Лента новостей Выбор региона Поиск
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

Вялотекущая Новодворская, или Талант ненавидеть Россию

1 Оставить комментарий

Вялотекущая Новодворская, или Талант ненавидеть Россию

Вне сомнений, Валерия Ильинична Новодворская — самый яркий представитель «первой волны» либеральной оппозиции в России. По мнению «передовой общественности», она представляла собой целую эпоху в развитии отечественной диссидентской мысли. Особенно заметно Новодворская блистала в середине и конце 1990-х, даже участвовала в выборах в Государственную думу РФ.

Либералы называли Новодворскую «бабушкой российской демократии» и «вечным оппозиционером». Сама себя она именовала «юным антисоветчиком Советского Союза» и «катакомбным историком». А, например, Борис Немцов считал Новодворскую «человеком чистым и светлым, наивной и доверчивой». 

Федеральное агентство новостей решило напомнить, насколько чиста и светла была «баба Лера».

Вялотекущая Новодворская, или Талант ненавидеть Россию

«Один день Валерии Ильиничны»

Родилась Валерия в маленьком белорусском городке Барановичи, в семье инженера и врача-педиатра. Папа маленькой Леры, Илья Борухович (Борисович) Бурштын, из-за начинавшегося в 1950 году «Дела о сионистском заговоре в МГБ» решил записать девочку под фамилией мамы — Новодворская.

«Время такое… Непопулярны были еврейские фамилии», — объяснял позднее Бурштын.

Первые годы жизни Лера проводила под воспитанием бабушки. Папа трудился в Москве в одном из «почтовых ящиков», мама лечила детей в поликлинике, и к дочке они приезжали пару раз в год.

«Такие обыкновенные служивые интеллигенты, из тех, которые ныне называются бюджетниками, — вспоминала Новодворская своих родителей. — Абсолютно не диссидентская семья. Ни одного репрессированного, ничего такого. Даже члены КПСС. Ну, конечно, латентные. Партбилет для вида, убеждений соответствующих никаких. Как все, как основная двадцатимиллионная масса, которая затем рассосалась».

Из Барановичей семья Бурштын окончательно перебирается в Москву в 1959 году, где Лера идет в самую обычную районную школу в районе ВДНХ. Несмотря на явные способности Леры к учебе, особенно к истории, литературе и русскому языку, уже в школе она отличалась неспокойным характером и некоторыми «странностями» в поведении.

«А что я писала в сочинениях — это ни в сказке сказать, ни пером описать, — рассказывала Новодворская. — Но никто не ходил доносить, и то, что я делала на уроках истории, тоже оставалось всем неизвестным. А учителя мечтали только об одном: чтобы меня не арестовали прямо в школе, чтобы я получила свою медаль и спокойно доучилась. Но потом КГБ пришло все равно наводить справки, что у них в школе творилось, откуда у них такие антисоветчики…»

Одно время восторгалась Кубой и Вьетнамом. Ходила в райком комсомола, просила отправить ее на войну во Вьетнам в качестве бойца. Ей отказали, отправили домой, сказав прийти, когда научится стрелять. Лерочка целый год по воскресеньям вставала ни свет ни заря и ездила на стрельбище, но стрелять так и не научилась. 

По воспоминаниям отца, именно он познакомил Леру с самиздатом и творчеством диссидентов.

«Дал дочери прочесть повесть Солженицына «Один день Ивана Денисовича», — рассказывал Бурштын. — Лере не было еще и тринадцати, но восприняла на удивление все правильно. Она с детства была романтической натурой, бунтовщицей, даже в школе устраивала какие-то забастовки».

В 1968 году Новодворская с серебряной медалью окончила среднюю школу и поступила на французское отделение престижного Института иностранных языков им. Мориса Тореза. Казалось бы, впереди вся жизнь — непыльная работа переводчика с перспективой загранпоездок или университетского преподавателя. 

Но зимой 1969 года судьба 19-летней Леры круто изменилась.

Вялотекущая Новодворская, или Талант ненавидеть Россию

Камю на завтрак, галоперидол на ужин

5 декабря на праздничном вечере, посвященном Дню Конституции СССР в Кремлевском дворце съездов, перед премьерой оперы «Октябрь» Новодворская разбросала по залу рукописные листовки с антисоветским стихотворением собственного сочинения. 

Спасибо, партия, тебе
За все, что сделала и делаешь,
За нашу нынешнюю ненависть
Спасибо, партия, тебе!
Спасибо, партия, тебе
За все, что предано и продано,
За опозоренную Родину
Спасибо, партия, тебе!

Леру и ее друзей задержали на месте совершения выходки и обвинили в антисоветской агитации и пропаганде (статья 70 УК РСФСР). Три десятилетия спустя была рассекречена служебная справка из материалов того уголовного дела.

«Новодворская В. И. (1950 года рождения, еврейка, член ВЛКСМ, образование среднее, студентка), — говорилось в уголовном деле. — С 1969 года писала стихи и прозу антисоветского содержания, показывала их знакомым; в стихотворении «Свобода», которое Новодворская посвятила стрелявшему в машину с космонавтами, она выразила солидарность и свою готовность к повторению такого рода преступлений. В декабре 1969 года в Кремлевском зале представлений разбросала в партере большое количество листовок».

Ее поместили в одиночную камеру следственного изолятора в Лефортово. Когда к ней пришел полковник КГБ Даниил Лунц, возглавлявший во Всесоюзном НИИ общей и судебной психиатрии имени В. П. Сербского диагностическое отделение, занимавшееся обследованием советских диссидентов, она обозвала его «инквизитором, садистом и коллаборационистом, сотрудничающим с гестапо».

«Потом я узнала, что если бы не мое поведение на Лубянке, дело бы передали в комсомольскую институтскую организацию», — писала Новодворская впоследствии в своей книге «По ту сторону отчаяния».

Летом 1970 года Новодворскую этапировали в Казань. Там она находилась с июня 1970 по февраль 1972 года на принудительном лечении в специальной психиатрической больнице с диагнозом «вялотекущая шизофрения, параноидальное расстройство личности». По воспоминаниям самой Новодворской об «ужасах карательной психиатрии», она с утра до вечера занималась по собственным книгам и учебникам французским, латынью, греческим, лингвистикой, английским; переводила Камю, Овидия, читала Томаса Манна.

«Получала я пол-таблетки галоперидола на ночь, да еще с большим количеством корректора. Может быть, я понравилась врачам? Может быть, КГБ желал сохранить на будущее антисоветчика с организаторской жилкой и стремлением свергать строй — для оправдания существования V отдела?» — рассуждает Новодворская.

Родители не забывали о любимой дочери (хотя уже были три года как в разводе) и поддерживали ее как могли: присылали книги, учебники и «скромные» гостинцы.

«Может быть, казанских провинциальных инквизиторов впечатляли мои богатые московские передачи (рябчиков не было, но ананасы попадались, торты, икра, шоколадные наборы) и импозантные родители (сравнительно с другими визитерами), — перечисляет Новодворская ассортимент своих посылок от родных. — Может быть, сыграли роль московские гостинцы, мясо, масло, щедро ими привозимые (этого в Казани в начале 70-х уже не было)?»

На медкомиссии доктор Лунц задал пациентке только два вопроса: «Изменились ли ваши убеждения?» и «Изменились ли они сами по себе или в результате лечения?»

«Ненавидя себя и понимая, что простить себе это я не смогу никогда, я ответила на первый вопрос «да» и на второй — «в результате лечения», — признавалась потом Новодворская.

Новодворская вышла на свободу в феврале 1972 года и сразу занялась тиражированием и распространением антисоветского самиздата. 

С 1973 по 1975 год работала библиотекарем, педагогом в детском санатории (!) и воспитательницей детского сада (!!), хотя, как сама вспоминала, не любила работать с детьми.

Вялотекущая Новодворская, или Талант ненавидеть Россию

Как обмануть КГБ

Антисоветские взгляды Новодворской нисколько не мешали диссидентке пользоваться преимуществами бесплатной системы государственного высшего образования в СССР. Чтобы перевестись в другой вуз, Лера разработала хитроумный план по получению фальшивых справок.

«В инязе мне выдали академическую справку со всеми моими пятерками («отл.») и с отметкой, что я была исключена за поведение, недостойное советского студента, — вспоминала Новодворская. — С такой справкой нечего было и думать куда-нибудь идти. Можно написать отдельный детектив о том, как я ухитрилась, подобно Джеймсу Бонду, поставить обманом печать в нашем головном учреждении, а за профорга и парторга попросту расписалась сама. Документы, следовательно, были подложные. КГБ действовал нерасторопно (они узнали, что я учусь, только когда я была уже на IV курсе), и советская безалаберность обеспечила мне студенческий билет МОПИ — областного педагогического института им. Крупской».

В 1975 году, еще учась в МОПИ на вечернем факультете иностранных языков, Новодворская поступила на работу в 2-й Московский медицинский институт на должность переводчицы медицинской литературы, где трудилась по 1990 год.

28 октября 1978 года она стала одним из учредителей «Свободного межпрофессионального объединения трудящихся», созданного «с целью борьбы с КПСС». 

В те годы Валерия Ильинична часто попадала в следственный изолятор временного содержания и на «краткосрочное» принудительное лечение в московскую психиатрическую больницу №15, известную в народе под названием «Каширка». В периоды обострения психического заболевания она находилась на лечении по три-четыре недели, но лечение было мягким, психотропов практически не кололи. 

Вот такая «карательная психиатрия».

Вялотекущая Новодворская, или Талант ненавидеть Россию

Американские друзья диссидентов

С конца 1960-х годов антисоветчица плотно общается со своими западными друзьями — в основном американскими спецслужбами и прочими «неправительственными организациями». По воспоминаниям Кэтрин Косман, старшего политического аналитика Комиссии США по международной религиозной свободе, знавшей ее с 1969 года, Новодворская «была важнейшей и эффективной частью политического прогресса в России».

Дэвид Крамер, президент американской организации Freedom House, в состав правления которой входил, в том числе, такой известный русофоб, как Збигнев Бжезинский, также высоко ценил усилия диссидентки Леры по подрыву государственного строя СССР — хотя «непростившая себя» Новодворская с ним бы тут поспорила.

«Она была настоящим героем, на которого многие из нас равнялись, — признавал Крамер. — Она никогда не отступала от своих идеалов и принципов и не предавала их, несмотря на цену, которую ей приходилось за это платить».

С конца 1970-х годов Новодворскую трижды судили за подрывную деятельность, но после 1987 года власть стала смотреть на ее «проделки» гораздо спокойнее. Это дало ей возможность постоянно организовывать в Москве несанкционированные антисоветские митинги и демонстрации. Только за неполные четыре года, с 1987 по весну 1991 года, Новодворская задерживалась милицией и подвергалась административным арестам не менее 17 раз. 

В феврале 1991 года за сожжение флага СССР минувшей осенью она была приговорена Мосгорсудом к двум годам исправительных работ с удержанием 20% зарплаты, но Верховный суд РСФСР заменил исправительные работы на 200 рублей штрафа. 

В мае 1991 года против Новодворской было возбуждено новое уголовное дело — за призывы к насильственному свержению государственного или общественного строя. Однако 23 августа 1991 года, в разгул «победителей путча», ее освободили «в связи с изменением обстановки в стране».

Вялотекущая Новодворская, или Талант ненавидеть Россию

Десант в Грузию

Казалось бы, тут-то ей и успокоится — ведь ненавистный ей Советский Союз канул в Лету. Однако Валерия Ильинична и не думала отходить от дел: ведь оставалась еще Россия.

В 1992 году президент Грузии Звиад Гамсахурдиа предоставил Новодворской грузинское гражданство (одновременно назначив ее своим советником по правам человека), хотя к тому времени он уже бежал из страны.

«Мое первое пребывание в Грузии в июне 1992 года было тайным, — вспоминала Новодворская. — Звиад Гамсахурдиа во всем оказался прав. Мне оставалось только испросить и получить у президента грузинское гражданство, стать его советником по правам человека и совершить рейд в Грузию. В Грузию я явилась с огромным транспортом листовок (50 тысяч), в основном на грузинском языке».

Поездка прошла не совсем удачно. «Политические оппоненты» Гамсахурдиа из движения «Мхедриони» отбили ногами Новодворской голову, а полиция бросила ее на десять суток в подземную тюрьму.

«Сравнив грузинские кошмары (злобная, дикая диктатура без еды, без права, без горячей воды, без транспорта) с российской действительностью, я впервые испытала почти нежность по отношению к Ельцину и впервые ощутила, что у меня есть Дом и что его сравнительным покоем и благополучием, не говоря уже о градусе свободы, стоит дорожить, — потом писала с несвойственной ей нежностью к России Новодворская. — Увидев Грузию, я усомнилась в целесообразности всеобщего вооружения народа и поняла, что не всякая гражданская активность — благо. И законопослушание иногда хорошая вещь! А в гражданской войне есть свои минусы».

В конце 1992 года Новодворская и часть членов первой в СССР оппозиционной партии «Демократический союз» создали организацию «Демократический союз России» (ДСР). Именно тогда появился меткий неологизм «демшиза», быстро прилипший к Новодворской и ее соратникам.

«Демшиза — это ведь с нее началось, это ведь она эталон этого понятия», — вспоминал коллега «бабы Леры», журналист Евгений Левкович.

В сентябре 1993 года Новодворская горячо поддержала антиконституционный указ Бориса Ельцина о роспуске Съезда народных депутатов и Верховного Совета РФ, организовывала многочисленные митинги в поддержку «всенародноизбранного». На этой волне она поучаствовала в учредительном съезде избирательного блока праволиберальных партий на выборах в Госдуму первого созыва и даже собиралась баллотироваться — но не смогла собрать необходимое число подписей.

Вялотекущая Новодворская, или Талант ненавидеть Россию

Диагноз: навязчивая русофобия

19 марта 1994 года Краснопресненская прокуратура начала проверку деятельности Новодворской по статьям 71 и 74 УК РФ («Пропаганда гражданской войны» и «Разжигание межнациональной розни»). Надо понимать, что разжигала «баба Лера» явно не с прорусских позиций.

Вот и 27 января 1995 года Генеральной прокуратурой РФ было возбуждено уголовное дело №229120 из-за ее русофобских статей в газете «Новый взгляд», опубликованных в 1993—1994 годы. 

Так, в статье «Не отдадим наше право налево», вышедшей в августе 1993-го, колумнист Новодворская утверждала, что русских Латвии и Эстонии «нельзя с правами пускать в европейскую цивилизацию. Их положили у параши и правильно сделали». Тюремными «понятиями» антисоветчица со стажем владела в совершенстве.

6 апреля 1994 года эстонское телевидение показало передачу «Пиканяэварюхм» с интервью Новодворской, где та снова забрызгала все вокруг отборнейшей русофобией.

«Я абсолютно не могу себе представить, как можно любить русского за его леность, за его ложь, за его бедность, за его бесхребетность, за его рабство. Но это, может, не все его качества», — гнусавила либералка.

8 августа 1995 года прокуратурой Центрального округа Москвы дело было прекращено «за отсутствием состава преступления», но тем не менее редакция «Нового взгляда» заявила о прекращении сотрудничества с «талантливой сотрудницей».

Уже через шесть дней Московская городская прокуратура возбудила новое уголовное дело. Поводом послужила листовка, написанная Новодворской к пикету «Демократического союза России». Дело было передано в Останкинскую прокуратуру, которая не нашла в листовке состава преступления.

В декабре 1995 года на выборах в Госдуму второго созыва Новодворская вошла в избирательный список «Партии экономической свободы» своего друга и такого же либерал-русофоба Константина Борового. На всякий случай зарегистрировалась она и в одномандатном округе №192 Москвы. Вот только выборы Валерия Ильинична, понятное дело, снова с треском проиграла.

И все же желание попасть в настоящую политику у «бабы Леры» было настолько велико, что она оказалась безмерно рада даже роли помощника депутата Борового, все же протиснувшегося в Госдуму.

11 марта 1996 года Московская городская прокуратура отменила решение прокуратуры Центрального округа Москвы о прекращении дела №229120 в отношении Новодворской. Оно было направлено для повторного расследования в прокуратуру Северо-Восточного округа Москвы. 10 апреля 1996 года Новодворской было предъявлено обвинение по статье 74-й, части 1-й («Умышленные действия, направленные на разжигание национальной розни»). Однако 22 октября 1996 года Московский городской суд отправил дело на доследование.

Но Новодворская не была бы Новодворской, если бы какой-то «ГБ-шный» суд смог остановить ее. Оппозиционерка была твердо убеждена: каждый человек должен «положить свою жизнь» за русский народ. Правда, не за весь.

«Лера, какой русский народ? — убеждал Новодворскую ее отец Илья Борухович, когда они встретились после его эмиграции в США. — О чем ты беспокоишься? Русскому народу не нужна свобода, ему нужна лишь дешевая водка и дешевая колбаса! Не всем, конечно — но почти всем, 95 процентам населения России».

И тогда Валерия Ильинична предельно ясно обозначила, кого она считает «русскими народом» и за кого готова отправить «на парашу» всех остальных.

«Я работаю ради тех оставшихся пяти процентов, которым нужна Свобода!» — патетически воскликнула она.

Вялотекущая Новодворская, или Талант ненавидеть Россию

«Примадонна Лера»

Валерия Ильинична очень любила кататься на обожаемый ею Запад. На протяжении многих лет она была почетным участником различных международных «правозащитных» форумов, где рассказывала млеющим от удовольствия «друзьям свободной России» об ужасах «кровавого режима». 

С большим гостеприимством она сама принимала в 1980-е западных гостей из Helsinki Watch, Human Rights Watch, Civil Society International, Комитета по защите журналистов и тому подобных структур Госдепа США. Помогала им организовывать еще в горбачевские годы различные «конференции» и тому подобные междусобойчики, а также снабжала их богатой информацией для отчетов. 

Первый раз в США Новодворская поехала довольно поздно — в 1998 году, во время киносъемок с Константином Боровым в комедийном фильме «Примадонна Мэри». Там она в эпизодической роли изображала саму себя. Текст роли Валерии Ильиничны состоял всего из нескольких фраз, каждая из которых была очень характерна для нее: «Видно пророков нет только в отечестве своем, а в этом отечестве пророков любят!», «С коммунистами кататься западло!» и все в таком духе.

«Бабу Леру» катали по Майами в красном кабриолете с откинутым верхом, на фоне пальм кормили гамбургерами и мороженым. Стоит ли говорить, что Новодворская была в совершеннейшем восторге от «колыбели демократии»? В дальнейшем она была частым гостем на русскоязычных телеканалах США. Оплачивал эти поездки телеканал RTVi, основанный Владимиром Гусинским.

«Гусинский умный человек, сделал хорошее телевидение», — нахваливала его потом Валерия Ильинична.

Каталась не просто так, конечно. По словам Кэтрин Фитцпатрик, одной из американских «правозащитниц», Новодворская постоянно требовала от Запада принять самые жесткие меры в отношении России. Она буквально «вгоняла в краску дипломатов своей критикой их слабой позиции в отстаивании принципов свободы в других странах».

Все, что либералы только говорили между собой в кулуарах, Новодворская тут же озвучивала публично, причем частенько в телеэфире.

«Если бы США напали на Россию, для нас это было бы хорошо. Для России лучше быть штатом США», — открыто призывала Новодворская.

Другие выск-азывания диссидентки были столь откровенными, что вызывали скрежет зубовный даже среди оголтелых либералов.

«Я лично правами человека накушалась досыта, — прямо заявляла она. — Некогда и мы, и ЦРУ, и США использовали эту идею как таран для уничтожения коммунистического режима и развала СССР. Эта идея отслужила свое, и хватит врать про права человека и правозащитников. А то как бы не срубить сук, на котором мы все сидим».

В июле 2006 года Валерия Ильинична начала вести собственный блог «Голос антисоветской России» на платформе «Живой журнал». В нем она регулярно и обильно (по несколько раз в день) выдавала свои мысли и разного рода статьи мессианского характера, сводящиеся к тому, что пора бы уже всем молиться на Запад. Разумеется, в ее журнале была введена жесткая перлюстрация, которая пропускала только комментарии от «свободолюбивых» подписчиков. 

«США и Великобритания — это опора человечества, — писала она в 2007 году. — И я не понимаю, что вас не устраивает в таком раскладе. Они тратят колоссальные деньги на свой военный бюджет и благосостояние Европы, которая тратит очень мало, зиждется на их щедрости и на их благородстве».

Увы, после взлома в 2011 году хакерами выяснилось, что журнал за нее ведет Константин Боровой — точно так же, как и странички Новодворской в YouTube, Twitter и Facebook. Вообще, по воспоминаниям близко знавших ее людей, Валерия Ильинична совершенно не поддавалась обучению современным технологиям. Она так и не смогла освоить компьютер и все свои тексты писала от руки. Также до конца жизни она не научилась пользоваться даже примитивным мобильным телефоном, а подаренную друзьями микроволновую печь ухитрилась взорвать при первом же включении.

5 февраля 2008 года литовский президент Валдас Адамкус наградил Валерию Новодворскую рыцарским крестом ордена Великого князя Литовского Гедиминаса «за заслуги перед Литвой». Таким же рыцарским крестом была награждена, кстати, Людмила Алексеева. Правозащитницы оказались в достойной компании — в 2012 году этим же орденом наградили… мошенника и пройдоху Джорджа Сороса.

В августе 2008 года Новодворская бросилась истово поддерживать Грузию, напавшую на Южную Осетию и российских миротворцев. Спустя два года, вместе с Андреем Илларионовым, Константином Боровым и Владимиром Буковским, она вновь посетила Грузию. Там она встретилась с президентом Михаилом Саакашвили и выразила ему свою поддержку в «борьбе с агрессией России», назвав его «порядочным человеком». 

Вялотекущая Новодворская, или Талант ненавидеть Россию

«Помогите долларом на революцию!»

Жесткая борьба за госдеповскую кормушку среди российских либералов шла всегда. Но тут «бабе Лере», при всем ее антикоммунизме и русофобии, доставались лишь жалкие объедки с барского стола. К действительно «деликатесам» ее не допускали, Новодворской приходилось довольствоваться скромными гонорарами за статьи в русскоязычных газетах Чикаго и за «лекции» в провинциальных американских городках.

Здорово выручали гонорары и авторские от неплохо продававшихся книг. Новодворская была автором пяти нетленок: «Мой Карфаген обязан быть разрушен», «По ту сторону отчаяния», «Над пропастью во лжи», «Прощание славянки», «Поэты и цари». Что ж, махровая русофобия тогда еще находила своих ценителей.

Впрочем, к 2009 году финансовое положение Новодворской стало ухудшаться — ей перестало хватать денег на организацию российской «оранжевой революции».

«Дорогие олигархи! — обратилась тогда она к антипутинской оппозиции. — Не стесняйтесь, вступайте в ДС («Демократический союз». — Прим. ФАН) и «Солидарность», давайте средства на оранжевую революцию, содержите демократическую оппозицию, рисуйте на Путина карикатуры, а не покупайте его натюрморты. Все равно один конец, так будьте противниками власти. Хотя бы статус узников совести получите».

В поисках надежного источника финансирования для своей «революционной деятельности» в мае 2010 года Новодворская вместе с Боровым совершили целое турне по США и Западной Европе. В Эстонии, например, им оказали самую высокую честь — «сладкая парочка» встречалась с президентом Тоомасом Ильвесом и другими известными русофобами.

Видимо, Валерия Ильинична получила то, за чем ездила, — и начала активно «отрабатывать» аванс. В Таллине она прочла лекцию в рамках серии «Голоса России», организованной «Фондом Открытой Эстонии», где принесла извинения «за все преступления, совершенные на территории Эстонии Советским Союзом». 

Тогда же Новодворская предложила аудитории почтить минутой молчания тех эстонцев, которые в рядах войск СС «сражались за свободу своей страны с оружием в руках против оккупационной Советской армии».

«Мы вас торжественно и официально освобождаем от чувства благодарности по отношению к советским оккупантам, — заявила Новодворская. — Страны Балтии ничего не должны прототипу Бронзового солдата».

«Баба Лера» умудрилась принести извинения не только Эстонии, но и Латвии, Венгрии, Словакии, Чехии и даже… Германии. Она пообещала, что, когда в России придут к власти «демократические силы», то все той же Эстонии будут не только принесены повторные извинения, но и выплачена большая материальная компенсация.

«Надеюсь, что мы придем к власти раньше, чем кончится нефть и газ, чтобы было чем расплачиваться, — заявила Новодворская, обращаясь к таллинской публике. — Будете получать нефть и газ бесплатно».

Новодворская и Боровой приняли участие и в дискуссии о роли русского меньшинства в странах Европейского Союза, которая состоялась в информационном центре Европейского парламента в Таллине. По словам Новодворской, «исходящее от России зло» может скоро прекратить существование, потому что, видите ли, газ испарится, нефть высохнет, боеголовки сгниют, и тогда мир будет решать судьбу России.

«В такой ситуации вы, русские европейцы, сможете спасти Россию, доказать своим примером, что она может измениться, — сказала Новодворская. — Один из самых сильных голосов, который тогда поможет России, будет голос Эстонии».

Вялотекущая Новодворская, или Талант ненавидеть Россию

Талант ненавидеть Россию

Когда же Новодворской напоминали, какой народ победил фашизм, ее просто корежило, как от страшной зубной боли, — это была для нее одна из самых больных тем.

«История Второй мировой войны — это история нераскаявшейся страны, страны-соавтора этой войны, страны, которая заключила пакт Молотова-Риббентропа, — лила желчь Новодворская. — И если часть Риббентропа уже покаялась и вернула неправедно завоеванное, то мы, по-моему, не вернули ничего — ни японские острова, ни финскую территорию, ни эстонскую территорию».

Про аналогичные договоры с Германией, подписанные другими европейскими странами, «баба Лера», разумеется, предпочитала не говорить. 

Что касается Дня Победы, то это был для Новодворской самый черный, самый ненавистный день в году. Каждое 9 мая она испытывала особенно сильные приступы панических атак.

«Я никогда не праздную 9 Мая и никому не советую этого делать: все прогрессивное человечество, если и хочет, то скромненько и без особого шика что-то празднует, — шипела старая оппозиционерка. — А устраивать такие парады, как у нас, могут только законченные лузеры, продувшие все остальное, которым нужен миф, доказывающий им самим, что они еще что-то значат».

В 2011 году участвовала в митингах в поддержку мотавшего срок Михаила Ходорковского, а вскоре призвала латышей не голосовать на референдуме за придание русскому языку статуса второго государственного в Латвии. Ее животная русофобия была трансгранична.

Зато земля обетованная, в отличие от России, всегда вызывала исключительный восторг диссидентки. Библейские места неудержимо манили Валерию Ильиничну. В марте 2012 года она в очередной раз посетила Израиль. Там она прочитала репатриантам свои «бесценные лекции», дала интервью местному русскоязычному телеканалу Гусинского и получила от слинявшего олигарха гонорарные шекели, столь необходимые для продолжения революционной борьбы.

Вялотекущая Новодворская, или Талант ненавидеть Россию

Русофобия в терминальной фазе

После очередного визита в США в 2013 году Новодворская решила вернуться в большую политику, создав все с тем же Константином Натановичем партию с гордым названием «Западный выбор». 

Новая партейка собрала под своим крылом старых антисоветчиков, диссидентов, представителей ЛГБТ-сообщества и юных фриков всех мастей. Выступала она за права гомосексуальных пар на заключение брака, хотя и признавала, что «церковь этого никогда не одобрит». При этом «баба Лера» не видела ничего странного в том, чтобы передавать «богатым геям» детей-сирот «на воспитание».

Один из самых удивительных фактов в биографии Валерии Ильиничны — это ее, хм, православие. С 1990 года она была, по ее собственному выражению, «христианкой широкого профиля».

«Я — христианка, верующая, крещенная в православии, но широкого профиля, — говорила она. — Признаться, я вообще не бываю в церкви — только на Пасху и Рождество, и вообще я не очень практикующая, но вполне христианка».

Однако и тут Новодворская была последовательна: с самого начала она являлась прихожанкой священника Украинской автокефальной православной церкви (обновленной) Якова Кротова. По ее словам, «духовный отец Яков вполне тянет на апостола по уровню и по святости, и именно такими я представляю себе св. Андрея и евангелиста Матфея».

И разумеется, Валерия Ильинична была активным сторонником Евромайдана. Она горячо поддерживала идею о вступлении Украины в Европейский Союз, а устроителей переворота в соседней стране считала «настоящими реформаторами». 2 марта 2014 года на сайте «Эха Москвы» появилась заметка «Отечество или Человечество» за авторством Новодворской.

«Мы всецело на стороне Украины, мы солидарны с ее новой демократической властью и уверены, что российская агрессия встретит должный вооруженный отпор, — писала она. — Только это может побудить Запад вмешаться и остановить оккупантов».

В марте того же года Новодворская записала видеообращение, адресованное лидеру «Правого сектора»1 (террористическая организация, запрещенная в РФ) Дмитрию Ярошу. В нем она горячо поддержала использование оружия против сил правопорядка во время киевского путча. 

На этом Новодворская не успокоилась и 15 апреля 2014 года приняла… воинскую присягу на верность Украине, прочитав по слогам ее текст на ломаной «державної мове». 

А спустя месяц она уже публикует совместный с Боровым призыв к лидерам стран ЕС и США с требованием немедленно уничтожить Россию, желательно ядерным оружием.

«Выбор, который необходимо сегодня сделать — немедленно остановить Россию вооруженной силой или готовиться к Третьей Мировой Войне с использованием ядерного оружия не только на территории Европы, — заявила Новодворская в обращении от лица партии (орфография сохранена. — Прим. ФАН). — Мы надеемся, что лидеры стран ЕС и США понимают ответственность, которую они несут перед своими гражданами, гражданами других стран, перед человечеством. Мы призываем вас перейти от миротворческих призывов, от увещеваний и санкций, к действиям, которые остановят перерастание локального военного конфликта в глобальную войну».

Наверное, именно за это Ирина Хакамада назвала Новодворскую «великой женщиной, романтиком, тонким и образованным человеком с душой ребенка». Впрочем, соответствующих цитат у «бабы Леры» хватало.

«Например, меня совершенно не волнует, сколько ракет выпустит демократическая Америка по недемократическому Ираку, — говорила чистая и светлая Валерия Ильинична. — По мне, чем больше, тем лучше. Так же, как меня совершенно не ужасает неприятность, приключившаяся с Хиросимой и Нагасаки. Зато смотрите, какая из Японии получилась конфетка. Просто «сникерс». Семерка в Токио заседает, парламент либеральный имеется».

Последние полвека Валерия Новодворская проживала со своей мамой Ниной Федоровной и любимым котом Стасиком в тесной столичной квартирке на втором этаже «хрущевки» в Марьиной роще. Над ее рабочим столом вперемешку с иконами висели фотографии ее самых любимых мужчин — Джохара Дудаева, Звиада Гамсахурдиа и Константина Борового. Еще там висел портрет Бандеры.

«Портрет Степана Бандеры висит над моим письменным столом под портретом Леха Качиньского именно потому, что он чист перед евреями и перед мировой демократией», — так объясняла свою любовь к ним Новодворская.

В последние годы поток зарубежных грантов заметно иссяк, и Новодворской приходилось подрабатывать на «Эхе Москвы» у Алексея Венедиктова, в журнале Евгении Альбац The New Times, в основанном Борисом Березовским интернет-издании «Грани.ру» и в других либеральных газетах и журналах.

Вялотекущая Новодворская, или Талант ненавидеть Россию

Вдобавок, обострились хронические заболевания — кроме расстройства личности, Новодворская болела диабетом. Она практически перестала ходить и обслуживать себя и свою 87-летнюю мать. Квартира постепенно заросла грязью и превратилась в помойку.

В январе 2014 года по инициативе Борового в квартиру Новодворской проводили выделенный Интернет. Монтажники обронили крепежную скрепку, и Валерия Ильинична сослепу наступила на нее голой ногой. Левая пятка сильно воспалилась, но Новодворская категорически не желала обращаться к ненавистным еще со времен советской психушки врачам. Занималась самолечением, обмазывая ногу толстым слоем «мази Вишневского». 

Через полгода такого «лечения» нога сгнила, развилась сильнейшая флегмона. 12 июля 2014 года Валерия Ильинична Новодворская в полубессознательном состоянии была госпитализирована в реанимацию отделения гнойной хирургии московской ГКБ №13, где и скончалась от инфекционно-токсического шока.

После смерти Новодворской за ее лежачей мамой «ухаживали» две сиделки с Украины. В результате их заботы Нина Федоровна лишилась левого глаза, а из квартиры «ушли» драгоценности, архивы Валерии Ильиничны, документы на квартиру и, по самым скромным подсчетам, порядка 150 тысяч долларов США. 

Справедливости ради надо сказать, что две трети из этой скромной суммы были собраны «в шапку» поклонниками «бабы Леры» на церемонии прощания с усопшей, которая состоялась в Сахаровском центре в Москве.

«Я рассчитывала достойно умереть, оставив после себя Идею», — сказала она как-то в интервью. 

Достойно ли ушла из жизни Новодворская — большой вопрос. А вот насчет той сверхценной идеи, носителем которой она была всю жизнь, все гораздо очевиднее. Акцентированная русофобия «бабы Леры» была настолько гротескной, что до сих пор не может вызвать у большинства людей ничего кроме совершенного отвращения. Дем-ши-за!

Вялотекущая Новодворская, или Талант ненавидеть Россию

1 Организация запрещена на территории РФ.

infox - new
Новости партнеров