и другие вопросы ФАН ответил Александр Костин.

— Александр Николаевич, многих удивляет разница в тональности освещения обмена удерживаемыми лицами в России и на Украине. У нас: «Обменяли. Привезли. Наши дома. Хорошо». На Украине же факт обмена подается как спецоперация невиданного масштаба и яркая «перемога» президента Зеленского, чуть ли не лично «вырвавшевшего полоняников из недр ада». Действительно ли достигнутому 7 сентября результату в Киеве придают большее значение, чем в Москве?

— Пожалуй, да. Это свидетельствует о том, что повестка мира — по-прежнему электоральная и политическая основа президента Зеленского. Он победил на выборах именно как «президент мира» и теперь вынужден при каждом удачном случае демонстрировать, что старается выполнять свои предвыборные обещания. 

— Но появление Зеленского в киевскому аэропорту «Борисполь» для участия во встрече освобожденных лиц — это же явный популизм?

— Да, популизм. Новый президент Украины обречен на подобные шаги ради поддержания своего рейтинга.

— При этом Зеленский активно «играет на контрасте» с предыдущим президентом Украины Петром Порошенко? 

— Можно сказать и так. Мирная повестка, хотя бы в общественно-риторическом ключе, для Зеленского остается на текущий момент центральной. Совершенно необязательно, что она останется таковой и далее — это скорее вопрос окончательного выбора курса и политического облика украинского президента и его команды. Политика войны была целиком и полностью сконфигурирована Порошенко «под себя» и его администрацию. Порошенко, как лидер и часть «революционного» истеблишмента Украины, создал принципиально новую конфигурацию политического поля страны, куда на смену традиционным постсоветским элитариям пришла радикальная, контркультурная среда. Радикалы во главе с Порошенко ушли, но система осталась.

— Кто сейчас заинтересован в продолжении боевых действий на юго-востоке Украины?

— В сохранении текущей конфигурации противостояния с Россией и конфликта в Донбассе заинтересованы очень многие из тех, кто является прямым бенефициаром войны. Это в первую очередь украинские силовики, которые видят в ней источник собственного благосостояния. Это многочисленные радикалы, которые также идеологически и, как ни странно, экономически вплетены в конфликт и имеют свои интересы. В их же пользу играет современная национальная украинская идеология, построенная на радикальном национализме и мифе Евромайдана. Также в сохранении конфликта в определенной мере заинтересованы соседи Украины, например Польша, что дает им большой ресурс влияния и различные бенефиты: от трудовой миграции до ресурсов украинской промышленности. Соответственно, сейчас перед Зеленским стоит задача переконфигурировать под себя политическое пространство на Украине и свою идеологическую платформу. Большим искушением для «команды Зе» будет выступать возможность остановить процесс изменений на моменте перехвата контроля над системой, имплементировав в нее себя и свои интересы. 

Россия применила «китайскую» стратегию к разоренной гражданской войной Украине

Русофобия вредит Европе

— Можно ли считать согласие Москвы на обмен удерживаемых лиц своеобразным реверансом в сторону нового президента Украины?

— Скорее Москва создает Зеленскому благоприятные условия для набора политических очков, а также дает комфортный инструмент политического благосостояния, от которого будет сложно отказаться. Возвращаясь же к тезису о повестке мира, замечу, что она носит комплексный характер и выходит далеко за пределы самой Украины.

— Поясните, пожалуйста.

— Конфигурация мира для Украины — это сложение суммы обстоятельств. С одной стороны, есть определенный европейский консенсус, который склоняется в пользу нормализации ситуации. Само собой, это не какой-то долговременный стратегический политический курс на примирение с Россией. Однако, на текущий момент Франция и Германия хотят избавиться от растущих обременений радикального курса Украины, сделать ее более управляемой, прозрачной и респектабельной. Растущий и неконтролируемый политический радикализм несет прямую угрозу уже и Европе. С другой стороны, Берлин и Париж достаточно уверенно контролируют Киев через сумму возможностей, включающей экономические инструменты, НКО и так далее. 

— Русофобская повестка Европе вредит?

— Разумеется. Европа, нуждаясь как в поставках из России энергоносителей, так и в российском рынке сбыта, не желала быть заложником радикального внешнеполитического курса Украины при Порошенко. 

— Причем российская сторона, видимо, не прочь сделать шаг-другой навстречу Парижу. Недаром 9 сентября министр обороны РФ Сергей Шойгу сообщил, что Минобороны России готово сотрудничать с военным ведомством Франции настолько тесно, насколько готовы французские военные.

— Киев тоже вносит посильный вклад в ситуацию, но, как водится, по-своему. Украинский неуправляемый радикально-политический класс откровенно идет вразнос, причем не только в отношениях с Россией. Если проанализировать, как украинцы в течение последнего года пытались строить свои отношения с Европой, то обнаружится длинная череда скандалов на разных международных площадках с участием украинских представителей — при достаточно прохладном отношении европейских дипломатов и парламентариев. Видимо, также свою роль сыграла «китайская» стратегия терпеливого ожидания со стороны России: дескать, разбирайтесь со своими (украинцами) сами, мы подождем — нужных для себя условий. 

— Вы упомянули скандалы. Они были инициированы украинской стороной?

— Да. Параллельно украинцы время от времени пытались откровенно шантажировать европейцев, играя на противоречиях США и ЕС. Естественно, Старый Свет подобная практика не устраивала. Отдельная «прелесть» ситуации заключается в том, что персонально Дональду Трампу украинские дела, похоже, совершенно не интересны. В значительной мере это вызвано тем, что текущие события на Украине — это наследие предыдущей американской администрации. 

— Буквально на днях Трамп заявил, что готов содействовать при необходимости переговорам между Россией и Украиной. «Если им потребуется мое участие, я приму участие (в переговорах)», — заявил американский президент журналистам.

— Такие заявления вызывают большой скепсис: Москве и Вашингтону в настоящее время нечего друг другу предложить. Да и нет никаких гарантий выполнения Соединенными Штатами взятых на себя обязательств: как мы видим, Вашингтон последовательно выходит из всех договоров по безопасности. Поэтому возможны только короткие, ситуативные соглашения — и то чисто теоретически… 

Россия применила «китайскую» стратегию к разоренной гражданской войной Украине

Донбассе в составе Украины?

— Что Россия может получить, если использует сложившуюся политическую конфигурацию по-максимуму? 

— Нормализацию отношений с Украиной — выход на какое-то неконфликтное политическое «плато» коммуникаций. В этом заинтересованы все, кто хочет мирного сосуществования. В условиях постоянно тлеющего военного конфликта никакое развитие Украины невозможно. Итоги президентских выборов там четко показали запрос населения на развитие, на выход из этого беспросветного тупика гражданской войны. В свою очередь, этот конфликт сильно тормозит Россию, в первую очередь в силу режима санкций. Это тупик, из которого необходимо выходить в силу общих интересов.

— Возможность быстрого «отката» ситуации ко временам добрососедских отношений между Россией и Украиной вызывает большие сомнения.

— Речь не о какой-то пылкой дружбе, а об установке хоть каких-то правил, позволяющих вести конструктивный межгосударственный диалог. Европа, как я уже говорил, тоже не против хотя бы минимального «потепления» российско-украинских отношений — ради того, чтобы снизить «накал страстей» и свою зависимость от этого конфликта. Трамп, как мне кажется, тоже будет не прочь воспользоваться этим самым «потеплением». Во-первых, чтобы попытаться «оттеснить» нас от Китая за счет возможных уступок по Украине, и, во-вторых, чтобы надавить на Европу угрозой возможного сближения Вашингтона с Москвой. 

— А как насчет антироссийских санкций?

— Думаю, что американские санкции останутся в любом случае. А вот избавиться от европейских санкций, как мне кажется, для России вполне реально. Плюс к этому — вывести из международной повестки Крым, а также добиться закрепления в украинской конституции особого статуса для «отдельных районов Донецкой и Луганской областей», как это и было предусмотрено вторыми Минскими соглашениями. Иными словами — широкой автономии Донбасса.

— В составе Украины?

— По логике Кремля, как мне кажется, да, в составе Украины. Об иных альтернативах Москва на официальном уровне никаких заявлений не озвучивала. К тому же публичная позиция России в отношении особого статуса Донбасса в составе Украины разделяется и Европой, что тоже имеет для Москвы большое значение. 

— Хоть какой-то консенсус.

— Именно так. Хотя важно помнить, что эта позиция внутри России — не консенсусная, она несет серьезные и пока не прогнозируемые риски. В то же время следует понимать, что перечисленные результаты — это идеал. Его достижению будут препятствовать множество факторов, включая те из них, что стали последствиями поддержки Москвой Донецка и Луганска.

— Например, какие факторы?

— Например, продолжающаяся экономическая интеграция Донбасса в Россию, рублевая зона, российские стандарты в образовании, постоянно растущее количество российских паспортов в Донецке и Луганске. Все это есть, от этого никуда не денешься и это уже не отменишь. Как это можно совместить с декларируемой приверженностью договоренностям «Минска-2», непонятно. 

Россия применила «китайскую» стратегию к разоренной гражданской войной Украине

Мир стоит на перепутье

— В общем, теоретически Москва не против широкой автономии Донбасса в составе Украины, с соответствующим закреплением этого статуса в украинской конституции. То есть автономии, предусматривающей, помимо прочего, существование у Донецка и Луганска собственных вооруженных формирований. Но практически организовать мирную реинтеграцию Донбасса в состав Украины очень сложно, если вообще возможно. Однако ведь есть еще и радикальный вариант, столь часто ранее озвучиваемый украинскими силовиками…

— Для России такой вариант, чреватый сильнейшими имиджевыми и репутационными потерями, а также возможной утратой внутригосударственного консенсуса, абсолютно неприемлем. Думаю, что Москва сделает все возможное, чтобы не допустить развития событий по такому сценарию.

— Этим противоречивость попыток вернуть Донбасс на Украину не исчерпывается?

— Разумеется, нет. В частности, понятно, что Донбасс в составе Украины — это мощный рычаг давления Москвы на Киев. Но это же понимают не только в Москве, но и в Киеве. Еще один нюанс: реинтеграция Донбасса подразумевает возвращение под контроль Донецка и Луганска территорий, ранее находившихся в составе Донецкой и Луганской областей, но ныне контролируемых украинскими силовиками. Не думаю, что Киев охотно согласится отдать их. А если все же отдаст — непонятно, как на этих территориях назначенная из Киева администрация будет уживаться с «особостатусной» администрацией Донецка и Луганска. 

— Что является ключевым условием реинтеграции Донбасса в качестве автономной области?

— Ключевое, что нужно иметь в виду: сценарий реинтеграции Донбасса в качестве автономной области возможен только в кардинально иной Украине — без радикальной националистической идеологии, без русофобского общественного консенсуса. Пять лет Украина создавалась как «анти-Россия» — и сейчас эта модель в самой стране имеет значительное количество бенефициаров: в СМИ, политическом классе, государственных институтах. Возвращение в мирный «конкурентный» контекст, когда политический вес будет исчисляться не мерой агрессии к России, а иными качествами, вызовет значительное сопротивление тех, кто пять лет владел политическим мейнстримом. 

— Да, подводных камней хватает. И это мы еще не вспомнили о волеизъявлении населения ДНР и ЛНР, которое в массе своей, мягко говоря, не жаждет возвращения под желто-синий флаг. Любые попытки игнорирования этого факта могут привести к социально-политическому взрыву.

— Так или иначе, российско-украинские отношения сейчас находятся на перепутье. На чем они будут в дальнейшем акцентироваться: на продолжении ли конфронтации или попытке выстроить сколь-нибудь конструктивный диалог — вопрос открытый. Впрочем, положение «на перепутье», состояние некоего транзита, сейчас характерно не только для российско-украинских отношений.

— Поясните.

— На перепутье стоит Россия. На перепутье находится и Украина. Получится у Зеленского полностью зачистить радикально-националистический блок — страна пойдет в одном направлении, не получится — совсем в другом. Еще одна «вилка» — как поведут себя в дальнейшем президент США и американский истеблишмент? Объективно именно американцы получают наибольшую выгоду от продолжения конфликта на юго-востоке Украины.

Один из ключевых для России вопросов — процесс переформатирования Европы в новый политический союз. Brexit, показывающий степень кризиса текущей модели ЕС, национализм «малой» Европы, давление США и стремление иметь на европейском континенте свою «фракцию» (в виде Прибалтики, Польши и может быть Украины) за счет ЕС делает этот процесс весьма драматичным.

Россия применила «китайскую» стратегию к разоренной гражданской войной Украине

Россия будет действовать адекватно угрозам

— Это все?

— Еще один вопрос, ответ на который без преувеличения имеет для России жизненно важное значение: в каком направлении дальше будет следовать Белоруссия? Продолжит ли она оставаться союзником России или «уйдет» на Запад, образовав вместе с Украиной, Польшей и прибалтийскими республиками антироссийский «буфер» на наших западных границах?

— Подобные события действительно могут повлечь критические последствия для РФ?

— Этот сценарий, активно продвигаемый США, способен кардинальным образом переформатировать баланс сил в Европе и позицию России в его отношении. Подобный «санитарный пояс» против нашей страны объективно не нужен Старой Европе, поскольку это источник радикальных непрогнозируемых рисков, ставящих под угрозу создание новой объединенной Европы как единого международного субъекта. Для России это также совершенно неприемлемое развитие событий, которое Кремль будет стремиться торпедировать стремительными и разрушительными мерами. 

— Звучит как грозное предупреждение.

— Объединение антироссийски настроенных, отдельно неопасных режимов Восточной и Центральной Европы в единую конструкцию руководство России будет рассматривать как угрозу существованию и развитию нашей страны, поэтому оно будет действовать адекватно возможным угрозам. Это необходимо помнить и в Киеве, и в Минске, и в Брюсселе. 

infox - new
Новости партнеров