Лента новостей Выбор региона Поиск
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

Исповедь о российском футболе: договорняки, долги, лимит и много Аленичева

0 Оставить комментарий

Павел Комолов (слева)

Игрок «Енисея» Павел Комолов дал эксклюзивное интервью Федеральному агентству новостей. В нем футболист рассказал о следующем: видел ли он на тренировках своей команды бывшего сенатора, а теперь главного тренера Дмитрия Аленичева нетрезвым; как арбитр перед матчем атаковал его партнера по команде; с какой регулярностью его партнеры нарушали режим; как его команде предлагали деньги за проигрыш.

Карьера полузащитника «Енисея» Павла Комолова сложилась абсолютно нетипично для российского футболиста. Он начинал в «Зените». После победы в первенстве молодежных команд родному клубу он не пригодился и отправился в Литву. С местным «Жальгирисом» он выигрывал чемпионат и кубок страны. Потом были аренды в польском «Бельхатове» и греческой «Верии». Вторая командировка стала для игрока настоящим испытанием: президент клуба владел сетью продуктовых магазинов и штрафовал своих футболистов, если они покупали еду у конкурентов.

В Россию Комолов вернулся летом 2015 года. За три сезона в «Амкаре» он на своей шкуре прочувствовал, что такое играть у по-настоящему сильного тренера, но не получать деньги. Именно их отсутствие довело клуб до банкротства год назад. С разговора о невыплаченных деньгах и стартовал наш разговор.

Сколько должны

— Год назад с футбольной карты России исчез пермский «Амкар». Долги клуба перед игроками выплачивают?

— Ничего не выплачивают. В суд подавали, выиграли. Поскольку там идет процедура банкротства, то решением суда мы встали в реестр кредиторов. Но, как я понимаю, ничего не будет.

— Сколько должны лично тебе?

— Зарплату за 3,5 месяца.

— То есть, в районе 3 млн рублей?

— Не только. Там еще премиальные должны были быть около 1 млн, если не больше. Плюс еще бонусы были, а их мне не платили больше сезона.

Исповедь о российском футболе: договорняки, долги, лимит и много Аленичева

— После того, как «Амкар» исчез, ты оказался в «Енисее». Прошел год. Есть ли сожаление, что перешел именно в красноярский клуб? У тебя было еще 2 варианта продолжения карьеры.

— Конечно, такие мысли возникали. Но думать о таком – бесполезно, бессмысленно. В том положении, в котором я нахожусь, думать необходимо о будущем. Но, возвращаясь назад, все равно считаю, что логически мой выбор был правильным – не бояться сложностей, что Красноярск – далековато. Считаю, что у нас могла бы получиться очень неплохая команда. Но что-то пошло не так.

«Багаж» Аленичева

— Перед началом сезона ты говорил о том, что философия игры «Амкара» и «Енисея» противоположны. «Амкар» играл вторым номером, от обороны, а «Енисей», напротив, хотел играть в атаку. Неудачи в ходе этого сезона связаны с тем, что главный тренер команды Дмитрий Аленичев не сумел научить игроков действовать в нужной ему манере?

— Нет, я не считаю, что это так. Ты так конкретизировал причину провала… Но, по-моему, причина нашего провала не в том, что пытались играть в атакующий футбол.

— А в чем?

— Это личное мое мнение, я не буду говорить за всех. Может, кто-то считает иначе. Как мне кажется, проблема в том, что нам, футболистам «Енисея», не удалось стать командой. Думаю, что сейчас мы к этому близки. Но слишком поздно. Иногда это даже нельзя объяснить, ты просто чувствуешь это, находясь на поле. При этом я не могу кого-то из ребят обвинить в том, что они недорабатывали. О причинах можно говорить долго, на самом деле. В команду пришло очень много ребят, из разных команд. Но, опять-таки, не хочу никого обвинять. Свою вину за вылет я чувствую, и отрицать не собираюсь.

— Как происходит становление команды?

— Ребятам нужно сплотиться вокруг кого-то, вокруг какой-то цели. Нам не удалось. Над этим тоже нужно было работать. Гаджи Муслимович (бывший главный тренер «Амкара» Гаджи Гаджиев. – Прим. ФАН) говорил, что самое главное в команде – аура.

— Он потрясающий человек, конечно.

— Мудрейший. Очень рад, что работал под его руководством.

— Осенью в одном из интервью, после поражения в Кубке России от «Локомотива», ты сказал, что команду колбасит. Так и не перестало?

— Получается, да.

Дмитрий Аленичев

— Какие-то общекомандные разговоры были на эту тему?

— Конечно, были. Мы часто собирались командой. Не всегда в полном составе, но какой-то разрозненности не было. Естественно, мы все происходящее обсуждали.

— В прошлом году Аленичева обвинили в том, что он садился нетрезвым за руль. Было ли такое, чтобы его трезвость вызывала сомнения во время тренировок?

— Не хочу это обсуждать.

— Тогда же, осенью, тебе принадлежат слова о том, что ситуация вокруг Аленичева сплотит команду. Какие сейчас отношения между тренерским штабом и командой?

— Рабочие.

— В команде хоть раз шутили про «багаж Аленичева»?

— Не припомню. Наверное, нет.

Если ты подвыпивший

— Зимой ты мог покинуть «Енисей». Почему этого не произошло?

— Мой агент сказал мне, что есть команда премьер-лиги, которая интересуется мной. Но после он сказал, что «Енисей» на меня рассчитывает. На этом разговоры закончились, потому что у меня действующий контракт.

— Один из петербургских специалистов в приватном разговоре утверждал, что твою карьеру погубил главный тренер молодежки «Зенита» Анатолий Давыдов, который пытался превратить тебя в левого защитника. Согласен?

— Когда Давыдов пришел и начал работать с молодежным составом того созыва, наверное, не особо поверил в меня. Левым защитником я стал играть потому, что на этой позиции некому было играть: были матчи, в которых у нас линия обороны была составлена из полузащитников. Думаю, если бы не эта вынужденная смена позиции, то сидел бы на скамейке: в центре полузащиты играли Женя Башкиров и Серега Петров. Он в них верил. Плюс был Антоха Соснин. Да и что значит «погубил»? Я, конечно, понимаю, что у меня не самая яркая карьера, но с другой стороны я провел 3 прекрасных года в «Амкаре», которые никогда не забуду. Для меня моя карьера никак не загублена. Наверное, мог реализовать себя лучше. А мог и хуже. Не вижу смысла об этом говорить. К Давыдову я очень хорошо отношусь и благодарен ему за совместную работу. У нас была отличная команда и Анатолий Викторович – человек, который умеет работать с молодыми. Он умел выстроить отношения с футболистами: не позволял нам ничего лишнего, но и не держал в ежовых рукавицах. Мы чувствовали себя свободно и именно при нем стали прогрессировать.

Исповедь о российском футболе: договорняки, долги, лимит и много Аленичева

— Ты рассказывал, что как-то раз при Игоре Чугайнове в молодежке «Зенита» пришел на тренировку нетрезвым.

— Было такое.

— А партнеров по команде нетрезвыми видеть доводилось?

В дубле «Зенита»?

— Необязательно.

— Конечно, доводилось.

— Часто?

— А что значит «часто»? Если сравнить количество проведенных мной за карьеру тренировок с теми случаями, когда на них кто-то появлялся нетрезвым, то процент будет мизерный. Один раз, когда выступал в Литве, у нас чудак на тренировку пришел в таком состоянии, что просто ужас. Он отпросился с тренировки на свадьбу, на следующий день приходит – на ногах не стоит. Ладно, если ты подвыпивший – никто может и не заметит. А тут человек был реально пьяный, с координацией были такие проблемы, что он по мячу не мог попасть.

— Его не тошнило?

— К счастью, нет. Думаю, это было перед тренировкой.

Странные матчи

— Ты рассказывал, что в Литве про один из матчей «Жальгириса» ходили слухи, что некоторые игроки сдавали.

— Было такое.

— В Польше, Греции сталкивался с этим?

— В Греции был совсем немного. Не думаю, что там что-то такое было. В Польше такого, чтобы кто-то что-то сказал, тоже не было. Это же, на самом деле, тяжело заметить даже.

— И говорить об этом даже между собой не принято, наверное.

— Да нет, все равно если что-то было, то начинает всплывать – кто-то кому-нибудь скажет, слухи начинают ползти. Как было в Литве, когда про двоих-троих футболистов конкретно говорили, что они сдавали. И руководство было в курсе, был серьезный конфликт. Больше такого не припоминаю.

Исповедь о российском футболе: договорняки, долги, лимит и много Аленичева

— А в России с такими слухами не сталкивался?

— В России был матч, когда предлагали. Мы всей командой отказались.

— А поподробнее можно?

— Предлагали проиграть с определенным счетом. На кону была неплохая сумма.

— Сколько?

— Честно – не помню. Но нормально.

— Что было дальше?

— К перерыву проигрываем с тем счетом, с которым предлагали проиграть. В раздевалке напряженно. Капитан команды забегает в раздевалку и орет: «Вы что, взяли деньги, суки?» Естественно, после таких слов все вышли злые на второй тайм, забили. Счет в итоге оказался не тот, который был нужен предлагавшим деньги.

А судьи кто?

— Руководители судейских корпусов меняются, методики совершенствуются. Но по моим личным ощущениям, судейских скандалов становится только больше. Ты, как участник процесса, что думаешь о судействе?

— Я стараюсь не обращать внимания на судейство. Бывает, судьи ошибаются. Динамику оценить не могу.

— Как считаешь, VAR, который сейчас начали ругать – полезен?

— Мне кажется, это нормально, что судьи могут смотреть повторы. Получается более объективно. Вопрос в том, что бывают случаи, когда команда забивает гол, начинает радоваться. Потом судья останавливает матч, идет смотреть повтор, отменяет гол – получается некрасиво. Закончится тем, что будут забивать, а радоваться не будут, пока точно не засчитают гол. Это другая сторона медали, теряются живые эмоции. Для первого года использования система работает довольно неплохо. Думаю, процесс будет совершенствоваться и в итоге станет быстрее. Иногда бывает так, что офсайд откровенный, а линейный арбитр не поднимает флажок, потому что ждет подтверждения в наушник от видеоассистента. Мне кажется, это слишком. Тогда можно вообще без линейных играть.

 О чем футболисты говорят с судьями?

— Как правило, ни о чем. В этих разговорах почти никогда нет смысла. Либо эпизод обсуждается, либо пошутить можно.

— Арбитры свои решения игрокам объясняют обычно?

— По-разному. Они все люди, каждый общается по-своему. Кто-то может и послать по-хамски.

— Даже так?

— Конечно. Один из арбитров как-то подошел перед выездным матчем, на разминке, к одному из партнеров. И говорит: «Помнишь меня? Ну, вспомнишь сегодня!» Это было в первом круге в этом сезоне. А есть арбитры, которые могут объяснить свое решение так, что у тебя не останется к нему вопросов. Но то еще зависит и от того, как ты с арбитром разговариваешь.

Исповедь о российском футболе: договорняки, долги, лимит и много Аленичева

Заграница и лимит

— Был ли хоть раз в Греции до или после аренды в «Верии»?

— После был на отдыхе. Но я был на островах, на Крите.

— Значит, негатива на всю жизнь от той командировки не осталось?

— На сегодняшний день вспоминаю все спокойно. Хотя на тот момент сидел и думал, что пора заканчивать карьеру. Сейчас понимаю, что просто был в тяжелом состоянии. Были ожидания, что будет качественный шаг в карьере. Я хорошо провел сезон в Литве, в еврокубках далеко прошли, чемпионами стали. В итоге полгода сидел на скамейке в клубе, где все было через одно место организовано.

Какой бы дал совет тем футболистам, которые хотят выступать в зарубежном чемпионате?

— Даже не знаю. Подсказать, какие вещи с собой брать?

— Скорее, как адаптироваться.

— Все люди разные. Рубахе-парню будет легко и заграницей. Универсального правила нет. Язык сразу надо учить, чтобы понимать партнеров, тренеров. Там такие же люди. В Польше занимался с преподавателем. В Литве необходимости не было, а в Греции было не так много времени.

— Лимит на легионеров нужен российскому футболу?

— Нет.

— Ты меня удивляешь.

— Это может быть какой-то качественный ценз для иностранцев, наверное. Чтобы приезжали действительно сильные футболисты. А лимит – нет. И я отдаю себе отчет в том, что без лимита в премьер-лигу бы я не попал. То, что наши ребята не могут попасть в команду, кроется в чем-то другом. Наверное, потому что они не соответствуют уровню. Но почему? Потому что школы такие. Дефицит детских тренеров высокого уровня, на мой взгляд, влияет на попадание игроков в команду сильнее, чем будет влиять отсутствие лимита.

Исповедь о российском футболе: договорняки, долги, лимит и много Аленичева

— Чемпионство «Зенита» закономерно?

— А почему нет?

— Многие специалисты, да и футболисты в приватных беседах говорят о том, что считали фаворитом «Краснодар», что именно с «Краснодаром» было тяжелее всего играть.

— Но «Краснодар» свой шанс упустил как раз в матче с «Зенитом». Там была битва характеров, сильнее оказался «Зенит». Я симпатизирую «Краснодару», они играют в классный футбол. Но когда команда становится чемпионом за 3 тура до конца турнира, говорить о том, что ее победа незакономерна, странно.

 В последнем туре «Енисею» как раз предстоит игра с «Зенитом». Эта встреча станет для тебя последней в футболке «Енисея»?

(после паузы) Точно сказать не могу. Но вероятность есть.

Испанский стыд

— Ближе к концу карьеры футболисты чаще всего стремятся вернуться в родной город. Понятно, что шансов оказаться в «Зените» немного. Но, например, тебе был бы интересен вариант с «Зенитом-2», если команда сохранит место в ФНЛ на следующий сезон?

— Наверное, да. Но не представляю, чем могу быть полезен «Зениту-2».

Исповедь о российском футболе: договорняки, долги, лимит и много Аленичева

Опытный футболист, который на примере своей карьеры может что-то показать. У тебя репутация профессионала, трудяги, есть опыт работы с серьезными специалистами, выступал за рубежом. Почему нет?

— Сомневаюсь, что в таком качестве буду нужен. Другое дело, что, может, мне посчастливится вернуться в «Жальгирис» под конец карьеры. Это было бы здорово.

— Тебе 30 лет. Время, когда футболист задумывается о будущем, уже наступило. Есть понимание, чем будешь заниматься, когда закончишь играть?

— Потихоньку начинаю себя к этому готовить, но рассказывать об этом не хотел бы. Точно не буду тренером.

Почему?

- Не хочу. Хочу жить нормальной жизнью. Работа тренера – очень интересно и, наверное, у меня есть некоторые качества, которые важны для тренера. Но, если заниматься этим серьезно, отдавать себя этой работе, то можно с ума сойти. Это очень тяжелая работа. А я хочу видеть жену, проводить время с ребенком. Не думаю, что мое будущее будет связано с футболом.

— Глава красноярской федерации футбола и депутат Законодательного собрания города Владимир Демидов заявил, что ему не было стыдно за «Енисей» в этом сезоне. А тебе было?

 Мне было. Не постоянно, но за то, как играли в определенных матчах, было. Когда ты проигрываешь несколько матчей подряд, например. Но были и хорошие моменты, когда мы показывали хороший футбол, даже проигрывая.

— Еще Демидов заявил, что команда всегда играла в футбол. С этим согласен?

— По крайней мере, мы были на это нацелены.

— Ты убьешь меня за этот вопрос, но я обязан спросить. Аленичев – худший тренер, с которым ты работал?

- Нет. Худший был в Литве.

infox - new
Автор: Сергей Петров
Новости партнеров