Журналист ФАН рассказал, как сидел в тюрьме ДНР

Журналист ФАН рассказал, как сидел в тюрьме ДНР

16.10.2014 18:43
663

Внештатный корреспондент ФАН Олег Никитин

Внештатный корреспондент ФАН Олег Никитин К счастью, благополучно завершилась история с задержанием в Донецке милицией ДНР внештатного корреспондента Федерального агентства новостей Олега Никитина. После того, как руководство ФАН связалось с правоохранительными органами ДНР и подтвердило личность журналиста, Олега которого подозревали в шпионаже в пользу Украины, отпустили. Журналист, который провел в заключении чуть более суток, чувствует себя хорошо и готов продолжать работу. На ополченцев он зла не держит, на условия содержания не жалуется. Отметим, Олег работал фактически в зоне боевых действий без официальной аккредитации, на свой страх и риск, так что в свалившихся на его голову неприятностях есть и его собственная вина. Парень пообещал впредь быть осмотрительнее, оформить все необходимые документы и постараться не лезть в самое пекло. О том, как он провел последние дни, Олег Никитин рассказал корреспонденту Федерального агентства новостей. - Как вы себя чувствуете, и как себя чувствует ваша мама, которая очень за вас волновалась? - Всё в порядке, чувствую себя хорошо, мама тоже успокоилась. - Расскажите, как вас арестовали? - Я фотографировал в поселке рядом с донецким аэропортом и встретил наряд милиции. Они проверяли какой-то дом, в который то ли снаряд угодил, то ли его осколками посекло. И когда там не было людей, в дом еще и воры забрались. И милиция ДНР описывала разрушения и проверяла, что украдено. И в этот момент они и увидели меня, а у меня, естественно, была камера в руках… - И что было дальше? - Ну, они, как бы это сказать… В некотором роде сложно меня восприняли… Они решили, что я могу быть наводчиком украинской армии. И соответственно они меня забрали к себе в отделение до выяснения обстоятельств. Там в участке милиционеры осмотрели мои вещи, а потом передали меня в местную госбезопасность…То есть в контрразведку или разведку, не знаю, как эта структура у них официально называется. Ну а там тоже начали разбираться… Ну, естественно родители очень беспокоились, начали звонить в редакцию, и когда редакция подключилась и связалась с местным МВД, меня освободили. - В какой момент вам было страшнее всего? - На самом деле страшнее всего было, когда с мамой не получилось связаться и сказать, что жив и цел – вот это был самый страшный момент… - Как с вами обращались? - Да в целом нормально, ничего страшного. - Задерживали вас жестко? - Ну, автомат на меня наставил тот, кто задерживал, но в целом ничего ужасного со мной не делали. Вообще никаких ужасов со мной не происходило. - Сколько вы в результате просидели в тюрьме ДНР? - С двух часов дня 14-го до шести вечера 15-го: чуть более суток. - Сидели в одиночке, или были сокамерники? - Были еще ребята в камере. Ополченцы, которых посадили за пьянку, и один учитель, который в этом же районе фотографировал. Учитель в этом же районе жил и попал в ситуацию, сходную с моей. - А вас в чем конкретно подозревали? - Меня заподозрили, что я наводчик украинской армии, навожу артиллерию на мирные кварталы и ищу соответственно подразделения ДНР. - А учителю тоже что-то подобное инкриминировали? - Я так понял, да. Он живет на улице Стратонавтов. Это улица, параллельная Взлетной, вторая улица от аэропорта. Он на этой улице жил, у него дом разбомбили, и он вышел и тоже решил сфотографировать для истории… - А какие меры собирались принять к ополченцам, которые сидели за пьянку? Вот мы слышали, что в ЛНР, в Антраците за такие прегрешения казаков даже нагайками пороли. - Ну, ребята там обычно в таких случаях сидят в камере до выяснения, или пока за ними не приедут из их подразделения. Так, чтобы кто был бит или грубо наказан, - про такое я не слышал. Это, по-моему, аналог гауптвахты в армии. По мне, так совершенно нормальные армейские воспитательные меры. - Скажите, в эти сутки, что вы сидели, вас кормили? - Ну да… овсяная кашка, постный супчик… Сутки конечно можно продержаться, но очень хорошо на самом деле, что меня искали, и я очень рад, что меня быстро освободили. - Говорят, вы еще и под обстрел угодили? - Ну да, в районе, где я фотографировал, артобстрел как раз шел… - Да, у вас эти дни прошли даже чересчур бурно, вы уж сделайте, пожалуйста, аккредитацию и не суйтесь в совсем уж опасные места… - Ну, всё было бы хорошо, если бы я не встретил местных служителей правопорядка. Хотя с другой стороны, получается, что именно таким образом я узнал, насколько они необходимы. Сейчас, сами понимаете, ситуация военная, много всяких нововведений, о которых граждане не знают. Вот и приходится доводить новые законы и правила таким способом. Получается, что я всё это прочувствовал на своей шкуре, и теперь уже постараюсь правил не нарушать. - Спасибо вам, удачи. - И вам спасибо, ждите фотографий из Донецка, - ответил Олег Никитин. Елена Янкелевич

Алексей Громов
Журналисты CNN представили убийство Трампа в эфире телеканала
Закрыть