Лента новостей Выбор региона Поиск
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

В Норвегии массово отбирают детей у семей и отдают однополым парам. Колонка Владимира Тулина

1 Оставить комментарий

В Норвегии массово отбирают детей у семей и отдают однополым парам. Колонка Владимира Тулина

Более 20 тысяч подписей собрали норвежцы и проживающие в их стране иностранцы под обращением в Гаагский трибунал с просьбой провести расследование в отношении норвежских властей, совершающих преступления против человечества.

Причиной обращения норвежцев стала деятельность государственной службы охраны детей Barnevernet, которая забирает детей у их родителей без судебного решения и отправляет в приемные семьи, которые часто оказываются мусульманскими или однополыми. Страдают от Barnevernet и граждане России, проживающие в Норвегии. У них отнято минимум 14 детей — и это только те, про которых известно, так как Barnevernet отказывается раскрывать информацию.

За год в Норвегии отбирают у родителей более 20 тысяч детей

Barnevernet в переводе с норвежского означает «Служба охраны детства», она действует на основе закона об охране детства 1992 года. В соответствии с ним, Barnevernet начинает действовать после сигнала о нарушении прав детей. При этом сигнал может подать кто угодно: от полиции и школы до знакомых родителей и соседей. Проверяются даже анонимные сигналы. На родительских собраниях в детских садах и школах матерей и отцов сразу предупреждают: если поведение или внешний вид их детей нарушает принятые образовательными учреждениями нормы, то они будут сигнализировать не родителям, а сразу в Barnevernet.

В год поступает около 50 тысяч сигналов, что является огромной цифрой, если учесть, что, например, в 2016 году во всей Норвегии родилось 58 890 детей. Количество детей, отнятых у родителей за год, Barnevernet сообщать отказывается, но то, что счет идет на тысячи, ни у кого не вызывает сомнений. Эксперты и СМИ называют цифры от 3000 до 21 848 детей.

Демократия в Норвегии довольно своеобразная: чтобы отнять у человека даже минимальную сумму в виде штрафа, нужно решение суда, а чтобы отнять ребенка — достаточно решения окружной комиссии. Это государственные органы, которые возглавляются адвокатами, получающими зарплату от министерства по делам детей и равноправию.

В Норвегии защитой прав детей и сексуальных меньшинств занимается одно и то же министерство, а Barnevernet — его структурное подразделение, работники которого входят в состав окружных комиссий. Кроме того, там заседают и рядовые граждане, чаще всего максимально толерантных взглядов. Поэтому если сотрудник Barnevernet, проверив сигнал, решил, что ребенка надо забрать из семьи, то окружная комиссия в подавляющем большинстве случаев подтверждает это решение.

В Норвегии массово отбирают детей у семей и отдают однополым парам. Колонка Владимира Тулина

Индустрия заработка на чужих детях

Если ребенок посещает детский сад или школу, то его отправка в новую семью происходит очень просто — он не возвращается домой к родителям. В остальных случаях ребенка забирают из дома с полицией, и его мама при этом не должна плакать, так как слезы в Норвегии считаются признаком психологической нестабильности и они отрицательно повлияют на условия ее будущего общения с ребенком. Окружной совет может вообще не разрешить с ним общаться или контактировать только по телефону и через Интернет. Может разрешить общаться только через несколько лет, а если позволит встречаться родителям со своими детьми, то определит, сколько раз в год и по сколько часов будет каждая встреча. Встречи проходят только в присутствии сотрудника Barnevernet, и, независимо от национальности и гражданства, родители с детьми обязаны общаться только на норвежском языке.

Вся эта система действует потому, что есть огромное количество желающих забрать к себе чужих детей. С одной стороны, это однополые семьи, у которых в Норвегии такие же права, как у двуполых. Местная церковь даже венчает их. С другой стороны, это легкий способ заработать хорошие деньги. Про это пишет в своей статье в Тhе Hindu норвежский профессор Марианна Хаслев Сканланд. Она раскрыла целую индустрию заработка на чужих детях.

«Благодаря чему целая армия социальных работников, психологов и приемных родителей имеет прекрасную, хорошо оплачиваемую работу? Они убеждают людей становиться приемными родителями, объявляя, что их дополнительная годовая зарплата составит 30 тысяч евро, плюс оплаченные каникулы, а также регулярный отдых от приемных детей, плюс пособия для постройки собственного дома и покупки дорогого автомобиля, не говоря уж о дополнительном пенсионном пособии.

Для поддержания такого отлаженного бизнеса требуется немного — постоянная поставка детей, которых легко отнять у тех, кто не может за себя постоять. Это могут быть и сами норвежцы, но в особой зоне риска — иностранные мигранты, которым невероятно сложно защитить себя от норвежской государственной машины.

Все изменения в законодательстве и судебных процедурах принимаются, исходя из априорного постулата: дети — это собственность государства, и родитель, который попытается этому противостоять, будет обвинен в жестокости и объявлен опасным для своих детей.

Еще один распространенный способ заставить замолчать — заклеймить родителей фальшивым психиатрическим диагнозом. Норвежское государство пытается шантажировать каждого, кто осмелится говорить о зверствах норвежской службы защиты детей, чтобы заткнуть их. Самое страшное заключается в том, что, как только дети переходят под опеку приемных родителей, их судьба тут же перестает интересовать службу защиты детей. Если биологическим родителям вменяется в вину любой пустяк, то приемным, наоборот, разрешается делать буквально все».

В Норвегии массово отбирают детей у семей и отдают однополым парам. Колонка Владимира Тулина

Более 25% изъятых детей — из семей иностранцев

Слова профессора подтверждают факты. Если раньше в Норвегии при изъятии детей из семьи среди их возможных усыновителей приоритет имели родственники, как во всем мире, то в 2012 году из вышеназванного закона это положение убрали, объяснив тем, что «закон защищает детей, а не родителей». Более того, провоцируя доносительство в отношении детей, власти в 2015 году отменили ответственность за клевету в сигналах о положении несовершеннолетних в семьях. В официальной брошюре Barnevernet на русском языке намекают, что при подаче сообщения лучше оставаться анонимным. А уже в третьем абзаце там говорится:

«Для Службы охраны детства исходным пунктом является то, что будет лучше для ребенка. В некоторых ситуациях это противоречит мнению родителей. Служба охраны детства должна, прежде всего, поддержать родителей и помочь им, чтобы они сами могли быть хорошими родителями для своих детей. Если такой помощи недостаточно или у родителей слишком большие проблемы, может быть актуален вопрос о размещении ребенка/детей вне дома на короткий или продолжительный период».

При этом абзац носит название «Оптимальные условия для детей».

В то время как иностранцы составляют 10% населения Норвегии, среди изъятых их дети составляют более 25%. В Норвегии принят закон, по которому любой ребенок, проживший в стране более трех месяцев, приравнивается к норвежскому ребенку независимо от наличия у него другого гражданства. В результате норвежские власти даже не пускают на заседания окружных советов иностранных дипломатов.

Далее в этой же статье Хаслев Сканланд приводит пример с «отцом», на которого из-за сексуального насилия пожаловались две его приемные дочери, но его не только не посадили, а даже разрешили усыновить еще и мальчика. В итоге «отец» попал в тюрьму за распространение детской порнографии. То, что сотрудники Barnevernet стараются не замечать того, что происходит с детьми в приемных семьях, объясняется просто: ведь именно они их туда направляют, и в случае какого-либо несчастья с ребенком часть вины ложится на них.

В СМИ разных стран подробно описываются истории родителей, у которых в Норвегии отняли детей, и все они иностранцы. Они могут пожаловаться в свои посольства, обратиться к правительствам своих стран. Норвежцы, хотя среди пострадавших от политики Barnevernet их большинство, такой возможности лишены. Даже в структуры ЕС они обратиться не могут, так как Норвегия не входит в этот союз.

В Норвегии массово отбирают детей у семей и отдают однополым парам. Колонка Владимира Тулина

Детей отнимают из-за стола для пеленания или высокого IQ мамы

История граждан Индии Ануруп и Сагарика Бхаттачария с более-менее счастливым концом. Глава семьи прибыл в Норвегию не в качестве мигранта, а как геолог — работник американской фирмы. Вместе с ним приехали жена, двухлетний сын и пятимесячная дочь. Вскоре их неожиданно посетила сотрудница Barnevernet. Изучив условия жизни детей, она написала в отчете, что «не было собственного столика для пеленания ребенка и пеленки менялись на кровати, расположение которой гораздо ниже, чем у традиционного норвежского столика для пеленания».

Этого оказалось достаточно, чтобы забрать обоих детей. Родители подали в суд на Barnevernet, и он отменил ее решение об изъятии детей из семьи, но детей индусам не вернули, а отдали в две различные семьи, разрешив встречаться с ними два раза в год по два часа.

Для этого решения сотрудники Barnevernet нашли новые причины. Оказывается, дети не имели собственной комнаты и соответствующих возрасту игрушек, а мать «не учитывает эмоциональные нужды детей» и даже один раз шлепнула мальчика, о чем сама по наивности рассказала сотруднице Barnevernet. Однако скандал замять не удалось. Судьбой детей своих граждан озаботились президент и министр иностранных дел Индии, и в результате был достигнут компромисс: детей забрали из приемных семей, но отдали не родителям, а родному дяде, который специально ради этого прилетел в Норвегию.

Кроме отсутствия детской комнаты или столика для пеленания, существует еще великое множество причин, по которым могут забрать детей. Например, в отчетах, доказывающих плохие условия проживания детей в родной семье, пишут, что «ребенок улыбается своей матери, а она этого не замечает» или «ребенок смеется механически». У белорусской семьи обнаружили фотографии семейного праздника, где дети сидят за столом вместе со взрослыми, а на столе стоят бутылки. Детей забрали, так как «им пропагандируют алкоголизм, демонстрируя употребление алкогольных напитков в праздничной обстановке».

В Норвегии массово отбирают детей у семей и отдают однополым парам. Колонка Владимира Тулина

У болгарки Цветелины Уланд отняли детей из-за того, что у нее был высокий интеллектуальный уровень! После развода с мужем-норвежцем с ней остались жить двое их детей —  Андреас 10 лет и Селина 11 лет. На встречах с детьми отец рассказывал им плохие вещи про их мать, ее родителей и про Болгарию. Детям это не понравилось, и они отказались встречаться с отцом. Тогда он написал жалобу в Barnevernet. После проверок болгарка получила официальное письмо с требованием пройти психологический тест. Такой же тест прошел и ее бывший муж. Оказалось, что у него интеллектуальный уровень ниже среднего, а у нее — выше среднего. В результате Окружной совет в городе Арендал объявил, что «высокий интеллектуальный уровень матери позволяет ей воздействовать на детей и манипулировать их мнением», и поместил их в две приемные семьи, живущие в 200 км друг от друга. В течение года Цветелине Уланд было запрещено встречаться с детьми, а потом она может их видеть раз в два месяца по 2,5 часа.

Этой истории была посвящена передача одного из крупнейших телеканалов Болгарии — bTV. В ней приняли участие Деница и Станислав Димитровы-Спасовы, которые работали в Норвегии, где у них родились дети-близнецы. У них была собака Кристофер, которая громко лаяла, и это не нравилось соседям. Однако они не стали жаловаться на собаку, а обратились в Barnevernet, заявив, что у болгар дети плачут день и ночь — наверно, их обижают.

Сотрудники Barnevernet проверили, в каких условиях живут 20-месячные болгарские дети, и сообщили, что известят семью о результатах проверки. Димитровы-Спасовы не стали искушать судьбу и, чтобы не остаться без детей, бросили работу и арендованное жилье и улетели в Болгарию.

«В Норвегии Barnevernet — это государство в государстве, и она может делать все, что захочет», — заявил глава семейства.

По словам его жены, с момента рождения детей она жила в постоянном страхе.

«Страх появился еще в больнице, когда на моих глазах у матери забрали ребенка только из-за того, что она положила его к себе в постель. Все под контролем, врачи приходят постоянно домой с весами для проверки. Ни в коем случае нельзя давать детям воду, не имеешь право отказаться кормить грудью. Ребенок может капризничать, не слушаться, а ты не имеешь права его ругать.

Бывали случаи, что детей отнимали у родителей из-за кариеса или пятен на одежде, за то, что ребенок врал в школе или не был сконцентрирован. Норвегия — чудесная страна, но если у вас есть дети, то необходимо быть максимально информированным и принимать во внимание самые невозможные вещи, чтобы не потерять ребенка», — рассказала Деница.

В Норвегии массово отбирают детей у семей и отдают однополым парам. Колонка Владимира Тулина

У норвежки Моники Петров отобрали сразу пять детей.

«Трое детей были в школе, а остальные дома. Поняла, что идут из социальной службы, так как наша собака, которая обычно добрая, рассвирепела и начала лаять. Увидела, что весь дом окружен полицией. Когда вошли в дом, развели детей по разным комнатам. Они начали плакать. В это же время полицейские пришли в школу и взяли моих детей оттуда. Дома дети были в шоке, а я внутренне сказала себе, что должна сохранить спокойствие, чтобы дополнительно не травмировать детей своей истерикой», — вспоминала в интервью bTV норвежка.

По ее словам, у нее не было никакой возможности объяснить детям, что случилось, но и после того, как их отняли, им никто ничего так и не объяснил.

«Увидела детей через две недели. Одна из дочерей меня спросила: «Мама, за что ты нас продала?» Потому что, когда такое случается с детьми, у них срабатывает чувство вины, и ребенок не думает, что мама или папа сделали что-то не так, а думает, что это он виноват в том, что произошло.

Детей отдали в три разные семьи. Амира попала к гомосексулистам, которые посреди ночи абсолютно голыми танцевали, пили и так далее. На наших встречах она перед расставанием всегда клала мою руку себе на грудь и говорила: «Мама, чувствуешь как сильно бьется мое сердце от ужаса, что надо туда возвращаться?» — рассказала Моника.

Абсурдность в действиях Barnevernet заключается в том, что детей у норвежки забрали из-за того, что, по их мнению, она не имеет материальных возможностей их содержать. При этом если бы ей платили столько же, сколько платят приемным семьям за ее детей, то она бы смогла не только их достойно содержать, но и себе ни в чем не отказывать. Моника сумела через суд доказать, что у нее есть деньги на содержание своих детей, и ей их вернули. Вскоре после этого она вышла замуж за гражданина Болгарии Ангела Петрова и вместе с детьми переехала жить на родину мужа.

Посол Болгарии в Норвегии рассказала bTV и такой случай:

«Девочка, живущая с матерью в Болгарии, приехала в гости к своему отцу-норвежцу, а его арестовала полиция. Barnevernet сразу определила ее в приемную семью, и, хотя девочка была гражданкой только Болгарии, понадобилось полгода, чтобы вернуть ее матери».

В Норвегии массово отбирают детей у семей и отдают однополым парам. Колонка Владимира Тулина

Дети граждан России в Норвегии на особом контроле

Тяжело приходится болгарским родителям в Норвегии, но еще тяжелее приходится русским. Сотрудник Barnevernet на условиях анонимности сообщил, что граждане России у них находятся на особом контроле, так как неофициально считается, что они склонны к алкоголизму, шпионажу и даже терроризму.

Виталия Морозова обвинили в том, что он «психически неадекватен и тем самым представляет угрозу для своего сына». Ребенка отобрали. Морозов прошел обследование у норвежских врачей и подал в суд на Barnevernet, представив справку о полном отсутствии у него каких-либо психических проблем. Но даже это не помогло — суд все равно занял сторону Barnevernet, и ребенок остался в приемной семье у своей учительницы, которая, по мнению Виталия Морозова, и инициировала изъятие сына с целью улучшить свое материальное положение.

Жительница Мурманска Светлана Таранникова, уже имея сына, вышла замуж за норвежца, который оказался алкоголиком и гнал самогон из огромного аппарата, установленного в подвале их дома. Опасаясь взрыва аппарата, она сообщила о нем в полицию. Муж в долгу не остался и сообщил в Barnevernet, что его жена — алкоголичка. Однако взятые анализы опровергли это обвинение.

Государственных похитителей детей это не остановило, и они, зафиксировав, что Таранникова гуляет на улице с сыном и его 12-летним другом, заключили: «Использует своего сына как приманку для привлечения молодых поклонников». Факт, что она в это время была на последней стадии беременности, проигнорировали, сына отняли, а ее отправили рожать в специальную больницу Barnevernet. После родов ей объявили, что она нуждается в лечении, и предложили подписать договор о временной передаче младшего сына Barnevernet на период ее лечения, пообещав потом вернуть обоих детей.

Прошло время, и Светлана Таранникова поняла, что ее обманули, а сыновей уже передали в приемную семью к лесбиянкам. Она написала жалобу, что категорически против этого, и начала бороться за возвращение сыновей, наняв адвоката. Он посоветовал ей родить третьего ребенка, хорошо за ним ухаживать и тогда появится шанс на возвращение сыновей.

Третьего ребенка — дочь — отняли на второй день после ее рождения. Причиной стала ее предыдущая жалоба на содержание сыновей в однополой семье. По мнению Barnevernet, та женщина, которая плохо относится к гомосексуалистам, не может хорошо воспитать ребенка.

В Норвегии массово отбирают детей у семей и отдают однополым парам. Колонка Владимира Тулина

У бывшей жительницы Санкт-Петербурга Полины Фрьомыр отобрали двухмесячного ребенка за неэмоциональность. По мнению профессиональных разрушителей семей, «она не улыбается и не может выражать своих чувств, общается с ребенком не на норвежском языке, а с помощью звуков (так сотрудники Barnevernet называют русский язык)».

Хотя женщина все это опровергла, пройдя обследование у норвежских психиатров, это ничего не изменило. Сейчас она рассказывает о своих встречах с сыном:

«Моему ребенку уже почти два года. Когда встречалась с ним в последний раз, он меня не узнал. Его родным языком стал норвежский. Я могу видеться с ним всего три раза в год по два часа. Первый час у нас уходит на то, чтобы вспомнить, кто я, а второй час он постоянно бегает между мной и приемными родителями. Во время последней встречи у него был насморк. Написала об этом в Barnevernet. Пришел ответ: «Ребенок спит хорошо, ест хорошо, а значит, все в порядке», — рассказала о своих встречах с сыном петербурженка.

Профессиональная организация бегства из приемных семей

Отобранных у иностранцев детей так много, что даже появился профессиональный организатор их бегства из приемных семей. Это поляк Кшиштоф Рутковский. Первой спасенной из приемной семьи стала его соотечественница Никола Рыбка. Ее отобрали у родителей из-за того, что она «посещала школу в угнетенном состоянии», хоть те и объяснили, что она просто переживает за бабушку.

После побега 29 июня 2011 года Норвегия потребовала возвращения девочки, но польский суд отказал. Помог Кшиштоф Рутковский бежать из Норвегии и Александру Фролову. Хотя мальчик был гражданином только России, норвежские власти объявили его в розыск, и он был задержан в Польше, но вскоре суд отпустил его в Россию. Его младший брат остался в Норвегии. Польша страдает от действий Barnevernet еще сильнее, чем Россия. В приемных норвежских семьях находятся минимум 30 польских детей. Дошло до того, что польский дипломат в Осло нарушил дипломатический этикет и назвал Barnevernet «новым Гитлерюгендом».

Нарушает Barnevernet не только право человека на личную жизнь, но и право на свободу вероисповедания, хотя они записаны в конституции Норвегии. По правилам этих «охранников детства», у свидетелей Иеговы дети должны отбираться немедленно, так как они не допускают переливания крови, а это угрожает здоровью ребенка.

При этом в Barnevernet постоянно обнаруживают взяточников и педофилов. О последнем крупном скандале сообщила «Би-би-си» в конце прошлого года. У 56-летнего психолога обнаружили 200 тысяч фотографий и 12 тысяч видео с детской порнографией. При этом он много лет заседал в комиссии, которая принимала решение об изъятии детей у родителей, и даже использовал служебное положение для пополнения своей «коллекции».

С тех пор как норвежские власти стали платить приемным семьям за ребенка 300 тысяч крон в год, а за детей с заболеваниями — до 500 тысяч и еще по 10 тысяч в месяц на содержание ребенка, интерес к чужим детям стали проявлять не только однополые семьи и педофилы, но и бывшие мигранты из мусульманских стран, получившие норвежское гражданство.

В Норвегии массово отбирают детей у семей и отдают однополым парам. Колонка Владимира Тулина

Дети погибают в приемных семьях во время оргий

Barnevernet уверяет, что его единственной заботой является защита детей. Однако если посмотреть на факты, то получается, что подобная «защита» приносит не только гигантские расходы, но и огромные страдания. Ведь изъятие ребенка из семьи почти всегда делает эту семью несчастной, а в новой семье ребенок будет тосковать по своим настоящим родителям. «Защитники детей» не могут объяснить, почему уровень детских самоубийств в приемных семьях в восемь раз выше, чем в родных. Для изучения проблемы детских самоубийств даже открыт научный институт. 

Нельзя отрицать факт, что иногда детей действительно необходимо забирать из родных семей, но это крайняя мера, а в Норвегии это получило чрезвычайно широкое распространение благодаря применению принципа «презумпции виновности» в отношении всех родителей. Любой факт всегда толкуется против них. И, как было сказано выше, вокруг разлучения детей с родителями сложилась целая индустрия. Благодаря Barnevernet в Норвегии появилось то, что сами норвежцы называют «детский рэкет». Это когда ребенок заявляет родителям: «Если вы не купите мне новый айфон, я скажу, что вы меня бьете!» И страдают от этого даже самые идеальные семьи.

Норвежский политолог Мортен Якобсен так описывает положение в стране:

«Вначале у нас получили безграничную поддержку представители ЛГБТ-сообщества. Теперь при помощи Barnevernet мы создаем рай и для педофилов. Нигде не отдают так много детей чужим людям, как у нас. Все знают, что часть детей не свели счеты с жизнью, а погибли во время оргий. Только в наших СМИ про это писать не принято. Но тот факт, что мы занимаем ведущие позиции в мире по количеству BDSM-клубов (Bondage, Domination, Sadism & Masochism — связывание, господство, садизм и мазохизм), это подтверждает. Создали мы и рабство. Ни для кого не секрет, что дети, попавшие в мусульманские семьи, становятся там под страхом смерти фактически рабами. И при этом мы тратим огромные деньги и утверждаем, что все это ради счастья детей».

 Болгарин Асен Градинаров, работающий в Норвегии, изумляется:

«Barnevernet делает практически то же, что делали турки в Болгарии во времена Османской империи, когда забирали детей от родителей, чтобы сделать из них янычар».

 Другая точка зрения у норвежца Свена Харама.

«В частных беседах мы Barnevernet иначе как «детским гестапо» и не называем. Как гестапо забирало людей и без суда отправляло их в концлагеря, так и эта служба забирает детей без приговора».

Автор: Владимир Тулин
Новости партнеров