Лента новостей Выбор региона Поиск
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

«Могильные забавы» Мохова: муж Соболь оказался некрофилом

10 Оставить комментарий

«Могильные забавы» Мохова: муж Соболь оказался некрофилом

Супруг скандально известной сотрудницы так называемого «Фонда борьбы с коррупцией» Любови Соболь Сергей Мохов имеет странные наклонности и ритуальные увлечения. Антрополог, уличенный в связях с кладбищенской мафией, оказался некрофилом. Подробности — в расследовании Федерального агентства новостей.

Недостаточный госконтроль над кладбищами порождает очень серьезную для России социальную проблему. Она заключается в развязывании рук извращенцам, некрофилам, вандалам и прочим. Люди с психическими отклонениями наиболее пагубно влияют на похоронную отрасль. Ведь извращенцы не просто разоряют захоронения, а посягают на сакральность тела умершего, на само таинство смерти и перерождения. При этом подобные личности зачастую скрываются из виду и проводят свою деятельность, прикрываясь профессиональной или научной необходимостью.

Странные увлечения смертью «похоронного барона» Мохова

«Могильные забавы» Мохова: муж Соболь оказался некрофилом

Ранее в материале ФАН фигурировал одиозный антрополог, супруг сотрудницы возглавляемого блогером Алексеем Навальным так называемого ФБК Любови Соболь Сергей Мохов, обладающий довольно странными «смертельными» пристрастиями. Он ведет научную деятельность, построенную вокруг смерти, кладбищ и ритуальных услуг в России. Выяснилось, что антрополог имеет тесные связи с криминалитетом, прикрывая кладбищенскую мафию в СМИ и получая с этого миллионы рублей. Однако финансовый аспект работы «похоронного барона» Мохова может являться лишь приятным бонусом к возможности воплощать в жизнь свои «могильные увлечения».

Стоит отметить, что слишком страстное стремление человека изучать тему смерти в обществе воспринимается с опаской, поскольку зачастую проявляется у людей с нездоровой психикой. Достаточно вспомнить Михаила Лукьянова — некрофила со стажем, который находился в розыске 28 лет. На суде было установлено, что извращенец надругался как минимум над 46 телами умерших женщин. В ходе допроса выяснилось, что в возрасте 10 лет Лукьянов потерял отца, а появившийся вскоре отчим устроил дома полноценный террор. Однажды нервы подростка не выдержали, и он забил каменной плитой уснувшего после очередной пьянки отчима.

Сергей Мохов имеет сходство с Лукьяновым, ведь в детстве они оба утратили отцов, что отложило отпечаток на увлечениях. Факт изменения отношения к смерти после потери отца упоминал и сам Мохов в одном из своих интервью. В нем же он признал «болезненную тягу к смерти». Учитывая возможность посещать кладбища в рамках научной деятельности и быть ближе к «эпицентру своих увлечений», антрополог все больше втягивался в процесс романтизации смерти, что можно проследить по многочисленным фотографиям атрибутов смерти в соцсетях. Очевидно, что это также не могло оставить отпечаток на психике человека.

Сексуальный аспект жуткой патологии

«Могильные забавы» Мохова: муж Соболь оказался некрофилом

Некрофилия в научном плане означает любовь ко всему мертвому, однако в обществе этим термином принято считать половое влечение к трупам (парафилия). Люди, которые поддаются любви к загробному миру, похоронным ритуалам и болезненной тяге к мертвым, как упоминал Мохов, в судебной психиатрической практике имеют определенный психотип. Принято считать, что некрофилами являются социофобы, сатанисты или извращенцы. Однако это могут быть, к примеру, люди культуры или ученые, которые хорошо внедряются в общество и не отличаются от обычных людей.

Широкую известность получил некрофил из Нижнего Новгорода Анатолий Москвин, имеющий прозвище «Кукольник». Этот человек был ученым и краеведом, что не мешало ему тайно выкапывать на кладбищах детские тела и мумифицировать их у себя дома. Другими словами, можно признать, что Мохов имеет поразительные «сходства» с наиболее известными некрофилами в истории России. Супруг Соболь рано потерял отца, что отложило отпечаток на отношении к смерти, как в случае с Лукьяновым, и занимается научной деятельностью в ритуальной сфере, посвящая этому свою жизнь, как Москвин. Очевидно, что прослеживается четкая связь в рамках создания психотипа Мохова и формирования его отношения к некрофилии. 

Известный специалист в области психопатологий, психиатр-сексопатолог Диана Генварская в интервью ФАН пролила свет на различные аспекты некрофилии. По ее словам, на основе профессиональной практики можно сделать вывод, что примерно каждый четвертый пациент имеет подобные отклонения, но они далеко не всегда настолько ярко выражены.

«Некрофилия — это специфическая вещь, которая нечасто встречается в практике. Обычно она связана не с обращением людей к психиатрам, а когда уже идут либо некрофильские убийства, либо какие-то действия с трупами. В обычной жизни это может быть влечение к похоронной атрибутике и обрядам. Некрофилия как нарушение влечения может сопровождаться сексуальными действиями или расчленением, а может быть и так, что человеку достаточно чувствовать запахи разложения».

Эта патология проявляется у пациентов по-разному. Также нет четко определенных причин для ее возникновения, отметила Генварская.

«Нарушение полового влечения, к которому относится и некрофилия, — это разновидность фетишизма. Оно проявляется не только в сексуальном аспекте, а во всех гранях жизни. Волей своей человек управляет плохо, оттуда следует нарушение его социальных и личностных функций. Часто у него проблемы с близкими, с созданием ролей в семье. Вообще, в психиатрии мало шаблонов, пусть и существуют описания болезней».

Некрофилы могут быть среди нас

«Могильные забавы» Мохова: муж Соболь оказался некрофилом

«Некрофилия — это когда человек не может справиться со своим влечением, когда все жизненные интересы вертятся вокруг этой темы и она подчиняет себе все остальное. Конечно, это один из стандартных признаков, когда тянет к этой тематике. Среди тех же готов могут быть некрофилы, хотя нельзя их всех назвать так. Но можно посмотреть, кто легко подчинился обаянию темы смерти, и выбрать из них тех, кто в детстве был уязвлен в отношениях, кто испытал сильный страх смерти. Страх может превращаться в желание, и, если дети часто подвергались физическому насилию, это может запустить патологию влечения».

По словам Генварской, некрофилы вполне могут годами скрывать свои наклонности, силой воли подавляя противоестественные позывы.

«Суть в том, что это желание спорадическое, а человек пытается бороться с влечением, ведь чаще всего некрофилы понимают, что их действия обществом не поощряются и будут противоправны. Суть в том, что человек это желание пытается скрыть, но оно может вдруг проявиться в течение жизни, если было подавлено. Работа психики тонкая — раз и проявилось. То есть у человека могут вполне быть другие отношения, так же как и с педофилией — у большинства педофилов есть семьи, взрослые дети», — заключила Генварская.

Как следует из мнения эксперта, точного способа определить человека с патологией не существует. Им может оказаться абсолютно любой. Однако явное увлечение «смертельной тематикой» в научном плане, к примеру, может быть отчетливым маркером для выявления патологий. У Мохова тяга к ритуальной культуре и к смерти проявилась довольно давно и с течением времени лишь развивалась, что позволяет сделать вывод о его приверженности некрофилии. Он открыто признается в «тяге ко всему мертвому», объясняя это своей научной деятельностью. Довольно странные пристрастия «похоронного барона» выходят за понимание обычного человека, что вызывает повышенный интерес к данной персоне, о которой мы расскажем в следующих материалах.

Автор: Сергей Петров
Новости партнеров