Лента новостей Выбор региона Поиск
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

Я (Мы) НЕ Иван Голунов, Я (Мы) Кирилл Вышинский

7 Оставить комментарий

Акция в поддержку Кирилла Вышинского

Истерика вокруг задержания столичной полицией журналиста «Медузы» Ивана Голунова выглядит особенно отвратительно, если начинаешь сравнивать поведение тех СМИ и спикеров, кто сейчас истерит наиболее яростно, с их же поведением в схожих ситуациях: когда под руку властей попадает журналист не из круга избранных.

У редакции Федерального агентства новостей было много поводов убедиться в двуличии либеральных правозащитников, но вот вам пример, ставший для нас прямо-таки хрестоматийным, поскольку сочетает в себе откровенно абсурдное обвинение со стороны властей безупречно невинного человека, тюрьму, избиения, пытки и тотальное молчание либеральной прессы и правозащитников.

10 февраля 2015 года сотрудники СБУ задержали в Николаеве нашего журналиста Андрея Захарчука. Он приехал на Украину к родителям в свой законный отпуск, при этом, как истинный журналист, не расставался с фотоаппаратом и осмелился пройти с ним возле развалин Николаевского танкового завода, который последние 30 лет не производит ничего, кроме долгов и мусора.

Андрей Захарчук

Однако Андрей Захарчук был задержан бдительными полицейскими в порядке статьи 208 УПК Украины и передан СБУ. В отношении него было открыто уголовное производство по ч. 1 ст. 111 УК Украины — «Государственная измена». 12 февраля судья Центрального районного суда Дмитрий Тишко вынес решение о применении к задержанному Захарчуку меры пресечения в виде содержания под стражей сроком на два месяца — до 11 апреля 2015 года. При этом первичное обвинение в шпионаже следователи, ввиду его очевидной абсурдности, быстро поправили на не менее абсурдное — Захарчуку вменили «государственную измену» просто по факту работы в российском СМИ. Формулировка из текста судебного постановления, которое было вынесено 12 февраля судом города Николаева: «виновен в государственной измене, поскольку неправильно освещал события на Украине». Это, кстати, при том, что Захарчук являлся спортивным обозревателем.

Разумеется, редакция стала бороться за Андрея. Мы обратились за помощью к коллегам, и многие российские СМИ деятельно поддержали нас, сообщив о задержании нашего журналиста на Украине. Затем, проверив нашу информацию из независимых источников, эти же СМИ указали на абсурдность предъявленных Захарчуку обвинений и потребовали его освобождения.

Иначе отреагировали лишь несколько российских изданий — концерн Bonnier Business Press, издательская группа «Кросс-медиа» и некоторые другие. Они сообщили об аресте Андрея Захарчука в тональности обвинительного заключения Николаевского суда, тиражируя нелепые обвинения в «ошибочном освещении событий на Украине».

Попробовали добить нашего коллегу, находящегося на тот момент в тюрьме, и западные журналисты, например, коллеги из финского государственного телевидения Yle: те заявили, что в Федеральном агентстве новостей якобы работают «пропагандисты на зарплате».

Сразу после информации об аресте Андрея мы составили список правозащитных организаций и международных журналистских объединений, после чего принялись методично обзванивать их и рассылать шокирующую информацию о мотивах ареста нашего журналиста на Украине. Мы пересылали сразу весь пакет документов, включая обвинительное заключение и комментарии юристов, помогая западным коллегам адекватно оценивать ситуацию. Мы также перевели все эти документы на иностранные языки, чтобы коллеги смогли получать информацию в удобном для них виде.

Однако в результате наша редакция не получила никаких обнадеживающих ответов. Больше того, от многих организаций мы не получили подтверждений даже в том, что там прочитали наши материалы.

Лишь в Московской Хельсинкской группе нам ответили, что передали запрос в Украинский Хельсинкский союз и Международную Хельсинкскую организацию, и заверили, что «сделают все возможное для скорейшего освобождения Захарчука», но никаких публичных заявлений от них так и не прозвучало.

Промолчали в Human Rights Watch Paris, Committee to Protect Journalists, Международной ассоциации по защите свободы слова (IFEX), International Federation of Journalists, International Press Institute, Reporters sans frontières (RSF), Fédération internationale des ligues des Droits de l’Homme. Не ответили на наш запрос в Международном обществе прав человека (Украинская секция), ни в Amnesty International, ни в Харьковской правозащитной группе. Молчала, как рыба в пироге, и уполномоченный по правам человека на Украине Валерия Лутковская, и десятки других правозащитников, известных по своим ярким выступлениям в защиту других журналистов.

Андрей Захарчук

Все это время Андрей находился в тюрьме города Николаева и подвергался там давлению и шантажу. Сегодня мы уже можем рассказать, что Андрея тогда даже заставили сняться в видеофильме, где он зачитывает по бумажке, что я, руководитель ФАН Евгений Зубарев, отправил его на Украину, чтобы он сделал фотографии Николаевского завода и его продукции. Правда, этот ролик так и не был опубликован СБУ, потому что подобный вздор выглядел совсем уж неправдоподобным.

Без медийной поддержки западных СМИ Захарчук вполне мог сидеть в украинской тюрьме еще долгие годы, но руководители непризнанных республик Донбасса включили Андрея Захарчука в обменный список. В результате наш журналист, заведомо гражданский, мирный человек, был обменян на неонацистов, головорезов из националистических батальонов, попавших в плен в ходе гражданской войны в Донбассе.

Понимая, что дело Захарчука компрометирует Украину, Киев пошел на обмен мирного журналиста на военнопленных, чтобы закрыть и забыть эту позорную страницу, связанную с незаконным преследованием журналиста. Но мы ничего не забыли. И главный урок, который мы вынесли тогда, — те, кто больше всех кричит о защите прав и свобод журналистов, никогда не придут на помощь в ситуации, когда действительно нарушаются права и свободы журналистов. Эти защищают своих, причем только своих и никого больше, и, что самое важное, они вообще не защищают ту самую свободу прессы, о которой так много говорят. Они защищают свои интересы — так, как они их понимают. Поэтому мы не будем тиражировать плакаты «Я (Мы) Иван Голунов».

Мы лучше лишний раз напомним, что в киевском СИЗО второй год незаконно, по абсурдному обвинению в государственной измене содержится политический заключенный, российский журналист Кирилл Вышинский, до которого этим борцам, разумеется, нет никакого дела, хотя именно сейчас киевский суд зачитывает обвинительный приговор Кириллу, перечисляя абсурдные обвинения в государственной измене профессиональному журналисту.

Я(Мы) Кирилл Вышинский! Свободу политзаключенному!

Евгений Зубарев, руководитель проекта «Федеральное агентство новостей»

infox - new
Автор: Евгений Зубарев
Новости партнеров