Лента новостей Выбор региона Поиск
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

Мюллер опозорился в Конгрессе США, перепутав «сговор» и «заговор»

0 Оставить комментарий

Мюллер опозорился в Конгрессе США, перепутав «сговор» и «заговор»

Бывший специальный прокурор США Роберт Мюллер, который до мая 2019 года возглавлял расследование о т. н. «российском вмешательстве» в президентские выборы в 2016 году, опозорился в среду на слушаниях в двух комитетах Палаты представителей Конгресса США. 

Слушания были проведены по требованию конгрессменов-демократов, которые так и не получили из финального доклада Мюллера ясного ответа на вопрос, существовал ли внутри предвыборного штаба Дональда Трампа «тайный заговор» с целью воздействия на ход кампании-2016, или нет.

В итоге Роберт Мюллер неожиданно предстал как юридически безграмотный человек, который имеет весьма слабое представление о том, что же именно он расследовал. Уже после завершения следственных мероприятий он не смог совладать с элементарным вопросом, чем collusion (обычный «сговор») отличается от conspiracy («тайный заговор с преступными целями»). Он их просто перепутал!

Мюллер опозорился в Конгрессе США, перепутав «сговор» и «заговор»

Не сказал ни «да», ни «нет»

Допрос, учиненный Мюллеру на слушаниях в Конгрессе, длился более двух часов. Связано это было не только со сложностью и даже «сакральностью» для всей Америки обсуждаемого предмета, но и с тем, что большая часть ответов экс-спецпрокурора звучала или неясно, или того хуже — неискренне.

Во время всего допроса Мюллер находился в весьма незавидном положении: каждая из заинтересованных сторон требовала от него однозначных, но при этом противоположных по смыслу ответов. В то время как сам пожилой прокурор хотел бы, пожалуй, уже забыть свое «расследование о русском влиянии» как страшный и неприятный сон.

В силу этого результаты слушаний не удовлетворили никого из тех, кто их так ждал и так на них настаивал. Конгрессмены-демократы в очередной раз выставили себя в одиозном свете — они, как попугаи, повторяли подготовленные вопросы, но раз за разом получали на них уклончивые ответы. Но и республиканцы, которые хотели бы уже поставить жирную точку в этом деле, тоже не получили желаемого, так как Мюллер своими неясными ответами подставлял и их. 

В итоге в будущих политических раскладах карта «тайного заговора» во время выборов 2016 года еще может сыграть, так как Мюллер на слушаниях в Конгрессе умудрился не сказать ни «да», ни «нет» по этому основополагающему вопросу во всем расследовании.

Впрочем, даже такой неясный политический результат слушаний все равно вполне устраивает Трампа. Ведь он приводит дело к обычному в юриспруденции условию закрытия: если вина не доказана, то и лицо, против которого выдвигались обвинения, признается невиновным. 

Мюллер опозорился в Конгрессе США, перепутав «сговор» и «заговор»

Запутались в терминах

Конечно, это касается только юридической стороны вопроса, но и в политическом плане подобный результат слушаний — вполне в пользу Трампа, о чем он и написал в своем победном твите: «No collusion, no obstruction!» Буквальный перевод его звучит так: «Нет сговора, нет препятствования следствию!»

При первом рассмотрении фразы Трампа может показаться, что президент США просто использует неверное слово collusion («сговор») вместо юридического термина conspiracy («тайный заговор с преступными целями»). Однако это не так: на деле во время допроса Мюллера вопрос разного толкования терминов collusion и conspiracy обсуждался подробно и в деталях.

Все дело в том, что обвинение в адрес команды Трампа и других фигурантов дела о «русском вмешательстве» со стороны Минюста США было основано именно на применении термина conspiracy. Это действие описывается в США отдельной уголовной статьей и подразумевает тайный заговор с преступными целями, которым его участники должны прикрывать другое уголовное преступление, запланированное этой группой к совершению в будущем. 

Важное условие для применения статьи о «тайном заговоре» — это именно желание скрыть будущее преступление. Все остальное — это вполне обычный сговор группы лиц. Это можно проиллюстрировать на простом примере: вы можете участвовать в «тайном сговоре» с целью вывезти своих подруг на пикник, но это не будет уголовным преступлением. Просто потому, что проведение пикника — совершенно законно!

Мюллер опозорился в Конгрессе США, перепутав «сговор» и «заговор»

Жалкий-жалкий Мюллер

На слушаниях конгрессмен-республиканец Дуг Коллинз спросил Мюллера о той части его доклада, в которой говорилось, что «сговор в значительной степени является синонимом заговора».

«Сговор не является конкретным преступлением или специальным термином в федеральном уголовном законодательстве. Заговор — является», — констатировал Коллинз.

«Да», — согласился Мюллер.

«В разговорном контексте, однако, сговор и заговор по сути являются синонимами, верно?» — спросил Коллинз.

«Нет», — не согласился Мюллер.

Тогда Коллинз сослался на ту страницу отчета Мюллера, в которой говорилось об обратном.

«Вы сказали об этом на своей пресс-конференции 29 мая, и здесь сегодня вы тщательно подбираете слова. Вы сидите здесь сегодня, свидетельствуя о чем-то отличном от того, что говорится в вашем докладе?» — задал логичный вопрос Коллинз.

Мюллер попросил Коллинза дать ему цитату, чтобы он мог дать четкий ответ.

«Вы заявили, что будете придерживаться отчета. Я только что напомнил вам о вашем отчете, но вы утверждаете теперь, что сговор и заговор не являются синонимами, — не унимался Коллинз. — Вы противоречите своему отчету прямо сейчас?»

«Не тогда, когда я это читаю», — пролепетал Мюллер.

«Итак, вы бы в таком случае сменили свой ответ на «да» (то есть что «сговор» и «заговор» — это все-таки синонимы)?» — дожимал его Коллинз.

«Нет, если вы посмотрите на язык, — понес околесицу Мюллер, уставившись в бумаги. Он попросил Коллинза повторить страницу, прежде чем что-то пробормотать и сказать: — Я придерживаюсь отчета».

«Что ж, вопросы сговора и заговора нам удалось, похоже, отправить на отдых», — подытожил конгрессмен. 

Почему Мюллер так вилял, понятно. Ему категорически нельзя настаивать на conspiracy в сложившейся ситуации. Ведь если Трампа обвинить не смогут (что очень близко к правде), то всех собак повесят именно на спецпрокурора.

Мюллер опозорился в Конгрессе США, перепутав «сговор» и «заговор»

Заговор, сговор… А может быть, координация?

Еще в 2018 году, когда Мюллер только «раскручивал» дело против Трампа, функционеров его предвыборного штаба и мифических «русских хакеров», его честно предупреждали: попытка действовать тут через уголовную статью о «тайном заговоре» обречена на юридический провал. Просто потому, что действия всех подозреваемых не несли в себе состава основного преступления. 

Да, неизвестные хакеры действительно взломали почту штаба Демпартии и Хиллари Клинтон. Да, организованные в Сети группы в самом деле обсуждали избрание Трампа на пост президента США. Да, Джулиан Ассанж по-настоящему опубликовал переписку из почты, взломанной хакерами. Да, штаб Дональда Трампа вовсю использовал эту возможность, чтобы помочь своему президенту избраться на пост президента США… 

Однако каждое из этих действий по отдельности (кроме, конечно, хакерского взлома) не является преступлением в США! И уж точно невозможно весь этот бардак прикрыть «шапочкой» из conspiracy — то есть тайных скоординированных действий сторон в преступных целях.

В итоге, когда конгрессмены поставили Мюллера в тупик прямыми вопросами, пытаясь настоять на том, что в его докладе слово collusion надо трактовать именно как юридически обязывающий термин сonspiracy, поплывший экс-спецпрокурор был вынужден заявить, что речи не идет даже о... сговоре! Вместо этого он указал, что в тексте доклада говорится о координации действий (coordination), но не об уголовной статье, для применения которой у него попросту нет оснований.

Столь откровенная путаница в терминах и подходах, которая все больше напоминает политический заказ, откровенно хоронит все расследование Роберта Мюллера.

Не удивительно, что слушания Мюллера в Конгрессе посмотрели лишь 13 миллионов американцев. Это меньше той аудитории, что собрали слушания бывшего адвоката Трампа Майкла Коэна, которые смотрели 16 миллионов человек. И гораздо меньше, чем зрителей слушаний бывшего директора ФБР Джеймса Коми — тогда этой темой заинтересовались целых 19,5 миллионов зрителей. 

Это означает, что цель демократов — привлечь как можно больше внимания граждан США к протухшему докладу Мюллера — оказалась недостижимой. «Дело о русском вмешательстве» уверенно движется на свалку истории.

infox - new
Новости партнеров