Лента новостей Выбор региона Поиск
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

Это мой собор горел: Андрей Союстов о щемящем чувстве от вида пожара в Нотр-Даме

0 Оставить комментарий

Это мой собор горел: Андрей Союстов о щемящем чувстве от вида пожара в Нотр-Даме

Пожар на крыше Нотр-Дам де Пари вспыхнул вечером католического страстного понедельника. Пламя над знаменитейшем собором Парижской Богоматери бушевало более девяти часов — лишь после четырех утра 16 апреля представителям пожарных служб столицы Франции удалось отрапортовать о том, что «открытого горения, по-видимому, в соборе уже нет». 

Все эти часы за огненной драмой, разыгравшейся в 4-м городском округе Парижа на острове Сите, с замиранием сердца следили сотни миллионов людей по всему миру. С учетом истории Notre-Dame de Paris и значения собора как части культурного наследия человечества, это не вызывает удивления.

Это мой собор горел: Андрей Союстов о щемящем чувстве от вида пожара в Нотр-Даме

Богоматерь на Юпитере

Когда-то здесь, на Сите, находился галло-римский храм Юпитера. Затем его снесли и на намоленном месте построили первую христианскую церковь Парижа — базилику Святого Стефана. Построили, разумеется, с использованием камней храма Юпитера. 

Позже, поочередно сменяя друг друга, с использованием стройматериалов друг друга, на месте базилики Святого Стефана вознеслись в парижское небо еще три христианских храма. Последний из них «удостоился чести» предоставить свои камни для сооружения фундамента собора Парижской Богоматери. Что, в свою очередь, породило среди историков-атеистов прозвище Notre-Dame de Paris — «Богоматерь на Юпитере»…

На этом, кстати, пересечения с античностью не заканчиваются.

Амфитеатр Флавиев в Риме, он же Колизей, по легенде строился за счет ценностей, которые римляне привезли с «фронтов» Иудейской войны. Строить Нотр-Дам начали при участнике второго крестового похода, короле Людовике VII, который передал епископу парижскому на создание собора 200 фунтов серебра. Не исключено, что первые платежи за постройку Нотр-Дам де Пари епископ Морис де Сюлли осуществлял теми «активами», которые французский монарх сумел добыть в Святой земле по дороге от Иерусалима до Дамаска. 

Это мой собор горел: Андрей Союстов о щемящем чувстве от вида пожара в Нотр-Даме

Казалось бы, где Рим, а где Париж, да и предназначение у Колизея и Нотр-Дама совершенно разное, но… Но оба этих архитектурных шедевра, похоже, роднит то, что не будь обагренных кровью трофеев, никто бы за постройку упомянутых легендарных сооружений не взялся. Звучит цинично? Что ж, c’est la vie, как говорят французы. Такова жизнь.

Замечу, что есть нечто общее у Нотр-Дам де Пари и с… крымским Херсонесом. Херсонесский колокол, столь хорошо знакомый севастопольцам, в ходе Крымской войны «попал в плен» к французам, после чего до 1913 года провисел в соборе Парижской Богоматери, вернувшись в Россию лишь накануне Первой мировой войны. Воистину, неисповедимы пути Господни…

Считается, что первый камень в фундамент собора Парижской Богоматери весной 1163-го заложил лично папа Александр III. Как и следовало ожидать, возведение гигантской постройки осуществлялось не самыми быстрыми темпами. 19 мая 1182 года освятили главный алтарь собора, но полностью отделку Нотр-Дам де Пари удалось закончить лишь в 1351 году. 

Впоследствии собор не раз переделывался и достраивался. Пожалуй, наиболее заметное изменение своего внешнего вида Нотр-Дам пережил в XIX веке, когда с подачи архитектора Виолле-ле-Дюка собор обзавелся 96-метровым шпилем и галереей химер. 

К своему 850-летию в 2013 году собор представлял собой грандиозное сооружение высотой 35 метров, длиной 130 метров и шириной 48 метров, чье внутреннее пространство заливал дневной свет через 110 застекленных витражами окон. 

Это мой собор горел: Андрей Союстов о щемящем чувстве от вида пожара в Нотр-Даме

Сердце Франции

Член Французской академии, известнейший французский писатель Андре Моруа писал так: «История собора Нотр-Дам неотделима от истории Парижа. Знаю, что в этот момент вы подумали о Викторе Гюго. Фасад Нотр-Дама похож на букву «H», первую букву фамилии Гюго (Hugo. — Прим. ФАН). Да, он сумел очень прочно связать со своим именем представление об этом соборе, который является сердцем Франции». 

Безусловно, отечественному читателю, по понятным причинам, при упоминании Нотр-Дам де Пари прежде всего вспоминается роман Гюго «Собор Парижской Богоматери». Роман, в котором главным героем является вовсе не Эсмеральда или Квазимодо, а именно воспетый гением Гюго собор. 

Однако за свою неимоверно долгую жизнь собор видел не только Гюго. 

В 1239 году, еще до завершения постройки собора, Людовик IX торжественно передал в Нотр-Дам величайшую святыню христианства (или, по крайней мере, считающийся таковой) терновый венец Иисуса Христа. 

Откуда венец Спасителя взялся у французского короля? 

Считается, что до 1063 года венец хранился на горе Сион в Иерусалиме, откуда его перевезли во дворец византийских императоров в Константинополе. В ходе четвертого крестового похода «освободители Гроба Господня» штурмом взяли византийскую столицу — так венец попал в руки крестоносцев. 

Основанная ими на месте Византии Латинская империя прожила недолго. Последний император Латинской империи Балдуин II де Куртенэ, чтобы поправить свои дела, заложил реликвию в Венеции (ничего необычного для тех времен — дело житейское), но выкупить венец у него средств не нашлось. Зато эти средства в 1238 году нашлись у короля Франции Людовика IX… 

Это мой собор горел: Андрей Союстов о щемящем чувстве от вида пожара в Нотр-Даме

Впрочем, вернусь к собору.

Веками Нотр-Дам служил местом проведения королевских бракосочетаний, императорских коронаций и национальных похорон.

Здесь Филипп IV собирал первый парламент Франции — Генеральные Штаты.

Здесь возносил хвалу Господу за освобождение Парижа Карл VII, а позже начинался процесс реабилитации Жанны д’Арк.

Здесь за шесть дней до Варфоломеевской ночи состоялась свадьба Генриха, короля Наварры, и сестры французского короля Маргариты де Валуа.

Здесь сносили головы коронованным статуям якобинцы, а затем короновался Наполеон Бонапарт.

Под сводами Нотр-Дама хоронили маршала Фоша и президента Пуанкаре.

Здесь же в присутствии генералов де Голля и Леклерка в августе 1944-го звучала «Магнификата», посвященная освобождению столицы Франции от нацистов.

Действительно Нотр-Дам де Пари — это сердце Франции!

Это мой собор горел: Андрей Союстов о щемящем чувстве от вида пожара в Нотр-Даме

Не рухнуло во прах

Собор благополучно пережил революции, разномасштабные военные конфликты, две мировые и одну холодную войны, бессчетное количество политических и экономических кризисов, обогнал по популярности у туристов Эйфелеву башню, а 15 апреля внезапно полыхнул. 

Думаю, что о вероятных причинах возгорания сейчас говорить преждевременно, благо версий озвучивается великое множество: «Во всем виновата безалаберность занимавшихся реставрацией мигрантов из Африки и Ближнего Востока», «Это был сознательный поджог, чтобы отвлечь внимание от акций «желтых жилетов», «Это был сознательный поджог, чтобы все свалить на мигрантов», «Поджог устроили «желтые жилеты», чтобы ударить по Макрону и его правительству», «Это был теракт!..» И так далее, и тому подобное.

Нет уж, пусть в причинах случившегося, равно как и в том, насколько своевременно и правильно действовали парижские пожарные, разбираются компетентные органы Франции. Просто отмечу сам факт — пожар крыши Нотр-Дам де Пари пришлось тушить более девяти часов. По имеющимся на текущий момент данным, человеческих жертв удалось избежать. Один пожарный серьезно пострадал, но остался жив.

В результате пожара собор лишился кровли, шпиля, часов и, возможно, значительной части витражей, а также элементов внутреннего декора. Полностью выгорел чердак. Частично обрушился каменный свод. Тем не менее, стены и башни собора устояли, а внушительное количество произведений искусства из собора, похоже, удалось вынести. 

В числе эвакуированных из Нотр-Дама ценностей оказался и терновый венец Христа. Сами парижане его спасение считают настоящим чудом. Как, кстати, и то, что пожар начался через полтора часа после окончания посещения собора туристами. Полыхни чердак собора раньше этого срока, и последствия могли бы быть куда более трагичными. 

Наконец, в качестве несомненного доказательства вмешательства свыше свидетели пожара указывают на то, что большая часть древнего каменного свода Нотр-Дама устояла и удержала на себе горящие фрагменты кровли, не дав тем самым пламени распространиться во внутренние помещения собора. Что тут помогло больше — случайность или молитвы? Кто знает, кто знает…

Главное — «сердце Франции» не рухнуло целиком во прах, как предрекали некоторые. Поэтому остается надежда на успешное восстановление шедевра не только французской, но и мировой архитектуры.

Это мой собор горел: Андрей Союстов о щемящем чувстве от вида пожара в Нотр-Даме

Щемящее чувство

Наверняка у многих возникало и еще возникнет желание поговорить о том, насколько символична была картина объятого пламенем «сердца Франции», но я удержусь от искушения. Почему? Возможно, по той причине, что такое же щемящее чувство, как вчера, я испытывал, когда 21 мая 2007 года в Гринвиче сгорел клипер «Катти Сарк». Тогда тоже горела история. Наша с вами история, а не только английская. Горела печально, трагично и нелепо. 

Меня изрядно покоробило мнение ряда отечественных комментаторов о том, что, дескать, слишком много внимания уделяется пожару в Нотр-Дам де Пари. Мол, у нас самих много чего горело, и при этом «французы не печалились и слез не лили, так чего же мы должны теперь расстраиваться?»

Отвечу так: не расстраивайтесь, это ваше право. 

Я из советской школы вынес ощущение общности мировой истории. Памятники Пальмиры, Вавилона, Луксора, Парижа — не чьи-то персональные, но общечеловеческие. А значит и мои. 

Так что когда горит Нотр-Дам, это не «у них собор горит», а у меня и у вас, если уж на то пошло. Это горит один из величайших памятников человеческой культуры, утрата которого стала бы для нашей цивилизации столь же невосполнимой, как и уничтоженные современными варварами Бамианские статуи Будды и монументальная арка в Пальмире. 

Это мой собор горел: Андрей Союстов о щемящем чувстве от вида пожара в Нотр-Даме

Наша жизнь полна проблем, но это не повод скатываться в дикость. 

Ну, а Нотр-Дам де Пари хочется пожелать скорейшего восстановления и долгих лет жизни. Думаю, собор заслужил.

Автор: Андрей Союстов
Новости партнеров