Лента новостей Выбор региона Поиск
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

Россия никогда не пойдет на изменение правового статуса Керченского пролива

0 Оставить комментарий

Россия никогда не пойдет на изменение правового статуса Керченского пролива

Заместитель министра иностранных дел Украины по вопросам европейской интеграции Елена Зеркаль заявила 27 мая, что страна намерена добиваться международного статуса Керченского пролива. Этот ход украинских властей стал прямым следствием провокации у берегов Крыма, учиненной Киевом 25 ноября 2018 года. 

Получится ли у Украины путем обращений в международные инстанции разрешить свои противоречия с Россией по проблематике правового статуса Керченского пролива? Корреспондент Федерального агентства новостей постарался ответить на этот и иные вопросы. 

Россия никогда не пойдет на изменение правового статуса Керченского пролива

Конфликтующие реальности

Евромайдан, воссоединение в 2014 году Крыма с Россией, начало гражданской войны на Украине и сопутствующее охлаждение отношений между Москвой и Киевом породили массу юридических коллизий в области российско-украинских международных договоренностей. Коллизий, до сих пор не устраненных и сформировавших две отчаянно конфликтующих между собой версии реальности: ложной и правильной. 

Согласно первой, Крым «оккупирован», незаконная постройка Крымского моста и противоправные действия «агрессоров» создали предпосылки для блокады украинских портов в Азовском море, а Керченский пролив — это, как минимум, внутренние воды Украины и России, а как максимум — международные воды.

Согласно второй, Крым воссоединился с РФ на совершенно законных основаниях, постройка Крымского моста законна и никаких препятствий для украинского судоходства не создает, а Керченский пролив после 2014 года является территориальными водами России. 

Разумеется, подобные разногласия не могли не ухудшить положение в зоне Керчь-Еникальского канала и Азовского моря. 

25 марта 2018 года украинские пограничники в зоне совместного рыболовства Азовского моря задержали вышедший из Керчи российский сейнер «Норд». До сих пор неизвестно, был ли захват «Норда» осуществлен по указке из Киева или это была личная инициатива командира украинского пограничного корабля. Так или иначе, данный акт откровенного государственного пиратства вкупе со стремлением украинских властей насильно удержать у себя «Норд» и его команду побудил Москву предпринять ответные действия в Азово-Керченской акватории.

Россия ужесточила режим досмотра иностранных судов, следующих через Керчь-Еникальский канал в украинские порты Азовского моря или, напротив, покидающих оные. Действия российской стороны при этом оставались в рамках правового поля, что были вынуждены признать и сами украинцы.

Украина ответила на демарш России наращиванием своего военного присутствия в Азовском море. Радикально изменить общий баланс сил в регионе инициатива Киева не могла, но явно создавала предпосылки для дальнейшей дестабилизации российско-украинских отношений. 

Дополнительным фактором, серьезно осложнявшим урегулирование отношений двух стран, стали приближающиеся президентские выборы на Украине. В попытке получить повод для введения в стране военного положения, что позволило бы отложить президентские выборы, Петр Порошенко и его окружение решились на откровенную провокацию — попытку несанкционированного прохода корабельно-катерной группы ВМСУ через Керченский пролив. 

В ходе последующих событий 25 ноября 2018 года российские силовики были вынуждены задержать «прорывавшиеся» в Азовское море под украинскими флагами рейдовый буксир «Яны Капу», а также два малых бронированных артиллерийских катера — «Бердянск» и «Никополь». 24 члена экипажей украинских вымпелов были арестованы, после чего им, в соответствии с российским законодательством, были предъявлены обвинения в незаконном пересечении государственной границы РФ.

Россия никогда не пойдет на изменение правового статуса Керченского пролива

Уголовные дела, санкции и трибунал

Несмотря на то, что ноябрьский инцидент в Керченском проливе получился весьма резонансным, в полной мере воспользоваться его результатами Порошенко, по ряду объективных причин, не сумел. Срок первого тура президентских выборов ему перенести не удалось, а во втором туре Порошенко и вовсе с треском проиграл Владимиру Зеленскому

Тем не менее, события конца 2018 года создали еще одну точку напряжения в российско-украинских отношениях. Точку, которую Киев и его иностранные бенефициары попытались использовать для давления на Москву, всячески педалируя тему «незаконно томящихся в русских застенках» украинских моряков. 

29 ноября Служба безопасности Украины возбудила уголовное дело против ряда сотрудников Пограничной службы ФСБ и ВС РФ по части 2 статьи 437 (планирование, подготовка, развязывание и ведение агрессивной войны), части 2 статьи 15 (покушение на преступление), пункту 1 части 2 статьи 115 (покушение на умышленное убийство) УК Украины. Также в связи с задержанием своих моряков Украина подала жалобу на Россию в ЕСПЧ. Государства-члены Евросоюза, НАТО и Большой семерки, а также Парламентская ассамблея Совета Европы осудили действия России и потребовали «восстановить свободу судоходства в Керченском проливе», ну и, конечно, освободить «захваченные» украинские корабли и их экипажи.

30 ноября президент США Дональд Трамп, сославшись на доклад об инциденте в Керченском проливе, объявил об отмене переговоров с президентом России Владимиром Путиным, которые должны были состояться в период саммита G20 в Аргентине.

15 марта 2019 года США, Канада и ЕС ввели новые санкции против России в связи с инцидентом в Керченском проливе, а также в связи с «пятой годовщиной аннексии Крыма».

И так далее, и тому подобное.

РФ парировала эти нападки тезисами о том, что ноябрьская провокация Киева произошла в ее территориальных водах и касается исключительно России и Украины.

16 апреля Украина обратилась в Международный трибунал ООН по морскому праву (ITLOS), потребовав немедленного освобождения задержанных кораблей вместе с их экипажами. 

В ответ на это Россия продлила арест украинских моряков до 24 июля и отказалась принимать участие в заседаниях трибунала. Москва исходила из того, что Международный трибунал по морскому праву не обладает юрисдикцией для рассмотрения керченского инцидента из-за оговорок РФ и Украины о «неприменимости предусмотренных Конвенцией 1982 года процедур в отношении отдельных категорий споров».

Таким образом, Москва в этом деле расставила все точки над «i» для себя, но не для Киева и ITLOS.

Россия никогда не пойдет на изменение правового статуса Керченского пролива

«Забрать парней из Лефортово»

25 мая расположенный в Гамбурге Международный трибунал ООН по морскому праву огласил свое решение. Признав, что оно является временной мерой, ITLOS обязал Россию немедленно освободить «Яны Капу», «Бердянск» и «Никополь», а также 24 украинских моряка и позволить им вернуться на Родину. 

При этом трибунал уточнил, что «не считает необходимым требовать» от России прекратить уголовное дело против задержанных украинских моряков или воздержаться от возбуждения новых дел. ITLOS добавил, что Москва и Киев до 25 июня могут предоставить трибуналу свои версии инцидента в Керченском проливе. Только после этого ITLOS сможет озвучить окончательный вердикт.

Как видим, даже несмотря на свою очевидную проукраинскую позицию, ITLOS не торопится закрывать «дело» об инциденте в Керченском проливе. В том числе из-за того, что: «а» — не имеет никаких механизмов принуждения России к исполнению своих решений; и «б» — Россия публично отказалась от участия в заседаниях ITLOS.

«Мы ожидаем, что Россия быстро и в полной мере исполнит приказ трибунала», — поторопилась торжествующе написать в Facebook замглавы украинского МИД Елена Зеркаль. 

Президент Украины Владимир Зеленский тоже не удержался от пафосных заявлений. Он объявил, что если Москва последует вердикту ITLOS, то это может стать «первым сигналом со стороны российского руководства о реальной готовности к прекращению конфликта с Украиной».

Украинская же «патриотическая общественность» оказалась более кровожадной: она сразу начала строить планы о введении новых — уже «гамбургских» — санкций против России, которая, «конечно же, уклонится от выполнения приговора трибунала».

В свою очередь, Россия оперативно повторила через свой МИД уже известные тезисы:

— инцидент произошел в территориальных водах России;
— он не подпадает под юрисдикцию ITLOS;
— его можно было бы избежать «при условии соблюдения украинской стороной требований российского законодательства, касающихся судоходства в этом районе.

Со своей стороны, пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков заявил, что позиция Москвы по поводу провокации Украины в Керченском проливе не изменилась. По его словам, должно закончиться следствие и состояться суд.

Таким образом, после решения ITLOS конфликтующие стороны остались, что называется, «при своих». Поэтому дальнейшие события стали разворачиваться по вполне предсказуемому сценарию. 

27 мая уже известная нам Елена Зеркаль объявила о намерении Киева добиваться присвоения Керченскому проливу международного статуса. Этим она не ограничилась. 

«Мы уже подготовили дипломатическую ноту РФ, сегодня она пойдет в российское министерство иностранных дел, в которой мы спрашиваем, как мы можем забрать наши корабли, когда, где и как наши консулы могут забрать наших парней из Лефортово», — добавила замглавы МИД Украины.

Россия никогда не пойдет на изменение правового статуса Керченского пролива

Пусть только сунутся…

Воинственные заявления Киева позицию России ничуть не изменили. 

27 мая Мосгорсуд признал законным продление ареста всех украинских моряков. В тот же день руководитель Пограничной службы ФСБ России генерал армии Владимир Кулишов сообщил, что риск новых украинских провокаций в Керченском проливе сохраняется.

«Новое руководство (Украины. — Прим. ФАН] не дезавуировало предыдущее заявление о непризнании Украиной российской юрисдикции на территориальные воды, прилежащие к Крымскому полуострову. Кроме того, Киев официально не отказался от озвученного намерения организовать повторный несанкционированный проход через Керченский пролив украинских кораблей, в том числе с международными наблюдателями и представителями зарубежных СМИ, — заявил Кулишов. — Сохраняется угроза совершения украинскими спецслужбами и членами экстремистских организаций диверсий в Крыму, на Керченской транспортной переправе, а также провокаций в отношении российских и иностранных судов, посещающих порты Крыма. Мы отслеживаем обстановку на границе с Украиной и готовы к различным сценариям ее развития».

Словом, «пусть только сунутся»!.. 

Как мы видим, история инцидента в Керченском проливе далека от своего завершения. Что в связи с этим нас может ожидать в будущем?

Ни Россия, ни Украина полностью отступить от своих позиций без потери лица не смогут. Особенно это актуально для Владимира Зеленского, еще 21 апреля заявившего, что его «задачей номер один» после победы на выборах будет освобождение всех украинских моряков, находящихся под арестом в России. 

Следовательно, какие-то перспективы вернуться на Украину у «узников Лефортово» появятся лишь после суда и вынесения им приговора. Тут следует вспомнить как недавнее заявление Пескова, так и прецедент с арестом, судом, приговором и освобождением в России Надежды Савченко.

Только после суда и приговора, публично зафиксировавших для российской стороны факт виновности украинских моряков, Москва, возможно, пойдет на их освобождение. Не просто так, конечно. Здесь понадобится компромисс, аналогичный случаю с Савченко. То есть Киеву придется санкционировать обмен своих моряков на, допустим, граждан России, оказавшихся в украинских застенках. 

Что касается украинского буксира и бронекатеров, задержанных российскими силовиками, то тут все сложнее. С точки зрения законодательства РФ, они могут быть отнесены к разряду предметов и средств совершения преступления, на основании чего они и конфискованы. После этого возвращение буксира и бронекатеров Украине станет для российских властей, мягко говоря, затруднительным. 

Если «Яны Капу» еще можно, теоретически, обменять на сейнер «Норд», то с «Бердянском» и «Никополем» такой фокус провернуть уже не получится. То есть Киеву придется предложить Москве нечто такое, что сможет в глазах Кремля купировать имиджевые потери, связанные с возвращением ВМСУ двух бронекатеров, уже признанных средствами совершения преступления. 

Что это может быть и какими могут быть обязательства Киева, пока предположить невозможно.

Россия никогда не пойдет на изменение правового статуса Керченского пролива

Сложности урегулирования

При попытке прогнозирования дальнейших шагов конфликтующих сторон следует учитывать, что существуют причины, как подталкивающие Россию к скорейшему урегулированию инцидента в Керченском проливе, так и прямо препятствующие этому.

К числу первых следует отнести, конечно же, стремление Москвы восстановить добрососедские отношения с Киевом, понизить градус конфронтации с коллективным Западом, а также избежать появления новых антироссийских санкций.

Вторых заметно больше. 

Во-первых, это те самые юридические коллизии в области российско-украинских международных договоренностей, которые нельзя устранить без нормализации отношений двух стран. Последнего Москва не может добиться в силу продолжения Киевом антироссийского политического курса и отказа украинской стороны от прекращения гражданской войны на Украине, а также от признания Крыма территорией РФ. 

Во-вторых, новый глава Украины Владимир Зеленский, победивший на выборах как «президент мира», свою приверженность предвыборным обещаниям делами никак пока не доказал. Не доказал он и того, что является самостоятельной политической фигурой, а не марионеткой Игоря Коломойского и иже с ним. В силу этого Кремль старается воздерживаться от каких-либо контактов с новым президентом Украины, что не способствует российско-украинскому диалогу по вопросам урегулирования инцидента в Керченском проливе.

В-третьих, заметно подрастерявшая после Евромайдана свои субъектность и суверенитет Украина просто лишена возможности вести самостоятельный диалог с Россией без согласия западных партнеров. Рассчитывать же на то, что США и ЕС в ближайшее время согласятся на сближение Киева с Москвой, явно не приходится. 

В-четвертых, как ФАН писало ранее, Зеленский не вполне контролирует украинских силовиков. Зато их все еще контролирует бывший президент Украины Петр Порошенко, стремящийся выторговать у Зеленского собственную безопасность. Подобная ситуация чревата самыми неожиданными авантюрами со стороны командования ВСУ — вплоть до попытки повторения провокации в Керченском проливе. Тут к месту будет вспомнить вчерашнее заявление Владимира Кулишова. Новая украинская провокация способна как обрушить авторитет нового президента страны внутри самой Украины, так и мгновенно сделать Зеленского persona non grata в глазах Москвы. 

В-пятых, Россия ни при каких обстоятельствах не согласится на признание акватории Керченского пролива международными водами. Для Москвы этот вопрос принципиален не только с точки зрения сохранения суверенитета и престижа, но и нацбезопасности. 

Россия никогда не пойдет на изменение правового статуса Керченского пролива

«Пролив принадлежит России!»

Можно еще долго перечислять причины, способные помешать России добиться какого-то консенсуса с Украиной по вопросу урегулирования инцидента в Керченском проливе. Но мы, пожалуй, остановимся. Думается, читателям и так уже все понятно.

Подведем итоги. 

Решение ITLOS и любые односторонние действия украинской стороны не способны урегулировать последствия инцидента в Керченском проливе, равно как и изменить правовой статус Керченского пролива.

Разрешение конфликтной ситуации по этим вопросам между Москвой и Киевом возможно исключительно на компромиссной основе в ходе двусторонних переговоров — без участия третьей стороны. При этом Россия не станет отказываться от действия своей юрисдикции в зоне Керченского пролива, по поводу чего сегодня уже достаточно ясно высказался Сергей Аксенов

«Сам Керченский пролив — это полностью Российская Федерация: и берега Российской Федерации, и пролив принадлежит России!», — заявил глава Крыма.

Россия, кроме того, вряд ли вернет Украине бронекатера «Бердянск» и «Никополь». 

До начала конструктивного российско-украинского диалога о путях урегулирования последствий провокации Киева в Керченском проливе новый президент Украины должен будет еще доказать Москве свою договороспособность. 

Время покажет, справится ли Владимир Зеленский с этой задачей. Пока доводов «против» тут больше, чем «за». Но это не мешает нам верить в лучшее.

infox - new
Автор: Андрей Союстов
Новости партнеров