Лента новостей Выбор региона Поиск
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

Почему Париж внезапно захотел дружить с Москвой. Колонка Евгения Беня

3 Оставить комментарий

Почему Париж внезапно захотел дружить с Москвой. Колонка Евгения Беня

Французские руководители глава МИД Жан-Ив Ле Дриан и министр обороны Флоранс Парли провели переговоры со своими российскими коллегами Сергеем Лавровым и Сергеем Шойгу в Москве.

Стороны обсудили урегулирование конфликта на Украине и выдвинутую президентом Франции Эммануэлем Макроном идею о создании новой европейской архитектуры безопасности и перезапуск диалога с Москвой. Таким образом, Париж и Москва возобновили формат «2+2», что следовало из договоренностей президента России Владимира Путина и Эммануэля Макрона, достигнутых в ходе их августовской встречи. Заседания в этом формате не проводились уже пять лет.

Владимир Путин и Эммануэль Макрон в последних телефонных переговорах уделили особое внимание состоявшемуся накануне обмену заключенными между Россией и Украиной. Лидеры двух стран обозначили его гуманитарной акцией и посчитали, что она будет способствовать нормализации российско-украинских отношений.

Почему Париж внезапно захотел дружить с Москвой. Колонка Евгения Беня

Путиным и Макроном была подчеркнута безальтернативность минских договоренностей для разрешения конфликта на востоке Украины. Президент России обратил внимание на необходимость «тщательной подготовки повестки дня очередного саммита «нормандской четверки».

Между тем, Эммануэль Макрон в последнее время уделяет значительное внимание поиску общих подходов с Россией для разрешения проблем глобальной политики.

Выталкивание России — серьезная стратегическая ошибка

27 августа, на следующий день после завершения саммита G7 в Биаррице, Эммануэль Макрон выступил на традиционной конференции французских послов, организуемой каждый год в Елисейском дворце. Это возможность для главы государства обсудить направления своей внешней политики на ближайшие месяцы. Макрон акцентировал внимание, что прошедший саммит стал последовательной частью стратегии, которая заключается том, чтобы вернуть Францию в центр дипломатической игры. При этом, по его утверждениям, отношения Запада с Россией требуют пересмотра.

По словам Макрона, в связи с мировыми потрясениями, а, прежде всего, геополитическими и стратегическими преобразованиями и перестановками, с небывалым кризисом рыночной экономики «мы определенно являемся свидетелями конца западной гегемонии в мире».

Почему Париж внезапно захотел дружить с Москвой. Колонка Евгения Беня

Во многом это результат ошибок Запада и американских амбициозных решений, начавшихся не с нынешней администрации США. Теперь же мир наблюдает за схваткой за мировое доминирование США и Китая, и в этих условиях французский лидер надеется на то, что Франция не будет союзником никого из них и не станет подыгрывать то одному, то другому, а поведет свою собственную игру.

Выделяя влияние на мир прежде недооцененных Западом держав — Китая, России и Индии, Макрон специально остановился на нашей стране.

Отдавая дань России в воплощении ее стратегии за последние годы, президент Франции, однако, обратил внимание на то, что «проект европейской цивилизации не может продвигать вперед ни католическая Венгрия, ни православная Россия. Мы же отдали инициативу двум этим лидерам. …Поэтому нам нужно найти с помощью европейского проекта, который я также считаю глубоко французским проектом, вдохновляющую силу для нашего народа. Это дух Возрождения, дух Просвещения. Это глубинный дух французского гуманизма, который мы несли вперед и осмысляли, и который нам теперь предстоит переосмыслить».

Почему Париж внезапно захотел дружить с Москвой. Колонка Евгения Беня

Французский лидер выразил понимание, что корни российско-западной проблематики уходят в 1990-е и 2000-е годы, когда произошла череда недопонимания, а Европа не сумела здесь сыграть должную поступательную стратегическую роль и, по его словам, создалось ощущение, что она является троянским конем, чья конечная цель заключается в разрушении России. В РФ в ответ сформировались представления, ориентированные на ослабление Европейского союза.

«Слабости и ошибки» Европы, по мнению французского лидера, помогли России укрепить свой альянс с Китаем, а также возродить мощное влияние в Сирии, Ливии и во многих странах Африки.

Макрон изложил видение роли Франции в качестве «уравновешивающей державы», в том числе между Россией и США. Он прямо подчеркнул: «Выталкивание России из Европы является серьезной стратегической ошибкой».

«Не в наших интересах быть слабым и виноватым, нужно забыть о всех наших разногласиях и вновь объединиться друг с другом», — заявил президент Франции и сделал вывод: «Европейский континент никогда не будет стабильным, никогда не будет в безопасности, если мы не успокоим и не проясним наши отношения с Россией».

В ходе августовской встречи с президентом России Владимиром Путиным и сразу после нее Макрон еще с большей определенностью высказывался, что Евросоюзу стоит восстанавливать отношения с Россией. Президент Франции рассказал о роли России в Европе на русском языке в Facebook: «Россия — очень глубоко европейская страна. Мы верим в Европу, простирающуюся от Лиссабона до Владивостока. Налицо прогресс по многим политическим или экономическим вопросам, ибо мы прилагаем усилия для развития франко-российских отношений. …Важно разработать архитектуру безопасности и доверия между Европейским союзом и Россией».

Почему Париж внезапно захотел дружить с Москвой. Колонка Евгения Беня

На пресс-конференции перед переговорами Макрон напомнил Путину и присутствовавшим журналистам о месте в романе Ф.М. Достоевского «Подросток», где говорится о том, чем русский человек отличается от француза или немца. Достоевский подметил, что, если русский увлекается положительными принципами, выработанными Западной Европой, он в силу безмерности русского характера становится более европейцем, чем сами европейцы — французы, англичане, немцы, — потому что он свободен от их исторически выработанных национальной ментальностью ограничений.

Вспомнив Достоевского, Макрон тонко подметил, что у России особые отношения с западным миром, поскольку Европа — часть русской души.

Размежевание может приоткрыть исторический и жизненный реализм

Реализуя свои общеевропейские амбиции, Эммануэль Макрон столкнулся со сложностями и в связи с отношениями с США и с европейскими партнерами, и в связи с внутренней напряженностью и выступлениями «желтых жилетов».

И, конечно, из-за результатов майских выборов в Европарламент, на которых созданное им движение еврооптимистов, хотя и продемонстрировало определенные результаты, отражающие общественный вес, но выступило менее успешно, нежели прогнозировалось при нарастающем в Евросоюзе влиянии «зеленых», левый надгосударственный глобализм которых не близок Макрону. Он рассчитывает на обновленное единение Европы на основе исторических корней. Такие корни наряду с сегодняшней прагматичной целесообразностью способны помочь перезагрузке для взаимодействия стран ЕС.

Почему Париж внезапно захотел дружить с Москвой. Колонка Евгения Беня

Во всяком случае, как следует из выступления французского президента на совещании с послами, он видит закономерности и в растущих национально-государственных само-идентификациях (включая в том числе понимание Макроном закономерности Brexit), и в поиске качественно нового сближения с учетом такого рода процессов. Судя по всему, все это вызвало у Макрона обобщения, сходные с выводами генсека Совета Европы Турбьерна Ягланда, который еще несколько месяцев назад высказался за преимущественный диалог с Россией, а этот диалог уж точно перспективнее ее искусственного вытеснения с европейского поля.

Во всяком случае на саммите G20 в Японии в конце июня Эммануэль Макрон принял приглашение на празднование 75-летия Победы над германским фашизмом в Москве, а на недавней встрече с Путиным как минимум две из ряда затронутых тем оказались горячими и реально отражают самые что ни на есть актуальные запросы текущей повестки, крайне нуждающиеся во взаимных усилиях обеих стран: возобновление «нормандского формата» и урегулирование в Сирии.

Надо сказать, что и сегодня во французско-российском дискурсе еще отнюдь не все безоблачно. Например, президент Франции, первым публично проявивший инициативу о превращении «Большой семерки» в «Большую восьмерку» с участием в России, когда дело дошло до обсуждения этой темы участниками G7 в Биаррице, изменил свое исходное мнение на 180 градусов. И Франция, как член Евросоюза, продолжает участие в антироссийских санкциях.

Почему Париж внезапно захотел дружить с Москвой. Колонка Евгения Беня

Но есть более важная сторона той же медали. Макрон ищет подходы к взаимодействию с Россией, образно говоря, из глубины, так как, исходя из собственных выводов, пришел к необходимости обобщения опыта устремлений к национальной идентичности. И в этом смысле для него интересны Китай и Индия. Еще более интересен сосед по Старому свету Венгрия. Но, конечно, в особенности важна Россия, которую нынешний президент Франции воспринимает и как другую Европу, и как часть всей Европы, а цельное видение Старого света немыслимо без России с ее спецификой.

Исходя из высказываний Эммануэля Макрона по российско-европейской проблематике, нельзя исключить, что в связи с этой исторически будоражащей грандиозной и неисчерпаемой темой он знакомился не только с произведениями Достоевского, но с исканиями великих российских философов прошлого — Владимира С. Соловьева и Николая Бердяева, потому что артикулируемые современным французским лидером суждения перекликаются с их масштабными представлениями о России и Западе. Правда, наши мыслители смотрели на вопрос, конечно, как русские люди, а Макрон, само собой, как француз.

И все это не так уж парадоксально, потому что теперешний президент Франции настойчиво, но с переменным успехом, пытается возродить глобальное влияние Парижа на многочисленных направлениях, о чем им было специально сказано в речи перед послами в Елисейском дворце.

Он позиционирует Францию очень широко, включая Латинскую Америку и, конечно, Ближний Восток (между прочим, по инициативе французского лидера на последнем G7 присутствовал глава МИД Ирана Мохаммад Джавад Зариф, что прошло почти незамеченным в российских СМИ).

Понятно, что Европа — в особенности в центре внимания Макрона, но и пути ее внутренней взаимной интеграции, как показала практика, неосуществимы без поиска общих с Москвой подходов. И тут как раз пять лет размежевания Запада и России могут поспособствовать трезвым оценкам и приоткрыть и исторический, и жизненный реализм для трудного обретения взаимных решений.

infox - new
Новости партнеров