Поиск
Лента новостей
Закрыть
Политика
Трамп пообещал разделаться с «человеком-ракетой» Ким Чен Ыном
Украина
Российского журналиста в Киеве посадили в «обезьянник» и депортировали
Следующая Новость
Загрузка...

    Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

    Российского журналиста в Киеве посадили в «обезьянник» и депортировали

    14:11  20 Октября 2014  /обновлено: 21:58  27 Октября 2015
    141

    Репортер ФАН Степан Яцко

    Репортер ФАН Степан Яцко Корреспондента Федерального агентства новостей не пустили на Украину для освещения выборов в Верховную Раду. Подозревая, что с «прозрачностью» украинских выборов могут быть проблемы, репортер ФАН Степан Яцко предусмотрительно попытался въехать в Киев через Кишинев. Однако эта попытка обернулась для журналиста голодным сидением в «обезьяннике» с последующей депортацией обратно в Кишинев. Вот история от нашего репортера. Я прилетел из Кишинева в Борисполь 19 октября в 08.30 и сразу пошел на таможенный контроль. Отдал девушке документы, она посмотрела и увидев, что у меня российский загранпаспорт, попросила пройти с ней. Меня отвели в комнату в конце терминала. Мой паспорт передали какому-то человеку в форме, а меня попросили подождать на скамейке. Таможенник отнес мой паспорт и документы еще нескольких «подозрительных русских» в комнату. Потом нас по одному стали вызывать на допрос. Спрашивали, с какой целью приехали на Украину. У меня было при себе официальное приглашение на выставку. Спросили, что за выставка, когда собираюсь уезжать. Сказал, что уеду 25-го. В углу комнаты сидел человек в штатском, как мне показалось, офицер СБУ, которому подчинялись остальные таможенники. Он взял распечатку приглашения и спросил, какой у этого документа регистрационный номер. Естественно, я этого не помнил. При этом на каждый мой ответ таможенник, который меня допрашивал, отвечал смехом. Вскоре сотрудник СБУ сказал коллеге: «можешь не продолжать», а меня снова выставили за дверь. Потом таможенник вышел из комнаты с паспортами всех задержанных. Он велел нам всем велели отдать посадочные талоны и пройти с ним. Мы получили багаж и вернулись обратно к комнате для допросов. Спустя 30-40 минут нас снова начали вызывать по одному. Когда я зашел в комнату, передо мной лежали два протокола, плохого качества печати, где очень трудно было разобрать слова, да и к тому же всё на украинском. В переводчике мне было отказано. Журналисту ФАН пришлось подписать протокол Журналисту ФАН пришлось подписать протокол После подписания протокола меня вывели из комнаты и проводили в другой конец терминала, где была специально оборудованная камера, перед которой находились два охранника в форме. Камера представляла собой расположенную у всех на виду стеклянную комнату 20-30 кв. м. Каждый, кто прилетал в Борисполь, проходил мимо, разглядывая нас, как в зоопарке. Мы чувствовали себя униженными. В камере нас было трое русских, а также один еврей, прилетевший из Тель-Авива, и чернокожий боксер, откуда, не знаю. Я подошел к охраннику и спросил, какой у меня статус – задержанный я или нет, и когда мне отдадут паспорт. Он ответил, что я не задержанный, но передвигаться по транзитной зоне аэропорта я не могу, а должен сидеть в этой комнате. В туалет отпускали, он находился рядом. У одного из сидевших со мной русских – жена-украинка, и у него самого есть вид на жительство в Украине, но его все равно посадили в «обезьянник». Парень сидел до тех пор, пока жена не приехала в аэропорт со свидетельством о браке и не вызволила его. Еврей по-русски не говорил, при этом он пытался объяснить таможенникам, что хочет есть. Наконец привели женщину, говорящую по-английски, и израильтянин сумел ей объяснить, что он верующий, и ему нужна только кошерная еда. Несколько человек в комнате спали. Негр-боксер по неизвестным причинам вообще жил в этой камере четвертый день. Около 16 часов я подошел к охраннику, спросил, как его зовут, на что он отказался отвечать. На мои доводы, что он должностное лицо, и должен представиться, офицер отвечал грубостью. Я сказал, что я ничего не ел и не пил с 5 утра, что проголодался, и спросил, когда нас будут кормить. Мне ответили, что мы должны питаться за свой счет, и никто нас кормить не будет. Сказали, что можно пойти и что-нибудь купить по карте или за гривны. При этом обменников поблизости не было. Ну а если нет карты и гривен, то сиди голодный. Так как у меня не было ни того, ни другого, то я по поговорке «кто спит – тот обедает», решил лечь спать. Репортера ФАН Степана Яцко депортировали из Киева Приблизительно в 19 часов за мной пришли. Сопровождающий, в руках которого был мой паспорт, предложил мне проследовать за ним. Меня и еще одного петербуржца (у которого тоже было украинское приглашение) повели к нашим самолетам. Его посадили на рейс до Петербурга, а меня – на Кишинев. Меня сопроводили прямиком до самолета, отдав мой паспорт бортпроводнице, которая провела меня в конец салона. Пребывание на Украине российского репортера оказалось недолгим Пребывание на Украине российского репортера оказалось недолгим Прилетел в Кишинев, выходить из самолета должен был последним. Паспорт на выходе из самолета мне так и не вернули. Приехал в терминал, там сидел и ждал, пока не принесут мой паспорт. Сотрудник молдавской полиции принес мой паспорт на пункт пропуска. Только после прохождения контроля мне отдали документы. В Кишиневе все мне сочувствовали и говорили, что «хохлы – идиоты». Степан Яцко

    Triangle Created with Sketch.
    Автор: Алексей Громов
    Загрузка...
    Закрыть
    Нажмите "Сохранить", чтобы читать "РИА ФАН" на главной ЯндексаСохранить
    Популярное на сайте
    Читайте нас в соцсетях