Лента новостей
Поиск
loop
Общество
Король Испании приведен к присяге. И у русского царя есть шанс

Король Испании приведен к присяге. И у русского царя есть шанс

17:17  19 Июня 2014  /обновлено: 12:21  28 Октября 2015
321

Бутафорская фигура? "Перспективы у европейских монархий прекрасные, если люди займутся своим делом, будут не вступать в браки с массажистами и тренерами по фитнесу, а нести свое высокое королевское служение, - сказал в беседе с корреспондентом Федерального агентства новостей Николай Лукьянов, председатель правления Всероссийского Монархического Центра, Директор Московского Мемориального Музея Российской Императорской Фамилии, Вице-Президент Петро-Павловского Имперского Общества. - Это и на примере испанской королевской семьи видно: Франко оставил Хуану Карлосу абсолютную власть, но на следующий год тот от всего отказался и был бутафорской фигурой. Поэтому постоянно это семейство и сотрясают скандалы, не надо забывать, сам Хуан-Карлос был узурпатором: вступил на престол в обход своего отца". У Британской монархии за пазухой всегда серьёзный аргумент "Вообще-то монарх теоретически отрекаться не должен, если он не парализованный человек в безумстве, хотя тоже выход есть: в таких случаях назначают регентство. Отречение от престола - экстраординарное событие. В Великобритании уже 62 года правит Елизавета Вторая. Ей 88 лет в мае исполнилось и что, она отрекается? Хотя у нее есть наследники, - размышляет Лукьянов. - Нет, она будет на троне до конца, и дай Бог ей здоровья, её мама умерла в 102 года. Монархи в европейских государствах являются стабилизирующим фактором. Опять же посмотрим на Великобританию: Елизавета пережила полтора, а то и два десятка премьер-министров, включая таких мастодонтов, как Черчилль и Маргарет Тетчер. Их уже нет, а она есть, и Великобритания остаётся ведущей державой мира, это же еще и Содружество, под британской короной полсотни государств. Королева этим не пользуется, но если что, у монархии всегда есть за пазухой такой серьёзный аргумент. Монарх не может отречься, это нонсенс. Но с другой стороны мы были свидетелями: первый раз за тысячу лет Папа Римский отрёкся. Происходит что-то ужасное. Это нарушение традиций, когда всё превращается в какое-то костюмированное шоу в каретах". Хороший способ выйти из диктатуры "В Европе за тысячу лет институт монархии стабилизировался, но парламенты влияют, например, в Швеции наследником престола является не сын короля, а дочь, потому что она старшая по первородству. Вот в Лихтенштейне принц - единоличный правитель, государство небольшое, но имеет глобальное влияние на мировую банковскую систему, на один квадратный метр этой страны приходится много миллиардов разной валюты. В Восточной Европе всё очень с этой точки зрения неплохо: стабилизирующим фактором был царь Болгарии Симеон Второй, румынский король регулярно посещает свою страну, престолонаследник Сербский вообще живёт в Белграде в королевской резиденции, с правительственной охраной. Для посткоммунистических стран это очень хороший способ удержать страну и государство. А западные страны заелись", - рассуждает эксперт. "Филипе - офицер испанской армии, воспитанный в хороших традициях, если он возьмется возрождать институт монархии, а не просто церемонии, то у него как у энергичного сорокалетнего человека есть шанс переломить ситуацию, То, что не смог его отец, сумеет сделать Филип. Все-таки на Хуане-Карлосе очень сильно отпечаталась эпоха Франко. А у них другого выхода не было, из диктатуры может выйти только монархия. Никакая демократия из диктатуры появиться никогда не сможет. И у нас после диктатуры возникнет монархия, рецепт очень старый. А вот уже монарх может приводить страну в цивилизованные формы, как, например, это было в последние годы правления Николая Второго, когда учредили Думу, согласовывали бюджет, страна шла по верному пути, еще 20 лет и всё уравновесилось бы... Но кому-то это очень сильно мешало", - напомнил Лукьянов. Династия Романовых бессмертна "Династия Романовых неуничтожима, потому что император Павел создал такие законы о престолонаследии, что императорскую семью невозможно уничтожить никогда: родственные связи огромные, - рассказал Лукьянов. - В этом списке почти полторы сотни персон - представителей королевских семей Европы. Они имеют право на российский престол из-за своего происхождения, потому что Романовы роднились со всей королевской Европой. Английская королевская семья - очень близкие родственники Романовых. Это прежде всего принц Чарльз, он часто ездит на Афон, посещает православные монастыри, он внук Великой Княгини Ольги Константиновны. Он и его дети по прямой тоже боковая ветвь Романовых", - уточнил эксперт. "Так что Романовы есть. Если захотят, если воля Божья на то будет, царство будет восстановлено, у нас богатейшая страна, мы сможем выйти из самых тяжелых ситуаций. У Чарльза два сына, если кто-то из них примет православие, они смогут претендовать на русский престол, потому что имеют кровное родство с нашими царями. Была бы воля. Это не бутафорская фигура типа Марии Владимировны, - путшествует какая-то клоунесса, ордена раздает, - а человек, который придёт, возьмёт на себя ответственность. Это ж тяжкий труд. Это только в сказках говорят - царь Горох, на самом деле это тяжкое бремя, человек себе не принадлежит. Русские монархи по эмиграциям не бегали, они все на троне погибали. Являли своим примером такое высокое служение", - подчеркнул Николай Лукьянов. Как уже сообщалось, сегодня, 19 июня состоялась церемония приведения к присяге нового короля Испании Фелипе VI во Дворце Кортесов в Мадриде, где заседает нижняя палата парламента. Наследный принц официально провозглашен монархом. Хуан-Карлос передал новому королю красный пояс - символ главнокомандующего вооруженными силами страны. Положив руку на конституцию, король поклялся «честно исполнять свои обязанности, соблюдать и добиваться соблюдения конституции и законов и уважать права граждан и автономий». «Я начинаю мое правление с огромным волнением за честь принять корону, осознавая ответственность и с огромной надеждой на будущее Испании. Это великая нация, в которую я верю, которую я люблю и которой восхищаюсь, с чьей судьбой я чувствовал себя связанным на протяжении всей жизни как наследный принц и сегодня уже как король», - заявил Фелипе. «Я убежден, что парламентская монархия может и должна быть на службе Испании. Монархия должна искать близости с гражданами, должна заслуживать их уважение и их доверие», - добавил он.

Алексей Громов